home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Форт-Брэгг, Северная Каролина, Сол III.

16 марта 2001 г., 09:11 восточного поясного времени.


На широком деревянном столе командующего Объединенного Командования Специальными Операциями зазвонил телефон спецсвязи, и он бросил папку, которую изучал, на груду подобных документов.

— ОКСО, генерал Тейлор. — Кабинет был украшен со вкусом: внушительная коллекция боевых наград говорила «Это все мне, любимому», картины изображали сцены известных сражений, фотографии отражали боевой путь. Ковер был насыщенного синего цвета, обои подобраны в тон ему. Окна отсутствовали. Кабинет располагался глубоко в недрах одного из невыразительных бетонных сооружений в Форт-Брэгге, штат Северная Каролина.

Объединенное Командование Специальными Операциями было образовано в результате катастрофы. Кризис с заложниками в Тегеране потерпел фиаско вследствие неспособности различных родов войск скоординировать свои действия в ходе операции «Пустыня Один». Для проведения специальных операций требовался такой уровень координации и подготовки, который регулярные войска не могли обеспечить. Например, разработчикам «Пустыни Один» не сказали, где должны приземлиться самолеты, соответственно, они не смогли предусмотреть пылевую бурю, которая накрыла вертолеты. Пилоты морской пехоты, квалифицированные и отважные в нормальных условиях, имели недостаточную подготовку для операции подобной сложности. В результате из-за ошибок пилотов произошли столкновения на месте высадки и прочие несчастья.

Критические провалы в области связи, разведки и тренировки, краеугольных камнях любой военной машины, вылились в решение собрать группы проведения специальных операций разных родов войск под одной крышей. Плодом этого решения и стало Объединенное Командование. Именно ОКСО занималось планированием и качественным исполнением таких успешных операций, как рейды отрядов спецназа и рейнджеров в Панаме, проникновение разведгрупп в Багдад и диверсии «морских котиков» в ходе проведения «Бури в пустыне».

Сейчас Объединенное Командование Специальными Операциями превратилось в зрелую организацию, способную выставить нужный отряд в нужное время для проведения спецоперации в любой точке земного шара. Но операция, проведение которой ему собирались поручить, выходила за пределы этих параметров.

— Генерал Тейлор, говорит Трэйнер, — раздался в трубке холодный голос.

— И как сегодня ОКСО может послужить Заместителю Председателя Комитета Начальников Штабов? — спросил генерал Тейлор, откинулся на спинку кресла и уставился невидящим взором в картину на противоположной стене: цепь одетых в синее солдат атаковала в тумане подобную же цепь, только в сером.

— Задача щекотливая, — сказал зампредкомштабов. — Мне нужен один из ваших людей. Я дам вам вводные, а вы скажете, кто мне нужен. Кроме того, вы должны уяснить, что раз я обошел установленный порядок, то дело будет настолько «черным», насколько возможно. Мы понимаем друг друга?

«Черные» операции были такими секретными, что порой даже от упоминания о них не оставалось и следа. Не оставалось ни записей, ни отчетов, только результаты. Политики, даже президенты, терпеть не могли «черных» операций.

— Ледяной саван, сэр, — ответил командующий, пытаясь вычислить причину ажиотажа. Это было основной служебной обязанностью командующего специальными операциями. Он вынул из ящика стола нож для бумаг и стал пытаться балансировать им на кончике пальца.

— Сержант или офицер, — продолжал зампредкомштабов, — способный подобрать команду из одного или нескольких родов войск для проведения общей разведки на враждебной территории и во враждебной среде за пределами Соединенных Штатов.

Тейлор почесал в затылке и перевел взгляд на фото тропического пляжа на своем столе. Загорелый Тейлор, намного моложе нынешнего, обнимал за талию смеющуюся худощавую блондинку. Он попытался прочувствовать настроение.

— Довольно неопределенно, генерал, кроме «враждебной» части. — Он подбросил нож в воздух. Тот воткнулся в пробковую мишень слева от монитора компьютера, которая явно находилась там именно с этой целью. Он даже не смотрел в ту сторону, уверенный, что нож для бумаг знал, куда ему следует направиться.

— Не пытайся забрасывать удочку, Джим, — отрезал зампредкомштабов. — Дело чернее ночи, и указание поступило напрямую от Верховного Главнокомандующего, президента. Даже не из Минобороны, или Министерства Армии, их не информировали. Задачу мне поставил сам Главковерх.

— Господи, а дерьмо-то глубокое, — фыркнул Тейлор.

Он немного подумал и рассмеялся.

— О’кей. Мосович.

— Вот погань, так и знал, что ты его назовешь, — проворчал другой генерал. — Главный Сержант просто изойдет на дерьмо.

— Он твой Главный Сержант, а не мой, — опять засмеялся Тейлор. — Если тебе нужно втемную разведать враждебную местность, то Мосович самый лучший. Я заметил, что сам ты не упомянул Бобби-боя, — самодовольно продолжил Тейлор.

— Он терпеть не может, когда его так называют, — сказал зампредкомштабов, покоряясь судьбе. Это был застарелый и затасканный спор. — О’кей, о’кей, прикажи ему явиться ко мне без промедления. И скажи ему, чтобы он проскользнул мимо Главного Сержанта, раз уж он такой ловкий. — В трубке прозвучал отбой.


— Хотели меня видеть, генерал?

При первых звуках спокойного голоса донесение, которое читал Заместитель Председателя Комитета Начальников Штабов, подскочило вверх, листы разлетелись в разные стороны. В течение трех дней после своего звонка командующему Объединенного Командования Специальными Операциями Трэйнер почти не покидал кабинета. Когда сержант-майор ОКСО Джейкоб «Змей Джейк» Мосович вошел в кабинет или как долго он тихо сидел на диване, было загадкой. Фактор неожиданности и сверхурочная работа вывели зампредкомштабов из себя.

— Черт бы тебя побрал, ты, хренов малолетний преступник! Сколько ты уже тут сидишь? — заорал он, треснув рукой по столу. Боль в ладони оказалась единственным результатом выходки, гневные слова отскакивали от Мосовича, как горох от стены.

— И ты никогда не слышал, как положено докладывать о прибытии? — рычал генерал.

Он начал собирать разбросанные листы так, словно это были разбитые остатки его достоинства.

— Я нахожусь здесь с пяти ноль-ноль, сэр, примерно за двадцать минут до вашего прихода. — Покрытое шрамами лицо Джейка расплылось в нехарактерной для него улыбке. — Генерал Тейлор велел мне избегать Бобби-боя.

Сержант-майор Мосович был ветераном тайных спецопераций с тридцатилетним стажем. Ростом метр семьдесят и весом семьдесят пять килограммов, он был почти лыс, половину головы покрывал сплошной шрам, но скудные награды едва украшали зеленую повседневную форму. Лишь несколько медалей за отвагу, а в общедоступной части его личного дела, форма 201, перечислялись краткие эпизоды участия в боевых действиях, кое-что на Гренаде, в Панаме, во время «Бури в пустыне» и в Сомали. И наперекор этим записям, плюс полное отсутствие высших официальных наград типа «Пурпурного Сердца», лицо его было усеяно черными оспинами — признаком неизвлеченных осколков, а его тело сплошь покрывали рубцы шрамов, которые появляются, когда металл раздирает живую плоть. Его медицинское личное дело находилось в противоречии со всей двести первой формой и описывало такой букет всевозможных травм и их лечение, что могло служить учебным пособием. За исключением первого срока в Восемьдесят второй воздушно-десантной, вся его служба была связана со специальными операциями, сначала в войсках специального назначения («зеленые береты»), затем в отряде «Дельта», затем опять в спецназе. Не имело значения, где он официально числился в конкретный момент времени, он всегда находился где-то в другом месте, а лицо постоянно покрывал тропический загар. За эти годы отчисления от жалованья на пенсионный счет составили внушительную сумму, и теперь он соглашался участвовать в операциях, только если предлагалась максимальная оплата.

Необходимость избегать Главного Сержанта Армии проистекала из злополучного инцидента, случившегося год назад во время проведения ежегодного съезда Ассоциации Армии США в вашингтонском отеле «Шератон».

Когда военнослужащие сержантского состава достигают определенного звания, они технически находятся в равном положении. Однако понятно, что престиж должности Главного Сержанта, скажем, Третьей Армии выше должности Главного Сержанта Третьей бригады Четвертой пехотной дивизии, расквартированной в Форт-Карсоне, штат Колорадо. Но высокие и престижные посты сержантского сословия отнюдь не являлись следствием прекрасного послужного списка или боевого опыта, а скорее доставались сержант-майорам, которые имели склонность к политическим интригам, обладали повышенным честолюбием или имели высоких покровителей.

В настоящее время должность Главного Сержанта Армии занимал сержант-майор Роберт МакКармен. Сержант-майор МакКармен был ровесником сержант-майора Мосовича, оба являлись выходцами из войск специального назначения. Но в то время, как сержант-майор Мосович постоянно пребывал где-то за границей, занимаясь чем-то необычным или не подлежащим упоминанию, сержант-майор МакКармен безвылазно сидел, за несколькими исключениями, то в Форт-Брэгге, штат Северная Каролина (5-я и 7-я Группы), то в Форт-Льюисе, штат Вашингтон (1-я Группа), то в Форт-Карсоне, штат Колорадо (10-я Группа), отвлекаясь только на время учений.

Он, впрочем, побывал и на Гренаде, и в Панаме, поучаствовал и в «Буре в пустыне». Каким-то образом, вопреки тому факту, что все эти операции обошлись минимальным боевым применением сил специального назначения с отдельными яркими эпизодами, сержант-майор МакКармен собрал внушительную коллекцию медалей. Среди них Серебряная Звезда, Бронзовая Звезда со знаком «Победа» за доблесть в бою и даже Крест за Выдающиеся Заслуги, вторая по ценности из наград за храбрость в военной среде. Присвоение каждой медали оформлялось согласно требуемым канонам, и если обстоятельства деяний описывались немного туманно, что ж, награждался ведь «боец невидимого фронта». Тот факт, что наградные листы заполнялись командирами, с которыми у сержант-майора были тесные и теплые отношения, к делу не относилось, именно непосредственный командир и должен делать представление, а МакКармен всегда хорошо уживался со своими офицерами.

Многочисленные наградные представления и способность избегать трений со старшими офицерами и политиками привели его к пределу мечтаний любого сержанта: на должность Главного Сержанта Армии США, Главного Цепного Пса всей Зеленой Машины.

На прошлогоднем съезде сержант-майор Мосович, Главный Сержант 5-й Группы Специального назначения, в своем парадном армейском зеленом мундире с малой толикой наград, случайно пересекся в пустом лифте с сержант-майором МакКарменом, наряженным в богато декорированный наградами темно-синий общевойсковой парадный мундир. Оба были слегка поддатыми. Когда лифт достиг первого этажа, Главный Сержант Армии США, килограммов на сорок тяжелее Джейка Мосовича, лежал на полу без сознания и весь в крови, а сержант-майора Мосовича видели, как он покидал лифт и тряс правой рукой, словно она болела.

— Да, я упомянул ему об этом, Джейк, — сказал генерал Трэйнер, смягчаясь, — но я распорядился охране здания предупредить меня о твоем появлении.

— Что ж, генерал, генерал Тейлор отметил важность дела и намекнул, чтобы этого разговора как бы вовсе не было. Ну, поскольку охрана в этом здании отмечает всех входящих и выходящих… — пожал плечами покрытый шрамами сержант.

— Ты проскользнул мимо службы безопасности Пентагона? — спросил Заместитель Председателя Комитета Начальников Штабов, во взгляде начали собираться грозовые тучи.

— Ну вы же сказали, дело черное, — сказал Мосович, потягиваясь и распрямляя затекшие члены.

Последние три часа он сидел совершенно неподвижно. Если бы он был шпионом, это было бы утомительно, но плодотворно. Просто поразительно, какие вещи генералы обсуждают, думая, что их никто не слышит. Джек точно не знал сути дела, генерал не сказал об этом прямо, но переговоры ясно указывали, что затевается нечто серьезное.

— Не настолько черное, — проворчал генерал. — Черт возьми, Джейк, это уже слишком. Я прикрыл тебя в прошлом году, но советую не зарываться.

— Понял вас, генерал, сэр. — Сержант продолжал слегка улыбаться и совсем не выглядел сокрушенным.

Генерал осознал тщетность своего гнева и рассмеялся.

— Тебя никогда нельзя было приучить к дисциплине, мелкий поганец. — Он потер кончик носа и покачал головой.

— Да, а вас ничему нельзя было научить, даже когда вы были сопливым лейтенантом. — Сержант снова улыбнулся и встал налить себе кофе. Генерал заваривал кофе лучше всех в Армии, как результат годичной командировки на флот. Джейк налил себе чашку великолепного напитка и глубоко вдохнул чудесный аромат. Первый же глоток подтвердил, что генерал продолжал готовить отличное варево.

— Итак, о чем речь? — спросил, подняв бровь, и занял свое место на диване.

— Ну, вся куча дерьма точно попала прямо на вентилятор и полетела во все стороны, Джейк. Когда-нибудь слышал о проекте НФЖ? Им удалось тебя зацапать? — спросил генерал и отпил из своей чашки.

— Неопределенные формы жизни? Да, был шум насчет специального подразделения, где-то в девяносто третьем или четвертом году? Какой-то идиот назвал им мое имя, и мне пришлось пройти серию самых тупейших психологических тестов за всю историю. Мне платят дополнительно девятьсот пятьдесят баксов в месяц за прыжки с парашютом, и ясное дело, один из вопросов гласил: «Вы сможете прыгнуть с высоты?» Бред. — Он раздраженно вздохнул. — Психи-аналитики.

— Твое мнение по поводу? Есть там что-то или нет? — Генерал, наверное, считал, что у него бесстрастное, как у игрока в покер, лицо, но Джейк сыграл с ним слишком много партий в этот самый покер и читал его, словно открытую книгу.

— Вы должны что-то знать, или этого разговора бы не было, — сказал сержант, не заглатывая наживку.

— Ну-у, да, нам требуется специальная команда. Не обязательно, что ты ее возглавишь, это будет решено позже. — Трэйнер достал пурпурную папку, тщательно оклеенную лентой «Совершенно секретно». — Человек семь-десять, разных специальностей, чтобы произвести скрытое проникновение на враждебную территорию с враждебной туземной оппозицией для оценки местности и ее пригодности к ведению боевых действий.

— Вы же не действуете через голову, босс? И куда, черт возьми, мы собираемся послать команду против «враждебных сил»? У нас же мир со всеми, о чудо из чудес. — Он поманил пальцем, намекая, что генералу, сэру, пора перестать стесняться и передать ему папку. Он нюхом чуял грядущее задание, и запах свидетельствовал, что оно будет опасным и интересным, два качества, которые его всегда привлекали. Несмотря на ворчание, что ему приходится постоянно встречаться лицом к лицу с опасностью, если бы он мог отказаться от порции адреналина, то давным-давно ушел бы из этого бизнеса.

— Мы… не действуем через голову. Одобрение есть. Насчет куда — в этой папке, — сказал Трэйнер, помахивая ею взад-вперед перед носом Джейка. Трэйнер знал о его слабости.

— О’кей, генерал, снимайте следующий сапог. Какое отношение это имеет к НФЖ? — Джейк иногда чувствовал, что был той самой кошкой из пословицы и любопытство когда-нибудь погубит его.

— Хм-м, скажем так, ты больше не самый ушлый сукин сын в городе. — Обычно сдержанный генерал улыбнулся. — Химмит Ригас, думаю, это подходящий момент.

Едва слова умолкли, часть стены справа от генеральского стола преобразилась в существо с четырьмя конечностями, кожа которого переливалась и меняла цвет от тонких зеленых полос, имитирующих настенные обои, до однородного пурпурно-серого. Поднятые к потолку верхние конечности медленно скользнули вниз, пока оно не встало на четыре ноги. Существо походило на лягушку, все ноги которой были одинаковыми, имело четыре глаза, по паре на каждом конце, и два рта, по одному на каждом конце. Между ртом и широко расставленными глазами располагались сложные образования с ячеистой структурой; может быть, уши, а может быть, и носы. Кожа все еще продолжала переливаться цветами, когда существо плавно переместилось вперед и протянуло одну из лап/рук, явно собираясь обменяться рукопожатием. Из пристегнутой к запястью/лодыжке коробки раздался высокий тенор.

— Для человека вы замечательно неподвижны. Знаете какие-нибудь интересные истории? — сказало оно.

В течение нескольких следующих лет этот момент наступит для многих людей. Каждый отреагирует по-своему. Впервые в истории человечества люди будут точно знать, что они не одиноки во Вселенной, что в галактике есть другая разумная жизнь, и посмотрят в лицо инопланетному существу. Одни испугаются, другие почувствуют дружеское расположение, третьих охватит любовь. Реакции будут отличаться так же, как люди разнятся между собой. Сержант-майор Мосович просто протянул собственную руку. От прикосновения конечности инопланетянина его надпочечники впрыснули в кровь дикое количество адреналина, военные называют это «моча ударила в голову». На ощупь лапа была прохладной и гладкой, ее покрывал тонкий слой шелковистых перьев.

Джейк старательно контролировал голос и дыхание.

— Спасибо. У вас тоже неплохо получается. Как долго вы здесь находитесь?

— Со вчерашнего дня. После вашего второго приема пищи, но до совещания у генерала во второй половине дня. Я вошел через люк на потолке, пока охранник проводил посетителя. Замок был простым. Он, как вы заметили, легко открывался магнитной отмычкой. За последние восемнадцать часов генерал принял пятнадцать посетителей и ответил на семьдесят восемь телефонных звонков. Он пребывал здесь пятнадцать часов из этих восемнадцати. Его посетили, в порядке очередности, его адъютант подполковник Уильям Джексон, по вопросу отмены запланированного общественного мероприятия. Следующим посетителем…

— Простите, химмит Ригас, но мне необходимо ввести сержант-майора Мосовича в курс дела. — Генерал улыбнулся, стараясь не обнажать зубов.

— Разумеется, генерал. Изложение моего рассказа в полном объеме может подождать.

Джейк медленно обернулся к генералу и рухнул на диван. Он усердно отводил взгляд, пока химмит перетекал в камуфляжную стойку у стены.

— Основное изложено здесь. — Трэйнер бросил Джейку пурпурную папку. — Читай ее тут, она не подлежит выносу из кабинета. Затем начни прикидывать состав команды для проведения разведывательной миссии за пределами планеты. Чужой мир будет похож на Землю, он болотистый и прохладный. Химмит тебе все подробно расскажет. Когда мы вчерновую разработаем порядок проведения операции, я отошлю тебя обратно в Брэгг. Подбери команду, но не вводи их в курс дела, пока не определишься окончательно с составом. После этого они будут изолированы, это тоже распоряжение Главковерха.

— Как это попало к президенту? — спросил Мосович, все еще не открывая папку.

— Они позвонили ему по телефону, — ответил зампредкомштабов.

— Правда?

— Правда. — Генерал помотал головой. — Они просто позвонили ему с орбиты на прямую линию, наряду с главами «Большой Семерки», Китая и России. Это было три дня назад.

— Быстро для Вашингтона. — Джейк сделал глоток кофе, одновременно открывая папку. При этом он отметил, что вся папка состояла из гладкой легковоспламеняющейся бумаги. Дело было чертовски секретным, раз такая папка находилась у зампредкомштабов. На ощупь она была холодная и скользкая, и внутреннее предчувствие говорило, что и миссия будет такой же. — О’кей, но мне понадобится еще один человек для подбора команды.

— Кто? — с подозрением спросил генерал.

— Сержант первого класса Эрсин.

Генерал немного подумал, затем кивнул:

— О’кей, проинформируй его от моего имени. И уясни, что на данный момент все держится в такой тайне, о которой я и не слыхивал. Вся информация передается с глазу на глаз только по старым проверенным связям. Никому ни о чем не говори.

— Я и себе-то не рассказываю даже половины из того, что доводилось делать. — Джейк улыбнулся, бросил последний взгляд на замаскировавшегося химмита и приступил к чтению.


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава