home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

На конюшне Тим пробыл недолго. Заплатив за кобылу, он отправился в «Счастливчик Паломино». Трехэтажное строение выглядело в свете дня серым и унылым. Тим привязал кобылу. В салуне было темно и пусто, только угрюмый лысый бармен, опершись на стойку бара, пристально глядел на вошедшего.

Тим прошел к стойке и сказал:

— Вяло идет дело…

— В это время не бывает никого, — грубо ответил бармен.

— Не знал… Позволь представиться: Тим Паркер, твой новый босс.

Бармен продолжал угрюмо пялиться на него.

— Еще один? Тренту в последнее время не везет со здоровьем управляющих.

Тим улыбнулся, не разжимая губ.

— У меня здоровье прекрасное.

— Ну и побереги его.

— Флэш Моран поблизости?

Бармен показал кивком:

— В конторе. Впрочем, надо так понимать, теперь это твоя контора.

— Правильно понимаешь, спасибо.

Он подошел к двери с надписью «Посторонним не входить. Управляющий» и толкнул ее. За столом, на котором царил беспорядок, Флэш Моран разговаривал с совсем молодым человеком, очевидно, метисом. Метис вскинул глаза на Тима и переменился в лице, словно был расстроен, что его застали вместе с шулером. Он быстро вскочил. Флэш Моран тоже поднялся, нахмурившись.

— Вы никогда не стучите, прежде чем вломиться в частный офис?

— Если это мой офис — нет.

Моран был изумлен:

— Ты — Тим Паркер?

— Правильно, — Тим кивнул на метиса. — А это кто и что он здесь делает?

— У него ко мне личное дело, — огрызнулся Моран и добавил, обращаясь к метису: — Ладно, Слим, иди.

Метис бросил на шулера многозначительный взгляд и поспешил исчезнуть. Тиму не слишком понравилось, что здесь отираются такие типы, но он решил не поднимать этот вопрос прямо сейчас. Он сказал:

— Я полагаю, Трент передал тебе, что командовать здесь буду я?

— Да, передал. Сказал, что новым боссом будет Тим Паркер. Но не поставил меня в известность, что этим Паркером окажешься ты.

— Может, он думал, что будет лучше, если ты сам это обнаружишь? — предположил Тим.

— Может быть.

— С этого времени мы работаем вместе. А о том, что случилось прошлой ночью, забудем.

На грубоватом лице шулера появилась гадкая ухмылка:

— Годится.

— Надеюсь, обойдется без подвохов.

— Не понимаю, о чем ты? — голос Морана звучал насмешливо.

— Полагаю, что понимаешь, — сказал Тим. — Делай свое дело, и у тебя не будет никаких неприятностей.

— Я работаю на Джима Трента, перед ним и буду отчитываться.

— Что бы ни сказал Трент, а заправлять в «Счастливчике Паломино» буду я.

Флэш Моран вышел из-за стола.

— Что ж, желаю тебе удачи. В этом месте слишком часто меняются управляющие.

— Я собираюсь работать тут постоянно. Пока сам не решу тронуться дальше.

Шулер рассмеялся:

— Может статься, ты двинешься отсюда горазда быстрее чем рассчитываешь.

— Не надейся. И пока я здесь управляющий, запомни некоторые новые правила. Салун закрыт для индейцев. И для полукровок вроде твоего друга Слима — тоже.

— А что скажет Трент?

— Все, что он захочет, он может сказать мне. А теперь… Ты сделаешь мне одолжение, если уберешься отсюда. С этой минуты это — мой личный офис, а я люблю уединение.

Моран бросил на него злобный взгляд, пожал плечами, повернулся и вышел, хлопнув за собой дверью.

Тим посмотрел ему вслед, затем обошел стол и сел. Следующие полчаса он пытался разобраться в бухгалтерских книгах. Они были в беспорядке. Видно, на этой службе требовалось только умело обращаться с револьвером. Трент, вероятно, брал все необходимые расчеты на себя.

Едва Тим пришел к такому заключению, как в дверь постучали. Вновь прибывший был коренаст, сед, бородат, с лиловым лицом и лохматыми нависшими бровями. Выглядел он, как утомленный путник, а на груди его поблескивал значок помощника шерифа.

Он представился:

— Помощник шерифа Пит Хольм. Я послан шерифом чтобы передать тебе…

— Да?..

— Она хотела бы видеть тебя.

— Тогда почему бы ей самой не прийти сюда?

Помощник нахмурился.

— Когда представитель закона посылает тебе приглашение, то самое мудрое — принять его.

— Ты не знаешь, почему она хочет видеть меня?

— Ей известно, что ты будешь здесь управляющим, и она хотела бы кое о чем переговорить с тобой без обиняков.

— Новости разлетаются по Мэд-Ривер быстро.

— Это маленький городок.

— Оно и видно. Однако я еще в этих делах новичок… Вряд ли шерифу будет толк от беседы со мной.

— Может, толк-то будет как раз тебе…

— Она сейчас в здании тюрьмы?

— Да. Ждет у себя в офисе.

— Передай, что я буду сейчас же.

Старик вышел из конторы, оставив дверь открытой.

Тиму не очень-то нравилось отправляться к шерифу по вызову. И все же стоило выяснить, что же такое хочет сказать ему девушка с шерифской звездой.

Он уже сел на лошадь, когда услышал звон разбитого стекла. Тим обернулся: кто-то вывалился из окна лавки, где разместились преподобный Абель Грей, его дочка и их миссия, и теперь лежал на дощатых мостках тротуара. Тим повернул туда.

Небольшая толпа уже успела собраться перед фасадом дома. К тому времени, как подъехал Тим, там успели появиться преподобный Абель Грей и Сабрина. Увидев Тима, блондинка Сабрина бросилась к нему навстречу.

— Только что произошло нечто ужасное, мистер Паркер! Пьяный индеец заявился в миссию. Отец попытался урезонить его, но тот начал сопротивляться… Они схватились, и индеец… он выпал из окна!

Тим проталкивался сквозь толпу, когда заметил, что Слим помогает выпавшему подняться на ноги. Увидев Тима, метис испугался. Он быстро поволок пьяного прочь. Толпа хохотала.

Расстроенный Абель Грей пожаловался Тиму:

— Не очень-то хорошее у нас начало.

— Не стоило связываться с этим пьяным индейцем, — сказал с отвращением Тим.

— Он был мертвецки пьян! Никакой драки-то и не было. Я пытался его выпроводить, а он…

Тим ответил с печальной улыбкой:

— И вы не отступитесь даже теперь, узнав, что это за город?

— Мы готовы к неприятностям, мистер Паркер.

— Вам придется немало потрудиться, чтобы посеять в сердцах семена добра, — предостерег Тим. — Этот город созрел для вспышки гнева.

Проповедник пристально взглянул на него с явным беспокойством:

— Похоже… А вы уже поняли, что тут назревает?

Тим был осторожен:

— Советами я не зарабатываю…

На хорошеньком личике Сабрины было написано разочарование.

— Мы забыли о вашей новой работе, — сказала она. — Видимо, вам все равно, на кого работать. Кем бы они ни были…

— Они? — переспросил Тим.

Абель Грей пояснил:

— Дочь имеет в виду тех, кто в ответе за зло, творимое в Мэд-Ривер. Мы хотим сказать, что «Счастливчик Паломино» — именно то место, где большинство индейцев получают выпивку. И вы — его новый управляющий…

— Я собираюсь кое-что изменить в «Счастливчике Паломино».

Лицо Сабрины Грей прояснилось:

— Рада слышать это, мистер Паркер. Я с самого начала чувствовала, что мы можем на вас рассчитывать.

Тим кисло улыбнулся.

— Я не гожусь в проповедники, мисс. Но у меня непреодолимая неприязнь к индейцам вообще. Я знаю, что они становятся форменными психами от спиртного.

— Это лишь начало, — сказал священник. — А отсюда все неприятности в округе.

— Я все же думаю, что вам лучше уехать отсюда первым же дилижансом, — посоветовал Тим. — Мэд-Ривер еще не готов проникнуться словом Божьим.

Тим пустил кобылу вскачь по грязной улице к тюрьме.

Это было отдельно стоящее каменное здание. Тим поднялся по истертым ступеням. В небольшом кабинете одиноко стоял стол. Шериф Сьюзан Слейд сидела и что-то записывала.

Она внимательно оглядела гостя, гость — хозяйку. «Темноволосая смуглая… большие карие глаза», — отметил Тим.

— Благодарю, что пришли.

Тим улыбнулся:

— Ваш помощник не оставил мне выбора.

— Пит бывает чересчур прям. В его устах приглашение могло звучать как приказ… Я только просила о встрече.

— Я пришел.

— Да, — сказала она, словно решившись на что-то, и, повертев в пальцах карандаш, добавила:

— Когда я увидела вас в «Счастливчике Паломино» прошлой ночью, вы не сказали, что наняты в управляющие.

— Я и сам тогда этого не знал.

Ее брови удивленно приподнялись.

— Трент не мог принять такое решение так быстро, — сказала она. — Вы, должно быть, прибыли в Мэд-Ривер по его приглашению.

— Он послал за мной, — согласился Тим. — Но я не предполагал, для чего. Иначе я не явился бы в салун вместе с Сэмом Смитом.

При упоминании о нем Сьюзан Слейд смягчилась.

— Сэм Смит — довольно милый старик.

— Да, пожалуй.

— Этот сумасшедший почти всегда приносит с собой в город неприятности. Тем не менее он мне нравится.

— Мне тоже.

Она поднялась и встала лицом к лицу с ним. Сьюзан Слейд была примерно на голову ниже Тима.

— Могу кое-что рассказать о твоем патроне. Джим Трент стоит за многими происшествиями в Мэд-Ривер.

— Мне не следует этого знать.

— Тебе говорит об этом шериф…

— А я повторяю, что не хочу об этом знать, — флегматично сказал Тим.

Сьюзан горько улыбнулась.

— Когда ты вошел, мне показалось, что ты — не просто наемник, который сдает свой револьвер напрокат.

Тим пожал плечами:

— Меня занесло сюда в поисках работы. Вот я и собираюсь работать.

— Ты хотя бы представляешь, что от тебя потребуется?

Глаза ее стали колючими.

— Ты будешь не просто управляющим. Взвалишь на себя ответственность за закулисные делишки Джима Трента.

— Трент сказал, что я должен только поддерживать порядок в «Счастливчике Паломино». Откуда вы знаете про остальное?

— Потому что я живу в Мэд-Ривер дольше тебя. И потому, что старый Пит и я — мы представляем здесь закон. Я слишком хорошо осведомлена о грязных тайнах города. «Счастливчик Паломино» — одна из них.

— Продолжайте. Это интересно.

Девушка вздохнула.

— Хочется предостеречь тебя. Зачем городу еще один наемник? Почему бы тебе не отказаться от этой работы и не двинуть дальше?

Тим рассмеялся:

— Трент хорошо платит.

— Еще бы! — воскликнула она презрительно. — Он может себе это позволить… Такие прибыли! Я вижу, что ошиблась насчет тебя. Ты такой же, как и Флэш Моран и остальные бандиты Трента.

— Вы не слишком фантазируете? — спросил Тим. — Я знаю только, что Трент — респектабельный бизнесмен и мэр. И, по-видимому, имеет очень влиятельных друзей.

Губы Сьюзан Слейд скривились.

— Если ты имеешь в виду банкира и судью — то они еще большие мошенники, чем Трент. Он прячется за их спины. Объединились, чтобы вместе вытеснить из округи мелких фермеров. И сами же обвиняют индейцев… Вот почему «Счастливчик Паломино» продает краснокожим спиртного столько, сколько те пожелают.

Тут Тиму все было ясно. Встретившись с ее насмешливыми глазами, он сказал:

— Пока я управляю салуном, индейцам там не продадут ни капли спиртного.

— Говорить легко…

— Тем не менее.

— Посмотрим…

— И увидите.

Теперь она снова смотрела на него с интересом.

— Ты говорил об этом Тренту?

— Пока нет.

Она покачала головой:

— Тогда тебя ожидает сюрприз… Тебе придется продавать спиртное краснокожим.

— Если так — здесь меня не увидят.

— Так у тебя еще имеются принципы?

— Так случилось, что я не доверяю индейцам. Сыт я ими по горло!

Сьюзан Слейд пристально посмотрела на него:

— Ты, чувствуется, здорово настроен против них…

— Я их презираю.

— По-моему, это довольно глупо. Но у тебя, видно, есть на то причины.

— Есть, — сказал он мрачно.

— Я было подумала, что ты принципиально против продажи спиртного индейцам, поскольку это запрещено законом хотя в этом закон и несправедлив к ним. Но теперь вижу, что у тебя к ним личные счеты… Ты до того ненавидишь краснокожих, что не желаешь терпеть их даже в такой мусорной яме, как «Счастливчик Паломино»…

— Думайте, что хотите.

— А что же еще прикажешь думать? Полностью с тобой согласна, что индейцев следует держать подальше от салуна. Но ты напрасно так настроен против них.

— Это — мое личное дело.

— А ты знаешь, что индейцев совершенно напрасно обвиняют в набегах на небольшие ранчо? Трент и его дружки только прикрывают этим вылазки своих собственных бандитов.

— Кто это докажет?

— Я намерена найти свидетеля. Трент использует Вульфа и несколько других наемников, чтобы списать на нескольких пьяниц-индейцев нападения на скотоводов.

— Я этим не интересуюсь, — сказал Тим. — Но пока я управляющий, в салуне их не будет.

— Думаю, не выйдет. Если ты собираешься остаться человеком Трента…

— Я — не чей-то там человек. Я сам по себе, — сказал Тим сердито и, повернувшись, вышел.


Глава третья | Шериф с Мэр-Ривер | Глава пятая