home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


34

Провинция Андата, Дисс IV.

19 мая 2002 г., 08:21 по Гринвичу.


Наверное, мне следовало повременить с мотивацией до этой минуты, подумал Майк. Восходящее главное светило Дисса освещало сцену на крыше режущим люминесцентным светом зеленоватого оттенка. Пятьдесят восемь боевых скафандров расположились на разных расстояниях от края крыши, некоторые при этом немного пригнулись, как бы не желая смотреть на что-то. Один стоял прямо на краю. Крыши других зданий простирались шахматной доской от материковых плоскогорий до зеленого моря вдали. Далеко на западе Майк отметил некоторые пробелы, и, конечно, были две отсутствующие клетки у подножия столовой горы, упавшие Квалтрен и Квалтрев. Крыша соседнего мегаскреба отстояла примерно на длину футбольного поля, находилась на том же уровне.

— Как далеко этот мегаскреб, сержант Визновски?

Сержант сфокусировал перекрестие дальномера на стене здания, его грубая прикидка подтвердилась.

— Семьдесят два с небольшим метра, сэр, — ответил он, читая показатели в верхней части дисплея.

— А известна ли вам максимальная дальность прыжка рядового боевого скафандра?

— Нет, сэр, виноват, сэр.

— Хорошо. Так уж получилось, что в спецификации максимальная дальность прыжка указана сто метров для солдат, сто двадцать для разведчиков и сто пятьдесят для офицеров.

Майк пригнулся и прошептал команду. Его скафандр начал падающее движение спиной вперед над обрывом высотой в милю и прыгнул. В явном противоречии с законами тяготения, он устремился вперед и вверх, проделал заднее сальто и четко приземлился на противоположной крыше. Затем он прыгнул обратно, приземлившись со стуком среди остальных.

— Сержант Визновски, я хочу, чтобы вы сделали прыжок с разбега на другую крышу…

— А-а, Майк, сэр…

— Ты сможешь, Виз. Я смог, и ты сможешь. Отойди на несколько шагов назад, разбегись и перед толчком скажи своему скафандру прыгнуть. Давай, делай. — Забрало его шлема смотрело в забрало сержанта, две гладкие поверхности, совершенно непрозрачные. Ему было интересно, что творится сейчас в голове у разведчика. Визновски всегда был превосходным воздушно-десантным сержантом, храбрым до безрассудства. Сейчас, очевидно, он не был полностью готов к тому, что предстоит. — Хочешь, чтобы я прыгнул еще раз?

— Нет, сэр, я сделаю это.

Высокий скафандр отступил назад от группы и побежал к краю. В эфире царила абсолютная тишина, когда он достиг кромки и шепнул:

— Прыгай.

И опять скафандр воспарил вверх вопреки гравитации и здравому смыслу. На это раз, благодаря дополнительной скорости, гораздо выше, чем у человека без скафандра, он пролетел далеко над крышей, почти на сто метров от края.

— Это было немного излишне, Виз. Я говорил, что в спецификации указано сто двадцать метров Видимо, они способны на большее. — Майк проскакал в глубину крыши для лучшего разбега и сказал: — Мишель, скомандуй разбег и максимальный прыжок. Выполняй.

Очертания ног скафандра стали расплываться. На расстоянии в сто метров от старта до края крыши он разогнался до скорости свыше ста километров в час серией длинных скачков. Когда подошвы скафандра соприкасались с поверхностью, силовое захватное поле предотвращало скольжение, поэтому на каждый толчок приходился максимум энергии. Когда он достиг кромки, ПИР автоматически запустил его в воздух. Под воздействием комбинации момента движения, антигравитационной функции компенсаторов инерции и тяги встроенных в скафандр безынерционных ускорителей при полете на противоположную крышу он преодолел свыше двухсот метров. В несколько скачков он достиг края крыши и без усилий прыгнул назад к взводу.

— Конечно, это прототип командирского скафандра, нестандартный продукт. Весьма хорош, на самом деле. Но и обычный скафандр может перемахнуть такое расстояние в два счета, как вы все должны бы знать. Вся ваша теперешняя работа состоит в тренировках со скафандрами с автономным источником питания. Если бы вы, олухи, получили должную подготовку, этого разговора бы не было.

Мы будем передвигаться растянутым порядком, двадцать метров между людьми, тридцать метров между отделениями, разведчики забирают левее. Если кто-нибудь промахнется в прыжке, команда отстает и поднимает сорвавшихся своими лебедками. Если вы промахнулись, не беспокойтесь, скафандр автоматически включит антигравитацию, инерция донесет вас до стены здания. Задействуйте универсальный зажим на ваших ладонях, прилепитесь к стене и ждите, пока товарищи вас поднимут, или, уж если на то пошло, поднимитесь сами на руках. Первым пунктом сбора является место доставки снаряжения, и нам не нужно там никого раньше нас. Так что если кто-то промахнется, задерживается только команда этого бойца, и только она одна, все остальные мчатся как угорелые, это ясно?

— Ясно, сэр.

— Если попадем под обстрел послинов, те, у кого есть оружие, открывают по ним огонь. Врежьте им по зубам, не писькайте на них. Лупите из всего оружия, какое есть, и сметите поганцев к черту. Нам не удержаться на крышах без оружия.

А теперь, чтобы настроиться на нужный лад, мы отойдем назад и пойдем по крыше как взвод, а не стадо баранов, верно?

— Есть, СЭР!

— Сержант Грин!

— Да, сэр.

— Я хочу передвигаться длинными медленными скачками.

— Есть, сэр.

— Тогда добро, пошли.

Взвод отступил назад, медленно, и сержанты рассортировали людей. Бойцы заняли позиции, Майк поставил штабное отделение, то есть сержанта Грина и саперов, на место справа позади всех и проорал:

— Всем вперед — пошли!

Команда разведчиков двинулась вперед длинными прыжками, и взвод, растянувшийся почти на полкилометра, волей-неволей запрыгал вслед за ними. Когда они приблизились к краю, Майк проконсультировался с Мишель.

Все разведчики совершили прыжок не моргнув глазом, а когда несколько обыкновенных солдат дрогнули, что было естественно, их скафандры не послушались и все равно прыгнули. Пересекая следующее здание, все еще не встречая сопротивления или хотя бы беспокоящего огня, солдаты начали втягиваться в ритм бега. Бегом занимались они все, как приходится любому солдату современного десанта, привычный темп действовал успокаивающе на их нервы, а скорость и покрываемое расстояние поднимали дух. Майк выждал еще несколько минут и включил звукозапись. Внезапно ПИРы всех солдат начали транслировать песню Пэта Бенатара «Легенда о Билли-Джинс».

— Преимущества положения, когда можно не действовать тактически грамотно, — прокомментировал он сержанту Грину.


Нам нельзя оставаться безгрешными,

Поднимайся и встреться с врагом,

Выбора нет, стоим до последнего,

Нас не сможет никто победить


Тверды мы в своей убежденности,

Не сдадимся на милость врага,

Выбора нет, стоим до последнего,

Нас не сможет никто победить.


Километры проносились мимо, послинов видно не было, и песни продолжались. Рок семидесятых, альтернативная музыка, фьюжн, рейв, хеви-метал. Многие песни подчеркивали эфемерность жизни и важность храбрости и чести или по меньшей мере готовности. Достойно встретить неизбежное. Нравился солдатам репертуар или нет, они не говорили. Слышен был только шум дыхания, каждый боец погрузился в собственные мысли.

Когда они приблизились к месту рандеву, мегаскребу в трех «кварталах», или шести километрах, от окруженных частей, Майк включил частоту взвода, вклинившись в концертную запись песни «Не бойся Потрошителя».

— О’кей, останавливаемся в середине следующего здания, формируем узкий периметр, вооруженные бойцы снаружи, — сказал он, оглядывая пустую крышу. — Нам полагается ждать пополнения здесь.

— Майк, — произнес Визновски на отдельной частоте, — что это?

На востоке, в направлении очага земного сопротивления, внезапно прорвался огненный фейерверк.

— Мишель, увеличь.

Огненные молнии рвались вверх из промежутка между двумя зданиями. В небо били гиперскоростные ракеты и другое оружие кинетического действия вместе с лучами лазеров и струями плазмы. Внезапно в поле зрения над зданиями появился ярко пылавший боевой шаттл. За ним следовали еще шесть, один покачнулся, подбитый, как только шаттлы достигли сомнительного убежища пространства над мегаскребами. Один забрался слишком высоко, и его смахнула струя плазмы, от которой не поздоровилось бы и космическому крейсеру. Раскаленное пламя разрушило магнитное поле контейнера антиматерии, и шаттл исчез в ослепительной, ярче солнца, вспышке ядерной детонации, разрушив верхушки зданий по обе стороны и сбив с курса один из других шаттлов, который врезался в крышу.

Визуальные сенсоры шлемов взвода автоматически снизили оптическую перегрузку.

— Проклятие! Половина снаряжения пошла ко всем чертям, — ругнулся сержант Грин, когда вокруг посыпались обломки здания.

— Скорее треть, — не согласился Майк. В этот момент полдюжины бого-королей послинов в своих блюдцах взмыли вверх, преследуя шаттлы. Его мысли приобрели остроту бритвы, каждая деталь стала кристально ясной. — Взвод, ложись! Активировать систему маскировки!

Когда скафандр взял послинов на прицел, пистолет Майка автоматически навелся на них. Бого-короли сосредоточились на беззащитных шаттлах, и первая серебристая очередь Майка свалила двоих с расстояния три километра. Одно блюдце исчезло во вспышке белого пламени, когда летевшие на релятивистских скоростях капли нашли его энергоустановку. Он отпрыгнул вбок и упал ничком как раз в тот момент, когда системы прицеливания аппаратов оставшихся бого-королей навелись на источник стрельбы. Огненный шквал пронесся по его прежней позиции, но он с колен снял еще одного. Двое из оставшихся послинов продолжали атаковать шаттлы, а один понесся в направлении взвода.

Скафандры хорошо справлялись с задачей имитировать поверхность здания по всему частотному диапазону, поэтому послин думал, что имеет дело с одиноким человеком. Майк дважды промахнулся по делающему резвые пируэты аппарату и в серии диких прыжков и сальто увернулся от трех ударов плазмы, один из которых подпалил внешние сенсоры на правой стороне. Послин приближался на скорости свыше трехсот километров в час, бешено бросая блюдце зигзагом из стороны в сторону. Мишель метнула скафандр вбок при помощи ускорителей, и еще одна струя плазмы пронеслась там, где он только что был. Майк перекатился на спину и попытался выстрелить вверх, неловкое положение для стрельбы в скафандре, как внезапно оказался под пылающими обломками блюдца бого-короля.

— Членосос вообразил, что поймал вас, сэр, — произнес Дункан, пряча в отсек-кобуру пистолет, позаимствованный перед прочесыванием первого здания, — поэтому он наконец-то перестал носиться по всему небу.

— Спасибо, Дункан, — сказал Майк, поднимаясь на ноги. — Это было чертовски близко.

— Всего лишь легкая утренняя прогулка, сэр.

— Десант. Кто-нибудь видит, куда подевались другие бого-короли или наши шаттлы?

— Нет, сэр, — сказал сержант Грин. — Ничего не видно.

Два оставшихся шаттла внезапно нарисовались в западной стороне, все еще неотступно преследуемые бого-королями. Солдаты с пистолетами или трофейным оружием послинов оправились от шока нападения и открыли по ним огонь. Еще один шаттл рухнул, сбитый плазмой, но оба бого-короля были убиты через несколько секунд. Последний шаттл заложил вираж в сторону взвода, задрал нос и сел в середине периметра. Сразу же откинулась задняя дверь.

— О’кей, первое отделение, внутрь, хватайте, что нужно, и быстро назад! Шевелитесь! Сержант Грин, займитесь раздачей, в шаттле должен быть список груза.

— Понял, сэр. — Сержант направился к откидной двери, первое отделение выстроилось в очередь за оружием.

— Послины! — прокричал кто-то в периметре. Яркие даже на солнце искры рикошетов начали отскакивать от бронированной обшивки шаттла. Майк посмотрел на источник огня. Группа послинов-нормалов поднялась на крышу дальнего здания и стреляла по шаттлу и собравшемуся вокруг него взводу.

— Рассредоточиться! — Он отметил, что первое отделение едва пригибалось, заходя в шаттл. — Огонь, черт побери!

Он вставил в пистолет новый магазин и подал пример, свалив несколько далеких лошадиных фигур. Бойцы с трофейным оружием начали отстреливаться.

— В меня попали! — взвизгнул один солдат, затем озадаченно добавил: — Я думаю, что в меня попали.

Он сел на крышу и посмотрел на свое бедро:

— Меня подстрелили?

— Тебя подстрелили, — сказал Майк, запоздало падая ничком на крышу. — Всем лечь, черт возьми. Не бери в голову, твой скафандр позаботится обо всем.

— Второе отделение! — проревел сержант Грин.

— Огонь с запада!

— Бого-короли со стороны материка.

— Поскорее, сержант Грин. Первое отделение, сосредоточиться на бого-королях!

Внезапно в очереди к шаттлу один из скафандров второго отделения начал танец смерти. Скафандр опрокинулся и повалил несколько других из своего отделения. Они попытались поймать его, но он внезапно прекратил дергаться и лежал неподвижно.

Когда они начали открывать скафандр, Майк крикнул:

— Не открывайте его скафандр! Если никто из вас этого не видел, рядовому Ласки не поможешь. Сержант Грин?! — Майк принялся стрелять по приближающемуся бого-королю.

— Третье отделение! — проревел сержант Грин в виде ответа.

Визновски внезапно выпрыгнул из шаттла и помчался к западу. Майк едва заметил, как он это сделал. Более легкий и быстрый разведчик начал стрелять по приближающимся бого-королям из ручной установки ГСР. Он метался по крыше, как гиперактивная блоха. Огонь четырех новых бого-королей переместился на него, пока он бегал, останавливался, прыгал и уворачивался от него. Время от времени он останавливался ровно настолько, чтобы выстрелить гиперскоростной ракетой.

— Виз! Черт, прекрати изображать героя! — закричал Майк, выпустил очередь и побежал вперед на поддержку. — Вернись назад!

— Если вы хотите сплясать, сэр… — пропыхтел разведчик и был сметен ГСРом бого-короля.

— Вииз-з! — завизжал Майк и вскочил на ноги.

— Сволочи! — Он перезарядил пистолет и побежал в сторону бого-королей. — Мишель, маневр уклонения Гамма, максимальная скорость, автоматическая ломаная линия, исполняй!

Теперь ему оставалось только перезаряжать и стрелять, и он менял магазин за магазином, сближаясь сначала с четырьмя, потом с тремя, потом с двумя блюдцами. Огонь бого-королей бесполезно падал вокруг него, пока сокращалась дистанция Скафандр бежал постоянно меняющимся зигзагом, подошвы сапог надежно сцеплялись с поверхностью, шальные бусины рэйлгана отскакивали, словно брызги. Через сто метров луч лазера на мгновение задел скафандр, но лишь поджарил пару сенсоров. Контакт был слишком коротким и лишь немного поднял его температуру.

Он наискосок покрыл остаток дистанции до последних бого-королей, пока их блюдца разворачивались, пытаясь взять на прицел хаотично мечущийся боевой скафандр. Словно куница, Майк запрыгнул на правое блюдце и, ухватившись за голову бого-короля, одновременно наступив сапогом на плечо, одним движением начисто оторвал ящероподобную голову. В это время другой бого-король развернул свое блюдце, пытаясь удрать, но Майк выхватил из-за спины перепончатый клинок и метнул его тому в грудь со всей яростью мира.

Затем он перепрыгнул на это блюдце и отсек голову второго бого-короля. Он сошел с накренившегося блюдца и подобрал обе головы. Отбросив их в сторону, он вытащил пистолет.

Очередь в энергоотсек ближайшего блюдца вызвала сокрушительный взрыв, поглотивший аппарат. Он стоял в огне, словно принимая крещение, и смотрел в пламя, словно в глаза преисподней. Он был вне опасности, скафандры могли перенести любой взрыв слабее катаклизма, поразившего Квалтрен. Да и там они вполне стоили своих денег.

После этого он направил свой закопченный пистолет на аппарат дальнего бого-короля, также подпалив его. Затем он пинками перевернул аппараты и вытащил все останки бого-королей, которые смог найти. Сделав кучу, он попрыгал на ней, пока не утрамбовал в плоскую лепешку, и сунул в образовавшуюся массу гранату из антиматерии.

Он установил таймер, отступил назад и смотрел, как останки двух бого-королей взлетели высоко в воздух. Затем он схватил ближайшее блюдце и топтал его так, что в крыше образовалась внушительная вмятина, в которой блюдце просто утонуло. Дав выход гневу, он поднял две головы за гребни на макушке и полетел к взводу.

Когда он вернулся, огонь противника значительно ослабел. До сих пор эти бого-короли остались единственными, кто бросился в атаку, а нормалы действовали неэффективно, когда не имели подавляющего численного превосходства. Он сунул головы первому попавшемуся навстречу бойцу.

— Иди положи на пятно, оставшееся от сержанта Визновски, — прорычал Майк.

Солдат поспешил повиноваться.

— Клянусь всеми богами, — сказал он самому себе, но Мишель добросовестно транслировала сказанное, — этот самад вырастет до невероятного размера.

Он уставился в сторону океана, ни о чем не думая и избегая вспоминать события недавнего прошлого. Закованный в броню, он убил бесчисленное количество солдат под своим командованием, но все они были лишь электронными химерами. Первый раз он терял реальных людей, живых дышащих существ, с которыми у него установились определенные отношения.

Внезапное вторжение реальности в его высокоразвитый призрачный мир бескровных сражений на какое-то время оглушило его. Он содрогнулся внутри своей брони, возможно, первый раз полностью осознав, что вокруг были не тени на стене электронной пещеры, а люди со своими мечтами и надеждами. Матери вынашивали их девять долгих месяцев, жизненный путь привел их на голую крышу под чужим солнцем.

Пока взвод собирался и проверял снаряжение, он смотрел вдаль, пребывая внутри мгновения, выхваченного из вечности, одновременно краткого и бесконечного. Он не обратил внимания, как один из саперов присоединил новый автоматический гранатомет и снарядил его магазины. Наконец сержант Грин прервал его погруженность в себя:

— Сэр?

— Да, сержант Грин.

— Мы готовы двигаться.

— Спасибо. — Дункан передал ему винтовку. Майк проверил магазин, затем проверил, на месте ли его запасы. Он заметил, что все еще смотрит вдаль. Ему не хотелось идти.

— Сэр?

— Да, сержант Дункан.

— Нам нужно двигаться.

— Да, полагаю, это так.

Он все еще колебался. Не хватало чего-то жизненно необходимого, внутреннего импульса, который обычно побуждал его действовать в трудные минуты. Если они попадут в переплет без этого импульса, их жизни можно будет спустить в унитаз. Он пошарил кругом в поисках него, но тот уголок души, в котором он обычно пребывал, казался пустым. Данная конкретная маска куда-то спряталась.

— Мишель, — устало проговорил он, — загрузи координаты всех мест подрыва.

— Взвод, порядок выполнения миссии. — Голос О’Нила звучал монотонно и без эмоций. Словно команду отдавал компьютер. — Консолидированный взвод второго батальона Триста двадцать пятого пехотного полка совершит скрытое проникновение в мегаскребы Далтрен, Артен и Артал. Взвод разбивается на команды по два и три человека. Каждой команде определен ряд мест, которые они либо разрушат сразу, либо заложат в них заряды. Как только все заряды будут установлены, а все главные точки разрушены, команды покидают здания и подрывают их.

Пока он говорил, бойцы собрались вокруг него. Действие было тактически неправильным: один удачный залп лазера бого-короля мог прикончить их всех. Но реакция взвода на гибель товарищей немногим отличалась от той, что переживал Майк, и каждый солдат ощущал потребность почувствовать себя частью группы, почувствовать рядом плечо друга. Это был краткий момент проявления человеческой сущности на бегу.

— Указанные мегаскребы должны упасть в виде буквы «L», начиная от океана и заворачивая вокруг окруженных частей. Это даст возможность окруженным подразделениям сосредоточиться на прорыве из окружения к своим. И вот приятная часть, народ: основная масса послинов на всем чертовом континенте собралась в группу, которая пытается выбить Deuxiume и «Уланов» из этих зданий, поэтому, когда мы повалим эти здания на них, война будет наполовину закончена.

Он сделал паузу, и раздалось усталое, но прочувствованное «Урра-а». Столпотворение взвода являлось тревожным сигналом, но ему было все равно. Это же тесное сплочение начало действовать и на него, начало выводить его из состояния опустошенности. Несмотря на все проведенное в скафандре время, он был в той же степени подвержен чувству отчужденности, что и солдаты.

— Мы будем действовать командами по два человека. Если наткнетесь на послинов, с которыми не сможете справиться, отходите и вызывайте подмогу. Штабная группа поддерживает третье отделение и саперов в здании «L». Саперы будут работать в нем, потому что оно потребует аккуратности. Одна команда в каждом отделении обеспечивает поддержку, и по мере завершения своих задач другие команды также переходят в поддержку и ждут дальнейших приказаний.

Он посмотрел на сгрудившихся разведчиков, щемящее чувство печали пронзило его, так как высокого долговязого скафандра среди них не было.

— Разведчики, ваша задача поставить несколько зарядов, но в основном я хочу от вас расставить мини-камеры на зданиях, которые не будут минироваться. Вы будете выше линии огня, но если послины вас обнаружат, к вечеру вам станет жарко. После закладки всех зарядов двигайтесь в сторону океана к перерабатывающим фабрикам по водопроводным линиям.

Он прервал монотонное выступление и огляделся. Легкое напряжение шейных мышц поворачивало поле зрения из стороны в сторону. Как обычно, скафандры были невыразительными, взвод мог сойти за группу плохо отлитых сталепластовых статуй. Внезапный вопрос вторгся в его сузившуюся реальность, и он спросил себя, сколько из них останутся в живых к утру.

— Из-за всех разрушений трубы в основном пусты. Если ваша с водой, пробейте стенку и осушите ее, согласно моим данным, в этом районе не работает ни один водоперерабатывающий завод.

Пора выступать к нашим зданиям. Времени копаться нет, поэтому спускаемся вниз на компенсаторах. Ваши ПИРы получили программу снижения. Падайте на скорости, затем врубайте компенсаторы и жестко приземляйтесь. Это будет похоже на прыжок, только падать будем быстрее и не будем рассеиваться. Когда приземлимся, расходимся и выполняем миссию.

Он оглядел крышу, затем снова посмотрел на собравшийся вместе взвод. Он не был уверен, что сказать. Момент, похоже, требовал вдохновляющей речи, но будь он проклят, если мог выдавить из себя хоть одну.

— Помолимся немного, — наконец сказал он и склонил голову. Он помолчал чуть дольше, пробежав короткий список молитв, которые мог припомнить. Ни одна не казалась подходящей. Затем внезапно на память пришел обрывок стихотворения неизвестного поэта. Он подумал об этом и нашел его вполне уместным. Он сделал глубокий вдох.


Мария, будь опорой,

Защитой без конца

Душе, что встанет скоро

Перед лицом Творца

Мы все среди мучений

От женщин родились —

За верного в сраженье,

Мадонна, заступись!


— Сержант Грин!

— Сэр?

— Пошли.

— Есть, сэр Разведчики, второе, первое, четвертое, третье, штабное, пятое. Вперед!

Когда они достигли первого здания для минирования, отделения разделились и двинулись к своим зданиям. Третье отделение, которому предстояло минировать это здание, выстроилось вдоль края крыши вместе со штабным отделением и ожидало, пока другие отделения выйдут на позиции. Когда другие отделения заняли свои места, взвод шагнул вниз. Скафандры падали под воздействием искусственно вызванной двойной силы тяжести до высоты сто метров над землей, затем начали замедляться. Они встретились с поверхностью все еще на скорости шесть метров в секунду, но скафандры амортизировали удар сгибанием коленей. По бульвару бесцельно шлялись несколько послинов.

— Отделения, выставьте команды прикрытия в арьергард и отправляйтесь к точкам подрыва. Третье, сержант Грин и я прикрываем. За работу, народ.

Майк вскинул гравивинтовку и повел огонь по целям, помеченным красным. Мишель могла проанализировать всех послинов в поле зрения или в зоне действия сенсоров и определить первостепенные приоритеты стрельбы. Сначала положи тех, у кого тяжелое оружие, перенося огонь от ближайших к самым дальним, если только самые дальние не целились в Майка. Майк равнодушно следовал высвечивающимся целеуказателям, мгновения ярости после смерти сержанта Визновски разрушили что-то важное внутри него, и он ощущал, как в отдаленных уголках сознания поднимает голову депрессия.

Послины валились снопами, но Майк все больше отстранялся от окружающего. Чувство было такое, словно он смотрел на мир на экране телевизора, а жизнь за его пределами представлялась лишь бесплотной тенью.

Они с сержантом Грином прикрыли проход третьего отделения и вошли в здание.

— Как мы будем поддерживать их здесь? — спросил сержант Грин, стоя в одном из гигантских транспортных въездов на первом этаже.

— Скверно. Двигаемся к центральному стволу и вниз.

Майк с сержантом Грином отправились внутрь, сметая с дороги случайных послинов. Даже если они не замечали послинов, те все равно атаковали их. Майк наконец решил, что большинство послинов в здании были теми, кого освободила смерть бого-короля. Майк припомнил сведения, полученные миллион лет назад, на Большой Земле.

Послины-нормалы были едва разумными. Большинство стояло на уровне ниже слабоумных людей. Очень малое число, несколько более разумное, использовалось бого-королями в качестве десятников или сержантов. Но все обычные послины, и нормалы, и продвинутые нормалы, были в самом прямом смысле связаны узами с отдельным бого-королем. Они бы нисколько не заколебались, прикажи им бого-король умереть.

Но когда бого-король умирал, они освобождались от уз. Если при этом рядом случался другой бого-король, он мог попытаться связать их с собой. Это называлось «связать теплыми». Однако если их не связывали заново вскоре после смерти их лорда и хозяина, наложить новые узы оказывалось невозможно в течение некоторого периода, около двух недель. Тогда они начинали искать себе нового бого-короля. Он упомянул это сержанту Грину.

— Должно быть, первые пару недель после сражения происходят интересные вещи, сэр.

— Почему? — без интереса спросил Майк.

— Ну, сэр, — сказал сержант Грин, надеясь пробудить интерес лейтенанта к происходящему, — эти твари всегда атакуют нас, как только увидят, и я заметил кучу свежих трупов.

— Да, я тоже их заметил.

— Думаю, они нападают и на своих тоже, сэр. Так что местность за полем битвы должна быть усеяна этими тварями, жаждущими драки, в течение двух недель. Трудновато им будет навести порядок, верно?

— Неспокойный тыл, — сказал Майк с зачатками интереса. Летаргическая депрессия от гибели Визновски все еще присутствовала, но его основной инстинкт продолжать бой начал с ней бороться.

— Да, сэр. Если произошла битва, где погибла куча бого-королей. Те бого-короли, что помчались за шаттлами, — сколько вы поставите на кон, что их группы взбунтовались, или как там у них, после их кончины?

— За исключением тех, кого связали теплыми, — отметил Майк.

— Да, сэр, но посмотрите на всех этих вокруг. Видать, многих упустили.

— Как мы сможем этим воспользоваться? — размышлял Майк.

— Не представляю, сэр, но это сработает на нас. Им нужно перебрасывать запасы, «армия воюет животом», правильно? Так что это должно нанести ущерб их тыловому обеспечению.

— Не слишком великий, в основе их тылового обеспечения лежит собирательство.

В этот момент их позвали на помощь команде, которая напоролась на группу под предводительством бого-короля. После нескольких нелегких минут, но без потерь со своей стороны они продолжили разговор.

— Что вы хотели сказать насчет их тылового обеспечения, сэр?

— В смысле собирательства?

— Да, сэр.

— Ну, они поддерживают существование практически тем же способом, что и любая другая армия в истории, то есть реквизицией. Еще совсем недавно, по историческим меркам, то, что мы называем мародерством и за что наказываем, считалось общепринятым способом прокормить войска и платить им. Вы ничего не заметили в отношении этих послинов?

— Кроме того факта, что они стреляют в нас, сэр? — пошутил сержант.

— Я имею в виду, что у них на сбруе, — ответил Майк со слабой улыбкой.

Сержант Грин изучил ближайший труп послина.

— Повсюду пришпилены какие-то кусочки.

— Да, блестящие кусочки. Если обшарите всю кучу, найдете нескольких с серебром и золотом. Еще больше драгоценностей на бого-королях. В их сумках должны находиться куски индоев и другие растительные и животные продукты. Некоторых из индоев перегоняют назад, к местам высадки, боеприпасы посылают вперед. Туземное население и их припасы служат им пищей, и они собирают все ценные и не очень предметы для своих боссов. В период закрепления на захваченных территориях они строят нечто вроде храмов, или дворцов, для бого-королей и набивают их захваченной добычей. Полагаю, они подобны великому множеству солдат. Знаете что сказал Киплинг: «Добыча, добыча, добыча, вот что заставляет вставать и стрелять». Но это не может быть их единственным мотивом.

Или может?


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава