home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


31

Форт-Индианатаун-Гэп, Пенсильвания, Сол III.

5 августа 2002 г., 02:43.


— Сержант, — терпеливо проговорил Паппас, — у меня был чертовски длинный день. И у меня крайне хреновое настроение возиться с этим дерьмом. Мой взвод растянут до преисподней и дальше, и мне нужен кто-то помочь собрать его. Мне нужен транспорт и размещение. Что мне не нужно, так вот эта чушь от тебя.

На самом деле он был рад видеть, что рота поддерживала несение дежурной службы. Сержант, ведавший вопросом, был полураздет и явно спал, когда Адамс его нашел, и был чирьем в заднице, но все же хорошо, что он нашелся. Теперь бы ему только убедить дежурного правильно воспринять не слишком отчетливую реальность.

— Извините, сержант, — уперто сказал толстый сержант. Он помахал приказом, переданным ему Паппасом. — Это не достаточное для меня основание позволить вашим солдатам разместиться в казармах. И вообще, он может быть поддельным.

Он посмотрел на стоящие в темноте отделения.

Дискуссия имела место быть под скудным светом желтого фонаря над крыльцом трейлера, одного из многих вокруг. В каждом трейлере размещался взвод. На роту приходилось пять трейлеров. В свою очередь, пять рот составляли расположение батальона, со штабом на одном конце и трейлером для старшего сержантского состава на другом. Батальоны отделялись друг от друга улицей с одной стороны и плац-парадом с другой. Отсутствие света превращало округу в лабиринт заурядных зданий.

Паппас побагровел и собрался было придушить тупого придурка. С трудом ему удалось справиться с собой.

— Я надеюсь, ты понимаешь, — сказал он опасно тихим голосом, — что имеешь дело со своим новым первым сержантом?

Неприкрытая угроза упала тяжело, словно наковальня.

— Ну, — самоуверенно произнес сержант, — посмотрим, что на это скажет первый сержант Моралес.

Паппас на мгновение озадачился.

— У вас в роте есть еще один Е-8 [26]? — спросил он. Ему не сообщили об этом, но вся ситуация в Индианатаун-Гэп не соответствовала полученной информации.

— Ну, — сказал сержант со слегка расстроенным выражением. — Моралес — сержант первого класса, — признал он. — Но он первый сержант этой роты, — закончил он уверенно.

Паппас некоторое время просто смотрел на сержанта. Затем прикрыл глаза рукой. Что они сделали, приперли сюда психушку целиком, или как? — подумал он. Он наклонил голову прямо к лицу сержанта, затем повернул ее.

— Я хочу, чтобы ты посмотрел сюда, — зарычал он и показал на верхнюю часть руки. — Я хочу, чтобы ты сосчитал эти шевроны. Сколько ты насчитал?

— Три, — прошептал сержант, вся его уверенность улетучилась.

— А сколько у Моралеса?

— Два.

— Ты знаешь, что это значит, ты, хренова вонючка? — рычал Паппас, повернувшись обратно, лицо почти касалось лица другого сержанта.

Рот второго сержанта скривился, на глаза начали наворачиваться слезы.

Глаза Паппаса широко раскрылись.

— Ты собираешься заплакать? — изумленно спросил он. По щеке дежурного покатилась слеза, он шмыгнул носом. Паппас отступил назад и воздел глаза к небу.

— Боже милосердный, почему я? — вопросил он.

— Где, мать его, ДСШЧ? — спросил он отрывисто.

— Я не знаю, что это такое, — ответил полнощекий сержант.

— Как может, блин, сержант не знать, что такое дежурный сержант штаба части? — спросил Паппас. Затем его поразила одна мысль. — Как давно ты стал сержантом?

— Месяц назад. — Сержант продолжал хлюпать носом, но слезы прекратились.

Паппас покачал головой и продолжил допрос:

— Это твоя первая часть?

Сержант безмолвно кивнул.

— И как давно ты здесь?

— С апреля.

— С апреля! Ты прослужил в долбаном Флоте шесть месяцев и уже стал сержантом?!

— Особые обстоятельства, Старшой, — произнес голос из темноты.

Высокий солдат шагнул в круг желтого света.

— Ты бы лучше держался подальше, Льюис, — прошипел дежурный. — Не то ты знаешь, что произойдет.

— Заткнись, — беззлобно сказал Паппас. — Если мне понадобится от тебя еще дерьма, я сдавлю твою голову так, что оно вылетит оттуда.

Он осмотрел солдата в желтом свете фонаря. Серый шелк был чист и опрятен, стрижка свежая. Он имел звание специалиста, но явные следы указывали, что недавно на том месте были другие нашивки, вероятно, шевроны сержанта.

— Что за особые обстоятельства? — Он посмотрел на пухлого коротышку-сержанта. — Я имею в виду?..

Он жестом указал на стоящий рядом пример.

— Сейчас в роте образовалась некоторая нехватка сержантского состава, — кисло ответил специалист. — Черт, единственное, чего в избытке, так это проблем.

— У меня куча нового народа для роты, — сказал Паппас, полностью отвернувшись от бесполезного дежурного. — Мне нужно место в казарме.

— Вы не можете привести их сюда, — гнусным тоном произнес дежурный.

Паппаса наконец достало. Он протянул руку и схватил раскормленного сержанта за грудки. Не глядя, он впечатал его в дверь трейлера, затем проскреб вверх, пока их глаза не встретились.

— Я скажу тебе только еще один раз, — произнес он ледяным тоном. — Если я услышу еще хоть одно слово, которое не будет ответом на прямой вопрос, я лично порву тебе очко. Ты-меня-понял?

Дрожащий сержант начал что-то лепетать, затем согласно кивнул. Когда Паппас его отпустил, он мешком свалился вниз.

— Я могу отвести вас к тому, кто может помочь, — спокойно сказал Льюис. — Это недалеко.

Паппас задумчиво посмотрел на него, затем кивнул:

— О’кей, пошли.

Льюис указал подбородком на дрожащего сержанта у двери.

— Ум-м, наверное, стоит взять его с собой. — Он сделал паузу и тщательно обдумал то, что собирался сказать. — Скажем, мы не хотим, чтобы он предупредил некоторых людей.

Паппас кивнул, соглашаясь с логикой. Было очевидно, что положение в роте выходило за обычные рамки. И может, будет лучше сделать сюрприз этому сержанту первого класса Моралесу. Он даже не оглянулся.

— Адамс. Займись.

Уводя взвод в глубину лабиринта трейлеров, он с отвращением тряс головой.

— Льюис, или как там тебя, — негромко произнес он, — может, хоть ты сможешь внятно объяснить, что за хренотень тут творится?

Догадывается ли об этом хоть кто-нибудь на Флоте? — хотелось ему знать.


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава