home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Форт-Брэгг, Северная Каролина, Сол III.

19 марта 2001 г., 18:24 восточного поясного времени.


— Мюллер.

— Ты шутишь?

— Нет.

Самая дальняя из всех разведывательных миссий в истории вооруженных сил Земли началась с разговора двух опытных сержантов и листка разлинованной бумаги.

Мосович и Эрсин, высокий, подтянутый, темноволосый мастер-сержант со слегка евразийскими чертами лица, расположились за столом на кухне Мосовича и составляли смешанную команду из лучших представителей разных родов войск, о каких они только могли вспомнить, для этой миссии. Разногласия были неизбежны.

— Ты все-таки шутишь, — сказал Мосович. — Во-первых, у него нет никакого опыта. Во-вторых, у него вода в заднице ни хрена не держится, поганец не соображает, когда заткнуть свою вонючую пасть.

Он встал, подошел к холодильнику, извлек бутылку пива и вопросительно поднял ее. Эрсин кивнул. Джейк достал вторую для себя, откупорил обе и вернулся за стол.

— Кроме этого, он отлично окончил курсы повышения квалификации, — упрямо продолжал Эрсин, — и у него прекрасный послужной список до вступления в силы специального назначения. Но главное, почему я хочу его, это его подготовка по проведению анализа местности. Нам понадобится такое ноу-хау, раз вся чертова планета представляет одно сплошное болото, и я не знаю другого солдата с боевым опытом лучше него. Вдобавок он дьявольски вынослив.

— Как насчет Симмонса? — спросил Мосович, глотнув пива.

Эрсин повел головой и изогнул шею, в движении было что-то крысиное.

— Он двигается, словно одуревший бык в кустах, — сплюнул он с отвращением.

— Ты работал с Мюллером, — сказал Мосович.

Это прозвучало как обвинение.

— Да, — сознался Эрсин, покрутил бутылкой и приложился к горлышку. Он предпочитал более качественные сорта пива, чем предлагал сержант-майор, но дармовщина есть дармовщина. — Он обычно кучкуется с Гарольдом. Мы провернули пару горячих дел, и я дважды прогнал его через курсы спецтренировки. Он хорошо работает руками.

В сообществе людей, связанных со специальными операциями, эта фраза несла особый шик. Она обозначала человека, который был смертоноснее любого оружия.

— Что ж, бог свидетель, в свое время и от моего языка многим досталось, — неохотно уступил Мосович.

— Он изображает из себя всезнайку, и главная проблема в том, что он обычно прав. — Одержав верх, Эрсин не стал распространяться на эту тему дальше.

— Так, получается оперативник, пулеметчик, связист, подрывник и фельдшер. Нам еще нужен разведаналитик, имеющий медподготовку. Ты.

— О’кей. Мюллер может подменять оперативника, то же самое и мы с тобой.

— У меня взаимозаменяемость со связистом, у Уолтерса с подрывником, и все мы запросто сможем прикрывать огнем при нужде. Кроме того, это же разведка, а не рейд, зачем стрелять? — улыбнулся покрытый шрамами ветеран.

Эрсин фыркнул.

— Что, собираешься отправиться безоружным? — Это не было чем-то неслыханным при проведении разведки в одиночку, совсем другое дело при засылке группы.

— Будь спокоен, не собираюсь. Я рассчитываю обойтись без единого выстрела, но намерен набрать самого крутого железа, какое найдется. Я надеюсь, Трэйнер сможет пробить все, что потребуется. Нам понадобится кое-какое весьма специфичное оружие. Это, кстати, напомнило мне, надо заполнить еще пару вакансий.

— Попробую угадать. Одним будет Трэпп, так ведь? — Эрсин улыбнулся воспоминаниям и покрутил, словно фокусник, пальцами перед лицом сержант-майора.

— Да, — улыбнулся Мосович. — Нам может пригодиться парень, умеющий работать на близкой дистанции. И раз уж речь зашла об этом, мы должны побольше узнать о физиологии этих тварей еще до высадки. Кто еще?

— Не знаю. Еще один технарь?

— Что получится, когда нам нужно будет оторваться?

— О. О’кей. — Эрсин глотнул еще пива и немного подумал. Все его лицо задергалось в манере грызуна, шевелящего усами. — Снайпер?

— Да. Но кто? — спросил Джейк, приподняв бровь.

У него явно был кто-то на уме.

— Фордхэм, — мгновенно отозвался Эрсин.

— Не-а. Он хорош, но слышал ты что-нибудь об Эллсуорси?

Эрсин замялся.

— Не знаю, Джейк. Женщина?

— Видел когда-либо, как стерва стреляет? — осклабился Джейк, шрамы превращали улыбку в подобие кошмара.

— Нет, хотя я про нее слышал. Бэннон встречался с ней в Куантико. Ее кличут Призраком. — Лицо Эрсина опять задергалось. Идея ему не нравилась.

— Не могу представить, кого бы я меньше всего хотел видеть среди желающих добраться до моей задницы. Я не страдал бессонницей от того, что толпа народу всерьез пыталась прикончить меня, но если эта цыпочка когда-либо разозлится на меня, я сам пойду копать себе могилу.

— Здесь ты босс, — с очевидным нежеланием сказал сержант первого класса.

— Эт точно.


В маленькой и плохо освещенной комнате находились семь мужчин и одна женщина. Кто-то стоял, кто-то сидел. Комната располагалась в самой глубине штаб-квартиры Первого Командования специальных видов боевых действий им. Джона Ф. Кеннеди, Форт-Брэгг, Северная Каролина.

Они носили форму четырех разных видов с нашивками различных подразделений. Все мастерски владели своими воинскими специальностями. Большинство имели боевой опыт. Ни у кого не было семьи. Они представляли Морскую Пехоту, Армию и ВМФ. Только один знал немного о предстоящем задании. Сержант-майор Мосович вошел минутой позже других и направился во главу стола для совещаний. Когда он сел, остальные начали придвигать стулья ближе к старому деревянному столу, некоторые продолжали при этом разговаривать.

Один из говорящих, блондин, телосложением походивший на медведя, носил форму штаб-сержанта 7-й Группы войск Специального назначения. Ростом под два метра, он напоминал выкрашенный в камуфляж танк. Он обсуждал технику владения ножом, помогая себе жестами, с невысоким жилистым главным корабельным старшиной, с нашивкой «морских котиков».

Главстаршина посмеивался, обнажая острые зубы; было видно, что доводы собеседника впечатления на него не производили. Предплечья главстаршины своей толщиной напоминали руки мультяшного матроса — любителя шпината, шрамы сплошь покрывали кисти рук и запястья.

Высокий, добродушного вида сержант первого класса войск специального назначения с острой бородкой а-ля Ван Дейк пытался разговорить единственную среди присутствующих женщину. У нее было привлекательное, хотя и слегка вытянутое лицо, обрамленное коротко стриженными густыми каштановыми волосами, и темно-зеленые глаза. Она носила тщательно подогнанную форму штаб-сержанта морской пехоты. Ничем не украшенный китель сидел словно влитой и был пошит из такой легкой ткани, что подчеркивал малейшее движение ее небольших, но упругих грудей. Покрой ее юбки также специально подчеркивал фигуру, и если глазомер не подводил Джейка, она была минимум на пять сантиметров короче положенного по уставу. Ее черные, как положено, туфли были сшиты из неуставной лакированной кожи и имели шпильки в десять сантиметров. В такой форме, благоухая густыми терпкими духами, аромат которых огрел его, словно кувалдой, едва он вошел в комнату, штаб-сержант могла запросто спровоцировать бунт. Ее черты были самыми бесстрастными из всех, какие доводилось видеть Мосовичу. Ее руки оставались неподвижными в течение всей беседы, а голова ни разу не повернулась. Глаза смотрели неподвижно в одну точку на стене, взгляд твердый и словно зафиксированный на удаленной цели. Монолог бородатого штаб-сержанта не вызывал ни малейшего отклика.

Помимо этих четверых, в комнате находились Эрсин, гигантского роста чернокожий мастер-сержант с нашивкой команды специальных операций и полный чернокожий штаб-сержант из 1-й Группы.

— О’кей, давайте начнем, — сказал Мосович, когда вся группа уселась и успокоилась. — Для начала я всех представлю. Справа от меня Марк Эрсин, Седьмая Группа армейского спецназа. Он будет разведаналитиком в этой маленькой операции. — Он указал на чернокожего мастер-сержанта. — А это мастер-сержант Тунг. В ОКСО он выполняет разную работу

Некоторые из присутствующих усмехнулись. Мастер-сержант принимал участие в боевых действиях почти столько же лет, сколько прослужил инструктором, и слыл такой же легендой в кругах, связанных со спецоперациями, как и Мосович.

— О, некоторые из вас слышали о мастер-сержанте Тунге. Хорошо, это избавит от многих проблем. Мастер-сержант Тунг будет заниматься оперативными вопросами.

Он сделал жест в сторону крупного блондина.

— Штаб-сержант Мюллер также из Седьмой Группы. Пусть его внешность вас не обманывает, он не просто большой и тупой: он большой, тупой и злобный.

— Главстаршина Трэпп, — кивнул он на «котика», в ответ получил дружескую острозубую улыбку и комический взмах рукой, — прибыл из Шестой команды «морских котиков».

— Сержант Мартин, — повел рукой Джейк в сторону дородного черного сержанта, — из Первой Группы, превосходный связист и может починить все, что угодно.

— Сержант первого класса Ричардс, — указал он на штаб-сержанта с бородкой в стиле Ван Дейка, который пытался разговорить женщину из морской пехоты, — чертовски опытный эскулап. — Сержант поморщился при этом термине.

— Сержант Эллсуорси, — продолжал Джейк, указывая на женщину, — прибыла к нам из снайперской школы морской пехоты. Джентльмены, и на этот раз я не шучу, не советую впадать в немилость этой юной леди, она смертельно опасна, гораздо больше, чем красива. Ну а теперь, вы все наверняка спрашиваете себя: «Ну да, конечно, но почему я и какого хрена?»…

— Прошу прощения, сержант-майор, — голосом маленькой девочки произнесла женщина из морской пехоты, почти шепотом, — известно ли вам, что на стене за вашим креслом пристроилась какая-то непонятная тварь?

У нее был ярко выраженный южный выговор, речь текла словно мед.

Разговор умолк, шесть пар тренированных глаз начали обшаривать указанное место. Один за другим они останавливались на нужной точке.

— Да-а, — протянул «котик», — теперь, когда ты сказала, я его вижу. Напоминает осьминога.

— Нет, — сказал Мюллер. — Скорее замаскированную лягушку. Что это за чертовщина? Оно выглядит настоящим. — Он наклонился вперед, на лице написано любопытство.

— Оно настоящее, — произнесла Эллсуорси. — Оно двинуло одним глазом.

— Итак, — пророкотал Тунг, — что это за хреновина и как она сюда попала?

— Не знаю, что это, — сказал Трэпп, нож появился в его руке, как по волшебству, — но какая-то лягушка сейчас попадет на острогу.

— Спрячь, — сказал Мосович, — оно дружественное. Химмит Ригас, вам не полагалось присутствовать на этой встрече.

— Первые встречи всегда такие показательные, — произнес химмит, меняя цвет кожи в тон стены на свой натуральный пурпурно-серый и обратно. Казалось, он был возбужден.

Бойцы спецподразделений отреагировали по-разному, но сдержанно. Только черный сержант-связист вскочил и отступил назад.

— Сержант Мартин, сесть на место, он безвреден, — рыкнул Мосович.

— Д-д-д-дьявольщина! Ч-ч-что это? — заикался Мартин.

Его дефект речи был так же хорошо известен, как и его способности шифровальщика.

— Внеземное существо, сто процентов, — заявил Мюллер, с интересом разглядывая Ригаса, на лице ни малейших признаков страха или отвращения. Он повернулся к Мосовичу с вопросительным выражением. — Инопланетянин, верно?

— Это часть причины, по которой мы собрались. Ему полагалось подождать, пока его не представят, черт возьми! — злился Мосович.

— Куда он подевался? — прошептала Эллсуорси. — Я отвела взгляд всего на секунду. — Она принялась сантиметр за сантиметром сканировать стену.

— Не знаю. — Мюллер вертел головой из стороны в сторону. — Он просто исчез.

— Вот дерьмо, — произнес Трэпп, возбужденно поигрывая ножом, — где же маленький жабик?

— Угомонитесь, — сказал Мосович, — он не появится, пока не почувствует себя комфортно. Это химмит. Если вам интересно, то заткнитесь и слушайте.

Постепенно к ним вернулось чувство дисциплины, и они сосредоточили свое внимание на сержант-майоре, хотя продолжали украдкой поглядывать на стену.

— Командование специальными операциями поручило нам произвести глубокое проникновение на вражескую планету. Да, но что за враги, так? О’кей, вот основное, вкратце.

Он изложил главные моменты относительно контакта с Федерацией и надвигающейся угрозы со стороны послинов.

— Факт в том, что у нас недостаточно данных о послинах. Информация является одним из краеугольных камней проведения боевых действий, а ее-то у нас и нет. Химмиты подобны призракам, они проникли на все планеты послинов, высматривая и вынюхивая. Проблема с ними в том, что они не идут туда, где могут быть обнаружены, что означает их непригодность для сбора информации с близкого расстояния, и они смотрят не там, где нужно. И последнее, по порядку, но не по значимости, уж извини, Ригас. — Он посмотрел туда, где, по его прикидкам, мог таиться закамуфлированный инопланетянин. — Верхи, в данном случае президент, хотят иметь независимую оценку ситуации. Сейчас все, что мы знаем, основывается на данных, переданных дарелами и химмитами. Президент хочет взглянуть на проблему глазами человека. Вот мы и есть эти глаза.

Джейк листал свои бумаги и надеялся, что собранная им группа параноидальных профессионалов слышала его: напряженность атмосферы ощущалась почти физически. Большей частью они вглядывались в стены, пытаясь обнаружить невидимого химмита. Сам несколько раз проделав это же упражнение, он был вполне уверен, что им это не удастся. Эллсуорси, опять же, удивила его тем, что вообще смогла обнаружить инопланетянина.

— Нам поставлена задача отправиться вместе с химмитом Ригасом на захваченный послинами континент на одной из планет, которой предстоит ощутить пристальное внимание со стороны людей в форме Первой дивизии морской пехоты вкупе с рядом других подразделений. Там мы будем разрабатывать порядок проведения военных действий на основе собранной о послинах информации. Мы погрузимся на корабль здесь на Земле, проведем четыре месяца в полете, затем осуществим скрытую высадку.

Если мы высадимся незамеченными, мы сможем воспользоваться кораблем химмитов для эвакуации и перемещения. Если нет, то мы сможем подождать другой корабль химмитов, который подберет нас спустя четыре месяца после высадки. Если мы пропустим его, то завязнем там надолго; следующий корабль доставит экспедиционный корпус и ожидается не раньше, чем через два года. — Он сделал паузу и посмотрел в наброски, составленные им вместе с Эрсином. В них было мало деталей; с такой командой уточнения вносятся по ходу тренировки и подготовки.

— Пара дополнений. Мы будем нагружены до предела. Пища на планете не съедобна, но мы получим индивидуальные процессоры для конвертации животных и растительных тканей, если придется перейти на подножный корм. — Он улыбнулся многочисленным гримасам на лицах членов команды. Каждому из них время от времени приходилось питаться «подножным кормом», и этот опыт не был приятным. Эллсуорси сморщила нос, как будто унюхав гадкий запах. — Если нам удастся использовать корабль химмитов в качестве базы, то до этого не дойдет.

Тем не менее во время каждого рейда наряду с конвертерами нам придется брать с собой то, что, по словам ученых, невозможно преобразовать, типа витаминов и наборов незаменимых аминокислот. И хотя они вроде не кажутся тяжелыми, но становятся таковыми, когда тебе приходится тащить на себе пятимесячный запас. Вы все большие девочки и мальчики, так что решайте сами, что вы захотите взять с собой, пока мы будем готовиться. И думайте основательно: М-16 этих штук не заменит.

Это пока все, встречаемся завтра утром и начинаем подготовку. Насчет размещения и расписания тренировок обращайтесь к Эрсину. — С этими словами он просто встал и вышел из комнаты. Они могли оставаться и пытаться вычислить, наблюдала ли лягушка все еще за ними или нет.


С высоким, гордым сердцем,

Суровые в борьбе,

С душою безмятежной

Приходим мы к тебе!


Иной неверно клялся,

Иной бежал, как тать,

Ты знаешь наши сроки —

Дай сил нам умирать!

Р. Киплинг [10]


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава