home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


5

Форт-Макферсон, Джорджия, Сол III.

18 марта 2001 г., 11:15 восточного поясного времени.


Когда оживленно переговаривающиеся военные и гражданские поднялись, чтобы покинуть аудиторию, генерал Хорнер махнул Майку оставаться на месте. Он подождал, пока гудящая толпа не очистила просторное помещение, и огляделся. Руководители некоторых групп собрали членов своих команд для поспешных совещаний, и он внутренне улыбнулся. Все до одного генералы и адмиралы, в том числе и он сам, чувствовали себя до крайности не в своей тарелке. Обученные сражаться с другими людьми, они никогда всерьез не задумывались о войне с внеземными силами. Сама мысль, на их взгляд, выглядела абсурдной: устаревший сценарий где-то в запасниках Пентагона, составленный во времена холодной войны свихнувшимися болванами с вытаращенными глазами.

Но сейчас им приходилось учиться заново, сдувать пыль с того нелепого сценария, и он с нелегким чувством припомнил, на какой возраст намекает поговорка «есть еще порох в пороховницах». Рьяные почитатели научной фантастики, вроде вызванного им троглодита, могли быть мечтателями не от мира сего, но они хотя бы до некоторой степени задумывались над подобными ситуациями и в силу этого оказались буквально на вес золота.

Только двое из руководителей групп, как он заметил, разговаривали с военными — остальные беседовали с гражданскими, так что большинство понимало, откуда появятся идеи и предложения.

Когда он уверился, что в пределах слышимости никого нет, он повернулся к бывшему сержанту. Майк перелистывал розданные бумаги. Свет ярко-белых потолочных светильников отражался от ламинированных листов, блики скрывали часть грифов «Совершенно секретно», обильно усеивавших страницы.

— Ну? — Генерал кивнул на бумаги. — Что думаешь? Расскажи про свои впечатления, прежде чем мы соберемся всей группой.

— В общем смысле? — спросил Майк, изучая схематическое изображение какого-то явно транспортного средства.

— Да.

— Мы по уши в дерьме. — Бывший сержант захлопнул папку, мрачность его взгляда соответствовала безрадостной улыбке генерала. Он выглядел слегка более расстроенным, чем обычно. По прежнему опыту генерал знал, что это могло означать либо все, либо ничего.

— А поподробнее? — едва улыбнулся Хорнер и сложил пальцы домиком.

Майк развернулся в кресле, чтобы удобнее было смотреть в глаза генералу, и постучал по папке.

— Согласно этому, мы можем ожидать пять волн вторжения, с промежутками в шесть месяцев, плюс отдельные несвязанные высадки до, во время и после главных волн. Первая полная волна придет примерно через пять лет. Каждая волна будет насчитывать пятьдесят или семьдесят крупных боевых колонизаторских сфероидов, в состав каждого входят пятьсот или шестьсот десантных модулей. Каждый из этих модулей вмещает дивизию послинов, хотя мы определяем ее как бригаду. Я прав? Пятьсот или шестьсот дивизий?

— Верно. Очень компактные, почти карманные дивизии. Я предпочитаю называть их бригадами. — Хорнер открыл собственную папку и стал сверяться с цифрами

— Но каждый сфероид несет примерно четыре миллиона живой силы. Так? — продолжал Майк.

— Так.

— Это означает, что каждая волна высадит двести сорок миллионов тяжеловооруженных солдат. — Обвинение прозвучало негромко, но с напором.

— Правильно.

— Пять раз. Каждая высадка происходит как гром среди ясного неба, и численностью превосходит последние известные мне оценки по вооруженным силам всего мира. И каждый из послинов является бойцом, а не в пропорции один к десяти, как в современных армиях.

— К несчастью. — Хорнер одарил Майка еще одной своей безрадостной улыбкой.

— Вы видите, в чем тут проблема? — спокойно спросил Майк, ритмично сжимая и разжимая кулаки.

— Я как раз жду, чтобы ты это прояснил, — признался Хорнер.

— Ладно. Итак, эти… послины действуют группами по четыре сотни. Каждой группой руководит командир типа всемогущего «бого-короля», с самоходной установки тяжелого оружия. — Он сделал паузу и немного подумал о структуре подразделения. Что-то брезжило в его голове, но он никак не мог ухватить, что именно. Наконец он додумался, уголки рта удивленно поползли вверх.

— Что? — спросил Хорнер, пристально за ним наблюдавший.

— Знаете, что это мне напомнило?

— Что?

— Структуру войска во времена династии Сун Цзу. — Он посмотрел вверх и заметил озадаченное выражение на лице генерала. — Одна тяжелая колесница на десять пеших, — пояснил он.

Джек подумал об этом и кивнул:

— Так что это нам дает?

— «Когда враг силен — отступай, когда слаб — атакуй».

— Да, и «прибегай к хитрости». А что насчет используемого оружия?

— Отряд послинов имеет на вооружении примерно восемь тяжелых ракетных пусковых установок, — продолжал Майк, снова глядя в бумаги. — Насколько можно предположить, они способны пробить броню танка «Абрамс» с большого расстояния. Несколько ружей Гаусса калибром три миллиметра, вероятно, смогут вывести из строя «Абрамс» и совершенно точно справятся с БТР «Брэдли».

— Они стреляют неприцельно, — указал генерал.

— Со всем уважением, нет, сэр, это не так, — не согласился Майк. — Оружие не оборудовано прицелами, но это не значит, что они не целятся. Насколько мы знаем, послины ловко стреляют с бедра.

— Хорошо подмечено, — признал генерал. — Но стрелять с бедра хорошо только на близкой дистанции. Мы можем этим воспользоваться?

— Да, тут есть зацепка. Если мы ввяжемся в ближний бой, они разделают нас со всеми современными системами. — Майк задрал бровь.

— Я и сам додумался до этого, — заметил Хорнер, снова холодно улыбнулся Майку и сложил руки на животе. Он устал от пессимистических оценок. Пришла пора для идей.

О’Нил кивнул и заново открыл папку.

— Чтобы остановить их, потребуется пехота. Мы сможем потрепать их артиллерией, авиация исключается. Может быть, нам удастся сконструировать чудо-танк, но если он окажется слишком велик, затраты на его производство нас погубят. Но нам необходимо иметь что-то для борьбы с ними, не просто отбиваться из укреплений, а сдерживать наступление и выживать даже при их подавляющем численном перевесе, вызывать огневую поддержку…

— У меня есть две идеи по поводу, — сказал Джек.

— Хм-м. — Майк разглядывал эскиз самоходки бого-короля, круглой антигравитационной платформы с тяжелой установкой в центре. Изображенная система несла мощный многоствольный лазер.

— Я думал, что выходом будет применение шагоходов, — сказал генерал и чуть повернулся посмотреть, слушает ли бывший сержант. Слегка презрительное фырканье послужило достаточным знаком. — Что?

— Видите это? — Майк указал на лазер.

— Да.

— Здесь сказано, бого-короли вооружены тяжелыми лазерами, тяжелыми пушками Гаусса или пусковыми установками гиперскоростных ракет. И если только вы не ведете речь о таком количестве брони, чтобы перегрузить системы целеуказания, то не хотелось бы мне оказаться внутри такой мишени, как шагоход. — Майк опять показал на картинку. — Пять или шесть таких штук справятся с шагоходом, не поперхнувшись, а их на «бригаду» приходится от четырнадцати до двадцати единиц. Не говоря о том, что не всякий шагоход сможет пережить попадание этих гиперскоростных ракет. И последнее, я не думаю, что шагоходы впишутся в тактические схемы пехоты.

— Предоставь мне беспокоиться о тактике боя, — осадил его генерал, — а ты думай о технической стороне. Итак, как насчет того, чтобы уничтожать их до того, как у них появится шанс уничтожить нас? Мы ведь можем начать с дальней дистанции и выбить бого-королей.

— При благоприятных обстоятельствах, разумеется, Джек. Но что случится, когда им удастся приблизиться? Или самому вдруг очутиться прямо в их гуще? Ну же! Вы сами учили меня этому. Не стану спрашивать, помните ли вы десант на Гренаду.

— Что ж, тогда бронированные скафандры, моя другая идея, также исключаются, — скривился генерал. Противостоять таким силам с пехотой без броневого прикрытия означало бойню с потерями, превосходящими всякое воображение.

— Вовсе нет, — вставил Майк. Он перелистнул страницу. — Подумайте в таком ключе. Послины сражаются фалангой, верно? Крупные, тесно сомкнутые пешие порядки нормалов, с неравномерно разбросанными самоходками бого-королей, обычно далеко позади передней линии.

— Верно. — Генерал прищурил глаза, глядя на Майка и следя за его логикой.

— И держатся они очень стойко. Ты не можешь их запугать или врезать им так, чтобы они отступили. — Майк задумчиво почесал подбородок.

— Никогда не удавалось галактидам, — подчеркнул Хорнер.

Уточнение предполагало, что это удастся сделать людям.

— Итак, придется убить всех до единого. — Майк покачал головой при этой мысли и потер легкую щетину, уже пробившуюся на щеке. — Но даже если воспользоваться препятствиями на местности, а у них ограничен фронт, то когда уничтожишь первый миллион, позади него еще два.

— Верно, — поддержал Хорнер. — Так что ты должен располагать чем-то достаточно мощным, чтобы убивать их миллионами и выжить, когда по тебе бьют миллионы одновременно. — Он подумал о том, что только что сказал с «пехотной» точки зрения. — Ты прав, это невозможно, мы в дерьме. — Генерал покачал головой, губы поджаты, глаза уставились вдаль.

Майк широко раскрыл глаза и щелкнул пальцами.

— Прав касательно первого ограничения, не прав по второму. Не нужно стремиться выжить под одновременным огнем миллионов. — Он тыкал пальцем, подчеркивая каждый пункт. — Классический шагоход стоит на порядок выше пехотного подразделения и является мишенью для каждого послина вокруг. Но если на них бронированные скафандры, они на одной ступени с ним, теоретически, и на равнинной местности он попадает под обстрел только передних рядов. Если отряд в бронедоспехах сам не жалеет патронов, он подавит огонь по шагоходу, особенно при массированной поддержке артиллерии.

Вдобавок отряд может преодолевать сильно пересеченную местность, которая будет непроходима для послинов и чертовски трудна для танков или шагоходов, передвигаться быстрее послинов и наносить им чувствительный урон при каждом столкновении. При оснащении подходящими системами связи и слежения с помощью скафандра можно будет вызвать огневую поддержку миллиметровой точности, одновременно ведя прицельную стрельбу на близкой дистанции и неприцельную на дальней. — Майк кивнул как о чем-то решенном. — Чисто эмоционально я поддерживал идею скафандров с самого начала. Я просто хотел убедиться, что инстинкты меня не обманывают.

Он откинулся назад и улыбнулся, чувство облегчения заполнило его. Надвигающаяся буря унесет много жизней, но если галактиды смогут поставить достаточное количество оснащенных сервомоторами бронескафандров, у человечества будет шанс выжить.

— О’кей, — сказал Хорнер, размышляя над концепцией и кивая самому себе. Он начал хмурить брови, верный признак удовлетворения. — Это я могу принять. Если галактиды смогут наладить их производство.

— И сможем ли мы их себе позволить; они будут дорогими. Кстати говоря, что вы знаете о финансировании и мнениях по поводу структурного соотношения родов войск. В бумагах об этом сказано невразумительно. — Майк посмотрел по оглавлению и открыл искомое место, которое содержало единственную и совсем не информативную строку.

— Ну, — произнес Хорнер, помрачнев еще больше, — вот что мне сказали. Федерация ведет эту войну со времен нашей Гражданской войны. Поначалу они отстаивали каждую планету всей Федерацией. Но по мере того, как они теряли планету за планетой, они уже не справлялись с возраставшими затратами. Поэтому сейчас каждая планета организует оборону на поверхности за свой счет, в то время как Флот финансируется Федерацией. Подвергшиеся нападению планеты обычно могут найти средства на оборону у своих деловых партнеров. Поскольку таких союзников у нас нет, источники финансирования нашей планетарной обороны остаются одним из ключевых вопросов.

— Что ж, если Флот действует, они никогда не доберутся до поверхности, — указал Майк.

— Верно, — согласно кивнул Хорнер, — но прямо сейчас Флот состоит из довольно паршивых кораблей. Исправить это предстоит парням из ВМФ и ВВС. — Он показал на другого старшего офицера, в данном случае адмирала, погруженного в разговор с другим гражданским.

— И можно догадаться, кто получит флотский подряд, — фыркнул Майк, узнав штатского.

— Итак, нас собираются бросить гнить на поверхности, — кисло закончил Майк. — Надеюсь, в случае чего мы успеем вскочить в боевой шаттл и смыться.

— Не совсем так. Подразделения, созданные по результатам работы этого совещания, те, что будут опираться на галактические технологии, пойдут в первую очередь на Флот. Какую-то часть направят на внутреннюю оборону, но подавляющее большинство будет развернуто за пределами планеты. — Лицо Хорпера ничего не выражало в ожидании неизбежной реакции на заявление.

— Во дела! — рассердился Майк. — То есть мы все это выдумаем, затем отошлем все войска с планеты, а Земля в тылу пропадай? Мы что, Австралия наших дней? — задал он вопрос, имея в виду роль этой страны во Второй мировой войне. В то время как подавляющее большинство ее армии сражалось с немцами в Северной Африке, саму Австралию чуть не оккупировали японцы. Только помощь Америки да удача в Коралловом море предотвратили неизбежный захват континента японцами.

— Как я сказал, — терпеливо повторил Хорнер, — определенная часть будет предоставлена для внутренней обороны. Главное в том, что оплачивать оборудование и нести расходы по его разработке будут галактиды. К тому же мы не просто будем его выдумывать. Нам необходимо выложиться полностью, так как все придуманное на этом совещании и станет более или менее тем, чем мы будем сражаться. Мы не только будем рисовать в воображении системы оружия, мы также будем принимать по ним окончательное решение; это вооружение не будет проходить обычный ритуал разработки, одобрения и поставки.

— Что? Почему? — удивленно спросил Майк.

Разработка и поставка вооружений обычно являла собой длительный процесс с миллионами участников. Хотя в команду входили не только они с генералом, обычно такая группа только давала толчок процессу проектирования и разработки.

— А ты подумай, Майк, — резко сказал генерал. — У нас всего пять лет, даже меньше, если вспомнить об отправке войск на уже атакованные планеты и о нападениях, которые предположительно произойдут до главного вторжения. Нам нужно спроектировать эти системы, изготовить образцы, испытать их, написать инструкции и заблаговременно направить в части, чтобы успеть полностью реорганизовать подразделения до высадки. — Хорнер хищно улыбнулся. — И это также значит, что никто из этих блудливых котов, военных подрядчиков, со своей грудой барахла на четыре миллиарда долларов не получит заказа. Наша команда вместе с кем-либо из индоев и щптов выполнит проектно-конструкторские работы от А до Я.

— Именно! — заулыбался Майк. — Но откуда мы наберем живую силу? — продолжил он — Даже если протрубить общий сбор и призвать всех вроде меня, кто еще достаточно молод, чтобы быть годным хотя бы наполовину, живой силы будет не хватать. Не на Флот и наземные части одновременно.

— Прежде всего, — сказал Хорнер с проблеском улыбки, — нам предстоит сосредоточиться на системах, а о живой силе пусть беспокоятся кадровики. Но не слишком ломай себе голову по этому поводу, проблем с живой силой не будет. Я серьезно говорил о блудных душах, когда-либо носивших форму.

— Галактиды неохотно рассказывали о медицинских достижениях из-за некоторых своих биоэтических законов, но они предоставят технологии омоложения и продления жизни. Мы собираемся призвать под ружье людей, кто не носил форму со времен Вьетнама, если потребуется. А то и раньше.

Майк немного подумал над этим, открыл было рот, затем подумал еще. Он нахмурил бровь и покачал головой:

— А кто-нибудь подумал об этом как следует?

— Да, — сказал Хорнер с еще одной скупой улыбкой.

— Я имею в виду… — Майк сделал паузу для переваривания обширной мысли. — Черт, переверни любой камень и найдешь там бывшего вояку. Отслужившие в армии составляют от десяти до двадцати процентов населения, но они есть везде…

— И очень часто главный приводной ремень какого-нибудь дела оказывается бывшим военнослужащим.

— Да, — согласно выдохнул Майк. — Это охватит практически все сферы. Промышленность, транспорт, производство продуктов питания, юридические… ну, может быть, кроме юридических услуг или маркетинга.

Хорнер улыбнулся слабой шутке.

— И их тоже. С другой стороны, мы не собираемся мобилизовать на самом деле всех? По текущему плану матрица для расчета включает возраст, последнее звание и строку, определяющую «качество» службы.

— «Качество»? — тихо протянул Майк.

Он представил себе, как группа штатских бюрократов на основании характеристик решает, кого призвать, а кого нет. Поскольку характеристика часто отражала лишь факт, насколько хорошо подчиненные копируют своего командира, иногда она являлась не лучшим способом суждения о боевом офицере или сержанте.

— «Качество». Может быть, мне следовало сказать «Боевые качества». По иронии судьбы я присутствовал на том совещании. — Хорнер тяжело нахмурился. — И мне удалось подчеркнуть, что нам понадобятся прошедшие боевое крещение офицеры и сержанты. Настоящие ветераны, другими словами. Поэтому каждая награда за доблесть вводит коэффициент умножения, равно как и время, проведенное в зоне боевых действий…

— Вот дерьмо, — снова прошептал Майк и коротко хохотнул.

— … так что тыловым крысам заявления подавать не стоит, — закончил Хорнер с редким для него легким смешком.

— Черт, — удивленно произнес Майк. — О’кей, значит, нет проблем с людьми, имеющими военную подготовку и опыт.

Майк потер пробившуюся на подбородке щетину и посмотрел раздел галактических технологий.

— Федерация достаточно хорошо овладела контролем над гравитацией и другими феноменами, связанными с инерцией, что включает в себя и энергетические системы. — Он перевернул страницу и задумчиво наморщился. — И очевидно использование ряда других серьезных научных дисциплин. Никаких пси-факторов и прочей «магической» ерунды, а солидные нанотехнологии, но не адаптированные к применению в боевой обстановке. Да. Это все гражданские нано— и биотехнологии. Думаю, я рискну выдвинуть несколько предложений на основе этих данных, но как мы будем получать ответы на важные технические вопросы? И насколько хороши их информационные технологии?

Хорнер достал из портфеля черную коробочку размером с пачку сигарет и протянул Майку.

— Это прибор искусственного разума, активируется голосом и крайне интерактивный. Он постоянно включен в сеть таких же устройств, им доступны все внеземные базы данных. — Он достал свой собственный ПИР и обратился к нему: — ПИР, это генерал Хорнер.

— Да, сэр. — Ответивший голос не имел акцента, обладал высоким тенором и был совершенно бесполым.

— Пожалуйста, активируй другой ПИР для использования Майклом А. О’Нилом. По моему приказу он имеет равную со мной степень допуска и право отменять ограничения доступа к сведениям во всех областях, имеющих отношение к информации ГалТеха. Приказ ясен? — спросил Хорнер.

— Да, генерал. Добро пожаловать в Команду Пехоты ГалТеха, сержант О’Нил.

— Меня еще не реактивировали. — О’Нил улыбнулся.

Это было первое устройство на основе галактических технологий, с которым он столкнулся, и оно отвечало всем критериям добротной научной фантастики. С другой стороны, оно начало с фактической ошибки.

— Президент подписал указ об экстренном призыве в ряды вооруженных сил всех участников совещания по галактическим технологиям, ранее прошедших воинскую службу, в семь тридцать сегодня утром. Документы, необходимые для производства в офицеры, подготовлены и ждут вашей подписи.

Каменная физиономия сержанта повернулась к генералу, словно орудийная башня танка.

— Я тут ни при чем, Майк, — пожал плечами генерал. — Полагаю, кто-то решил заранее подстраховаться. Признаю, что подготовить бумаги на офицерский чин распорядился я.

Майк поскреб подбородок, посмотрел в потолок и отметил темные полусферы камер безопасности. Внезапно перед его мысленным взором предстала картина будущего, в котором все носят форму и везде стоят камеры безопасности, а его жизнь несет ветер рока. Не опуская головы, он прикрыл глаза и вознес тихую печальную молитву о конце золотого века, конце невинного бытия, конце, известном пока немногим.

— Что ж, генерал, сэр, — негромко произнес он, все еще не открывая глаз, — полагаю, пора начинать отрабатывать наше необыкновенно щедрое жалованье.


предыдущая глава | Гимн перед битвой | cледующая глава