home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


33

Форт-Индианатаун-Гэп, Пенсильвания, Сол III.

5 августа 2002 г., 03:05.


Квартиры офицеров и сержантов располагались в конце территории батальона, в противоположную от штаба сторону. Трейлеры не отличались от тех, где размещались солдаты, в них просто жило меньше народу. Сержанты класса Е-6 и ниже, штаб-сержанты и сержанты-старшины отделений квартировали вместе с солдатами. Сержанты взводов, штаба батальона и первые сержанты, то есть сержантская элита, жили по одну сторону, командиры рот и штабные офицеры имели квартиры по другую сторону. Маленький четырехугольник свободного места разделял две группы. Более вычурный личный трейлер командира батальона располагался в самом конце четырехугольника

Смысл такого устройства заключался в том, что командир батальона и его штаб были вынуждены ежедневно пересекать территорию батальона по дороге в штаб и таким образом ежедневно осуществлять беглую инспекцию части.

К несчастью, командира батальона не было вовсе, а офицеров штаба было очень мало. И судя по виду, большинство помещений пустовало. Мусор усеивал территорию, большинство трейлеров имели те или иные повреждения. Один из трейлеров сержантской секции был полностью сброшен с основания.

Льюис провел их через четырехугольник и в глубь лабиринта трейлеров на дальней стороне. Когда они вошли в лабиринт, Паппас заметил шевеление на краю площадки. И сразу же группа из пяти или шести мародеров выскочила из одного трейлера и умчалась в темноту. Вся база напоминала массу падальщиков, обгрызающих труп.

Наконец Льюис подошел к трейлеру, ничем не отличающемуся от других. Он поднялся по шатким ступенькам, постучал в дверь и отошел назад. Немного погодя внутри сооружения послышалось шарканье. Занавеска зашевелилась, словно кто-то проверял, кто пришел, затем на крыльце вспыхнул желтый фонарь.

Открывший дверь мужчина держал в руке пистолет сорок пятого калибра, был высок и начал рано лысеть. Он посмотрел на Паппаса, затем на Льюиса и дежурного между двумя крепкими рядовыми и вопросительно поднял бровь.

— Да? — сухо спросил он.

Паппас отдал честь.

— Лейтенант Арнольд?

Офицер осмотрел Паппаса с ног до головы, бросил взгляд в сторону собравшегося взвода, затем ответил:

— Да. — Он также отдал честь, позволив Паппасу опустить руку.

— Я ваш новый первый сержант, сэр. Комендо… мастер-сержант Эрнест Паппас, прибыл с группой сорок человек.

Паппас не был уверен, что именно тревожило его в облике серьезного военного, стоявшего на пороге. Хотя он не выглядел ни особенно грозным, ни даже в хорошей физической форме, его окружала аура внутренней силы. Он был старше нормального первого лейтенанта и не проходил регенерацию. Это была одна часть впечатления. Но также сразу возникало ощущение наполненной юмором мудрости и заботливости в его светло-карих глазах. Учитывая очевидно паршивое состояние роты, верилось с трудом, что этот офицер исполнял обязанности командира роты.

Офицер рассмотрел его еще немного, и широкая улыбка расплылась по лицу.

— Самоанец? — спросил он. В голосе проскользнула ликующая нотка.

Это была последняя вещь, которую ожидал услышать Паппас, поэтому он просто кивнул.

— Вы пытаетесь мне сказать, — произнес офицер, начиная усмехаться, — что Департамент Сказочных Фей, — было очевидно, что он с трудом удерживал рвущийся наружу смех, — счел уместным… — Он сделал паузу и стал давиться хохотом.

— Послать мне морского пехотинца! Самоанца! Первым сержантом?! — ликующе прокричал он.


— Такая вот обстановка, Старшой, — сказал лейтенант, наблюдая за реакцией своего нового первого сержанта.

Они сидели на кухне жилого корпуса холостых офицеров роты «Браво» Первого батальона Пятьсот пятьдесят пятого пехотного полка. «Жилой корпус» представлял собой двадцатиметровый трейлер, разделенный на четыре одноместные спальни с общей кухней, гостиной и душевой. Размер спален примерно соответствовал встроенному шкафу для одежды в нормальном доме, единственным источником света на кухне служила одинокая лампочка без плафона на потолке.

Исполняющий обязанности командира роты делил эти необычайно щедро дарованные апартаменты с единственным другим офицером роты, старшиной первого взвода. В сопровождении Майклза и четвертого отделения этот достойный командир был послан в ночь с почти неосуществимой задачей раздобыть транспорт и привезти первое отделение и поклажу.

Арнольд пытался прочитать мысли сержанта-ветерана, лицо которого представляло ничего не выражающую маску в желтом свете лампочки.

Тем временем Паппас пытался вычислить, как вызволить задницу из прищемившего ее капкана. Все было бы прекрасно, если бы за его спиной стоял надежный командир. Но если Арнольд не проявит достаточной серьезности, дела пойдут вкривь и вкось.

— Позвольте посмотреть, все ли я правильно понял, сэр, — осторожно сказал он. — Вы прибыли сюда всего пять дней назад. Другой эл-тэ, Ричардс?

— Роджерс.

— … Роджерс здесь две недели. До того момента ротой руководил этот сержант Моралес?

— Ага.

— И могу я попросить дать оценку личных способностей этого сержанта первого класса Моралеса? — осторожно спросил Паппас.

— Так, ганни, — сказал офицер, в голосе прорезалась четкость, — я стараюсь не давать персональных характеристик. Я предпочитаю, чтобы все было прямо и открыто. Могу добавить, что до сих пор сержант Моралес умудрился не передать мне ни единого документа о подготовленности персонала, планах обучения, лидерских качествах или, кстати, о ротном имуществе. Каждый раз, когда я спрашиваю его об этом, всегда выплывают другие бумаги, намного важнее.

— О, — сказал сержант, надул щеки и выпустил воздух. Это объясняло неразбериху. Предпринимать «неофициальные» действия против Дома, Который Построил Моралес, не придется.

— Но. — Он сделал паузу. Следующая фраза вполне могла навлечь на него неприятности. Однако требовалось прояснить кое-какие детали. — Сэр, почему вы еще не призвали его к ответу?

— И что потом, сержант? У сержанта Моралеса было шесть месяцев перекроить эту роту. На всех ключевых местах «его» люди. Всякий, кто за эти шесть месяцев не поладил с ним, как Льюис, был понижен в звании или переведен в другую часть. Дверь в его канцелярию заперта на мощный замок, и похоже, он единственный, у кого есть ключ. И всю последнюю неделю ему просто необходимо было присутствовать на каких-то многочисленных совещаниях.

С чувством беспомощной досады лейтенант сделал паузу и провел рукой по ежику волос на голове.

— И потом, была еще целая проблема, что с этим делать, — продолжал он, смотря в глаза угрюмому сержанту. — Положим, я закусил удила и настоял, чтобы он передал мне документацию. И предположим, он их передал.

— И вообразим, что среди документов с еще не просохшими чернилами, — сказал он с кривой ухмылкой, — я обнаружил явные доказательства пропажи имущества, состряпанных административных наказаний, чего угодно. Что потом, Старшой?

Паппасу никогда раньше не доводилось идти таким путем, но он знал основные принципы. Он вытащил ручку из нагрудного кармана и начал скрести ею голову.

— Полагаю, вам следовало обратиться к командиру батальона, сэр, может быть, к генеральному инспектору, с рапортом о проведении расследования. Если имеются веские доказательства совершенного преступления или преступлений, то, может быть, вызвать военную полицию или Отдел криминальных расследований.

Арнольд устало улыбнулся и посмотрел на часы.

— Ну, думаю, у нас недостаточно времени дискутировать по этому поводу, поскольку у вас, или, скорее, теперь у меня, на руках взвод, раскиданный по черт знает каким углам, да и наведением порядка надо заняться. Поэтому буду краток. У батальона нет командира.

Паппас недоуменно уставился на него.

— Сэр, даже при нехватке офицеров и сержантов командная цепь все равно существует, — непоколебимо произнес Паппас. Для военных это было все равно что Гибралтарская Скала. Командная цепь существовала всегда.

— Командир батальона одновременно командир роты «Чарли». Во всех практических смыслах он им и является. Капитан Вулф с трудом удерживает свою роту в рамках. «Бригадного» командира нет, потому что хотя мы и отдельный боевой полк, по существу, мы представляем собой три отдельных батальона. Нет ни полкового командира, ни даже штаба полка. Следующий реальный командир в цепи командования этой части, после капитана Вулфа, это генерал Лефт на Базе Титан.

— Вот дерьмо, — прошептал Паппас.

— Думаете, мне следует ему позвонить? «Простите, генерал Лефт, это лейтенант Арнольд. Мой первый сержант плохо ко мне относится, и я не знаю, что делать».

Офицер снова улыбнулся.

— Есть один, сосчитайте их, один офицер Флота с опытом службы в действующих частях, на Восточном побережье, майор Марлоу, С-3 и исполняющий обязанности командира Второго батальона в Форт-Джексоне. Позавчера я позвонил ему. Он заявил, что понимает, что у меня проблема, что у самого их столько, что он не успевает их считать, и что мне придется справляться, пока не начнут прибывать члены штаба нашего батальона. «Три Пятака» является последним из отрядов ББС, комплектуемых из американских частей. Он последний в очереди за снаряжением, последний в очереди на подготовку и особенно последний на пополнение персонала.

Паппас мотал головой. Не от недоверия, а скорее в ужасе.

— Я и не знал, что мы в такой заднице.

— Уж поверьте, сержант. Я поверить не могу, что вы получили омоложение. Вы точно счастливчик. В прошлом году было призвано и прошло обучение свыше четырех миллионов срочников. Но, — он улыбнулся и воздел руки, — потому что у галактидов закончились омолаживающие препараты, было заполнено только пять процентов должностей майоров, подполковников и полных полковников.

— В «Арми таймс» была статья, — продолжал он, — по поводу заполнения вакансий в частях. Заполнено только три процента должностей в боевых и вспомогательных частях ранга бригады и ниже.

— Ой!

— То же самое происходит и у рядового и сержантского состава. Кстати, мои поздравления, вы исполняющий обязанности главного сержанта батальона. — Он снова остановился и опять провел рукой по волосам.

— Итак, главный сержант, о чем я говорил? А, криминальные расследования и военная полиция. На случай, если вы не обратили внимания, то тут идет что-то вроде войны. — Оттопыренным большим пальцем он махнул в сторону темноты за окном. — Военная полиция патрулирует в составе не меньше отделения. Ночью они сидят в своих вооруженных «Хаммерах», и «Хаммеры» находятся в пределах досягаемости друг друга. В военном городке такого размера обычно расквартирован батальон военной полиции. У нас рота. Отдел криминальных расследований у нас должен быть не меньше взвода, а скорее рота. Их всего трое. Меньше отделения.

— Итак, — лейтенант Арнольд улыбнулся с мрачным юмором, — как я уже говорил, я чертовски рад вашему появлению.

— Что бы вы сделали, если бы я не появился? — спросил Паппас.

— Прижал бы его, скорее всего завтра или днем позже.

— И что потом?

— Вероятно, к утру я был бы мертв, — ответил офицер абсолютно серьезно. — Четверо из этой роты, сержанты, официально числятся дезертирами. Я случайно подслушал, как один из них сказал, что они не хотят повторить судьбу сержанта Резерфорда.

Он снова мрачно улыбнулся.

— Думаю, мне полагалось это услышать. Одной из первых бумаг, переданных мне оперативным сержантом, был список дезертиров. Бегство штаб-сержанта с восьмилетним стажем в воздушно-десантных частях, вся грудь в наградах, бросается в глаза.

Паппас покачал головой:

— Твою мать, сэр. Снова вернулись семидесятые.

Офицер изогнул бровь:

— Что?

Паппас опять покачал головой и снова поскреб голову. Он смахнул упавшую перхоть со стола.

— Не обращайте внимания, сэр. Задолго до вашего времени. Он подумал и в свою очередь посмотрел на часы.

— Когда обычно показывается Моралес? — спросил он.

— Обычно он подкатывает к девяти, — усмехнулся лейтенант. — Официально он проводит «индивидуальную физподготовку». Единственный оставшийся штаб-сержант управляется с построениями. Сержант Райерсон, похоже, в порядке, он только-только научился держать голову опущенной, а глаза закрытыми. Не знаю насчет дежурного, хотя он мог попытаться примкнуть к Моралесу.

— Что ж, сэр, — сказал Паппас и посмотрел на часы, — в таком случае, может, вы пройдете со мной в казармы. Вы нужны мне подтвердить факт, что я отныне вхожу в цепь командования. После этого вы можете просто сесть в сторонку и наблюдать. Сэр.

— О, с удовольствием, ганни, — сказал исполняющий обязанности командира роты со сжатой улыбкой.

— И я думаю, что по пути мы заглянем в оружейный ангар, — продолжал он, улыбка стала совсем волчьей. — Он открывается только персоналу с соответствующим кодом. Моралесу не был присвоен код доступа к нему, и он всю прошлую неделю выспрашивал меня про мой код.

— Оружие, сэр?!

— У нас пока нет скафандров, но мы уже получили полный комплект вооружений. Гравивинтовки «М-200», тяжелые гравипулеметы «М-300», тераваттные лазеры, минометы, гранатометы и основные боеприпасы прибыли одной поставкой, включая ангар.

Лейтенант снова сжато улыбнулся.

— Если бы мне пришлось наехать на него на этой неделе, я собрался приготовить внезапную атаку вместе с некоторыми членами роты. При сложившемся положении я рад иметь вас на борту, дело могло закончиться кровью. Нам нужно спешить. Сомневаюсь, что он уже знает о вашем прибытии, поэтому, как считаете, сможем обойтись без требуемого уставом боевого приказа? — закончил он с кривой ухмылкой. Глаза его смотрели хмуро, когда он натягивал гимнастерку своего шелка поверх кобуры кольта сорок пятого калибра.

— Есть, сэр, — сурово произнес комендор-сержант морской пехоты, встал и пошел к двери. — Семпер хренов Фай. [28] Адамс! Построиться!


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава