home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

ДЕСАНТ

Для высадки на Парис-2 Кирк решил воспользоваться обычной «Черепахой». Конечно, «Акула-К» могла принять на борт свыше полусотни десантников, и к тому же на «Акуле-К» были два флаера и два вездехода. Но Кирк не знал, что их ждет на планете. Погибшие люди, скорее всего, воскреснут, а вот выбывший из строя транспорт на айттерах не восстановится. Да и флаеры с вездеходами не очень-то вместительны. К тому же при их использовании неизбежно возникали проблемы с дозаправкой: будет ли эта возможность на планете или нет — неизвестно.

Но самым главным аргументом было то, что на «Исполине» имелось всего пять ботов типа «Акула-К». И еще три старинных «Акулы» предыдущей модификации, укомплектованных совсем уже старой техникой. Неизвестно, для чего они здесь, тем более что на «Исполине» были новые модели. Хотя, если возникнет необходимость высадить на планету очень большую группу, сгодиться могло и это старье. И Кирк вдруг подумал, что его легкомысленный приказ лейтенанту Фогелю формировать второй отряд может оказаться не таким уж и ненужным. А если потребуется помощь, то вот она-то и должна будет прибыть с флаерами, вездеходами, «Акулами-К» и прочими прелестями десантной техники. А для отряда Кирка хватит и «Черепахи». Ван Детчер уже отдал приказ, чтобы после высадки отряда бот немедленно возвращался на «Исполин».

Отряд Кирка ван Детчера насчитывал тридцать одну боевую единицу (Партиони пошутил на этот счет так: «Тридцать боевых единиц и Патрик Мелони»). Десантный бот «Черепаха» был рассчитан на двадцать мест. Он мог бы принять на борт и вдвое больше, но это значительно усложняло маневры в атмосфере планеты. Даже отряд Кирка уже был для «Черепахи» многоват. Но Кирк решил рискнуть. Он приказал обоим стрелкам из экипажа «Черепахи» остаться на «Исполине». Ничего, что могло бы представлять опасность для неуклюжего и перегруженного бота, в космосе замечено не было. А если и возникнет внештатная ситуация, то имперские линкоры по-прежнему на орбите и заботиться о безопасности околопланетного пространства — это их обязанность…

Сам Кирк, Тенчен-Син, Рогов и еще почти половина десантников проделали весь путь до планеты, сидя на полу бота. Кресла стрелков пустовали, но ни у кого не возникло желания занять их. Причудливые переплетения трубок, опутывающих эти кресла и массивные стрелковые шлемы, выглядели весьма угрожающе и ни у кого не вызывали особого доверия. К тому же все десантники были вооружены «Драконами-2М» и сейчас являлись как бы приложениями к своему смертоносному оружию. Их плазморазрядники стали частью тела — послушной, но и необыкновенно опасной, медленно убивающей своего владельца. И никто из отряда не хотел даже близко подходить к креслам управления «Драконами-ЗМК», установленными на «Черепахе». С них хватало и своего оружия…

Кирк рассеянно смотрел на экраны, наблюдая за посадкой. Наблюдать-то, собственно говоря, было нечего, пилоты бота превосходно знали свое дело. И Кирк охотно отвлекся от созерцания приближающейся поверхности планеты, когда рядом прозвучал шепот Рогова.

— Командир, — Рогов наклонился чуть ли не к самому уху Кирка, — а тот второй заказчик… ну, о котором говорила Тас-Кса-Сит… он что, действительно есть?!

— Я когда-нибудь кого-нибудь из вас обманывал? — недовольно дернул плечом Кирк. — Он есть. И он связался со мной раньше Императора Арнольда.

— Хм… — поджал губы Рогов. — Да, я понимаю тебя, командир. Два одинаковых заказа подряд… Тут просто невозможно не согласиться.

Кирк нахмурился. А ведь верно, подумал он. Если бы не заказ Пауля, черта с два я принял бы предложение Императора Арнольда. Черт! Это-то мне в голову и не приходило. Неужели именно это и подтолкнуло меня дать согласие Арнольду?! Или было еще что-то?

Бессмертие? Опасность остаться без айттера? Ерунда! Жил же я раньше без этого самого бессмертия. Да еще как жил — в Имперском десанте жил, со смертью играл. И — ничего. Не думал даже об опасности. Так что бессмертие для меня мало что значит…

Деньги? Да, конечно. Это здорово, когда удается за одну работу получить плату с двух заказчиков. И немалую плату. Значит, деньги тут свою роль сыграли.

Любопытство?…

Черт!..

Мне же просто стало интересно, что тут на Парисе случилось! Простое любопытство. И жажда риска…

Точно! Ведь здесь происходит нечто такое, от чего айттер — весьма ненадежная защита. Люди-то гибнут. И не воскресают, вот в чем дело. Наверное, мне захотелось опять почувствовать себя прежним — когда дерешься не за деньги, а за свою жизнь. Это же прекрасно — драться за свою жизнь. Самому драться, безжалостно, не жалея никого, ради себя, ради своей жизни…

А может, ну их, эти айттеры?…

Но-но, строго одернул себя Кирк. При моей работе айттер — штука незаменимая, что бы я там ни говорил…

Не знаю, как тут у нас будут дела обстоять с айттерами, подумал Кирк, но вот то, что без заказа этого прилизанного «императора» я черта с два сюда полез бы — это точно. Интересно получается. Очень интересно…

— Господин капитан!..

Кирк нехотя повернулся.

— Господин капитан, я предлагаю высаживаться возле гаража, — заявил пилот и добавил: — На космодроме это будет сделать несколько сложнее, хотя тоже можно.

— Почему это?! — удивился Кирк, поднимаясь с пола и подходя к креслу пилота.

Но когда ван Детчер посмотрел на экраны, он и сам понял — почему.

Космодром был занят. И грузовики, и катера, и даже яхта торчали тут, словно бы и не собирались никуда улетать. Черт возьми, подумал Кирк. Они всю технику тут бросили, что ли?!

Кирк присмотрелся к изображению на экране. Что-то его насторожило. Что-то было не так.

— Увеличьте картинку, — приказал он пилоту. — Теперь правее, еще правее, выше, еще увеличьте… Теперь уменьшите, сделайте так, как было… еще… еще… Стоп!

У Кирка вдруг пересохло во рту. Он понял, что ему не нравится в этом изображении: тут отсутствовали жилой комплекс и зона отдыха, которые должны были располагаться в десяти километрах к востоку от космодрома. На их месте расстилалась ровная степь без всяких следов строений.

Кирк перевел взгляд на космодром и попросил пилота дать максимальное увеличение.

И тут тоже что-то было не так. Кирк не мог поручиться, сколько он видел катеров на карте, но то, что грузовик был один — это точно. А на экране их три. Разумеется, никто не заверял Кирка, что после съемки ни один корабль не покинул космодром. Дело здесь не в количестве грузовиков, а в том, как они на поле расположены. Широкие приземистые махины, уставившиеся тупыми носами в небо, торчат на космодроме безо всякого порядка. И как это ухитрились посадить во-о-он тот грузовик?! Впритык же к катерам, черт возьми! То ли катера потом уже приземлились, то ли пилот на том грузовике был очень уж искусный…

— Вправо! — резко скомандовал Кирк.

— Зачем?! — опешил пилот. — Мы сейчас перемахнем через…

— Вправо!!! — заорал Кирк, влепив пилоту увесистый подзатыльник.

Ван Детчер услышал, как сдавленно охнул Рогов за его спиной, как злобно зашипел Тенчен-Син… Все они смотрели туда же, куда и Кирк — на экраны внешнего обзора. И только сейчас до них начало постепенно доходить, чем вызван этот приказ Кирка.

— Вот черт!!! — взвизгнул пилот, круто выворачивая «Черепаху». — Черт! Черт!! Черт!!!

Он наконец-то заметил то, что должен был увидеть самым первым. Но вся эта ситуация была настолько нереальной, что поверить в нее оказалось просто невозможно. Поэтому пилот и не придал значения увиденному.

По корпусу грузовика медленно перебегали огни. Красные огни, а до этого были синие. Медленно перемигиваясь, они опоясывали корпус грузовика ровным кольцом, и частота вспышек этих сигнальных огней была именно такой, какой и должна была быть. Все по уставу, успел подумать Кирк, прежде чем его мотнуло в сторону. Стартовые огни, смена цвета с синего на красный за минуту до старта… Черт! Откуда тут люди?!

Мучительно медленно бот разворачивался, отваливал в сторону, стремясь уйти с дороги стартующего грузовика.

— Они что, ослепли там?! — задохнулся сержант Савойски. — Они нас не видят, что ли?!

Стартовые огни погасли, корпус грузовика шевельнулся, с черно-серого поля вихрем взметнулся мелкий мусор, поднятый гравитационными двигателями. И вдруг из дюз грузовика ударил ярчайший свет.

— Полная тяга?! — успел поразиться сержант. — Идиоты!..

Пилот бота рванул рычаги, «Черепаха» круто завалилась на бок, стремительно дернулась вправо, одновременно быстро теряя высоту. Не уйти, подумал Кирк. Как неудачно получилось-то. Сгорим сейчас — и все. А пока будем готовиться ко второй попытке, на «Исполине» уже вовсю начнут шуровать следователи Имперской безопасности. Вот и получается, что откладывается наш рейс надолго…

Огненный шквал метнулся к «Черепахе». Набирающий высоту грузовик вильнул в сторону. Тугая струя огня рванулась, залила все экраны ослепительным светом, пять экранов из шести нестерпимо ярко мигнули и погасли — внешние датчики наблюдения были сожжены бушующей плазмой. По нервам резанул отвратительно-резкий звук сигнала тревоги, вырвавший у всех невольный стон ужаса ожидаемой гибели. Чудом уцелевший экран показывал горящие и плавящиеся под огнем дюзы корпуса легких катеров, стоявших на космодроме. Громада грузовика медленно повернулась, поползла вверх, и… пропала. И так же внезапно смолкли резкие сигналы тревоги.

— Выровнять бот!!! — заорал Кирк, чувствуя, как по спине его начинает струиться холодный пот. — Развернуться!.. Да нет, дубина!!! Носом к космодрому!!! Живо!!! Максимальное увеличение!!! Максимальное, я сказал!..

Но и без максимального увеличения было уже понятно, что космодром пуст. Ни катеров, ни грузовиков, ни яхты на нем не было. Пилот по очереди торопливо переключал единственный уцелевший экран на работавшие еще датчики, обшаривал пространство вокруг радаром, но ничего не находил. Космодром был мертв, в небе над ним не было никаких следов только что стартовавшего грузовика, даже клубы пыли и мусора над плитами из пластик-бетона отсутствовали. Не было никакого старта, и все тут.

Кирк приказал зависнуть на месте. Затем он велел медленно набирать высоту, увеличив на экране изображение восточного участка местности. Ван Детчера сейчас интересовали жилой комплекс и зона отдыха. Ему почему-то подумалось, что теперь они должны будут появиться. И верно — вдалеке замаячили крошечные, даже при таком увеличении, домики.

— Вниз. — Кирк вытер пот и посмотрел на бледного пилота. — Садимся рядом с космодромом. Не торопись, парень. Садись спокойно.

— Что это было, господин капитан? — Голос пилота предательски дрогнул.

— Мираж, — брякнул Кирк первое, что взбрело ему в голову. — Нагретый воздух над пластик-бетонными плитами и так далее… В общем, неважно, почему, но — мираж!..

— Таких миражей не бывает, — жалобно возразил пилот.

— Это приказ, — деревянным голосом обронил Кирк. — Приказ — считать увиденное миражом. Ясно?

— А по правде? — Пилот преданно смотрел на Кирка, и во взгляде его читалась готовность поверить даже этому бредовейшему объяснению.

— Не знаю, парень, — покачал головой Кирк. — Давай считать, что это мираж. А когда сядем, там уж разберемся, хорошо? И… Не сердись, что я тебе врезал.

— Когда?! — удивился пилот.

Кирк не стал ничего уточнять.

— Приготовиться к высадке, — громко скомандовал он. — Группа «гамма» — прикрытие!

— Есть! — Рогов уже стоял возле дверей бота. Быстрый взгляд на сидевших на скамье десантников — и вся его пятерка уже на ногах, лица сосредоточены. Все как надо, удовлетворенно подумал Кирк. Хотя если подумать, то не все — нет привычного писка индикаторов активизируемых «Драконов» — новые модели передают информацию непосредственно на сетчатку и на слуховые нервные окончания. Единственный сигнал прозвучал из «Дракона» Рогова.

А может быть, так на самом деле и надо, подумал Кирк. Это я, мастодонт древний, никак не привыкну к тому, что времена меняются…

Бот мягко ткнулся в пластик-бетонное покрытие, двери медленно разошлись, и группа Рогова выскочила наружу.

— Связь! — приказал Кирк.

Сержант Савойски уже стоял рядом с ним, прижимая ладонь к правой щеке. Черт побери, растерянно подумал Кирк. У них же у всех передатчики вживлены прямо в тело. А если я останусь один, как тогда быть?…

— Чисто, — отрывисто обронил сержант.

— Выходим, — решил Кирк. — Боту пока оставаться на месте. Двери держать открытыми. Двигатели не глушить.

Кирк вышел из бота и огляделся по сторонам. Пилот посадил бот на самом краю космодрома. От места, где они находились, до длинного черного ангара было метров пятьсот. А буквально в паре шагов от них, где обрывалось пластик-бетонное покрытие космодрома, зеленела трава. Кирк вдохнул полной грудью свежий воздух и подумал, что в иное время все это могло бы показаться ему красивым. Высокая — по пояс — трава под ветром пригибалась, шла волнами, делалась похожей на неспокойное море. Далеко на востоке, на фоне вечернего неба, темнели горы. У подножия их густой полосой чернел лес. Парис уже скрылся за горизонтом, оставив после себя пламенеющий закат. Но на востоке синь неба уже была густой, фиолетовой, чернеющей с каждой следующей минутой.

— Группа «бета» — к ангару, — распорядился Кирк. — Посмотрите, есть ли там какой-нибудь транспорт. «Эпсилон», «дельта» — осмотреть здание управления. «Альфа» — космодром. — Кирк привычным движением сбросил «Дракона» с плеча и первым направился в самый центр этого черно-серого поля. Туда, откуда совсем недавно стартовал так странно исчезнувший грузовой корабль.

Кирк шел первым, за ним тащился Мелони (именно — не шел, а тащился). Сержант шел последним, поминутно оглядываясь назад. Минут через десять Кирк остановился и посмотрел по сторонам.

— Кажется, здесь, — пробормотал он.

— Корабль? — спросил сержант.

— Да. — Кирк кивнул. — Мы можем сейчас проверить фон? Меня интересует, когда отсюда в последний раз стартовал корабль.

Сержант сделал знак одному из десантников, тот торопливо присел на корточки, отложил в сторону «Дракона» и вытянул над грубой поверхностью пластик-бетонной плиты левую ладонь. Остальные двое десантников стояли рядом, внимательно осматривая окрестности. Впрочем, чего там было смотреть-то? Все чисто…

— Все чисто, — доложил десантник, повторяя мысли Кирка. — Последний старт был не меньше полугода назад.

Кирк покачал головой. Что же они видели-то? Неужели это действительно был мираж?

— Свяжись с «дельтой», — приказал он. — Пусть осмотрят бот.

Десантник поступил точно так же, как незадолго до этого сержант — прижал ладонь к щеке, передал приказ. Кирк смотрел на этого парня и думал, насколько даже внешний вид его отличается от привычного вида десантника. Ни тебе шлема с камерами, ни силовой брони, ни компьютерной панели на левом предплечье. Интересно, а есть ли у них компьютеры? Наверное, есть. Тоже вживили куда-нибудь…

— Господин капитан, — начал докладывать десантник, — по боту был нанесен тепловой удар, восемьдесят пять процентов внешних датчиков вышло из строя, нижний люк сплавлен и не работает, уничтожены внешние излучатели, радиоактивный фон корпуса в пять раз выше допустимой нормы…

Кирк рассеянно слушал, и слова десантника почему-то не вызывали у него изумления. Как не вызывал изумления и тот факт, что с этого поля давным-давно уже никто не стартовал. Кирк не пытался сейчас упорядочить полученную информацию и делать какие-либо выводы, он просто запоминал. Голос солдата доносился до него словно бы сквозь какой-то легкий звуковой фон — то ли гул, то ли слабое жужжание…

Кирк огляделся. Он вдруг понял, что действительно слышит этот гул. И тут же разглядел в темном небе серебристую точку, быстро увеличивающуюся в размерах.

— Флаер!.. — Кирк уже стоял на одном колене, тщательно прицеливаясь. Двое десантников — рядом с ним, в такой же позе. За спиной — еще двое, в полный рост.

— Не стрелять, — спокойно приказал Кирк. — Сообщить остальным.

Что же здесь происходит? Черт возьми, откуда тут флаер?!

Уже хорошо можно было различить очертания машины, благо летела та небыстро. Обычный флаер, не боевой, трехместный. Такие гражданские посудины легко сбиваются из обычного «Дракона». Вооружения не имеют, хотя… Кто мешает засунуть в гражданский флаер хоть двух корабельных «Удавов» сразу?! Тем более что летит он не очень быстро — то ли действительно перегружен, то ли пилот никуда особенно не торопится. Вот серебристый корпус начал совершать разворот, уходить в сторону жилого комплекса, шум двигателей начал затихать и вдруг резко оборвался. Кирк невольно задержал дыхание, ожидая, что вот сейчас флаер кувырнется, рухнет вниз… Остановка двигателя же! Или сбой в работе, или движок просто вырубили… зачем-то… Но флаер и не подумал падать. Он совершил еще один вираж, словно бы двигатели его продолжали работать, а потом исчез, пропал, растворился в воздухе.

— Кирк, это чего, а?! — Мелони, все это время торчавший рядом, ошалело смотрел на Кирка.

— Ты бы хоть пригнулся, что ли, — неодобрительно произнес Кирк вместо ответа. — Пришлепнут же тебя в ближайший же кол времени. Торчишь, как мишень на полигоне.

— А чего он пропал-то? — Мелони, казалось, даже не слышал замечания Кирка.

Кирк молча повернулся и зашагал к боту. Вся его группа последовала за ним.

Чего пропал, недовольно подумал Кирк. А черт его знает, чего он пропал! Кто здесь лучше в технике разбирается, ты или я? Вот ты мне это и объяснишь — и про флаер, и про грузовик, и про бот, который непонятно почему оказался поврежденным. Дай только добраться до лабораторий — там-то уж я засажу тебя за работу, милок. А пока для меня важнее транспорт. Хоть какой-нибудь, только бы двигался.

С транспортом все обошлось более или менее хорошо. Тенчен-Сину удалось разыскать в ангаре три грузовые платформы с рабочими реакторами. То есть платформ-то там было гораздо больше, но малых — не этих звероподобных машин, предназначенных для транспортировки чуть ли не звездолетов, а простых, рассчитанных на небольшой груз — малых платформ оказалось не так уж много. И лишь три из них были на ходу. На каждой платформе вполне могли поместиться десять человек. Значит, в один рейс они доберутся до жилого комплекса.

Если комплекс тот никуда не пропадет, подумал Кирк. Как это уже было, если верить увиденному на экране «Черепахи».

Бот, доставивший их на планету, находился в плачевном состоянии. Действительно, было такое впечатление, что он либо подвергся массированному обстрелу из «Драконов», либо и впрямь угодил под дюзы стартовавшего корабля. Но все дело-то в том, что корабля не было — на космодроме не нашли никаких следов старта.

А тут еще этот непонятный флаер, исчезнувший прямо в небе. Все это очень странно и непонятно. Кирк отозвал в сторонку всех командиров групп и спросил, что они думают по этому поводу. Мнения были самыми различными.

Тенчен-Син заявил, что от планеты, колонизированной обезьянами, он и не ожидал ничего хорошего. Обезьяны, они такие — сами не знают, что творят. Достаточно вспомнить хотя бы Лабиринт Анкора, где бесследно исчез брат Тенчен-Сина — Казарад-Син. То есть не исчез даже, а перенесся в прошлое, на много веков назад. И не имеет значения то, что этот самый Казарад-Син положил начало главнейшему и могущественнейшему клану Кассилйа-3. Без сомнения, сам Казарад-Син не горел желанием получить эту хоть и почетную, но не вполне приятную роль. Но обезьянам нет никакого дела до настоящих живых существ, каковыми, без сомнения, являются одни лишь кассилиане. Обезьяны напридумывали разных устройств, до отказа набили ими двенадцатую зону Лабиринта Анкора, а затем бесследно сгинули. И только для того, чтобы их потомки — такие же обезьяны, если не хуже, — раскопали этот могильник и зашвырнули в прошлое Казарад-Сина…

Рогов считал, что на Парисе-2 остались люди. Мало ли что там Император Арнольд говорит? Рогову Император не указ, Рогов вообще клон, а люди относятся к клонам известно как. Потому, наверное, Император и обставил все дело таким образом, чтобы на планете оказались представители наименее уважаемых слоев Империи — отставной офицер, клон, задохлик-инженер, никому не нужный клоун (Партиони, заткнись!), дикая кошка и старая облезлая ящерица (и ты тоже заткнись, Тенчен-Син!). И вообще, может быть, Император просто решил провести эксперимент? Закинуть на планету дураков, чтобы посмотреть, как здесь работает его новое секретное оружие. Эксперименты ведь всегда предпочитают проводить на клонах, а не на настоящих людях. Что, не может такого быть? А кто сказал, что не может? Император сказал? Да грош цена его словам! Вспомните хотя бы, как папаша его — Аллан Дитрих — отправил нас всех подыхать в Лабиринт Анкора. Знал ведь, что вернуться должен будет один ван Детчер, а отправил. С улыбочкой — в расход. Вот и сынок его такой же, ничем не лучше.

Партиони полагал, что это был всего лишь мираж. Ну, в крайнем случае, галлюцинация. Кто его знает, отчего гибли люди на Парисе-2? Может быть, лаборатории испытывали новое химическое оружие и атмосфера сейчас отравлена. Может быть, этот яд вызывает устойчивые коллективные галлюцинации. Мало ли что могли здесь испытывать? Ведь все работы проводились по записям Предтеч, полученных с инфокристалла, добытого в Лабиринте Анкора. И прав был тот несчастный придурок (как его? Грон Келли, кажется?), прав он был, что взорвал ко всем чертям и сам Лабиринт, и Вторую Анкора. И верно он говорил про проклятье Лабиринта (при этих словах Кирк ван Детчер невольно вздрогнул) — ничего хорошего от Предтеч ждать не приходится.

Патрик Мелони тоже был уверен, что все это — последствия лабораторных исследований. Он во многом был согласен с Партиони, но полагал, что дело здесь не в каких-то ядах, отравивших атмосферу планеты. Ведь что получается-то, а? А получается то, что бот подвергся нападению и вообще чуть не был уничтожен. А противника — увы! — не наблюдается. Вот это — самое главное. Такое оружие будет очень эффективно во время войны. Не нужно даже пользоваться айттерами, тем более что Кирк говорит, они вообще скоро перестанут работать. Можно подлететь к кораблю, шарахнуть по нему изо всех орудий и спокойненько уйти. А враг даже и обнаружить тебя не сумеет. То, что мы видели стартующий корабль, еще ничего не значит. Может быть, в космосе даже этого видно не будет. Что? Ходили по космодрому? Ну и что, что никого не нашли? Нет, они не невидимки, тут все гораздо сложнее должно быть. Тут должна быть нестабильная наноструктура, стабилизируемая определенным полем. И поле, скорее всего, соответствует категории…

Когда Мелони попросили заткнуться, заговорила Тас-Кса-Сит. Она была настроена несколько иначе. Ксионийка высказалась в том смысле, что почему это все считают, будто увиденные корабли принадлежат Империи? Да нет, не свободным планетам! И не Ассоциации, черт бы вас всех побрал! Иная раса, неизвестная пока еще. Мало ли что грузовой корабль был обычным? Может быть, они умеют копировать внешний вид наших кораблей. И откуда мы знаем, какая раса здесь шурует? И нечего на меня так смотреть! Сами же спрашивали моего мнения, вот я и рассказываю. Короче, новая раса это, не иначе. Возможно, что Мелони прав, эта раса действительно представляет собой нано-чего-то-там. Нестабильное. Может быть, прав и Партиони, что это все галлюцинации — откуда мы знаем, не обладает ли новая раса недюжинными гипнотическими способностями. Кстати, вполне возможно, что Император знает об этом гораздо больше, чем говорит. Так что версия Рогова об эксперименте над нами не лишена оснований. Во всяком случае, Тенчен-Син прав — подобные фокусы вполне в духе людей. Ни кассилианам, ни даже альгатирейцам такое и в голову прийти не могло бы. Не говоря уже о жителях Ксиона-2…

Больше всего Кирку ван Детчеру не понравилось то, что все так или иначе упоминали Лабиринт Анкора. А то, что Партиони вспомнил о Гроне Келли, болтавшем о каком-то «проклятье Лабиринта», и вовсе едва не вогнало Кирка в глухую депрессию.

Вот только «проклятий» мне сейчас и не хватало, мрачно подумал он. Проклятия, привидения, некроманты, заклинания и прочие прелести из детских сказочных голографических фильмов. Нет, нужно срочно пробираться в лаборатории. Выяснять, что они тут намудрили. Но сначала необходимо обследовать жилую зону и зону отдыха. От них до лабораторий от силы километра три, прогулочным шагом дойти можно. И не хочется мне, чтобы кто-нибудь этим самым прогулочным шагом из жилой зоны к нам пожаловал. Не люблю я, когда в тылу остается что-то неизвестное. Лучше уж убедиться, что хотя бы спине твоей опасность не грозит…

Грузовые платформы были тихоходными, до жилого комплекса они могли добраться минут за пятнадцать, не меньше. Но пятнадцать, двадцать, тридцать — какая разница? Главное, без приключений.

От космодрома к жилой зоне уходило широкое шоссе, вымощенное теми же пластик-бетонными плитами. Непонятно почему — вся обнаруженная в ангаре техника была на антигравитационных двигателях. Что они, на шоссе корабли сажают, что ли?!

Шоссе выглядело как коридор — высокая трава по краям его стояла плотной стеной. Идеальное место для засады, машинально подумал Кирк, забираясь на платформу и усаживаясь рядом с сержантом Савойски, занявшим место водителя.

Через минуту двигатели платформ загудели и отряд тронулся в путь. Кирк разглядывал уже достаточно хорошо различимые домики жилой зоны. Красиво, подумал он. А там, справа, кажется, зона отдыха должна быть. Наверное, вон то трехэтажное здание — это что-то спортивное, какой-нибудь спортзал, например. С бассейном, трамплином, озоновыми кабинками, массажными отделениями и — непременно! — баром и рестораном. Надо бы там тоже проверить. Не бар и ресторан проверить, а посмотреть, нет ли там чего неприятного. Вроде нежданных гостей. Да и ломиться всем одновременно в жилую зону по шоссе — так себе идея. Нужно рассредоточиться. Не нравится мне здесь, хотя, конечно же, пока еще ничего страшного не случилось. Но когда случится, поздно будет…

— Сержант, свяжись с остальными, — приказал Кирк. — Группы «гамма» и «дельта» — на восток, в зону отдыха. Оттуда двигаться по направлению к нам. Группы «бета» и «эпсилон» огибают жилую зону и входят в городок — «бета» с востока, «эпсилон» с севера. Мы можем дать пеленг? Вот и отлично, пусть идут по нему.

Кирк посмотрел, как сержант связывается с остальными, и поджал губы. Никак не привыкну я к этому, подумал он. К тому, что эти парни прямо-таки напичканы разной электроникой и техникой. Словно роботы, честное слово. Даже жуть берет.

— Готово, командир, — доложил сержант.

Кирк кивнул и поочередно посмотрел на уходящие влево и вправо платформы с десантниками. Затем уставился на приближающиеся домики. Красивые такие домики, ничего живут ученые, прилично.

Шоссе плавно переходило в самую широкую улицу городка. Наверное, это у них была главная улица, подумал Кирк. И когда до ближайшего домика оставалось метров сорок, он приказал остановить платформу.

Некоторое время Кирк сидел неподвижно, внимательно разглядывая лежащую перед ним улицу. Ничего необычного там не было. Ничего такого, что могло бы вызвать беспокойство. Кирк спрыгнул с платформы и махнул рукой. Сержант опустил платформу на шоссе и присоединился к Кирку. Остальные последовали за ними.

Кирк обратил внимание, что покрытия шоссе и улицы заметно отличаются друг от друга. Шоссе выглядело более грубым. Это и понятно — пластик-бетон, а не мягкая и упругая плитка. Кирк присел на корточки и коснулся покрытия рукой. А ведь это мне знакомо, с удивлением подумал он. Точно такими же плитками была выложена комната на Тарсе-1 — на каторге, где Кирку довелось пережить несколько забавных минут. Хорошее покрытие, вечное, можно сказать. И отмывается хорошо, и высокую температуру держит неплохо. Непонятно только, с какой целью это сделано. Ведь, скорее всего, на планете только гравитационный транспорт. То ли проектировщики и строители с жиру бесились — не таких уж малых денег стоит подобная мостовая, — то ли пытались четко разграничить — вот, мол, шоссе, а вот уже городок, жилой комплекс. При входе вытирайте ноги.

Кирк усмехнулся, выпрямился, сделал шаг и оказался в городе.



* * * | Власть проклятия | * * *