home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава девятая

Тим спросил у священника:

— Много бед натворили?

— Могло быть и хуже, — ответил Грей. — Сожгли дотла несколько построек и угнали часть скота. Но ранчо и большая часть припасов уцелели.

— А Мейсон? Мейсон жив?

— Да. Следует возблагодарить Господа за это. Но одного хорошего человека город прошлой ночью потерял: Пит Хольм был на ранчо с несколькими своими людьми… Он убит в перестрелке.

Тим оцепенел:

— Убили беднягу Пита?

— Да. Если бы не он и его люди, все могло кончиться хуже.

В лавку вошел Смит. Тим пересказал ему новости. Бывалый старатель разволновался:

— Снова они за старое… Ты знаешь, мои индейцы, прислуживающие в доме, подозрительно вели себя прошлой ночью. Они всегда так накануне налета. Видимо, сиу оповещают своих.

— Тебе это кажется. Сомневаюсь, что тут замешаны многие индейцы. Может, лишь Вульф да его пьяные дружки которыми прикрываются Трент и его бандиты.

— Может, ты и прав, но доказать это будет нелегко.

— Как несправедливы бывают люди, относясь с предубеждением к краснокожим, — грустно сказал священник.

Старый старатель хитро усмехнулся:

— А вот один наш молодой друг не любит даже находиться с индейцами под одной крышей…

Тим смутился:

— Да, индейцы мне — не компания. Но мне противно наблюдать, как Трент и кучка его негодяев выходят сухими из воды, сваливая вину на индейцев.

— Тогда почему ты продолжаешь работать в «Счастливчике Паломино», где спаивают индейцев? — вызывающе спросила Сабрина, незаметно появившаяся в дверях.

Он посмотрел на девушку:

— Мне там больше нечего делать. Я бросил эту работу прошлой ночью, еще до налета.

Дочь священника бросилась к нему:

— Тим, как это здорово! Я знала, что ты когда-нибудь порвешь с прошлым!

— Я не говорил, что исправился, — предостерег ее Тим. — Я только сказал, что больше не работаю на Трента.

Преподобный отец улыбнулся:

— Для начала и это хорошо.

— В самый раз, чтобы его продырявил кто-нибудь из людей Трента, — сказал Сэм Смит.

Сабрина испуганно взглянула на старого старателя:

— Вы правы, мистер Смит, — и добавила для Тима: — Ты должен уехать из города.

— Я был готов уехать, — признался он. — Но сейчас — не знаю…

— Ты должен, — сказала она умоляюще.

— Мудрый совет, — подтвердил Смит.

— А у тебя есть важная причина, чтобы остаться? — спросил Грей.

— В общем-то нет, — вздохнул Тим. — Если только не соберусь повздорить с Трентом и разоблачить его…

Сэм Смит только фыркнул.

— Да, твой друг, к сожалению, прав. За спиной Трента стоят банкир и судья, и эту троицу очень трудно одолеть, — сказал проповедник.

Сабрина дотронулась до руки Тима:

— Я согласна с папой и мистером Смитом. Благоразумней всего — уехать тотчас же. Возможно, Трент зайдет так далеко, что им займутся штат и федеральные власти. И будут достаточно решительны с ним…

— И с индейцами тоже, — добавил Сэм Смит. — Девушка права.

— У меня есть еще одно дело, — сказал Тим. — Надо повидать шерифа. Она должна знать, что мне очень жаль Пита Хольма.

— В этом нет необходимости, — вмешалась Сабрина. — Любой из нас может передать ей твои соболезнования.

— Нет. Я должен сделать это лично.

— Подумайте, какие сантименты! Смешно! — вспылила Сабрина и повернулась к нему спиной.

Тим не стал с ней спорить.

Подъехав к тюрьме, Тим отметил: конь Сьюзан Слейд привязан к столбу. Хорошо, что шериф здесь. В офисе было пусто и тихо. На столе лежала исцарапанная, потускневшая звезда помощника шерифа. Тим взял звезду и с грустью осмотрел ее.

— Передашь ее Тренту? — услышал он слова, полные боли и презрения.

Это вошла Сьюзан Слейд. Он поспешно положил звезду назад, на стол.

— Я пришел, чтобы сказать тебе: мне очень жаль Пита.

— Пит стоил дюжины таких, как ты.

— Наверно.

— Ну хорошо, мальчик на побегушках, зачем Трент послал тебя сюда?

— Я больше не на побегушках у Трента.

— Очень плохо, что ты решился на это так поздно.

— Я уволился прошлой ночью, до того, как это случилось!

Глаза Сьюзан сверкали от ярости:

— Это Трент подучил тебя одурачить меня, да? Ждешь, что я тебе поверю?

— Это правда.

— Ты и Пита обманул. Я помню, как бедный старик говорил, что ты слишком порядочен, чтобы пойти против закона. Все твердил, что ты выберешься на верную дорогу. Бедняга так в тебе ошибся!

— Ты должна поверить мне! Я скорблю о Пите точно так же, как и ты.

— Так же, как и я? Он был мне, как отец! — губы девушки задрожали, она зарыдала.

Тим прижал ее к себе.

— Пит был прав, по крайней мере, в одном: я порвал с Трентом.

Сьюзан подняла на него глаза, полные слез:

— Ты это всерьез?

— Клянусь.

— Что мне делать? Как мне быть без Пита?

— Ты должна пересилить себя.

— Я хотела оставаться шерифом, пока не рассчитаюсь с Трентом, с теми, кто убил моего отца. Теперь они убили Пита…

— Они утверждают, будто это был очередной рейд индейцев.

— Ты не хуже меня знаешь, что не индейцы виноваты.

— Знаю.

Повинуясь порыву, он поцеловал ее, готовый к гневному отпору. Но Сьюзан лишь пристально посмотрела на него и прошептала:

— Ты переживаешь за меня… Ты действительно мне друг?

Он кивнул.

— Поцелуем я вовсе не собирался нанести оскорбление чести шерифа.

Сьюзан печально улыбнулась:

— Щекотливое положение, не так ли?

— Еще бы. Моя репутация лихого парня слегка пострадает, если станет известно, что я имею привычку целовать шерифов.

В ее прекрасных серых глазах блеснул огонек.

— Я не раскрою твой секрет… Говоришь, ты порвал с Трентом? Почему же тогда ты в городе? Знаешь, что это опасно?

— Я хотел попрощаться с друзьями. Особенно с тобой.

— Куда ты держишь курс?

— Не знаю.

— У тебя никаких планов?

— Я не забиваю себе голову планами.

— С той поры, как убили твою жену?

Некоторое время они молчали. Тим был обижен, но не мог на нее сердиться. Поэтому он просто сказал:

— Допустим.

— Значит, отправишься в другой город и опять продашь свой револьвер тому, кто лучше заплатит?

— Возможно.

— А Пит верил, что ты способен переменить что-то в своей жизни.

— Пит плохо меня знал.

— А может, он понимал тебя даже лучше, чем ты сам?

Тим чувствовал, что пора уходить.

— Прощай, Сьюзан. Удачи тебе! — и он повернулся, чтобы уйти.

— Тим!

— Да? — он обернулся.

— Ты намерен продолжать свой бессмысленный путь?

— А что?

Сьюзан шагнула к нему:

— Не уезжай. Останься со мной.

И она протянула ему звезду помощника шерифа. Тим сглотнул:

— Это невозможно.

Они посмотрели друг другу в глаза.

— Если ты действительно мне друг, то не оставишь меня в трудную минуту. Пит оставался со мной, пока билось его сердце.

— Если я возьму эту звезду — это станет началом бури. Тренту придется тут же пристрелить меня.

Она покачала головой:

— Он не посмеет. Ты будешь в большей безопасности с этим знаком. И я хочу, чтобы ты носил его.

Тим все еще колебался.

— Шериф вправе подбирать себе помощников, — сказала она. — Трент не желал видеть беднягу Пита рядом со мной, но не смог помешать мне сделать выбор. Возьми звезду!

Он с неохотой взял с ее ладони звезду.

— Приколи!

Он покривился, но приколол звезду на грудь.

— Тим Паркер! Теперь вы — блюститель порядка в округе Мэд-Ривер, — произнесла она официальным тоном. — С этого момента вы приступаете к своим обязанностям.

— К каким же?

— Будешь поддерживать порядок в салунах и в городе — как Пит. Будем работать, как обычно, пока не наберем достаточно улик против Трента, чтобы сдать его федеральным властям.

— Доказать его связь с налетами индейцев — нелегко.

— Ты же знаешь: индейцы — лишь ширма.

— Не совсем, — возразил Тим. — В банде ведь имеются индейцы. Я бросил свою работу, потому что обнаружил, что Трент продает спиртное Вульфу и его дружкам.

— Этот метис… Его и других пьяниц, что слоняются вместе с ним, Трент использует, чтобы распространять слухи про налеты индейцев.

— Может, и так.

Сьюзан улыбнулась:

— Хотела бы я посмотреть на лица некоторых из бандитов, когда ты заявишься сегодня ночью в «Счастливчик Паломино» с этой звездой на груди…

Когда темнота спустилась на город и наступил час обхода салунов, Тим почувствовал, что нервничает. В «Счастливчике Паломино» его заметили не сразу. Флэш Моран, как обычно, главенствовал за покером. Паркер уже собрался пройти к стойке, как увидел, что к нему направляется Джим Трент. Тим остановился. Трент пристально посмотрел на его звезду.

— А это еще что за шутка?

— Никаких шуток. Я новый помощник шерифа.

— Кто сказал Сьюзан Слейд, что она может назначить тебя?

— Городские законы дают ей это право.

— В таком случае мы быстренько изменим эти законы.

— Ну, а пока я буду действовать как помощник.

— Ты? Ты — всего лишь простофиля, дешевка… Набиваешь себе цену? Я не желаю видеть тебя в моем салуне!

— Мне и самому надоел твой салун. Но так уж случилось, что это моя обязанность — следить за тем, что тут творится.

Трент придвинулся к Тиму вплотную и, понизив голос, предостерег:

— Когда я велел тебе прошлой ночью убираться из города, я не шутил. Или ты уберешься, или для тебя подыщут хорошенький ящик для вечного сна.

Тим посмотрел на мэра с вызовом:

— Если это угроза, то мне придется написать рапорт. На тот случай, если со мной что-нибудь случится.

— Что-нибудь обязательно случится, — пообещал Трент. — Что-нибудь вроде свища в башке или…

Но Тим уже не слушал: он отправился проверять другие салуны.

Итак, первую стычку он выдержал. И на следующий день Тим принимал поздравления от Абеля Грея и Сабрины. Блондинка была взволнована решением Тима носить звезду помощника шерифа.

— Чудесно! — воскликнула она. — Я рада, что ты решился. Даже если этим ты помогаешь другой девушке…

Тим улыбнулся:

— Я думал при этом только о работе.

Сабрина вздохнула:

— А все-таки без девушки тут не обошлось…

Тим быстро вошел в роль помощника шерифа. Он и Сьюзан посвятили много времени планам, как сделать Мэд-Ривер образцовым городом. Как-то раз фермер Лайонел Мейсон зашел в офис и присоединился к их дискуссии. Тим спросил его про налет на ранчо.

— В ту ночь не видел ли ты поблизости кого-нибудь из белых?

— Все произошло так быстро… Ясно я видел только нескольких индейцев.

Тим сказал:

— Есть подозрение, что там, возможно, и правда были четыре или пять индейцев — но среди пятнадцати или двадцати белых негодяев. Вот почему мы предполагаем, что руководил ими Трент.

— Может, ты и прав, — согласился Мейсон. — Нам известно, что индейцы получают виски в «Счастливчике Паломино». Они были просто мертвецки пьяны во время налета.

— Так ты говоришь, что нападали краснокожие? — спросила Сьюзан.

— Не возьмусь утверждать. Я очень подозреваю Трента. Но видел я только индейцев…

— Так до чего мы добрались? — спросила Сьюзан, когда фермер покинул их.

— Пока — ни до чего, — признался Тим. — Я знаю, что Трент, Нильсон и судья вынашивали план захватить как можно больше земли, прежде чем сюда протянут железную дорогу. Но я не больше Мейсона уверен, нанимает ли он для этой грязной работы индейцев или же это белые маскируются под сиу.

— Проверим при очередном набеге, — сказала она мрачно. — Он ведь наверняка состоится…

Город тем временем безмолвствовал. К новому помощнику шерифа привыкли. Лишь Трент и его партнеры сторонились Тима.

Но однажды теплым, солнечным утром ковбой, которого Тим никогда не видел прежде, прискакал к зданию тюрьмы и потребовал шерифа. Тим вышел посмотреть, в чем дело, и парень, сидевший верхом, склонился к нему:

— В лавке скобяных изделий Трента нужен шериф.

— Что случилось?

— Точно не знаю, — сказал ковбой. — Полагаю, большие неприятности. Там банкир Нильсон, это он послал меня за шерифом.

— Она уехала на одно из ранчо, — сказал Тим, — но я приду. Передай Нильсону, что я еду.


Глава восьмая | Шериф с Мэр-Ривер | Глава десятая