home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

Провинция Тткпт, Барвон V.

12 февраля 2002 г., 05:29 по Гринвичу.


— Ну что же, — сказал сержант-майор Мосович, прочитав электронную почту от Командования специальными операциями, — я так и думал, что эта миссия проходит слишком гладко.

Команда сидела вокруг крошечного стола кают-компании корабля химмитов, каждый потягивал какое-либо горячее питье, и все ждали своей очереди в душ. Команда находилась на Барвоне уже почти год, с двумя пополнениями припасов химмитами, и это сказывалось. Первоначальный план быстрого рейда по тылам и быстрого отхода все продлевался и продлевался, и тщательно отобранные, закаленные бойцы почти превратились в живых роботов. Ушли в прошлое шутки, дружеские подначивания, все побочное. Они исхудали и потеряли аппетит. Постоянные холод, сырость и беспокойство насчет скрытности действовали угнетающе даже на самых стойких членов группы. Характеры портились. Мосович думал обо всем этом, пока читал переданную Ригасом пленку.

Даже галактиды не могли передавать послания через завихрения гиперпространства, поэтому заархивированные электронные сообщения приходилось доставлять от одной точки перехода в гиперпространство до другой кораблями. У большинства основных точек перехода располагались автономные спутники дальнего космоса, которые получали импульсы сжатой информации, сортировали и хранили до дальнейшей передачи. Когда рядом пролетали корабли, импульсы с почтой пересылались на те, которые следовали в нужном направлении. В конце концов почта прибывала к адресату, но как быстро, зависело от плотности потока кораблей. В случае с этим сообщением оно было передано на специальный корабль химмитов, курсирующий между ближайшим уцелевшим маяком и системой Барвона. Корабль химмитов принимал подобные отправления с Земли и передавал рапорты команды. Таким способом информация достигнет Земли независимо от того, уцелеет ли команда.

Ригас получил последнее сообщение незадолго перед тем, как команда возвратилась с Объекта 24, полностью функционирующего города послинов.

Мосович все еще размышлял над ним, когда Мюллер вышел из душевой кабины.

— Следующий!

— Стой, Ричардс. Погоди.

Нахмурившийся Ричардс сел обратно в неудобное кресло. Должно быть, в послании содержались плохие новости. Каждый раз, когда они получали приказ, положение ухудшалось.

— О’кей, во-первых, верхи более чем счастливы от результатов всей миссии. Мы здесь для проверки информации галактидов и для того, чтобы посмотреть, что другие плотоядные могут выяснить о послинах, а галактиды нет. Но они также ставят дополнительную задачу. Нам необходимо добыть послина, живого или мертвого, и передать на Землю для изучения. Тут фактически говорится о группе послинов.

— Вот радость! — воскликнул Эрсин. — Интересно, как они предполагают скрытно захватить послина? Какого хрена случилось со сбором информации? И вообще, где долбаный приказ о возвращении?

— Тут ясно сказано, что захват языка становится главной целью миссии, сбор данных вторичной, — сказал Мосович.

Этот замечательный пример просто еще раз демонстрировал, что в Вашингтоне отряды специального назначения считались одноразовыми. Он уже задавался вопросом, не решило ли командование просто бросить их на этом шарике, пока они не околеют. И он знал, что раз он думал над этим, то и другие тоже. До сих пор их ни разу не обнаружили, и они никого не потеряли. Теперь положение менялось.

— Кто подписал? — спросил Мюллер, вытирая голову полотенцем.

— Генерал Бэрд, НШ-ОКСО, начштаба Объединенного Командования специальными операциями. Очевидно, что его назначили вместо генерала Тейлора, — ответил Мосович, посмотрев в конец пленки.

Тунг протянул руку, и Мосович передал ему послание. После короткого просмотра Тунг вернул его назад без комментариев.

— Бэрд из ВВС. Видали хоть одного летуна, делавшего такую работенку? — фыркнул Трэпп.

— Не имеет значения, — сказал Мосович, — это приказ. К счастью, они не сказали, как ее выполнить или какие нужны послины. Химмит Ригас? — возвысил он голос.

— Да, сержант-майор, — отозвался химмит по интеркому.

— Корабль поддержки может здесь приземлиться? — спросил Мосович. Места на поляне было вдоволь.

— Может, но не станет. Они здесь исключительно для поддержки снабжением и не станут участвовать в данном конкретном событии даже ради всех историй Галактики, — ответил химмит.

— О’кей, оставшаяся часть миссии отменяется. Мы проводим захват и уносим отсюда ноги. Химмит, сколько щптов мы сможем набить в эту лохань и сможем ли изменить курс после первой точки перехода? И кстати, как на щптов действует гиберзин?

— Я понимаю ваше намерение, но ваши приказы не упоминают щптов. Я их прочитал.

— К черту мои приказы, — огрызнулся задетый за живое сержант. Он устал так же, как и остальные члены команды, и так же не испытывал удовольствия от полученных приказов. Лично он считал их смертным приговором. — Нам предписано собрать послинов. Вы видите здесь место для взрослых особей? Я не вижу. Поэтому мы захватим детенышей. И поскольку детеныши располагаются прямо около щптов…

— Мы вытащим столько щптов, сколько сможем, — закончил Эрсин.

— Правильно.

— Тактически неверно. Морально правильно. Сможем мы это сделать? — спросил Тунг. Его черное, как полночь, лицо было словно вырезано из камня. Почти такой же опытный, как и Мосович, он также хорошо видел невыполнимость полученного приказа.

— Агнцы на заклание, — пробормотала Эллсуорси, быстрыми движениями полируя ноготь.

— Достаточно зубастые агнцы, — отметил Мюллер, — с достаточным количеством зубастого оружия.

— Итак, нам предстоит проникнуть внутрь и убраться восвояси необнаруженными, — сказал Ричардс и пожал плечами.

— Отвлекающая диверсия, — констатировал Тунг.

— О, теперь я понимаю, почему вы, ребята, прихватили меня! — засмеялся Мюллер. — Мне светит героическая гибель в процессе закладки взрывчатки! Я видел такое в кино. Ну а теперь, не поймите меня превратно, кино-то было хорошее, но я не уверен, что хочу исполнять эту роль.

— Пришпилить бого-королей, — сказал Ричарде.

— Это будет моей ролью, — мечтательно улыбнулась Эллсуорси. Она вытянула руку и обследовала, что осталось от ее ногтей. — Черт, хотелось бы иметь парикмахерскую на этом шарике.

Она принялась полировать следующий ноготь.

— Заминировать дальние подступы и здания, — заявил Тунг и отрицательно мотнул головой в сторону женщины из морской пехоты. Складывалось впечатление, что Эллсуорси большую часть времени проводила в другом измерении, но от этого его действия казались еще более эффективными, когда пахло жареным. — Приблизиться в темноте, установить заряды, ударить по ним с флангов в предрассветных сумерках. Большая часть команды вытаскивает детенышей и щптов, в то время как другая группа уводит за собой преследующих послинов.

— Мы не знаем наверняка, что у них нет другого транспорта, кроме самоходок бого-королей, способного передвигаться в этой грязи, — отметил Мосович. — В основном хорошо, но лучше совсем избежать преследования. Если начнется преследование, тогда группа разделится, чтобы увести их в сторону. Я должен это продумать. Тунг, Эрсин, в мою каюту. Остальные мойтесь и отдыхайте. Мы с верхушкой посовещаемся и составим оперативный план.


Сандра Эллсуорси была в своей стихии. Закутанная в лохмотья маскировочной мешковины, она угнездилась среди нижних ветвей дерева-грифона и отмечала цели. Когда первые скупые лучи пурпурной зари Барвона начали оттенять горизонт, встроенный в прицел прибор ночного видения стал уменьшать яркость. Но так как температура тела послинов превосходила человеческую и была значительно выше, чем у полуизотермичных щптов, усилитель теплового изображения высвечивал их подобно маякам на фоне прохладного окружения.

Со времени последнего визита команды на объекте произошли изменения. Теперь здесь возвышались семь пирамид, каждую окружало несколько загонов. Гати на западной стороне были закончены, как и бункеры с каждого конца, примерно на расстоянии километра от укрытия Эллсуорси. С севера и юга деревья были вырублены, там велось что-то вроде мелиоративных работ. По счастью, вырубка не производилась с западной стороны, где затаилась команда, но неожиданное открытое пространство замедлило продвижение диверсионной группы и сделает ее отход более опасным. Кругом двигалось по меньшей мере в два раза больше послинов, чем во время первой разведки. И если в процессе захвата произойдет что-нибудь непредвиденное, они окажутся по уши в дерьме.

— Этот поросенок отправится на рынок, — прошептала она, наведя перекрестие прицела на часового-послина, который имел больше всего шансов первым броситься на группу диверсантов.

В ее задачу входило замедлить погоню без пагубного воздействия на эффективность диверсии, при этом не раскрыть своей позиции. Колыбельная в ритме рэгги представляла собой мнемонический прием для запоминания порядка стрельбы. Она имела в распоряжении одиннадцать патронов до смены магазина, каждому выстрелу назначена своя цель.

— А знаешь, этот поросенок остается дома. — Напарник первого часового.

— А этот поросенок пойдет на отбивную. — Продвинутый нормал склонился над трехмиллиметровкой.

— А этот поросенок ни на что не годен. — Его компаньон. Послин никогда не был один, они всегда передвигались группами по двое и больше.

— А этот поросенок отправится… — Перед входом в одну из завершенных пирамид, рядом с загоном для детенышей, склонился послин. По ее прикидкам, скоро начнется выход бого-королей. Она предполагала снять по меньшей мере двух из семи до перезарядки.

— Игра. — Группа подрывников начала отход.

— На месте. — Трэпп вышел на позицию. Ее радовало, что там был он, а не она. Шустрый маленький ублюдок был настоящим мастером, каким бы ни было его звание.

— Готова, — прошептала она, снимая предохранитель.

— Начали, — проворчал мастер-сержант Тунг.

Она едва различала, как Мюллер и Эрсин двигались по поселению. Плоды их трудов были налицо. Серебряно-голубое пламя атомарно-каталитической взрывчатки Си-9 поглотило два недостроенных бункера гати. Дальнюю линию бункеров также охватил огонь. Струи раскаленной плазмы вырвались из дворца наверху самой дальней пирамиды, когда сработали небольшие заряды антиматерии. Толпы послинов выскакивали из своих хижин, словно шершни из гнезда, и Эллсуорси принялась обрабатывать свои цели. Взрывы продолжали сотрясать поселение.

Один поросенок действительно отправился на рынок, а другой остался дома. С каждым выстрелом приклад винтовки калибра 12, 7 миллиметра лупил по плечу, словно лошадиное копыто. Она чуть не упала со своего насеста. Когда пули весом шестьдесят граммов пробивали грудь кентавроподобных послинов, тварей размером с лошадь отбрасывало в сторону, их кончина знаменовалась выходными отверстиями величиной в кулак и фонтанами желтой сукровицы. Она только-только сменила магазин, как раз вовремя, когда первый бого-король выскочил наружу с наполовину надетой упряжью. Каста правителей представляла собой столь же легкую добычу, как и остальные, и его душа отправилась к праотцам, тело распростерлось рядом с мертвым охранником у двери.

Пока снайпер мастерски работала по целям, Трэпп занялся своим делом. Когда ближайший к загонам детенышей часовой-послин повернулся посмотреть на резкие серебристые сполохи, с земли поднялась не замеченная им черная тень. Не уверенный, что мощности девятимиллиметрового пистолета с глушителем достаточно для организма весом с небольшую лошадь, Трэпп за четыре секунды выстрелил семь раз в грудь часового и три раза в голову. Голова послина лопнула, словно дыня, и он рухнул наземь. Трэпп вновь припал к земле и двинулся к западу прикрывать левый фланг команды.

Ричардс выдвинулся непосредственно в поселение и установил ручной пулемет «М-60» прямо за загонами, а мастер-сержант Тунг переместился левее с лазером средней мощности. Захватить объект предстояло Мосовичу и Мартину.

Одна из проблем, связанных с щптами, заключалась в том, что команда не располагала техническими средствами перевода. Когда они улетали на задание, адаптированные к человеку ПИРы еще отсутствовали, а химмиты совершенно не желали уступить хотя бы один из своих. Поэтому Мосовичу пришлось объясняться на ломаном языке пленников, которые в его глазах совсем не отличались от синих королевских крабов с Аляски. Мартину выпала, фигурально выражаясь, короткая соломинка, и он держал три мешка для детенышей послинов.

Джейк подбежал к изгороди загона щптов и произнес с придыханием:

— ЦкПт! Клик! Тит! Тит!

Что, по утверждению химмитов, означало: «Мы друзья, пришли помочь, отойдите назад, отойдите назад».

Он был уверен, что этот трюк не сработает, но с первыми же словами оставшиеся шпты отскочили к дальней стороне загона. Он прилепил плоский лист заряда к пластиковым рейкам и рванул за угол. Си-4 полыхнула белым, секция забора длиной около метра просто исчезла.

— Икди! Икди! — прокричал он, махнул им следовать за ним и побежал в сторону джунглей. Он посмотрел назад и увидел, что ни один из них не двинулся с места. Все как один остались в загоне. Проклиная все галактическое, он побежал назад.

Тем временем у сержанта Мартина возникли собственные проблемы внеземной природы. Он предусмотрительно надел перчатки, поскольку даже у детенышей плотоядных послинов зубы были острыми как бритва. Но никому не пришло в голову сделать кожаные перчатки стандартной выделки достаточно прочными для крепких челюстей и хищных когтей. Когда он наклонился через забор и потянулся за первым образцом, как делал бого-король, которого он видел несколько месяцев назад, то немедленно обнаружил, что хватать детенышей следует определенным образом.

Лучше всего их было хватать за шею сзади, как змей или разъяренных котов. Взрыв заряда Мосовича заглушил вопль боли и ярости Мартина, когда усеянная зубами пасть детеныша вцепилась ему в ладонь, а все шесть когтей вонзились в предплечье. Но его проклятия были отчетливо слышны на фоне отдаленного грохота битвы.

— С-с-с-скотина! — выдавил он громким сценическим шепотом. Несколько раз долбанув зловредного щенка о забор, он оглушил его достаточно, чтобы разжать ящероподобные челюсти и вытащить когти.

— Вот дерьмо, дерьмо, дерьмо, — ругался Мартин, засовывая бесчувственного звереныша в мешок. Он стряхнул кровь с руки и оглядел остальную стайку. Они тоже наблюдали за ним. Очевидно, в надежде им позавтракать. Он снова запустил руку. На этот раз ему удалось ухватиться за мягкие складки шкуры на длинной шее детеныша. Тот заверещал и начал брыкаться, но Мартин бесцеремонно засунул инопланетную тварь размером с кошку в мешок.

Мюллер и Эрсин установили серию растяжек и мин с дистанционным управлением на путях преследования послинов, и их вспышки также поддерживали общую неразбериху. Но минимум один бого-король все же обратил внимание на суматоху возле загонов и начал собирать силы для контратаки. Намерение было подавлено в зародыше пулей пятидесятого калибра, но нормалы этого бого-короля, а также другие бывшие вассалы пребывали в гиперагрессивном настроении ввиду смерти своих господ. Большая группа двинулась в сторону суеты у загонов. Настало время рок-н-ролла.

Ричардс открыл представление кинжальным огнем из «М-60». Пули калибра семь шестьдесят два косили послинов, но безмозглые плотоядные игнорировали потери в своих рядах и мчались к источнику летящих трассеров, некоторые стреляли в ответ. Трэпп и Эллсуорси тоже помогали огнем, но пока Тунг не присоединился к ним всей мощью своего переносного лазера — волна не останавливалась. Совместными усилиями первую атаку удалось отбить, но битва на южной стороне привлекла внимание основных сил и свела на нет эффект отвлекающей диверсии.

С первыми выстрелами Мосович перестал уговаривать крабов.

Он прыгнул в загон, через лес клешней продрался к дальней стороне и начал пинками гнать их к выходу. Щпты сначала повернули в сторону их бывших домов, но увидели бушующее севере сражение и побежали к джунглям на южной стороне, чирикая от страха. Носясь взад и вперед, размахивая оружием, которое, на его взгляд, имело лучшее применение в данный момент, ему удалось заставить их двигаться примерно в правильном направлении. Он услышал серебристый смех по системе внутренней связи и посмотрел вверх на деревья.

— Пошла в задницу, Эллсуорси, — прорычал он.

Она снова засмеялась, готовясь встретить вторую волну атаки.

— Прости, дорогуша, но ты похож на фермера-крабовода со своим стадом.

Залп прицельного огня оборвал смех. Вместо него послышался хрип. Он увидел, как черная тень отделилась от ветви, тридцатиметровый полет завершился ломающим кости ударом. На месте падения ничто не шевелилось.

— Приближаются! — пронзительно закричал Ричардс, когда вверх рванулось блюдце бого-короля. Оно заложило левый вираж, ствол тяжелого рэйлгана ходил из стороны в сторону. Мартин закричал, когда полоса огня отсекла ему ноги. Мастер-сержант Тунг хмыкнул и рухнул подобно лесному великану, изо рта хлынула кровь.

Джейк оставил подопечное стадо и бросился к месту, где лежали останки Сандры Эллсуорси. Он схватил ее массивную винтовку и прицелился в блюдце бого-короля с небольшим упреждением. Он не успел напрячься перед выстрелом, отдача мощного оружия швырнула его назад. Послины пользовались такой же системой аккумулирования энергии, что и Федерация. Твердый модуль статора внутри энергетической «батареи» генерировал поле, которое искажало упорядоченность молекулярных связей. При включении питания связи возвращались в нормальное положение, высвобождая энергию. Хотя и опасная по своей сути, технология была хорошо освоена и прекрасно работала, пока стабилизационный модуль сохранял целостность.

Крупнокалиберная пуля пробила легкий металл корпуса блюдца и его энергетическую установку. Она не попала непосредственно в стабилизационный модуль, но волна динамического удара от ее полета сместила тысячи джоулей энергии в матрице. Еще до того, как пуля полностью прошла сквозь кристаллическую решетку, молекулярные связи начали распадаться и высвобождать огромный запас накопленной энергии в неконтролируемом взрыве, сравнимом с аннигиляцией антиматерии.

Взрыв подбросил блюдце вверх, и оно исчезло в яркой белой вспышке. Ударная волна швырнула сержант-майора и Трэппа на землю, подбросила Ричардса в воздух словно пустой мешок и убила или оглушила большинство послинов в первых рядах. За ней последовала волна обжигающего жара.

Трэпп и Мосович поднялись, шатаясь, на ноги. Ричардс не двигался, голова неестественно вывернулась набок. Джейк бросил на него короткий взгляд, подобрал мешки Мартина и его «уличного подметалу» и побежал в джунгли.


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава