home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава вторая

Шаззад, королева Неввы, расхаживала по широкой террасе своего дворца, словно беспокойная кошка. Придворные дамы поглядывали на нее с явным опасением. Королева и раньше отличалась активностью, но в последние месяцы она прямо-таки светилась энергией. Она мало спала, ела совсем немного, так что портнихи не успевали ушивать ее пышные платья.

Шаззад ходила взад и вперед, поворачиваясь под тихий шорох ткани, но ее голова оставалась повернутой в одну сторону, взгляд неотрывно следил за горизонтом на западе, устремляясь вдаль за маяк, в открытое море.

Королева в свои почти пятьдесят лет оставалась все еще прекрасной, несмотря на подернутые сединой волосы и худобу. С возрастом прелестные черты ее лица приобрели выражение силы и величия, а спина осталась прямой, словно древко гвардейского копья.

— Время обеда, ваше величество! — напомнила Луома, первая придворная дама, следившая за королевским распорядком.

— Я не голодна, — ответила Шаззад, рассеянно проводя пальцами по длинным, все еще почти полностью черным волосам. Кольца зацепились за жемчужины, вплетенные в волосы с помощью тончайшей серебряной проволоки, но королева этого даже не заметила.

— Госпожа, — решительно начала Луома, — вы должны поесть! За весь день у вас не было и крошки во рту, да и вчера вы отказались от ужина.

— Да нет же, я ела… — попыталась оправдаться Шаззад.

— Нет, я следила за этим. Вы лишь сделали глоток крепкого вина. Вы подорвете свое здоровье, если будете продолжать в том же духе! Пойдемте обедать.

Другие дамы приготовились полюбоваться на то, как королева отреагирует на такое дерзкое поведение. Пристально вглядевшись в лицо Луомы, Шаззад нетерпеливо вздохнула.

— Ох, ну хорошо!

Королева направилась к столу, и рабы откинули расшитое каменьями покрывало, укрывавшее ломившееся от яств деревянные блюда. Луома подала знак музыкантам, и они перешли от весенней утренней музыки к старинным обеденным мотивам, которые должны были поощрять аппетит. Наряды всех присутствующих на террасе были выбраны согласно времени года и дня, как и музыка. Все правила ежедневного ритуала твердо соблюдались и придворными, и слугами.

Другое дело, что придворные правила беспечно нарушала сама королева, которой давным-давно надоело то, что она считала просто какой-то упаднической манией, заставлявшей ее приближенный до последних мелочей придерживаться старых обычаев и законов поведения.

Она села за стол и принялась рассеянно ковыряться в тарелке, стоявшей перед ней. Рабы, стоявшие позади ее кресла, неторопливо и ритмично помахивали пышными опахалами, создавая легкое движение воздуха. День был прохладным, однако насекомые не имели никакого уважения к королевскому достоинству. Отмахнувшись от струйки дыма, поднимавшейся из серебряной чаши с благовониями, королева подала знак виночерпию, чтобы тот наполнил ее кубок. Но Луома взмахом руки отогнала юношу — и собственноручно налила в кубок воды.

— Ты испытываешь мое терпение, Луома.

— Вам предстоит руководить совещанием, моя королева. Вам понадобится ясная голова, если вы хотите, чтобы она вообще удержалась на ваших плечах.

— Да уж, верно…

Шаззад слишком хорошо знала, как ненадежно и неустойчиво основание любого трона. Ее собственный отец узурпировал власть, получив венец короля, скончавшегося при весьма загадочных обстоятельствах. А ей самой пришлось состязаться с немалым количеством претендентов и весьма вольно пользоваться услугами палача в первые годы своего правления. И, кстати, она приказала казнить женщину, занимавшую до Луомы должность ее личной камеристки.

Подобная близость к королеве давала слишком широкие возможности и соблазны — и подталкивала к предательству. Шаззад никогда не угнетала и не притесняла своих людей, но она давным-давно рассталась с иллюзиями насчет того, что можно доверять кому-нибудь из вельмож или придворных дам.

— Кое-кто готов был предположить, что стоит лишь разогнать этих жутких островитян — и сразу все успокоится, — сказала Луома, кладя на тарелку перед своей хозяйкой душистый печеный плод. — Но на самом деле шум и беспорядки продолжаются.

— Ну, что бы ты ни думала о Гассеме, он все-таки полностью сокрушил наших соседей и до такой степени напугал моих вельмож, что они даже на время сплотились вокруг меня. А когда он погиб, то как будто с огромного котла сорвало крышку, и горячий пар и кипяток выплеснулись наружу!

Луома вздохнула.

— Если бы только король Гейл мог, как прежде, поддерживать вас!

— Но он не может, а жители равнин ничего не будут делать, пока он не поправится. Если же он умрет… — Голос Шаззад звучал ровно, однако в глубине глаз ее затаился страх. — Тогда я останусь совсем одна.

Именно Гейл и его закаленные всадники, а не ее собственные солдаты, раздавили войска Гассема, хотя, разумеется, и она во многом поучаствовала в этой кампании. Ее вельможам не пришлось по вкусу, что ими командует король варваров. Хотя в ту пору они были рады, что их главный враг пал жертвой блестящей стратегии и тактики Гейла, но теперь они старались принизить его участие в общей победе и восхваляли собственные скромные заслуги.

Гейл был самым странным другом, какого только можно себе представить, но покуда королева знала, что может рассчитывать на него как на союзника против Гассема, это давало ей некоторую уверенность. Они оба служили в некотором роде противовесами, и ее приближенные страшились обоих. А теперь далеко на востоке возникла новая сила — Мецпа. Благодаря огнестрельному оружию эта держава быстро расширяла свои границы, и, по слухам, ее войска устремились на земли, разоренные Гассемом.

Шаззад покачала головой. Мецпа слишком далеко, поэтому об этом можно пока не беспокоиться. Пройдет еще немало лет, прежде чем эта держава придвинется к ее границам… если это вообще когда-нибудь произойдет. Сейчас королеву тревожило совсем другое.

— Созови совет. Я выйду к ним через полчаса.

Гонец поспешил прочь, и Шаззад вновь взглянула на море. Всего два дня назад на вершине большого маяка зажегся огонь, символизируя начало весеннего мореходного сезона. Корабли, несколько месяцев проведшие в доках, теперь готовились к спуску на воду, и над всем городом плыли дымы — это в порту топили смолу. На башне над большой бронзовой жаровней также поднимался столп дыма. В другое время эти виды и запахи порадовали бы Шаззад, ибо это означало, что ее торговцы готовы отправляться в далекие порты, дабы вернуться и принести богатство и процветание ее земле.

Но теперь она думала лишь об одном: когда вернутся островитяне?

В зале Совета вельможи поднялись с мест и склонились при ее появлении. Здесь были крупные землевладельцы, полководцы, жрецы и главы основных гильдий. При ее отце Совет был куда более малочисленным, но Шаззад расширила его ряды, дабы включить туда тех, кто прежде считался недостойным столь великой чести. Она сознавала, что ограниченность и приверженность старым традициям принесли немало бед многим правителям. Торговцы-мореходы предупреждали об опасности с островов задолго до того, как вельможи в совете соизволили эту угрозу заметить. В результате их земли едва не покорились Гассему.

Помимо этого Совета у Шаззад был еще один, личный, и туда входили куда менее высокопоставленные люди, чем собравшиеся здесь. С ними она встретится чуть позже и будет слушать их столь же внимательно… Королева заняла место во главе стола и дала знак собравшимся, что они также могут садиться. Первым взял слово министр иностранных дел. Этот седовласый вельможа был весьма опытен и искушен в дипломатии.

— Ваше величество, достойнейшие собратья. Сегодня я хочу доложить вам об анархии, воцарившейся в Чиве. Все дворцы разрушены, и не осталось ни одного претендента на трон по мужской линии, — а это единственная возможность наследования, которая признается на юге. Не менее дюжины претендентов на престол сражаются между собой на развалинах державы, и их междоусобицы сделались еще более кровавыми после того, как в руки им попали запасы стального оружия.

— Да, — скучающе отозвалась Шаззад. — В этом нет ничего нового. А как насчет изгнанника, которому мы дали приют, когда Гассем захватил эти земли. Он еще жив?

— Сейчас ему принадлежит весь север и часть западного побережья. Но мы не знаем, долго ли он продержится.

С места поднялся один из полководцев.

— Моя королева, вооруженные силы Неввы сейчас стали куда сильнее, чем прежде. Ситуация на юге для нас весьма благоприятна. Однако вскоре, если мы не предпримем никаких действий, наши войска утратят боеспособность. Проблемы юга можно решить, подавив их силой. Таким образом, мы принесем мир на эту землю и покой на наши южные границы.

— Вы говорите о завоеваниях? — Уточнила она. — Но я никогда не стремилась захватывать чужие территории.

— Моя королева, — заметил на это министр иностранных дел, — наши предки заключали союз с прежними владыками юга, однако их род отныне стерт с лица земли. Мы можем расширить наши границы, не потеряв достоинства и чести.

Похоже, эти двое были в сговоре…

— У нас хватает и собственных трудностей, господа. Меньше всего сейчас нам нужны чужие проблемы. Понадобится целое поколение, чтобы навести порядок и утихомирить огромное королевство, населенное кровожадными людьми, которые до сих пор прибегают к человеческим жертвоприношениям. С ними мы наживем куда больше неприятностей, чем получим выгоды от завоеваний. Гассем разорил эти земли подчистую.

— И тем не менее, ваше величество, — возразил другой полководец в роскошных доспехах, — мы должны найти применение для наших войск. Существует старая солдатская поговорка: "Кинжал — вещь полезная, вот только сидеть на нем нельзя ".

— Есть и другой выход, ваше величество. — Это заговорил адмирал невванского флота, Харах. Он также являлся мужем и принцем-консортом королевы, но на совете обращался к ней с той же почтительностью, что и все остальные.

— Слушаю вас, адмирал. Буду весьма благодарна за любые здравые предложения.

— Перенесите военные действия на территорию противника.

Она задумчиво взглянула на говорившего. Его преданность и рассудительность были очевидны, но Шаззад не могла позволить своим чувствам повлиять на государственные решения.

— Вы предлагаете завоевать Грозовые Острова?

— Именно так. Наш флот в полном порядке, и ветер скоро станет попутным. Давайте же навсегда положим конец этой угрозе.

Вокруг стола послышался согласный ропот. Впрочем, некоторые взирали на адмирала с явным сомнением. Для большинства из них война означала захват земель, которые затем можно поделить между собой. Но на островах земли не так много. И хотя поговаривали, что там сокрыты великие богатства, но уверенности в этом не было.

Шаззад засомневалась.

— Гассем наверняка ждет нас.

Ей не хотелось выказывать слабость перед советниками, но Гассема она знала лично и страшилась этого человека превыше всего на свете.

— Гассем наверняка давно мертв, — возразил Харах. — А, впрочем, мертв он или жив, — миф о его непобедимости отныне развеян. Воины следовали за ним фанатично, ибо считали его богом. Враги падали ниц перед ним, ибо тоже наполовину верили в это. Никогда больше он не станет прежним. И если его уже нет в живых, то нам придется сражаться лишь с отдельными разобщенными племенами. Мы можем захватывать острова один за другим, пока не завладеем всем архипелагом.

— Он превратил свои родные края в настоящий питомник для отборной воинской элиты, — попыталась возразить королева, но ее сопротивление понемногу ослабевало.

— Однако теперь они знают, что могут потерпеть поражение — и это случится вновь. — Наклонившись вперед, адмирал воскликнул: — Позвольте мне повести флот на север, ваше величество! Я привезу назад Лерису, скованную цепями, и брошу ее к вашим ногам.

При одной мысли об этом у нее закружилась голова.

— Я думаю, мы никогда не будем чувствовать себя в безопасности, пока не покорим острова. Подготовьте план боевых операций и представьте его на следующем заседании совета. Однако прежде чем принять решение, мы должны получить исчерпывающие донесения от разведчиков Я позабочусь об этом. Обещаю, что объявлю о своем решении до того, как подуют южные ветры.

Не все советники были довольны такой отсрочкой, однако они были рады, что королева готова предпринять хоть какие-то действия.

Затем Совет обсудил еще несколько незначительных вопросов, и наконец Шаззад позволила всем разойтись.

После захода солнца во дворец прибыли новые люди. Они вошли здесь отнюдь не через парадный вход, который охраняли гвардейцы в доспехах. Эти люди появились тайно, через калитку со стороны конюшен. В большинстве своем они не прятались от чужих взглядов, однако некоторые пришли в плащах с низко надвинутыми капюшонами. Двое или трое были вооружены до зубов и вручили свои мечи и кинжалы охранникам. Те уже давно привыкли к таким странным гостям.

В большинстве своем вновь прибывшие собрались в небольшом дворике близ личных покоев королевы, но один человек немедленно был препровожден к самой Шаззад. Этот пожилой седобородый человек слегка пошатывался при ходьбе, но отнюдь не от пьянства, а оттого, что больше привык к качающейся палубе под ногами, нежели к твердой земле.

Шаззад дружески приветствовала его, когда моряк появился в дверях ее покоев:

— Добрый вечер, Молк.

Он низко поклонился.

— Желаю здравствовать вашему величеству. — Он распрямился и по своему обычаю без околичностей перешел сразу к делу. — Никогда прежде вы не вызывали меня одного. Надеюсь, речь не идет о какой-то угрозе для торгового флота?

Молк был старшиной морской гильдии, одной из самых влиятельных в Невве.

— Конечно, нет. Я позвала вас сюда, чтобы предупредить: на этой встрече будет присутствовать Илас Нарский, и я не желаю, чтобы кто-то из вас обошелся с ним грубо.

— Илас? — моряк нахмурился. — То-то мне показалось, что я приметил знакомую хитрую физиономию под капюшоном. Этот человек — настоящий пират. Он заслуживает веревки палача, а не приглашения на Совет.

— Возможно, вы правы. Но пока еще никто не поймал его с поличным, когда он грабил бы наши земли или корабли. Сейчас я готовлю очень важную военную кампанию, и хочу поручить ему дело, которое невозможно доверить… обычным морякам. Будьте вежливы с ним, Молк. Вы лично отвечаете за это.

— Как пожелаете, ваше величество. — Гильдиец вновь поклонился.

Несколько минут спустя Шаззад вошла в малый зал Совета. Это помещение было значительно скромнее, нежели основной зал, но куда более приспособленным для обсуждения серьезных дел. Все мужчины, поднявшиеся с мест при ее появлении, были людьми опытными и закаленными. Никто из них не занимал в королевстве высоких постов, но они оказывали услуги, без которых держава не смогла бы существовать. Большинство из них были шпионами, другие подкупали нужных людей в иноземных державах. Как правило, они занимались ремеслом, которое позволяло им путешествовать: моряки, караванщики и даже хозяин труппы акробатов.

Шаззад заняла свое место.

— Рассаживайтесь, — предложила она остальным.

Среди собравшихся был человек, взиравший на своих собратьев с заметной опаской, хотя он и пытался принять беззаботный вид. Лицо его с тонкими чертами казалось каким-то помятым и было отмечено шрамами. Судя по пустым ножнам на поясе, он прибыл во дворец, вооруженный кинжалом и коротким мечом.

— Благодарю вас, что смогли прийти сюда сегодня, — начала королева. — Я затеяла нечто совершенно необычное, и мне потребуется ваша помощь. — Она была благодарна им всем, что в ответ они не стали тратить время на пустые любезности и заверения, а лишь приготовились внимательно выслушать свою повелительницу. — Большинство из вас хорошо знают друг друга. Но есть человек, который оказался здесь впервые. Это Илас Нарский.

Услышав свое имя, тот изящно поклонился владычице. Судя по поклону, слухи, ходившие о нем, оказались верными: Илас Нарский и впрямь был отпрыском благородного семейства.

— Сие приглашение меня приятно удивило, ваше величество, — заметил Илас. — Всего час назад я, как обычно, развлекался в кабаке «У Утонувшего матроса», когда двое стражников вытолкали меня оттуда и привели во дворец. Я боялся, что меня бросят в темницу, но вместо этого оказался в вашем сиятельном присутствии.

— А у вас есть причины опасаться тюрьмы? — поинтересовалась она.

— Даже невинный человек не может защититься от дурных языков, ваше величество, — парировал он.

Впервые за весь этот день королева улыбнулась.

— Послужи мне, и у тебя больше не будет причин опасаться ни тюрьмы, ни недоброжелателей.

— Таково мое самое горячее желание, — с поклоном подтвердил он.

Шаззад поймала себя на мысли, что ей нравится этот авантюрист, и тотчас насторожилась. Люди подобного сорта использовали обаяние и хорошие манеры в качестве оружия, и когда они вызывали к себе симпатию, их следовало опасаться еще больше.

— Невва скоро намерена начать военную морскую кампанию, — промолвила она. — Чтобы подготовиться к ней, мне нужно получить исчерпывающие сведения обо всех прибрежных державах и островах.

Шаззад выражалась нарочито туманно в надежде скрыть свои подлинные намерения. Разумеется, надежда эта была тщетной. Здесь собрались неглупые люди, и все они прекрасно понимали, что за морем у Неввы есть лишь один враг. Однако королева надеялась, что они сумеют хранить молчание.

Разумеется, тайну больше нельзя будет скрывать, как только по всей стране начнутся приготовления к битве. Невозможно надолго удержать в секрете столь честолюбивый замысел. А ее войска передвигаются не так быстро, как всадники короля Гейла, и не смогут опередить слухи о своем появлении.

Она по очереди раздала задания каждому из собравшихся. Вопросы, касавшиеся прибрежных держав, были заданы не только для того, чтобы отвлечь внимание. Если королевство устремит все свои силы на запад, в сторону архипелага, соседи вполне могут воспользоваться этим, чтобы покуситься на невванскую территорию. Ее соглядатаи должны вовремя узнать о подобных планах.

По правде сказать, она этого не слишком опасалась. Соседи не обладали достаточной мощью, чтобы затеять полномасштабное вторжение, однако приграничные свары были неминуемы — вечная головная боль любого правителя.

Собравшиеся, по очереди получая задания, откланивались и уходили прочь, пока наконец в зале не остались лишь Молк и Илас.

— Молк, тебе я поручаю самое важное дело на материке. Ты должен патрулировать все побережье от Касина к северу, и выяснить, где именно островитяне устраивают набеги, есть ли у них тайные гавани, и не сотрудничают ли втайне с ними наши соседи или мои собственные подданные. Я также должна знать, не пришли ли в упадок наши портовые укрепления. В этом я не могу доверять своим королевским советникам.

— Понимаю, ваше величество, — отозвался Молк.

— Вот и хорошо. Ты получишь на это все необходимые средства, как обычно. А теперь можешь идти.

Молк с сомнением перевел взгляд с королевы на Иласа Нарского.

— Разумно ли это, ваше величество? Вам не следует…

— Довольно, Молк, — твердо возразила она. — Уверяю тебя, я в полной безопасности.

Нахмурившись, он с поклоном удалился. Королева повернулась к Иласу.

— Тебя называют пиратом и грабителем.

— Как я уже говорил, ваше величество…

— Молчи. Я знаю разницу между людскими пересудами и истинной порочностью. Как ты мог убедиться, мои источники информации надежны и эффективны. Я точно знаю, что ты промышляешь работорговлей.

Он пожал плечами.

— Это законное ремесло.

— Но осуждаемое. Впрочем, сейчас это не имеет значения. Поручение, которое я хочу дать тебе, не требует добродетели… Скорее, наоборот. Ты — человек бессовестный, неглупый и наверняка высоко ценишь свою шкуру.

— Ваше величество весьма проницательны, — подтвердил он.

— Я хочу, чтобы ты отправился на Грозовые Острова и выяснил, что там творится.

Пират немного помолчал, а затем вздохнул.

— Я как раз заключил сам с собой пари, что именно таковы намерения вашего величества. Имеется ли какая-нибудь причина, почему я должен согласиться на это самоубийство?

— Я щедро вознагражу тебя и не стану бросать в темницу — чего ты так разумно и заслуженно опасаешься. Кроме того, для человека твоих способностей это задание не столь уж и опасно.

— Владения Гассема и Лерисы — это не какая-нибудь рыбацкая деревушка. Все знают, как беспощадно они обходятся с врагами.

— И все же они наверняка торгуют с материком. Одним купцом больше, одним меньше — какая разница? Ты вполне можешь заходить во все порты по очереди и как бы случайно навестишь тот остров, где они находятся сейчас. Я хочу знать, жив ли Гассем, и если жив, то готов ли он к новым битвам. Я хочу знать, остались ли ему верны жители всего архипелага.

Пират вновь задумался.

— Обычно торговцы на островах стремятся как можно быстрее покончить с делами и убраться оттуда. Любой, кто задержится и станет задавать вопросы, поставит себя под угрозу.

— Ну, так придумай что-нибудь!

— Мой корабль не готов к такому путешествию.

— Воспользуйся королевскими доками для любых работ, или я дам тебе другое судно.

— Кроме того, с командой тоже будут проблемы. Мало кто любит путешествовать в этих водах…

— Не сомневаюсь, что твои приятели пираты предпочтут плаванье веревке палача. Пообещай им щедрую награду. Ведь они с островитянами — братья по духу.

— Я вижу, ваше величество не любит возражений.

— Хуже того — я их не терплю.

Илас наклонился вперед, упираясь локтями в столешницу.

— Тогда поговорим о моем вознаграждении.

— Скажи, чего ты хочешь.

— Пожизненный титул, а также земельные владения и золото, соответствующие ему.

Королева улыбнулась.

— Ты высоко ценишь свою жизнь.

— Жизнь — не слишком. Дорого стоит услуга, которую вы от меня просите.

— Ты полагаешь, у меня есть лишние титулы и земли?

Пират презрительно хмыкнул.

— Вокруг вас полно бесполезных вельмож. Любого из них можно лишить владений и отдать их мне.

Шаззад внимательно уставилась на него.

— Ну что ж, отлично. Когда вернешься с нужными мне сведениями, то получишь все, что захочешь.

Он поклонился с ироничной усмешкой.

— Тогда считайте меня верным слугой вашего величества.

Она тепло улыбнулась Иласу.

— А теперь тебе может придти в голову отправиться со всем этим к Лерисе. Кстати, именно к ней тебе следует обратиться — именно она у Гассема занимается разведкой и планирует все кампании. Однако тогда можешь не сомневаться, что наказание превзойдет все, что ты способен себе представить. Жизнь на островах едва ли придется тебе по вкусу, и они никогда не станут доверять человеку, который не одной с ними крови. Рано или поздно, даже если они тебя не убьют, ты вновь попадешь ко мне в руки. Помни об этом.

Пират изобразил на лице обиду.

— Ваши слова ранят меня!

— Я способна ранить не только словами.

Теперь улыбнулся и он, показывая длинные острые зубы.

— Думаю, мы хорошо понимаем друг друга, моя королева.

— Превосходно, тогда готовься. И я оплачу все твои расходы. Ты должен отплыть как можно скорее. Ступай.

Она была бы рада поболтать еще немного с этим обаятельным мерзавцем, но у Шаззад было слишком много дел, и ей вовсе не хотелось, чтобы Илас Нарский невесть что о себе возомнил.


* * * | Владыки земли и моря | * * *