home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


10

Форт-Беннинг, Джорджия, Сол III.

23 декабря 2001 г., 23:21.


Майк поднял голову, когда генерал Хорнер вошел в его крошечный кабинет.

Помещение было голым, без личных вещей, компьютера и других предметов, указывающих, что им пользуются, за исключением металлического шкафа для бумаг с цифровым замком. Последние несколько месяцев лейтенант проводил в кабинете так мало времени, что считал его скорее комнатой с таким названием, чем собственно рабочим местом. Вместо обычного компьютера он пользовался ПИРом, который воспринимал любые формы ввода информации, кроме мозговых импульсов, и обладал большей вычислительной мощностью, чем вся корпорация «Интел». А что касается семейных фотографий, каждая видеосъемка своих девочек до появления ПИРа и каждое общение с ними после хранились в памяти устройства, доступные в любое время.

Что же касалось выставки собственных достижений, о них он и так знал.

— Да, сэр? — спросил он.

Позади генерала он увидел нового старшего адъютанта.

Открывшееся перед генералом зрелище выглядело бы комичным до пришествия галактидов, но теперь оно было распространено так же, как мыши. Лейтенант перебирал пальцами по крышке пустого стола, уставившись прямо перед собой. Очки в виде обруча скрывали его глаза. Они взаимодействовали с ПИРом на столе и создавали иллюзию клавиатуры и монитора. Хорнер не видел предметов, проецируемых прямо на сетчатку глаз лейтенанта микроскопическим лазерным проектором очков, но хорошо знал, что происходит, так как сам пользовался такой же системой.

— Ты закончил предложения по модернизации? — спросил он Майка, игнорируя нового адъютанта.

Хотя официально Майк считался его младшим адъютантом, генерал недвусмысленно разъяснил недавно назначенному подполковнику, что лейтенант О’Нил есть его второе «я» в повседневных вопросах. Когда подполковник опустится на землю, он, может, станет хотя бы вполовину таким же полезным, как Майк, но на данный момент он только-только начал ознакомление и не лез им под ноги.

Метод, каким ему навязали офицера не из воздушно-десантных войск, был неприятным и навевал дурные предчувствия. Это означало, что управление кадров Наземных Сил почувствовало достаточное превосходство над ГалТехом, чтобы начать диктовать кадровую политику даже в такой традиционно «личной» сфере, как выбор адъютанта. Острота проблемы спадет, как только подразделения ББС будут направлены на Флот, но сейчас это означало очередную политическую битву, и на этот раз Хорнер решил в нее не ввязываться. Однако учитывая, что ему предстояло писать характеристику на офицера, подполковнику лучше было проглотить скрытое оскорбление и быстрее входить в курс дела.

— Да, сэр, — ответил Майк. — Поскольку использование антиматерии в качестве источника энергии определенно не разрешат, единственным предложением осталось объединить усиленные маскировочные механизмы. Степень выживания моего прототипа повысилась на четыре процента при любой здравой имитации. Думаю, имеет смысл дополнительно влить немного денег в системы тактической маскировки.

— Как насчет времени тренировки офицера и команды?

— Я говорю, тысяча часов, кадры хотят сто пятьдесят. Я говорю, в полевых условиях или с их имитацией, они говорят, и по книгам достаточно. Пат, — заключил Майк.

— Хорошо, пора помахать моими звездами перед чьим-либо носом. Время или способ?

— Способ, — ответил О’Нил, подразумевая тренировку в реальных условиях. — Попытайтесь продлить время свыше ста пятидесяти часов, но не за счет способа. Короткая, но хорошая тренировка, вероятно, лучше плохой длинной.

— Хорошая тренировка, э? — с забавным удивлением нахмурился Хорнер.

— Так точно, сэр, — улыбнулся Майк, припомнив их первую встречу.

— И это лозунг ГалТеха, — продолжил Хорнер. — «Если тренировка не хороша, это не ГалТех». — Он замолчал и улыбнулся без юмора.

— Оценка Экспедиционных Сил также относится к ГалTexy. Подразделения из Экспедиционного корпуса США в НАТО включают сейчас один корпус, оснащенный вооружением последнего поколения. Основные силы составят Вторая бронетанковая, Седьмая бронекавалерийская и Восьмая пехотная.

Также войдет батальон ББС, сформированный в Восемьдесят второй воздушно-десантной дивизии на основе Второго батальона Триста двадцать пятого пехотного. Они получили большую часть снаряжения и, пройдя проверку оперативной готовности и инспекцию, допущены к проведению боевых операций.

— Как насчет ПРОБОГ? — спросил Майк. Программа Проверки и Оценки Боевой Готовности Войск являлась последним экзаменом всех подразделений на боеготовность. — Мы определили критерии ПРОБОГ, которым должно отвечать подразделение, прежде чем получит добро.

— Наши предложения отклонили. Остальные части Экспедиционных Сил готовы к развертыванию, и батальон ББС последует за ними, готовый или нет.

— У них есть «Баньши»? — Антигравитационные бронированные боевые машины имели критическое значение для стратегической мобильности ББС.

— Очень мало, в качестве артиллерийской поддержки есть стопяти— и стопятидесятипятимиллиметровые орудия и реактивные установки залпового огня. «ХОУ-2000» им не дали.

— Господи. — Майк покачал головой и взялся за свой эспандер. — Куда они направляются, на Барвон или Дисс?

— Дисс.

— Как мы будем производить оценку эффективности?

— Ну, лейтенант, вы ведь ознакомились с тем прототипом командирского варианта ББС, который вы где-то припрятали?

— Паковать чемодан?

— Тебе предписано явиться на авиабазу Поуп к двадцати четырем часам вторника через неделю. По крайней мере ты сможешь провести Рождество с Шэрон и детьми.

— Затем Дисс?

— На базе Поуп представитель Командования подготовки и военной доктрины Наземных Сил США проведет детальный инструктаж. Ты стартуешь на орбиту через двадцать четыре часа после этого.

И еще. Помимо оценки эффективности, у тебя будет и другая задача. Подготовка подразделения проведена из рук вон плохо, у них нет собственных экспертов. С практической точки зрения таковыми могут считаться только проектировщики и инспекторы. Поэтому твоей задачей будет обучение и рекомендации для батальона по развертыванию боевых порядков и тактике. Проблема в том, что ты лейтенант. Мне доводилось встречаться с командиром батальона, подполковником Янгмэном. Помнишь моего предшественника по батальону?

— Да, сэр. Надеюсь, вы не имеете в виду то, что я думаю, вы имеете в виду.

— У подполковника Янгмэна отличный послужной список и есть опыт командования в боевой обстановке. К тому же он хороший лидер. Просто на мой вкус он немного задирает нос по поводу своих знаний и способностей. Я также подозреваю, что он испытывает неприязнь к новым технологиям. Это может вызвать определенные проблемы.

— Тогда почему он получил первый батальон ББС?

— Было ясно, что ему предстоит пойти в пекло, поэтому командиром назначили надежного офицера с боевым опытом. Таких не так уж много. И, как всегда, были определенные политические соображения. Морской пехоте досталось решать, какое подразделение получит первые бронированные боевые скафандры на Барвоне, а воздушный десант определился, кто будет носить их на Диссе. Я бы предпочел кого-нибудь более гибкого, но старые и мудрые головы решили, по им одним ведомой причине, что первым отрядом будет двойка триста двадцать пятого и командиром будет Янгмэн. Подполковнику Полу Т. Янгмэну не понравился бы и другой подполковник, «советующий» ему, а уж тем более лейтенант, поэтому тебе придется действовать как можно более тактично. Я сейчас не могу вырваться, а ты следующий среди лучших.

— Как насчет ганни [14] Томсона? — Старшего сержанта пехотной команды ГалТеха отозвали из отряда морской пехоты Флота для работы по программе. Первоначально скептически настроенный по отношению к боевому бронированному скафандру, он стал одним из его главных сторонников.

— Он будет делать то же самое в отряде морской пехоты на Барвоне, поэтому здесь это ты. И у тебя не будет большой поддержки ни здесь, ни там. С тех пор как этап разработки завершился, дело за производством, и наша звезда закатывается.

— И что произойдет после проведения оценки?

— Я надеюсь, произойдет то, что нас обоих поставят командовать боевыми частями. Ты заслуживаешь роту. Ну а на моей карьере отрицательно сказалось топанье сапогами в процессе разработки и добывания снабжения. Я ожидаю получить что-нибудь вроде «Уровня Ж-3, Командование Силами Национальной Гвардии Среднего Запада».

— Это глупо. Со всеми старыми боевыми конями, которых они омолаживают, этот пост должен достаться кому-то, кто последний раз выстрелы слышал во Вьетнаме.

— Об этом не волнуйся, Майк. Мы с тобой воины. Если история нас чему-то учит, так тому, что в начале всех войн кадровые офицеры разбиваются на два лагеря, на менеджеров и воинов, и рулят менеджеры. Это случается на любой войне. Хэлси служил капитаном в начале Второй мировой войны, а Кусов полковником. По мере продолжения войны менеджеры возвращаются к работе с личным составом и тыловым обеспечением, а командовать начинают воины. Наши звезды начнут обратное восхождение, когда дерьмо попадет на вентилятор. Учти это.


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава