home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ДМИТРИЯ ЛЕМЕШКО, КОТОРЫЕ НИКОГДА НЕ БЫЛИ НАПИСАНЫ

Настоящая любовь пришла ко мне в пятнадцать. Женщины нравились мне и раньше, я был попеременно влюблен в одноклассницу, в соседку и даже в мамину сотрудницу. Но страсть к деньгам — она пришла и осталась навсегда. Как ток, как постоянное силовое поле.

В подвальчике «Союзпечать» на главной улице, где мама, в надежде отвлечь меня от сомнительных уличных похождений, покупала мне марки, всегда вертелись сметливые ребята моих лет, липли к посетителям магазина.

— Смотрите, выбор богаче, чем на витрине. Что желаете? Флора, фауна, спорт, космос, живопись? Есть английские, испанские, австралийские…

Сделки заключались в соседнем подъезде, а зачастую прямо на глазах ворчащих для приличия продавцов. Меня всегда тянуло к коммерции. Самое трудное в любом деле — начало. К молодой женщине, задержавшей взгляд на витрине «Союзпечати», я подкатил довольно лихо.

— Марочками увлекаетесь? Какие предпочитаете?

Подействовала скорее угодливая интонация, чем качество моих марок. Из двух рублей выручки половину составила чистая прибыль. Через месяц я зарабатывал десять — пятнадцать рублей в день. Это существенно отличалось от маминой зарплаты. Не пугали прогулы и двойки в школе — коммерция того стоила. Рос доход, а с ним и пачка бумажек дома в тайнике.

Рыжих, мордатых, веснущатых братьев-близнецов Леню и Аркадия Кацманов за глаза называли Кальсоны. Позволить себе звать их так я не мог — ростом не вышел. Однажды вертлявый Вадик задал явно провокационный вопрос:

— Дима, что ты думаешь о братцах? На цырлах перед ними ходишь?..

— Что? Кальсоны!? Да я…

Меня прервал мощный подзатыльник. Я отлетел к стене. Сзади с изумленно-возмущенными лицами стояли неслышно подошедшие Кацманы. Зрители довольно похохатывали. Потом я бессильно плакал, уткнувшись в диванную подушку, получив вместо отобранного кляссера с марками синяк под глазом и приказ не появляться в «Союзпечати».

В кинотеатре шел незабвенный «Фантомас». Голова очереди к кассе упиралась в обескураживающую табличку «Билетов нет». Зато они в изобилии водились у шмыгающих по залу подростков. Простояв час, я взял максимум того, что давали в одни руки — четыре билета, «наварив» на них при продаже по рублю. Назавтра удалось занять очередь в пяти местах. Не хуже, чем на марках, и Кацманы не достанут.

Но безоблачного счастья не бывает. Вскоре появился Лёпа — личность в районе знаменитая. Вечно навеселе, воспаленные щеки заросли белесой поросячей щетиной, после года отсидки за тунеядство он куда-то для вида устроился. Непонятно, когда он успевал трудиться — ни одна выпивка или драка в районе без него не обходились.

— Ты все себе гребешь, цыпа, а дядя голодный ходит. Ты дай дяде, а то он, когда голодный, может и головку открутить, — Лёпа цедил сквозь зубы, явно забавляясь. — Значит, процентик дяде — раз, касса у меня на мушке — два, попадешься — от милиции отмажу — три.

Перспектива работать под покровительством Лёпы победила жадность. Я пожал протянутую руку с двумя жирно наколотыми на пальцах перстнями.

— Ну, что — спрыснем знакомство? Давай башли.

Я с готовностью достал деньги. В ресторане Лёпа выделил рубль швейцару, остальное положил себе в карман.

— Заметано, как в сейфе.

Официантка, не дожидаясь заказа, принесла бутылку водки и пару овощных салатов.

— Гоп-стоп, Дима, не проходите мимо, — Лёпа поднял рюмку. — Веселей, начальник-качальник!

Первая рюмка пошла плохо. Я закашлялся, на глазах выступили слезы.

— Ну, ты, цыпа, пьешь, аж из глаз каплет! А вот так ее! — Лёпа в один дух махнул рюмку и смачно захрустел салатом. Смутно помню, что произносил тосты, целовался с Лёпой, клялся в вечной дружбе… Очнулся утром дома. Новый друг доставил меня домой, прислонил понадежнее, ткнул в кнопку звонка и сбежал по лестнице.

Утром мать кляла свою пропащую жизнь. Я, по ее мнению, был окончательным убоищем. Выпив не меньше ведра воды, я схватил портфель и выскочил на улицу. Портфель я оставил у Лёпы — и вновь закрутилось «билетное дело». Ничто не предвещало беды, пока однажды ко мне не подошел невзрачный мужичонка средних лет.

— Есть парочка билетов, хлопец?

— По два рубля, хоть две парочки.

Я вытащил голубую полоску из кармана. В этот момент мужичонка цепко перехватил мою руку и поволок в кабинет администратора кинотеатра. В углу уже смирно сидел Лёпа. Сновали взад-вперед люди. Немолодой капитан милиции закончил с Лёпой, дал ему подписать какой-то листок и повернулся ко мне. Мой покровитель побрел из кабинета незнакомой шаркающей походкой, вовсе не похожей на его обычную нагловато-развязную поступь.

Пришлось выложить оставшиеся восемнадцать билетов, скомканные рубли, расческу и перочинный нож.

— Будем составлять протокол: спекуляция налицо. Сообщим в школу, родителям на работу. А тебя на административную комиссию. В спецучилище не поспекулируешь. Там кино бесплатное.

Капитан достал из папки чистый разграфленный бланк.

— Только не ври — все равно проверим. Фамилия, адрес, школа?

— Да а его знаю, — вмешался в разговор один из дружинников, чье лицо мне показалось знакомым. — Я работаю с его матерью. Хорошая, уважаемая женщина. Жаль, сын ее позорит… Идемте покурим, Михаил Иванович.

Парень с милиционером вышли из кабинета. Вернулись через несколько минут. Что-то в поведении капитана переменилось, внушая надежду.

— Просит за тебя наш дружинник. Может, отпустить на первый раз?

— Отпустите, никогда не буду, никогда, честное слово!

— Смотри, не подведи своего поручителя. И помни о матери. Уже не маленький, должен уметь отвечать. Билеты мы реализуем через кассу. Вот, бери за них деньги и дуй домой. Смотри, другой раз прощения не будет!

— Да я… ну, что вы… никогда… я… честное слово!

Лёпа ждал меня у дома, но я прошел, не останавливаясь. Говорить было не о чем. Снова потянулись унылые школьные дни. Оценки улучшались, а поведение из «неудовлетворительного» превратилось в «хорошее». Впрочем, остальным моим соученикам всегда ставили «отлично».

Однажды я услышал: «Димуля, привет!» — передо мной стоял, улыбаясь, Жора Цеханский, один из моих коллег по филателии. Высокий, худощавый, жилистый, он прилично греб на торговле марками, но «красивой жизни» избегал. Я был как-то у него дома в районе рынка. Улочки, примыкающие к рынку, жили особой, странной и недоступной жизнью. Во дворах плели кладбищенские венки и клеили пакеты, шили брюки и варили леденцы, пили и покуривали — не только сигареты, но и запретное. Жора к спиртному относился пренебрежительно, любил фрукты и мороженое, а по утрам по часу стоял на голове. К своей торговой деятельности Жора относился скептически, считая, что это — всего лишь ступенька на пути к настоящему делу.

— Ты не пойдешь на суд, Дима?

— Что за суд?

— Так ты ничего не знаешь? Тогда слушай. Стою я в марте в «Союзпечати», торгую. И тут подходят пьяные Кальсоны.

— Кальсоны — пьяные?

— В том-то и дело. Леню забирают в армию, Аркаша-белобилетник. Подвалили, шутят, взяли марки посмотреть. «Дашь десятку, Жорик, получишь назад марочки», — гундосит Аркаша. Ну, ты понимаешь, не в червонце дело. Вышли они на улицу, свернули во двор. Тогда я левой хватаю у Аркаши свой кляссер, правой его по челюсти — и ходу. Во дворе натыкаюсь на какого-то типа, и тут подскакивают оба Кальсона. Крик, гам, одним словом, скандал. Тут милиция подоспела, и нас набрали. Я тише воды, ниже травы: простите, извините, не виноват. Рассказал, как было. А Кальсоны в крик, дежурного офицера обругали, сержанта за ремень хватают. Орут, что их арестовали по политическим мотивам, что в Союзе антисемиты жить не дают, дайте, мол, уехать на Запад. И доорались. Уедут, конечно, только на север. Сегодня последний день суда. «Хулиганка», двести шестая, часть вторая, до пяти лет. Думаю, получат под завязку. Вот тебе и проводы в армию.

Вместе с Жорой мы зашагали в сторону суда. Место в зале нашлось. При моем появлении Кацманы оживились, заулыбались. Видно, не особенно они переживали, В последнем слове Покаянно плакались, оба пухлые, рыжие, смахивающие на бескрылых купидонов-переростков. И совершенно непонятно, почему Лене дали четыре, а Аркадию пять лет усиленного режима. Больше я с братьями не встречался. Потом о них заговорила пресса, западная — окружив ореолом мучеников за идею, наша — известно как. По освобождении они сразу же уехали.

Итак, жизнь поворачивалась ко мне разными сторонами, надо было искать свою дорогу. Одноклассники рассеялись по приемным комиссиям институтов и техникумов. Меня же по-прежнему влекли деньги. Однако какую-то профессию надо было выбирать, и в надлежащий срок мои документы лежали в приемной комиссии экономического факультета одного из институтов.

Первый экзамен — математика. Ее я боялся больше всего. Если провалюсь, решил я, то хоть сразу. Каково же было мое изумление, смешанное с надеждой, когда в одном из экзаменаторов я узнал свою школьную учительницу, с которой, невзирая на вечные нелады с точными науками, я был всегда в хороших отношениях. Отвечать я пошел к ней, и первой в экзаменационном листе закрасовалась пятерка, определившая отношение других экзаменаторов, а значит, и итог испытаний. В институт я поступил, и даже какое-то время получал стипендию. Разумеется, сорока рублей не хватало на коктейли, джинсы и прочие мелкие радости…

Положив в карман студенческую «получку», я вышел из института на площадь. Денежки, хоть и небольшие, а греют. Где же Жорик? Ведь договаривались в двенадцать, у памятника. Не в манере Цеханского опаздывать. А, вот и он: как всегда — в модном костюмчике, аккуратно причесан. Ему не надо думать о стипендии. Торговлю давно бросил, успешно освоил карты.

— Получил подачку? Смотри, чтобы карман не оттянула, — Жорик, дразня, достает тонкую пачку лиловых четвертных, распушивает ее веером и снова прячет.

— И я неплохо вчера заработал. Грузинчик из Сочей привез цветочки, да и проиграл мне дневную выручку. Думает сегодня отмазаться. Идем, может, в долю возьму.

— А если проиграем?

— Попадем — соскочим, — бросает на ходу не со всем вразумительно Цеханский.

Двигаемся к базару, благо ходьбы до него не больше получаса. На рынке находим нужного грузина. На удивление рыжий, носатый, круглолицый, с вишневым румянцем. Смеется весело, заразительно. О проигранных деньгах не вспоминает — широкая натура. Пересчитывает выручку. Тут же рядом его машина. Мы отъезжаем от рынка, я сажусь сзади. Потом останавливаем машину, раскладываем сидения. Карты сданы. Правила игры в «терц» несложны. Краем глаза я вижу карты Гизо. Он их беспечно держит на виду. Ну и игрок! С него причитается уже сотня.

— Чтобы вас не огорчить, разрешите пол учить, — с подчеркнутой вежливостью бросает Жорик.

Гизо небрежно вытаскивает коричневую, хрустящую, как новая кожа, бумажку.

— Для моей коллекции, — Цеханский прячет сто рублевку в карман.

— Жорик, возьми в долю, — шепчу я.

— Ладно, клейся.

Ставки подняты, но удача, вдруг поворачивается к нам спиной. Гизо играет, что называется, ва-банк, ему идет карта — и он выигрывает.

— Везет же, — невольно вырывается у меня.

— Вчера играл — проиграл, сегодня — выиграл.

Мы уже в минусах на пятьсот рублей, я заглядываю в карты грузина и вижу, что если сейчас Жорик сделает неверный ход — уплывет еще сотня. Игра пока идет на карандаш, а что, если кацо потребует деньги? Я пытаюсь сигнализировать Цеханскому, но Гизо бросает:

— Прекрати, будь мужчиной. Последняя партия.

И эту сотню мы проиграли. На требование рассчитаться, Жорик вытащил свою половину долга и выжидательно уставился на меня. Но я-то пустой!

Гизо настроен решительно.

— Будем платить?! — он помахал кулаком. — Без шуток!

— Ты, Дима, не того. Проиграл — плати. Брось дуру нал ять.

Сроку мне дали неделю. Ситуация чревата непредсказуемыми последствиями.

Город наш — порядочная дыра. В самом центре можно встретить такие трущобы, что оторопь берет. Вниз от одной из главных площадей сбегает щербатая булыжная мостовая кривой неприметной улочки. Здесь перед овощным магазином-стекляшкой стоит обшарпанная двухэтажная постройка, где вдвоем с отцом живет мой школьный приятель Олег Колыванов. Отца почти всегда нет дома. Олег парень неглупый, смелый и очень развит физически: долго занимался боксом и каратэ в каких-то полуподпольных секциях. В школе и на улице с ним было лучше не конфликтовать. Жесткий, дерзкий — он шел напролом. С пятого класса Олег встречался с тихой девчонкой — полной своей противоположностью, но в последнее время у них что-то разладилось.

На кухне под свист чайника Колыванов отжимался от спинки стула. Под кожей катались упругие шары мускулов. Днем Олег вел здоровый образ жизни. Вечера же посвящал вину и девочкам. Но бывало, что и чередовал все это в умопомрачительных сочетаниях.

— Что голову повесил? — Олег покосился в мою сторону, не прерывая упражнений.

Я рассказал про свои карточные страсти.

— Век живи, век учись. Этот Гизо, я уверен, из такого же Сочи, как и ты. Раздел тебя Жорка лихо. Где будешь брать деньги? Эти ребята шутить не любят.

План где достать деньги, у меня был. Уговаривать Олега долго не пришлось: он положился на мою уверенность в исходе операции, суть которой заключалась в Том, что марки, в сущности, — те же деньги. Пусть за них дадут половину цены все равно выгодно.

Двадцать три ноль-ноль, как было отмечено потом в милицейском протоколе. Темно, но люди еще снуют через двор, поглощенные своими заботами. Оно и к лучшему — от райотдела до магазина с километр, движение может задержать патрульную машину, нам же нужны секунды. Одна из витрин выходит во двор. За ней — три ящика с марками, теми, что продаются только членам общества филателистов по специальным абонементам. Их сбыть наверняка легче. Мы дружно растираем подошвами пачку махорки — презент розыскным собакам. Олег наклеивает газету на угол витрины и мягко, но мощно бьет по ней в двух местах. Держу мешок перед дырой, куда юркнул Колыванов. Медленно, страшно медленно Олег опускает в мешок выбранные ящики. Мы срываемся с места. Милиция опоздала меньше чем на минуту.

Выждав два дня я зашел к Олегу. Мешок с украденным стоял у него в подвале. А если случайно наткнется отец? Олег лежал на кровати и листал затрепанный детектив.

— Сколько можно ждать? Вот не думал, что связался с мямлей! Лежат живые деньги, а я не могу купить девчонке цветы, а себе бутылку. Кто говорил, что есть люди, которые возьмут марки за полцены? Где эти люди? Идем вместе, если сам дрожишь.

— Я для того и пришел. Сегодня воскресенье, прискочим на марочный базарчик.

В беседках центрального парка сложился полулегальный филателистический рынок.

— Кому марочки? — усердствовал жуликоватый Рудик, известный умением выманивать марки у детей. Навытаскивает марок из кляссера, а потом начинает торговаться, и хорошо, если даст половину нужной суммы. Что подросток сделает с таким? Из-за этого жулья того и гляди нарвешься на облаву. Рудик получал в обмен на негашенные советские марки у своих польских приятелей филателистическую продукцию разных стран и низкономинальные окончания парагвайских серий «Обнаженные» из семи марок.

Марки мы предложили Вадику, который когда-то подставил меня Кацманам, и с его же легкой руки на другой день нас взяли.

Камера с потеками застывшего раствора на полу давила низким потолком и жидким электрическим светом. Хуже всего — остаться наедине со своими мыслями. Наутро произошли два радостных события: мама принесла передачу, а мое одиночество разбавили соседом. Лелик, разбитной крепыш, пришел из тюрьмы, где провел уже два месяца, и куда должен был вернуться после следственного эксперимента. Он сел, за ограбления в центральном парке. К счастью, никто из потерпевших не сопротивлялся, а то бы статью переквалифицировали на разбой, за который наказание куда более суровое. «А так — два-три года максимум», — со знанием дела объяснил Лелик.

Сосед попался ничего — в меру общителен, неглуп. В передачу мама, ругавшая меня за курение, вложила блок сигарет, распотрошенный при досмотре. Я уронил слезу, стесняясь соседа.

— Ты чего, парень? Ты духом не падай — кривая вывезет.

Лелик глубоко затянулся, лег на спину и прикрыл глаза. «Ему что — два-три года — и на воле, а мне, как уже растолковал следователь, за кражу государственного имущества могут влепить от пяти до пятнадцати. Такие дела».

Не открывая глаз, Лелик сказал:

— Поначалу в камере будут тебя ждать разные капканы. Там все по старшинству. Только не лет. Дней, проведенных за решеткой. Ты парень неглупый, и подчиняться четырнадцатилетнему щенку, отсидевшему несколько месяцев, вряд ли захочешь. Но придется. Это не курорт…

Чтобы забыться, я постарался уснуть. Но сон не шел. Потом Лелик вдруг поднялся, и я увидел, что у него и место волос висят клочья кожи. Он подошел ко мне, и я понял, что Лелик сошел с ума. Его глаза дико вращались и вылезали из орбит.

— Смотри, — он показал мне длинную черную нитку. — Это я вчера вырвал у себя из ноги. — Он от швырнул нитку, и она стала пухнуть, раздуваться, пока не превратилась в крысу — жирную, отвратительную, с голым чешуйчатым хвостом. Я заорал на нее, но крыса юркнула ко мне под одеяло. «Лелик, — кричал я, — убей ее!» Но крика не получалось. Лелик стоял, раскачиваясь, и рвал из себя черные нитки, которые тут же превращались в крыс. Это было так ужасно, что я почувствовал, что еще мгновение, и у меня остановится сердце. Я изо всех сил рванулся к Лелику — и упал с нар.

— Ого, парень, да ты буйный, — Лелик, подперев голову, сочувственно смотрел на меня.

— Такое в голову лезет… — бормотал я заплетающимся языком.

— Постарайся все же уснуть.

Я снова закрыл глаза. И на этот раз увидел совсем иное. Я дома, мы пьем чай с мамой и ее сотрудницей, в которую когда-то я по-мальчишески был влюблен. Она разливает чай, касаясь меня сзади мягкой податливой грудью. Мама осуждающе смотрит на нас. Но я уже невменяем. Я хватаю ее за руку и тащу под стол, она смеется, я поспешно раздеваю ее и вижу мамины ноги. Она стоит рядом. Ну и пусть. Передо мной нагая женщина, груди с коричневыми сосками торчат в разные стороны. Шалея от желания, я погружаюсь в женщину, и последний пароксизм наслаждения исторгает у меня мучительный стон.

— Эх, парнишка, сон видно тебе на пользу.

Вздрогнув, я открываю глаза и вижу Лелика и постылую камеру.

— Давай-ка я тебе лучше расскажу про перетягивание каната, слыхал?

— Нет.

— Ну, слушай тогда. «На ковер» вызываются два новичка. Обоим перетягивают мошонку веревкой и завязывают глаза, потом сажают друг против друга. У каждого — конец веревки. Тяни изо всех сил! Кто раньше закричит — проиграл. Получай десять «горячих». На самом деле человек тянет свою веревку, закрученную вокруг быльца кровати. Умора!

Остальные рассказы были того же плана. На следующий день меня перевели в следственный изолятор. И надо же — по тюремному старшинству там правил Лелик! Тоном бывалого зека я спросил:

— Куда «гады» ставить? — хотя отлично видел сбоку от двери стойку с ботинками.

В отсутствие Лелика главенствовал Малыш — пятнадцатилетний ублюдок, прошедший спецшколу, спецучилище и оказавшийся наконец в тюрьме.

— Ты что, по второй ходке? — спросил Малыш, пораженный моей осведомленностью по части «прописки», игр, загадок и прочих камерных затей. Мой отрицательный ответ обрадовал его — иначе пришлось бы Малышу передавать власть. Потянулась однообразная тюремная жизнь. Перестукивание с соседней камерой, передача посылок «конем» на веревке, «прописка» новичков и нудная однообразная работа — вкладывание клепки в сепаратор подшипника. Клепка — работа не из творческих. В кольцо с дырками между выемками для шаров подшипника вставляются болтики. Из двадцати сепараторов складывается столбик, заворачивается в промасленную бумагу. На стол кладется длинный лист фанеры. Пропитанный машинным маслом, он помнит много поколений подследственных. Горе тому, кто неловко встанет, пошатнет и рассыплет готовые столбики… Поэтому их стараются сразу заворачивать… Кстати, удар ребром ладони по шее называется «макарон».

По мере увеличения моего тюремного стажа, я продиигался вверх по лестнице тюремной иерархии. Наивысшая ступень — заведующий «телевизором» — ящиком, где хранятся продукты из передач и ларька, делимые затем согласно рангам.

Суд прошел обыденно. Стыда перед товарищами, соседями и сокурсниками не было. Только бы дали поменьше! По совету сокамерников я сочинил длинное жалостливое последнее слово, смысл которого сводился к тому, что я осознал свою вину целиком и полностью, клянусь искупить ее добросовестным трудом и прошу назначить мне любое наказание, не связанное с лишением свободы.

Судья и народные заседатели откровенно скучали, слушая наши с Олегом похожие как две капли воды речи. Суд не внял заученным мольбам, и с шестью годами усиленного режима я отправился в «сужденку» — зал ожидания утверждения приговора. На год меньше получил Олег: свою роль инициатора кражи я не скрывал.

Через два месяца после разбора кассационной жалобы, с приговором, смягченным до четырех лет, и был этапирован в Н-скую ВТК.

Расстояние в восемьсот километров наш «Столыпин», цепляемый то к одному, то к другому поезду, преодолевал почти трое суток, Лишних неудобств конвой не чинил. Вода и вывод на оправку предоставлялись регулярно, но нервы у всех были на пределе. Продуктов на этапе было достаточно, кроме того, еще в тюрьме выдали по куску желтого сала, буханке хлеба и куле^ чек сахару. Если от чего и страдали, так это от скуки.

В нашем купе обнаружился педераст. Маленький, ушастый Коля вначале сопротивлялся домогательствам желающих воспользоваться его благосклонностью, на после первых оплеух скис:

— Делайте, что хотите, только дайте поспать.

По прибытии в колонию этап две недели провел в карантине. Жирная сытная еда вселяла оптимизм. Часто к решетке прижималась чья-нибудь голова и голосом, подрагивающим от страха быть застуканным, обещала землякам да и всем остальным покровительство после карантина в обмен на такие мелочи, как вольная одежда. Особенно ценились «фенечки» (спортивные костюмы). Как позже выяснилось, такого рода обменом обещаний на вещи занимались все, кому не лень, в том числе и последние «чуханы», терять которым было нечего.

Перед выходом в зону с каждым беседовал представитель администрации. Мой будущий начальник отряда, капитан Божок, поразил своим тонким, болезненным лицом, совершенно, по-моему, не подходящим для вершителя судеб двухсот с лишним человек. В отделения распределяли по уровню образования. В мое, немногочисленное, входили так называемые «окончившие».

«Окончившие» располагали свободным временем, большим, нежели «школьники». На производстве работали все одинаково, но потом ученики садились за парты, терзаемые страхом проштрафиться еще и в школе, а «окончившие» решали одну задачу: как не попасться на глаза администрации, которая немедленно навесит какую-нибудь хозяйственную работу, от которой нельзя отказаться, если человек рассчитывает освободиться не по «звонку».

Распределение по рабочим местам волновало всех. Закон зоны ничем не отличался от закона всей страны — план любой ценой. За этим бдительно следил актив — крепкая, сплоченная когорта осужденных, отбывающих длительные сроки и рассчитывающих на досрочное освобождение. Не выполнил норму один — минус всей бригаде. Возможности своих «золотых рук» я знал досконально. Вбитый мною гвоздь обычно сворачивался штопором и не держал даже собственного веса. По счастью, работа попалась неплохая. Инструментальный участок, куда меня определили, не имел плана выработки. В двух небольших цехах стояли токарный, фрезерный, сверлильный, шлифовальный станки. В закутке орудовал сварщик Коля Мурашко — задумчивый паренек с длинным бледным лицом. Работал он умело, спокойно. Не лез в дела жуликов и администрации, понимая, что его приговор — десять лет за разбой с убийством — шансов на досрочное освобождение не дает. Не спеша работали за двумя верстаками слесари. Обстановка приятно контрастировала с беготней и неразберихой основного производства.

Мастер Иван Степанович Матвий, пожилой седоусый толстячок, был как бы воплощением размеренной жизни инструментального участка. В свободное время и обмен на продукты ребята делали замки с нарезными ключами, подковки с вваренными осколками фрез, высекающие из асфальта снопы искр.

Нынешний фрезеровщик должен был в течение месяца, если ничего не случится, уйти «на химию», И в моем лице готовилась ему замена.

— Вот станок, ручки туда, ручки сюда… и — поехал.

Что его всерьез интересовало, так это не принес ли из тюрьмы денег.

Приспособления для основного производства приходилось изготавливать не часто, времени хватало. Случались и казусы. Включив стол на автоматический ход, я забыл выдернуть ручку, и она, бешено вращаясь, так саданула меня в промежность, что у меня разом отнялись ноги, я едва не потерял сознание. Но обошлось без серьезных повреждений.

«Окончивших» было процентов десять от общего числа осужденных. Каждый день один из нас назначался дежурным по отряду: остальным надо было ходить на занятия. Первый раз меня поставили дежурить уже через несколько дней после выхода в зону. Работа не пыльная: сиди у входа на стуле, вставай, когда входит кто-то из администрации, ори во всю глоткуг «Отряд, стройся!» и вообще — следи, чтобы в здании все было «по делу». Зато на работу ходить не надо. Вечером я, как и положено, прокричал:

— Отряд, выходи на поверку! — и устроился читать взятую в библиотеке книгу. После подъема и перед отбоем вся зона выстраивалась пятерками по отрядам для проверки на плацу. Пересчитывали — не сбежал ли кто. Так и в этот раз: зона построилась на плацу — одного нет. Кого? Новенького. А новенький, то есть я, сидит с книжкой на стуле дежурного. Нашли меня и привели на плац.

— Ну, если из-за тебя снимут баллы, готовься, — прошипел председатель совета отряда. Он ждал суда «на химию», и каждое нарушение могло для него оказаться роковым.

Вытолкнутый на середину плаца, я чувствовал себя бесконечно одиноким перед монолитом строя. Моя беспомощность, неприкаянность были настолько очевидны, что начальник колонии полковник Боровский рассмеялся.

— Ты какой день в зоне?

— Пятый, гражданин полковник.

— Как же его наказывать? Кто поставил новичка дежурить по отряду? Простим его, ребята? Становись в строй и помни — проверка дело святое. Все спать хотят. Верно, хлопцы?

Строй одобрительно загудел. Эпизод остался без последствий.

Через месяц приехала мать. Узнав о предстоящем свидании, ко мне подошел чернявый татарин из Антрацита Гавур. Рукав новой выглаженной куртки украшал ромб с вертикальной палкой: атрибут «бугра» отряда.

— Слушай, Дима, если к тебе кто приедет, попроси сто рублей. Мне они на воле во как нужны. А я вещей дам в зоне, продуктов. Я скоро уйду «на химию», но тебя земляки пригреют.

Мягко стелет, подумал я. Кто мне поможет, когда Гавур уйдет? Кому я нужен?

Подошел Румын — земляк и преемник Гавура на посту «бугра». Под его глазом красовался старый кровоподтек. Я еле сдержался, чтобы не усмехнуться — нашла коса на камень.

Из последнего карантина в отряд пришел Славик Ткач из Горловки. Ежик коротких, светлых, почти белых волос обрамлял крупное волевое лицо. Земляки встретили Ткача почтительно-радостно.. Вторая судимость в семнадцать — не что-нибудь. Славик своих воровских взглядов не скрывал, но влиять на кого-либо не пытался. Смысл наколок на его теле был ясен всем: звезды на плечах и коленях — «никогда не встану на колени и погонов не надену», маленький воровской жучок, ползущий от пупка к ребрам и перстень «дорога через малолетку». Когда Славику пришла очередь убирать комнату, к нему привязался Румын:

— Ты эти воровские замашки брось. Становись на колени и мой как все. Раком только бабы стоят. Или сам в девочки просишься?

Активист толкнул Ткача, и тот еле удержался на ногах. В ответ Славик ударил сразу. Резко, сильно, дважды. Загнал Румына под кровать, плюнул на недомытый пол и ушел собираться в карцер. Иного исхода и быть не могло. Начальнику спецчасти все это представили как отказ «второходчика» от работы.

По возвращении Ткача из «трюма» больше к нему не приставали. Сила удара и, самое главное, духа — комбинация опасная. Тем более, что ему скоро восемнадцать, а следовательно, его ждет перевод во взрослую колонию. После восемнадцати в ВТК оставляли только лояльных к администрации заключенных. Активисты боялись подниматься на «взросляк», представляя характер встречи, и потому беспокоились только о себе. Все делалось для того, чтобы выпятить свою лояльность, выслужиться и выйти на свободу раньше конца срока. Этой дорогой пришлось идти и мне. Не надев повязки «бугра», думать об условно-досрочном освобождении не приходилось. К тому же, обленившись от ничегонеделания на инструментальном участке, я стал строить планы, как бы вообще перестать ходить и производственную зону.

Заключенные обычно жили «семьями». Три-четыре человека складывали купленные в ларьке продукты и передачи из дому в одну ячейку пищевой каптерки, вместе ели, курили и дрались. Кроме меня в отряде был еще один «студент», покончивший с академической премудростью на месяц раньше, чем я. Звали его Женя Талалаев. Он получил свои девять лет за взлом «мохнатых сейфов». Вместе с угрюмым лысоватым грузином они «случайно» входили с приглянувшейся девушкой в лифт, угрозами и побоями заставляли молчать и насиловали. Всего пять эпизодов. Глядя на невинно-улыбчивую рожицу «студента» с оттопыренными ушами и пухлыми девичьими губками, трудно было поверить, что это и есть «чердачный донжуан». Парень он был не вредный, но с подлецой. Ангелы в колонию не попадают.

Третий член нашей «семьи» — Вова Ломонос — насильник с унылым, вечно смотрящим в пол крупным носом, лобастой головой и застенчивой улыбкой. Будучи каптерщиком, он усвоил одну простейшую истину — если у каждого из двухсот человек отрезать немного сала, масла, стащить одну конфету или печенье — не заметит никто. Но бывало, что активисты поглавнее и сами запирались с Ломоносом в каптерке «на ревизию санитарного состояния», откуда выходили сытые и довольные. Кое-что перепадало и нашей «семье». Зато и каптерщик был, как говорится, вне подозрений, и плохо бывало тому, кто пробовал поставить эту истину под сомнение. Ломонос знал, из какой ячейки можно взять. Лозунг «жулики не зараются» победил в нем и элементарную брезгливость, не позволявшую брать у педерастов и прочих «чуханов».

Начальник отряда, высокий, изможденно-худой капитан Божок своей напускной флегматичностью никого не мог ввести в заблуждение. Он вполне оправдывал свою кличку — Домовой. Капитан о кличке знал, но относился к этому спокойно. Опыт работы в колонии и множество тайных осведомителей позволяли Божку знать все, что происходит в отряде и за его пределами, легко вскрывать тайную подоплеку различных происшествий. Желание приблизить свободу порождало тотальное взаимодоносительство, нередки были случаи, когда вчерашний жулик навешивал на себя ромб активиста.

Повод для серьезного доноса на дороге не валялся: редкие попытки к побегу, невзирая на то, что держались в глубокой тайне, почти всегда были обречены на провал; наркотики и спиртное, если и просачивались в зону, то тоже тщательно укрывались. Риск угодить в «трюм» перевешивал желание войти в контакт с вольнонаемными ради добычи водки или денег.

Начальник спецчасти — Монгол — кряжистый, с медными волосами нечеловеческой густоты старший лейтенант за день успевал побывать во всех уголках зоны, всегда появляясь бесшумно и заставляя своей угрюмой неулыбчивостью вздрагивать даже лояльных к администрации заключенных. Рассказывали о недюжинной силе и ловкости Монгола, отличном владении каратэ.

…Подъем зоны в три часа ночи на затянувшуюся до утра проверку никому радости не доставил. Стоял март, весной еще и не пахло. Холод, сырость, бесконечное топтание на месте… Наконец распустили… В четвертом отряде бежали двое — те, кому бежать было вообще ни к чему, — четырнадцатилетний Леня Смирнов и шестнадцатилетний Саша Коваленко. У обоих легкие статьи, подпадающие под любые льготы, маленькие «кошачьи» сроки (да я бы эту «пятерку» на одной ноге на параше отстоял — бурчали «тяжеловесы»). По злой иронии судьбы через полгода объявили амнистию, по которой оба должны были выйти на волю как несовершенннолетние, впервые осужденные по легким статьям. Но они избрали иной путь. Из окруженного «колючкой» четырехугольника с мотающимися по предзоннику овчарками и вышками по углам ребята присмотрели «вахту» — будку, где охрана пила якобы чай, впуская и выпуская людей через двойные ворота. Пацаны прислонили к вахте трубу, вскарабкались по ней и растворились в ночной темноте.

Через три дня беглецы стояли перед выстроенной на плацу зоной. Шел дождь вперемежку со снегом, била дрожь от промозглой сырости. Грела только подленькая мыслишка: «Хорошо, что не я! Господи, кто угодно, только не я!»

Покрытые коростой грязи босые ноги парней на асфальте, отрешенные поникшие лица, покорность и сутулых фигурах, взгляд… Да какой там взгляд у затравленных, сломанных зверушек… Они бежали к кирзовых сапогах, но «кирзачи» не годятся для болот, куда беглецов загнали озлобленные преследователи. Пацаны завязли в трясине, и распаленный удачей мордастый потный конвой доставил добычу на плац босиком. Обуют в тюрьме, где их ждут новое следствие и суд.

Вальяжный, холеный «хозяин», смахивающий на преуспевающего доцента, произнес подобающую случаю речь, которую никто не слушал. Все было ясно и без того.

Кое-что про злоключения Саши и Лени рассказывали вольнонаемные. Ранним утром они «взяли» магазин. Добычу составили два спортивных костюма, сумка с продуктами (коньяк, шоколад, сигареты) и туристский топорик. Групповая кража — до восьми лет. Затем — жадное и торопливое поглощение еды и пойла на пустующей даче, в лесу, на болоте. Максимальное наказание для несовершеннолетних — червонец, десять лет. Как бы не намотали пацанам на всю катушку.

Петька, уборщик с вахты, захлебываясь от восторга, поведал, как Монгол завел в будку троих дежуривших в ночь побега охранников. Потом из будки в течение добрых десяти минут доносились лишь глухие удары да стоны. Затем наказанные выползли из помещения вахты и в соответствии с полученными инструкциями удесятерили усилия по розыску. Теперь им предстоит конвоировать в «воронке» беглецов. Господи, помоги беднягам!

Прошло время, кутерьма улеглась. Мы со «студентом» подкатились к Божку:

— Алексей Софронович, мы решили проявить себя получше. Возьмем каждый по отделению школьников и будем помогать им в учебе. Польза будет. Только вы, если конечно не против, сами объявите об этом — как бы в порядке поручения, — начал Талалаев. — А то слушаться не будут, да и не принято самому вылазить.

Капитан хитро прищурился. Подоплека нашей «инициативы» была достаточно прозрачной. Да мы и не скрывали своих намерений.

— Итак, хотите себя зарекомендовать? — Божок пристально вглядывался в нас. — Побуждения понятны. Вы, наверно, понимаете, что берете на себя большую ответственность, и если завалите дело — прямая вам дорога в ИТК?

Вечером приказом начальника отряда всех свободных от дежурств собрали в красном уголке.

— Все устали, хотят спать. Поэтому буду краток, — сказал Божок. — Талалаев и Лемешко, подойдите к столу. Сейчас вы переселяетесь в седьмое и девятое отделения, чтобы помогать ребятам в учебе. Посмотрим, чему вас в институте учили, тем более, что по отзывам мастеров, толку от вас на производстве что-то не видно. Так что попробуйте мне не дать повышения успеваемости! Всем разойтись, кроме Талалаева, Лемешко и актива названных отделений.

Начался новый этап моей жизни в колонии. Вскоре я понял, что сам вырыл себе яму. Учиться хотели единицы, а каждая двойка тянула назад в соревновании, взамен уютного безделья на инструментальном участке я приобрел массу хлопот. Но без актива нет и свободы. Заканчивалась треть срока, по отбытии которой я мог рассчитывать на досрочное освобождение. Знала это и администрация.

Меня выпустили работать за зону. Махая метлой под стеной колонии, я поражался, глядя на спешащих прохожих. Никто не остановится перекинуться парой слов, не угостит сигаретой. Неужели коротко стриженные парни в черных робах с нагрудными бирками никому не интересны, даже как экзотика?

Вот идут парень и девушка. Проходят, скользнув по мне взглядом. Потом, вероятно, посидят в кафе, девушка беспечно будет болтать, ковыряя в вазочке тающее мороженое, а парень пропустит рюмочку коньяку. Его глаза заблестят смелее, он вдруг увидит, что у девушки удивительно круглые и белые колени, он ощутит сладковатый терпкий запах ее волос. Рука его найдет руку девушки, и ее пальцы вздрогнут. Севшим от волнения голосом парень предложит девушке заглянуть к знакомому, посмотреть «видик». И вот они вдвоем в комнате. Знакомый возится на кухне с кофе, на экране демонстрирует фантастические груди одна ил бесчисленных Мессалин, за окном — приглушенный Шум города, в висках туго бьется юная кровь, подстегивая желание…

Я, наверное, задремал, опершись на метлу, потому что, когда рука соскользнула с держака, основательно клюнул носом.

Во что бы то ни стало надо вырваться отсюда!

Заключенного, представленного к условно-досрочному освобождению, на пути к свободе ожидают два препятствия: комиссия и суд, официально утверждающий ее решение. Главное — комиссия, где заседают хорошо знающие тебя люди: мастер, начальник отряда, начальник колонии, воспитатели, учителя.

Пришло время, а меня все не вызывали. Спрашивать у Божка я не решался, боясь спугнуть удачу. И, наконец, — дождался!

— Лемёшко, Антоненко — на комиссию!

Незаметный, глуповатый, или прикидывающийся таким Антон добросовестно махал в производственной зоне молотком, сбивая наплывы и брызги сварочных швов на полуосях. Его подозревали в доносительстве, но явных улик не было. Вел он себя тихо в течение тридцати месяцев после рокового удара топором, которым он тогда шестнадцатилетний, раскроил голову дебоширу-отцу, под пьяную руку измывавшемуся над матерью. Из полученных за непреднамеренное убийство пяти лет Антоненко отсидел чуть больше половины.

В президиуме в красном уголке — сплошь знакомые лица. К двери приникли «болельщики» — что готовит нам сегодня судьба?

Комиссия прошла благополучно, за ней суд, где седой пузан зачитал постановление о том, что к нам возможно применить условно-досрочное освобождение. И вот — вокзал, куда нас двоих доставил все тот же Божок. Каким чудесным казалось все вокруг! Солнце, улицы, даже облезлые стандартные постройки! С разбегу я наобещал Божку выслать краску для ремонта здания отряда, писать о своих делах и что-то еще. В мыслях же был уже дома.

Поезд прибыл в Донецк поздним вечером. Прощелыга-Таксист заломил два счетчика, но кто же станет торговаться! За полтора года непыльной работы я, за вычетом ежемесячного ларька, получил в кассе колонии тридцать четыре рубля. В двадцать раз меньше, чем трудяга Антоненко. Впрочем, это меня нисколько не огорчило — не на заработки же ездил! По дороге я завел с таксистом «тюремный» разговор, на что тот почти не реагировал, изредка для приличия поддакивая, и, вполне вероятно, желая быстрее от меня избавиться.

Дом, мама, радостная встреча, новенький паспорт, фальшиво-приветливый лейтенант — инспектор по надзору. Свои владения он объезжал на мотоцикле. Не миновал и меня, чтобы узнать, устроился ли я на работу. Просьба маминой подруги с электромеханического завода смягчила кадровиков, и я был принят фрезеровщиком третьего разряда.

В цехе я не скрывал прошлого, даже бравировал своей бывалостью. Ландшафт на производстве мало чем отличался от колонии. Те же грязно-зеленые станки, баки с мусором, стружкой, лужи разлитой эмульсии на полу, выложенном чугунными плитками. Мне предстояло выполнять элементарную операцию, с которой справился бы и мальчишка. Устанавливай две фрезы и нажимай поочередно кнопки. В случае поломки придет наладчик. Даже меня, совершенно безразличного к технике, научили в колонии большему.

Словом, работа, а особенно зарплата под три сотни, меня устраивали. Про висящий надо мной условный срок я не забывал. Ровесники в армии, военкомат меня пока не тревожит, друзей и до отсидки было не много. Да и радости встречи со знакомыми не доставляли. Их интересовало одно — тюремная «клубничка», особенно мужеложество. И когда я уверял, что эти штуки за решеткой случаются не чаще нежели на воле, многие казались разочарованными. Кино мне приелось, а к спиртному не слишком тянуло.

Столкнулись мы и с Гизо. То, что Гизо на самом деле зовут Гурамом, и что из Рустави в Донецк он переехал в двухлетнем возрасте, я уже знал. Дело было зимой у одного из баров в центре. Спутники Гурама — крепкие, холеные, румяные, одетые подчеркнуто дорого и модно, как бы воплощали соббю местную «золотую молодежь».

— Ба! Кого я вижу? Дима, вот так встреча! — радушно вскричал Гурам, завидев меня. — Когда освободился? Жаль, жаль, нехорошо у нас получилось! Неужели из-за этого проигрыша и пошли брать магазин? — Гурам держался неестественно, явно переигрывал.

— Ну, по рюмке за встречу? В баре и потолкуем.

— Спасибо, Гурам, не хочу. Поговорить можно и здесь.

Радости от этой встречи я не испытывал и скрывать это не собирался.

— Ну, если так, то сразу к делу. Я играл честно, а с Жоркой разбирайся сам. Он в Москве, забурел, а мне и сотня — деньги. Знаешь поговорку: «Тюрьма долги косит». Так вот, здесь это не проходит. Короче, с тебя двести — и в расчете. А пока — держи краба, — Гурам сунул толстую, в рыжей шерсти ладонь.

Я пожал ему руку. Странно, но к нему неприязни я не испытывал. Карты его хлеб, что поделаешь.

В бар все же пошли. Угощал Гурам.

— Алик, — представился один из парней, мой сверстник. Крепким торсом, усиками в ниточку и овечьими глазами навыкате он походил на гусара из анекдотов. Набрякшие подглазья и импульсивный жест, с которым он опрокинул рюмку, изобличали любителя выпить.

— Саша, — с застенчивой улыбкой протянул руку голубоглазый блондин.

Узнав о моей пролетарской жизни, парни сочувственно переглянулись.

— Есть любопытная работа… Правда, придется поездить, — начал Гурам. — Денег заработаешь, людей посмотришь. Вкладывать тебе ничего не придется. Не с золотых приисков приехал. Ребята через недельку собираются поехать по фотонабору. Знаешь, что это такое?

Представление об этом я имел смутное, но энергично кивнул.

Гурам, однако, продолжал:

— Поедете втроем, остановитесь в райцентре в гостинице, а дальше, как в песне:

Здравствуйте, хозяйка, вам большой привет.

Будет через месяц вам цветной портрет…

А если серьезно — покажете образцы цветных портретов, которые делаются с любой черно-белой фотографии. Анилин — глазки синим, пиджачки коричневым — лишь бы денежки. От меня получишь за каждый заказ три рубля. Криминала никакого. Расходы на дорогу и жилье беру на себя. Надо же когда-то к делу пристраиваться, наверстывать упущенное…

«Из-за тебя», — мысленно добавил я. Но в предложении Гурама намечалась тропка к деловой жизни, о которой я столько мечтал. Необходимо было попасть в струю.

Видя мои колебания, Гурам добавил:

— Посчитай сам. Три рубля за «лурик». Двадцать карточек в день — минимум. Полторы штуки в месяц. На заводе год пахать нужно.

— Полгода, — поправил я его, но выбор уже был сделан.

— Наберешь первую тысячу — прощу долг. При свидетелях говорю. Я с этого имею меньше тебя. Сам суди. Заказчику сдаем портрет за двенадцать. Расходы: трешка за набор, пятерка мастеру, два рубля — транспорт. Остаются два рубля. А какой-то процент не выкупится. Одним словом, накруток хватает. К тому же, я недавно женился, жене скоро рожать, а то махнул бы я с вами. Позавчера письмо пришло от приятеля, он в тех краях с ансамблем на гастролях. Пишет — люди простые, приветливые, в аулах ни одной фотографии — рай. «Фирмой» магазины завалены, кому там нужна дубленка за «штуку»? На себя посмотри — видный парень, а шмотье — сплошной дерибас.

Ехать договорились через неделю. У напарников были свои дела, а мне предстояло уволиться с завода. Начальник цеха принял меня холодно.

— Чего тебе не хватает? Зарплата приличная, работа легкая. Хочешь, будешь выходить только в первую смену? А заявление не подпишу, и не надейся! Отрабатывай положенное. Если каждый через полгода будет увольняться, то кто останется? Плохо с тобой в колонии работали!

Начальник сам подвел меня к нужному повороту.

— Кому другому не сказал бы, но вам верю, Давид Самойлович, — перешел я на полушепот, опасливо озираясь по сторонам. — Тут милиция наседает, а тут жулики проходу не дают. Влезу куда-нибудь — крышка. А у меня дядя — директор целинного совхоза, зовет к себе. Очень прошу — войдите в положение. Всего рассказать не могу — и так наболтал лишнего.

Доверительный тон и умоляющая интонация подействовали. Размашистый росчерк пера, напутствие жить честно, и в тот же день в отделе кадров я сменил обходной лист на трудовую книжку.

…Взяли, конечно, купе, хотя Гурам призывал к экономии. Три бутылки водки должны были скрасить путь до Петропавловска — областного центра на севере Казахстана, а там уже рукой подать до Возвышении, районного городка, откуда писал Гураму Саня Муринский по кличке «Полковник», гастролирующий по местным колхозам.

До Уфы ехали втроем, так что возможность познакомиться поближе была. Дорожная скука, незаметно пустеющая под стук колес бутылка, новые заботы и волнения живо вытеснили воспоминания о матери, со слезами упрашивающей не бросать завод. Она не поверила ни единому слову из моих россказней о целине. «Смотри, сынок, боюсь сглазить, но как бы тебе снова не трудиться под конвоем. Не надо, послушай меня!..»

Саше уже случалось ездить по набору. Алик, как и я, был новичком. Не умолкая, Саша рассказывал о предыдущей поездке, однако чувствовалось, что и его не оставляет беспокойство за исход предприятия. Выяснилось, между прочим, что хотя Саша и Алик — друзья со школьной скамьи, но Алик подозревает, что его приятель, исполняющий роль бригадира, едет на более выгодных условиях.

Перебросились в картишки.

— Может сыграем для интереса по трешке… или по «лурику»? — невинно предложил Алик. — Деньги плевые, а с первого набора расчет фотографиями…

Даже если бы я не видел, как привычно Алик тасует и виртуозно сдает, ответ мой был бы однозначным.

— И говорить не хочу. Едем же зарабатывать, а не обдирать друг друга.

— Ладно-ладно, не надо ссориться по мелочам, давайте лучше выпьем, — разрядил обстановку Саша.

Без денег игра шла вяло, и вскоре я завалился на полку. За окном мелькали столбы, растрепанные ветром деревья, серые, заброшенные постройки, блеклые, в пятнах химической потравы, поля, — присыпанная слабым снежком огромная, нищая страна.

Я увидел себя, словно со стороны: молодой, приметный, довольно разбитной парень, мечется по свету без гроша и без определенных занятий. Почему, отчего? А гигантское пространство бесстрастно расстилается вокруг, и никому, ни единой душе нет дела, что Дмитрий Лемешко уже отсидел за колючей проволокой, что он уже бросился, как белка в колесо, в житейскую кутерьму, что нет, по сути, у него ни друзей, ни любимой.

На глаза навернулись слезы, я часто заморгал. Со слезами пришло и облегчение. Мне вспомнилось, как однажды в детстве я упал с велосипеда, подвернул ногу. На мой крик прибежала мама и подхватила меня. Никогда не забыть мне прохлады ее тела, к которому она прижимала мою горящую огнем, вспухшую ступню.

Тут я заснул, и во сне брел среди гигантских лопухов, пока не увидел на тропе стрекозу. Она двигалась прихрамывая, волоча огромные шелестящие крылья, словно балерина в антракте, а ее круглые, будто чашки, фасетчатые глаза были полны ужаса.

— Ты… — начал я, но осекся, заметив, что стрекоза одета в знакомый синий халат.

— Ты кто? — закричал я.

— Дима, — печально сказала стрекоза — и ты меня не узнал… Меня теперь никто не узнает. И нога болит, вот посмотри…

Она откинула полу халата, и я увидел вспухшую чугунно-синюю ногу.

— Мама, мамочка — это же гангрена! Нужно срочно операцию! — закричал я, давясь и глотая слезы.

— Что ты, Дима, я же потом тебя не найду. Как же без ноги?..

— Мама, мама, но ты же погибнешь!..

— Нет, Дима, как же я умру? Я должна видеть тебя, знать, где ты…

С этими словами она скрылась среди шевелящихся, как слоновьи уши, лопухов. Я почувствовал, что падаю, и, словно подброшенный пружиной, вскинулся на полке. В купе уже горел свет и сидел пожилой грузный казах, раз за разом переспрашивая, какая полка свободна, пока не убедился, что нижнюю ему не уступят, не тот народ. Потом подумал и кряхтя вскарабкался наверх.

Саша презрительно цыкнул:

— Не терплю чурок. Все купе носками провоняют. Вот к таким и придется идти на поклон за каждым «луриком».

В Петропавловске, куда поезд должен был прибыть утром, выходил и наш спутник. Разница во времени, дпухчасовое опоздание, — словом, по-местному в полдень мы приближались к областному центру.

— Вы, сынки, учиться к нам или работать? — миролюбиво спросил казах. — В город или куда в область?

Саша демонстративно отвернулся. Алик лениво спросил:

— У нас приятель живет в Возвышенке, слыхали такую?

— Как же, знаю, — заулыбался казах и вдруг засуетился. — Так вам тогда здесь выходить не надо. Следующая станция Булаево, оттуда в Возвышенку идет одноколейка и автобус. Из Петропавловска прямой дороги нет. Надо ехать этим поездом, а то неизвестно, когда следующий.

За трешку проводник согласился взять нас до Булаево. Езды час, и почти столько же опаздывающий состав простоял у семафора на выходе из Петропавловска.

Автостанция в Булаево оказалась рядом с вокзалом. До автобуса еще два часа, и мы решили осмотреть второй по значению город области.

Из кафе, куда я едва не заглянул, окутанная облаком кислых пивных паров, изрыгая корявый мат, вывалилась веселая компания. Стоящий неподалеку милиционер демонстративно отвернулся. Забавное местечко! По унылым лицам приятелей было видно, что и им не по себе.

— Леха! — прогнусавил голос за спиной. Один из компании, видимо это и был Леха, оглянулся: засаленные волосенки, бугристая воспаленная кожа, кроличьи глазки в гноящихся веках.

— Ты ведь тоже Леха, — панибратски хлопнул он Сашу по плечу.

— Ты ошибся, мы здесь в командировке, — пытался объяснить Саша, тщетно ища взглядом испарившегося милиционера.

Представление разыгрывалось по давно отработанной схеме. Дружки уже подоспели. Девять против троих — многовато. Пьяное, но крепкое на ногах зверье будет бить жестоко. Интересуют их, разумеется, деньги. Или их алкогольный эквивалент.

— А помнишь, Леха, как я тебе в Петропавловске в прошлую среду ставил? Заржавело за тобой, заржавело. И из общаги свалил. Некрасиво получается.

Немало со мной в колонии сидело и такой мелюзги, которая за копейки тянула немалые сроки. Но сейчас объясняться бесполезно. У Алика денег нет вообще, у Саши, я знал точно, одни пятидесятирублевки. Сдачи от этих не дождёшься. И с властями связываться в нашем положении небезопасно. Преодолевая брезгливость, я шагнул к этому Лехе.

— Гоп-стоп, Леха, это не с тобой мы на пересылке в Свердловске встречались? Еще мокрушник червивый с вами был, что на попкаря прыгнул с крышкой от параши.

Жирная наколка на левой руке довольно точно подсказывала биографию собеседника. Заслышав родную речь, он расплылся в довольной улыбке. Я протянул червонец.

— Возьми, брат, вина, а мы тут свои дела уладим и вечерком будем здесь же на баку.

«Брат» полез обниматься, бормоча:

— Не в Свердловске, а в Ивделе, — но быстро отлип и удалился с компанией, клятвенно пообещав вечером ждать на вокзале. На ходу уже через плечо пригрозил Саше:

— Если б не кент по лагерю, показал бы я тебе командировку, задохлик.

Дождавшись завершения инцидента, из-за угла показался милиционер и, приблизившись, потребовал документы.

— А сюда зачем из Донецка пожаловали? — спросил он, изучив паспорта. В каждом его движении сквозило сознание собственной значимости.

— У нас товарищ в Возвышенке живет, мы к нему едем, — спокойно ответил Саша.

— В Возвышенку, ага… — мямлил милиционер. Придраться было не к чему, и утратив к нам интерес, он двинулся в сторону вокзала.

— Ну и ну… — Алик скривился. — Это в городе, а уж в Возвышенке, в этой дыре, видно сразу бьют по морде, не спрашивают. Вот что, оставляйте мне показуху, деньги — попробую я в Булаево. Устроюсь в гостинице и начну действовать. Не пойдет работа — переберусь к вам.

На том и порешили. В юркий «пазик» билеты продавались без мест. Аборигены были в курсе дела и оккупировали автобус заранее. Пришлось стоять. За окном поплыли ровные, как стол, заснеженные поля с островками деревень и жидкими перелесками. Возвышенская автостанция представляла собой синюю облупленную будку с лохмотьями посеревших объявлений о продаже домов.

— Скучища, аж зубы ломит, — североказахстанские пейзажи Сашу не вдохновляли. — Пять часов, а уже темно. Скорей бы в кровать.

Предстояло еще разыскать гостиницу. Мы расспрашивали старуху-казашку в плюшевой шубе с крупными серебряными пуговицами, какого-то парня в очках, но они только руками разводили.

Тут на наше счастье подвернулась почтальонша. Бойкая краснолицая бабенка привела нас к двухэтажному строению из силикатного кирпича безо всякой вывески. Входные двери украшал массивный висячий замок.

— Да вы к администраторше зайдите. Нету постояльцев. Чего ей в гостинице мыкаться? — почтальонша указала на угловой домик за синим штакетником: точь-в-точь как на сентиментальных немецких открытках. Убери антенну — и никто не поверит, что сейчас конец двадцатого столетия.

Сын хозяйки Федя — рослый смешливый парень, охотно вызвался поселить нас. Отпер гулкую пустую гостиницу, нашел постельное белье. Радуясь неожиданному развлечению, он уселся в номере и уходить не собирался.

— Я как увидел вас, сразу подумал — рано в этом году «грачи» прилетели. Так у нас шабашников называют. Через недельку много слетится забивать объекты. А из Донецка вашего только позавчера ансамбль был. «Четыре Ю» называется. Ничего играли, девка у них клевая, все на месте. И насчет выпить ребята не промах. Бутылок пустых после них на десятку сдали с матушкой. Кстати, у нас без знакомства посуду не примут, и не пробуйте. Ну, ладно, отдыхайте, не буду мешать.

Федя вышел. Наступила тишина. Caшa раскинулся на кровати, закрыл глаза. Не хотелось ни пить, ни говорить. Клонило в сон.

Еще в колонии я много думал о снах. Человек во сне может преодолевать любые расстояния, совершать возможное и невозможное. Одним словом, сон — вторая жизнь. И как милосердно распорядилась природа — жалкий шут, бряцающий бубенцами, может увидеть непередаваемо чудесный сон, а король под своим парчовым балдахином всю ночь промается в душных кошмарах. Вот где настоящее равенство.

А что значит сон для заключенного — единственная возможность хоть на миг ускользнуть на свободу от тупого однообразия жизни в зоне!

И потом — иеполнение желаний. Если бы! наши желания не исполнялись хотя бы во сне, мы, вероятно, давно сошли бы с ума. Вот я внушил себе, что увижу смазливую деваху, пусть не такую, как в ансамбле «Четыре Ю», подойдет и попроще — и она уже входит в номер и начинает зачем-то рыться в наших вещах.

— А вы привезли фото, мальчики? — недоуменно спрашивает она. Сгорая от желания, я шепчу:

— Иди сюда, глупая, — пока они спят!

Но девушка сосредоточенно вглядывается в фотографии, которые невесть как оказались в ее руках. Снимки светятся ровным голубоватым светом.

— О, вот она! — восклицает ночная гостья и протягивает мне фотографию мамы. Мама в ситцевой косынке, это старая фотография. Внезапно девушка рвет карточку. Я бросаюсь к ней.

— Дура, что ты наделала?!

Но она наваливается на меня душной грудью, бесцеремонно заголяется. Я волоку ее в кровать. Только бы не услышали приятели, как она сладострастно стонет, раскидывая белые ноги с круглыми коленями…

— Ну, ты и даешь, старик! — Саша приподнялся в своей кровати. — Ты чего стонешь?

Утром после неожиданно сносного завтрака в столовой, мы с папками под мышкой, словно клерки, отправились на работу. Выпитые перед завтраком сто пятьдесят согревали — и кстати, на улице было ниже тридцати. В первый дом вошли вместе. Удивленный взгляд молодой женщины, собирающей на работу мужа, сменился улыбкой:

— Фотографии? Дочурку надо, свадебную неплохо было бы увеличить…

Снимок девочки оказался неподходящим. Глаза вышли смазанными, при увеличении изображение должно было только ухудшиться. Взамен Саша уговорил женщину заказать портрет хозяина дома по старой армейской фотографии.

— Ну, всего вам хорошего. Ждите через месяц. Стоить будут двадцать восемь рублей, потому что групповой снимок — дороже.

Выйдя на улицу, Саша победно посмотрел на меня и подмигнул, довольный удачным началом.

— Пойдем по двум сторонам улицы, — сказал он, — кто раньше закончит, двинется навстречу другому. Ну, с богом. И помни. Первое — смело заходи во двор, не топчись у калитки, но и про собак не забывай. Второе — почаще улыбайся и повторяй — денег вперед не берем. Третье — аккуратно записывай все, что хочет клиент видеть на портрете: изменить костюм, соединить два снимка в один, какой цвет волос и глаз. Ретушеры часто не обращают внимания на эти пометки, но человек Должен чувствовать внимание к себе. Большинство из них до последнего момента считают, что мы сделаем цветную, а не раскрашенную фотографию. Еще. Пока мы не привезли готовую работу, милиция ровным счетом ничего не может: денег ни у кого не брали. Один двор пустой, второй. В третьем — заказ. Три портрета. Поначалу меня бесили все эти замки на дверях, детишки, оставленные дома взаперти. Потом дело пошло. Доброжелательный интерес людей поднимал настроение. Во время коротких перебежек по улице прохватывало холодом. Снег на ботинках таял, и скоро они промокли. Я не чувствовал сырости, пересчитывая в уме заказы: «семнадцать, двадцать, двадцать пять». Недурно: за два часа работы семьдесят пять рублей!

— Можно вас на минуточку, молодой человек, — ко мне шел мужчина средних лет в черном коротком полушубке и форменных милицейских брюках. Екнуло сердечко. Такими далекими показались рассуждения Гурама о безопасности предприятия, о том, что неуплата налогов считается преступлением только на Западе.

— Вам моя жена заказала два портрета. Хотелось бы знать, в чьих руках оказались дорогие для меня фотографии. Есть у вас документы?

Жесткий взгляд мужчины не сулил ничего хорошего.

— Паспорт в гостинице. Фамилия моя Лемешко, приехал из Москвы, работаю выездным фотографом. Удостоверение у бригадира. Он на соседней улице. Если опасаетесь за фотографии, возьмите их назад, — я раскрыл папку, не чувствуя холода.

— Ну, ладно, не будем на улице. Побеседуем вечером в гостинице.

Он ушел узкой тропкой, скрипя снегом, к дому, где я получил заказ на два портрета — молодой женщины и ее мужа.

Сашу мой рассказ расстроил.

— Надо сматываться, пока не поздно.

Собрать вещи, добраться до автостанции, чтобы прочесть объявление о заносах на дороге и отмене движения автобусов — дело нескольких минут. Метель не унималась, не могло быть и речи о попутках. Подъехали на мотоцикле парень с девушкой. Парень остался ждать, а девушка побежала в магазин.

— Не подскажешь, друг, как отсюда выбраться? — с надеждой обратился к мотоциклисту Саша.

Парень сдвинул на лоб защитные очки, блеснул припухшими щелками глаз.

— Через пятнадцать минут поезд на Булаево.

— А до вокзала? — вырвалось у меня.

— Пехом, — пожал плечами парень. — Дорога известная. Заворачивайте за магазин и все время прямо. Через четыре километра — станция.

Вернувшаяся девушка с интересом прислушивалась к разговору. Новые люди здесь не страдали от отсутствия внимания.

— Не валяй дурака, — резко сказала она. Ее серые глаза потемнели.

Несколько минут промедления — и никакой мотоцикл уже не выручил бы. Но мы успели…

Гостиница в Булаево существенно отличалась от возвышенской, и не только размерами.

— Мест нет и не будет, — пухлая администраторша равнодушно взирала на нас с высоты своего положения. — Командированным отказывать приходится, не то что «по личным делам». Военные живут постоянно, тут еще и музыканты на нашу голову…

Музыканты? Саша решительно двинулся к добродушному толстячку, экстравагантный вид и манеры которого свидетельствовали о профессии вернее всякой афиши или удостоверения.

— Простите, вы ведь работаете в ансамбле?

— Администратор «Четырех Ю» к вашим услугам! — толстяк шутовски щелкнул задниками меховых шлепанцев. — Вероятно, вы представляете еще не охваченный концертами дом культуры? Вам повезло: наши музыканты нынче в ударе.

— Нет-нет, — прервал его Саша. — У вас работает мой друг Саша Муринский…

— Бог ты мой! — толстяк театрально распахнул ручки. — Земляки! — и прибавил не так экспансивно: — Саша на втором этаже, в тринадцатом номере. Если его нет, загляните напротив. Найдете.

Муринский — «Полковник» — ростом был Саше Сахненко по плечо. Его длинные, иссиня-черные, сомнительной чистоты волосы разительно контрастировали с аккуратной прической тезки. По всякому поводу Полковник улыбался, демонстрируя дивной белизны зубы, вставленные перед поездкой на гастроли. Почему его произвели в «полковники» — оставалось догадываться. Скорее всего, в колонии, куда Муринский угодил за кражу ударной установки. После амнистии Саша оказался на свободе. Мать купила ему новую установку, дабы уберечь от возможных посягательств на государственное имущество. Благодаря этой установке Муринский и был принят в «Четыре Ю». Название клоун Пончик, он же администратор Владимир Иосифович, взял просто с потолка: среди музыкантов никто не носил имени, начинающегося с этой буквы. Здесь чтили юмор. Певица — эффектная Аллочка, прибыла на гастроли с мужем — тощим очкариком, осветителем, которому была верна на удивление. Сплетничали, что муж подобрал ее на панели. Фокусник Самвел — сорокалетний атлет с художественно вытатуированным на груди орлом был надежным компаньоном Пончика в махинациях с «левыми» билетами, благо в колхозных домах культуры сходило с рук практически все. Администратор с радостью бы отказался от услуг фокусника, приняв на себя как хлопоты, так и доходы, но Самвел обладал борцовской хваткой.

Гостиничный номер Полковник делил с запойным гитаристом Сеней. Со вчерашнего дня здесь на полу ютился и Алик, который, памятуя рассказы Гурама, живо отыскал в городе музыкантов. Спать на груде тулупов в теплом номере все же лучше, чем на вокзале. Теперь угол номера мы обживали втроем. Бутылка коньяку Пончику — и перед нами распахнулись двери автобуса, который возил музыкантов петропавловской филармонии. Пока артисты давали концерт, мы с Сашей успевали обежать все дома в округе, собрать на двоих с полсотни заказов и с тем же автобусом вернуться в Булаево. Алик работал в городе, и тоже небезуспешно, хотя пару раз имел реальные шансы быть битым — местная пьянь недолюбливала чужих.

Однако пришла пора ансамблю уезжать из Булаево. Саша улетел домой сдавать заказы в работу. Мы остались с Аликом, получив по сотне на брата и наказ тратить деньги поэкономнее. Через две недели Саша обещал вернуться.

Водителем автобуса филармонии был резкий, скуластый и, кажется, повязанный с блатными Серик. На щеке у него расползлось крупное родимое пятно. Пустой отрешенный взгляд парня неприятно поражал. Серик был больше похож на отца — казаха, чем на мать — золотоволосую, в прошлом румяную девушку из русской деревни.

О фотопромысле в ансамбле знали и живо интересовались нашими успехами. Пончик, как оказалось, пробовал это дело в послевоенные годы.

— Да, были наборы в наше время! — блаженно щурился Владимир Иосифович. — Мешками возили карточки, а про деньги и говорить нечего.

На Серика при этих разговорах жалко было смотреть. Когда он узнал, что мы с Аликом заработали по шестьсот рублей, тогда как ему за это время еле накапала сотня, чаша переполнилась.

— Чистыми? — прохрипел шофер. Родимое пятно побагровело от напряжения.

— А ты думал! — подлил Алик масла в огонь… — Приедет Сашка через две недели, выгребем денежки. А развезем портреты, еще столько же заработаем. Это тебе не баранку крутить.

— А как сделать, чтоб и меня в бригаду взяли?

С меня причитается, понятно.

У парня даже руки тряслись.

— Отчего не помочь хорошему человеку? — широко улыбнулся Алик. — Магарыч не нужен, пиши адрес, договоримся.

Адрес этот вскоре оказался весьма кстати…

Тем не менее, мест в гостинице не было. Понадеявшийся на свою неотразимость, Алик вложил в паспорт червонец и сунул в окошко к величественной администраторше. Однако обычно невозмутимая гранд-дама внезапно пришла в ярость и, тряся фальшивыми бриллиантами, принялась орать на Алика. Тогда он резким движением схватил ошалевшую тетку за нос и что есть силы крутанул. Провожаемые истошными воплями, мы поспешно ретировались.

Немедленно возник вопрос — как быть? Нас, судя по всему, уже разыскивает милиция. Единственный знакомый в городе — Серик. Он живет с женой и дочуркой d однокомнатной квартире на втором этаже пятиэтажного дома в районе вокзала. Командировка закончилась, и он, как и мы, пока не у дел.

На музыкальный звонок (как-никак; работник филармонии!) дверь открыла миловидная женщина в уютном халатике.

— Мы к Серику…

Хозяин блаженствовал на кухне с банкой пива. Искренне обрадовался нашему приходу. Скромный уют, чистота напомнили о доме за тысячи километров отсюда.

— Знаешь, мы решили продолжить разговор, — я достал из папки обтянутый сверкающей пленкой портрет, так называемый «палех». — Вот образец. Ходи по домам, собирай заказы. За каждую фотографию получишь два рубля. Минимум полсотни дневного заработка. А мы куда-нибудь уедем. А там, гляди, через месячишко вернемся за набором…

— Не… я один не смогу. Хоть введите в курс дела. А вдруг что с вами случится? Куда я их дену, эти карточки… Чем вам плохо в Петропавловске? Тут и троим работы невпроворот.

— Легко говорить, — удрученно вздохнул Алик. — В городе одна гостиница, в которой нет мест со дня открытия.

— Что за проблема, ребята? Оставайтесь у меня — пока все не образуется. Место найдем! — не скрывал радости Серик. Перспектива крупного заработка соблазнительно маячила перед ним.

— Настя!

Жена тут же появилась на кухне.

— Я тебе говорил, что перехожу на другую работу? Можешь сообщить теще, что новая мебель уже почти стоит. Об этих ребятах я тебе рассказывал. Они остановятся у нас. Наконец-то покончено с чертовой филармонией.

Настя хотела что-то возразить, но лишь устало улыбнувшись, пробормотала «очень рада» и ушла в комнату.

По дороге на вокзал Серик рассказал, что его дочка почти все время у матери, в соседнем доме. Там же чаще всего и Настя. Решили сегодня за работу уже не браться. Нам постелили на кухне, на матрацах.

— Здесь спят родственники Серика, когда приезжают из деревни, — виновато сказала Настя. — А белье свежее.

— Половая жизнь продолжается, — несмешно сострил Алик.

Потянулись однообразные дни. С утра разбегались по городским окраинам, ближайшим селам. Пакет с фотографиями наполнялся. Серик набрал больше всех, но мы не особенно завидовали. Мы имели рубль с каждой его карточки.

— Типичный трудяга, — резюмировал Алик. — Ломовой.

Впрочем, думали мы об одном и том же. Зачем Серику деньги? С его фантазией он их потратить как следует не сумеет.

Саша должен был приехать в воскресенье. Пришла пора прощаться.

— Ты оставь, Дима, свой адресок, — неожиданно попросил Серик. — Я тебе доверяю, конечно, но мало ли что…

— Пожалуйста, — я раскрыл паспорт на страничке с пропиской. — Мне скрывать нечего.

Сдав в камеру хранения сумку с собранными заказами, мы сели в пригородный поезд (скорый, которым ехал Саша, в Булаево не останавливался) и через два часа оказались у знакомого вокзала.

Как ни странно, в гостинице оказались места, и со следующего дня работа вновь закипела. Тяжелая сумка 8а день пустела, зато карманы наполнялись. Живые деньги словно подстегивали.

— Пожалуйста, ваш портрет. С вас двенадцать рублей и девяносто восемь копеек за доставку на дом.

Заказчики жались, но дополнительный рубль платили безропотно. Хуже было с другим.

— Да вы что, это же не моя дочка!

— Не ваша? А кофточка в полосочку ее? А бантик бабочкой?

— Но полосочки и бантик у нее розовые, а глаза Голубые. Здесь полоски желтые, бант голубой, а глаза карие!

— Это все дело ретушера, он лучше знает, какая нужна цветовая гамма. А вот и девочка ваша прибежала! Какая хорошенькая! И до чего похожа на свой портрет!

У какой матери не дрогнет сердце?

И так целый день. Бывало, скажет мужик:

— Ты бы лучше бутылку взяла, чем эту дрянь. И так вся стена заклеена!

Но житейская логика твердит свое:

— Заказывали — нужно брать!

Бывало, конечно, и иное. То дома нет — все уехали, ТО ни гроша в доме, нечем платить. В таких случаях с ближайшей почты портреты отсылались заказчику биндеролью наложенным платежом. Бывали и такие, Что наотрез отказывались. Но таких — единицы.

Забрав из камеры хранения в Петропавловске новый набор, Саша улетел домой. Тащиться к Серику спать на кухонном линолеуме, когда в кармане у каждого по тысяче рублей, не хотелось. Деньги расслабляли. Мутило от мыслей о предстоящем хождении по квартирам, бесконечных уговорах. Дело шло к весне.

— Алик, давай попробуем устроиться в гостинице. — Я ведь эту каменную бабу за нос не таскал. Лично мне жить на полу надоело.

Алик остался за углом девятиэтажки, а я вошел е вестибюль. Молодая круглолицая казашка в окошке администратора на мою смиренную просьбу приютить скитальцев, неожиданно откликнулась:

— Что же делать? Мы ожидаем спортивную делегацию. Не знаю, прямо… А сколько вас?

— Двое, всего двое, красавица. Черт с ним, что ночевать негде, но услышать отказ из уст такой девушки — это выше моих сил!

«Анкету проживающего» я заполнил со скоростью стенографистки. Плату за неделю девушка приняла, укоризненно покачав головой:

— Я думала, вы на день-два. Да ладно. Ключи на Этаже. Смотрите, девчонок не водите. А где второй?

— В кафе напротив. Мы с дороги, ничего не ели, устал он, кофе пьет. Сейчас обрадую страдальца.

Телевизор, ванна, по кровати на каждого — мы с Аликом блаженствовали. А тысяча рублей — первая за всю жизнь — окрыляла. Новую жизнь мы начали в ресторане.

— Икорки, рыбки получше, мясо — на ваше усмотрение, бутылочку коньяку, минеральную. Пока все, — Алик веселился от души. Деньги есть, будут и еще — Серику мы решили ничего не давать. Класс!

Народу в ресторане прибывало. Когда две девицы — с виду так себе, середняк, войдя в зал, принялись выискивать взглядом свободные места, я не удержался и поманил их к нам. Они переглянулись и без колебаний направились к столику. Блондинка и шатенка — обе оказались Наташами. Чуть выше среднего роста, неплохо сложенные, вблизи они выглядели получше.

Вечер был наш. Подруги лихо опрокидывали бокалы с шампанским, не отказывались и от коньяку. Икра приводила их в восторг. Официант поощрительно улыбался, счет неумолимо рос. Музыки мы не заказывали, зато лихо отплясывали под бесплатные песни. Подруги, как выяснилось, работали в центральной сберкассе, а в ресторан зашли «просто перекусить». Желания оплатить хотя бы часть счета ни одна из них не выказала.

Музыка смолкла, потускнело освещение, напоминая, что всему приходит конец — даже такому вечеру. На улице Алик, покачиваясь, цеплялся за Наташу-блондинку, как младенец и, пуша пачку купюр, бормотал о любви.

Девушки оказались покрепче нас — или просто лучше контролировали себя. Мы договорились встретиться завтра в одиннадцать здесь же в ресторане, и две фигурки растаяли в ночной тьме.

Алик, едва войдя в номер, моментально угомонился, разделся, пошатываясь, смахнул одежду на пол и захрапел, едва коснувшись головой подушки. Почти сразу же уснул и я. Нечего сказать, повезло бы Наташам сегодня ночью!

Пробуждение было не из приятных. Сухость во рту, вялость. В зеркале удручающее зрелище. Всклокоченные волосы, мятая отечная физиономия, мешки под глазами, редкая щетина — словом, картина характерная.

Алик еще спал. Душ, бритье, кофе в буфете привели меня в чувство, но отняли немало времени. До свидания оставался час, а Алик и не думает просыпаться. Побоку сантименты.

— Встать! Документы!

Резкий толчок в плечо и свирепый голос сделали свое дело. Алик привстал на кровати, ошалело оглядываясь. Ну и ну! Выглядел он еще хуже меня.

— Похмелиться бы!

В словах Алика звучала подлинная страсть. Но пить некогда, да и нечего. Кое-как собравшись, мы спустились в ресторан, прихватив сумку.

— Чем искать магазин, не проще ли купить винца в ресторане. — Алику было действительно скверно.

Пока тянулось ожидание, заказали закуску на двоих.

Наши красавицы опоздали для приличия на пять минут. Приняв «на грудь» пару бокалов «за прекрасных дам», Алик оживился, уверенно повел беседу, выказав такой горячий интерес к работе девушек, что я стал опасаться, уж не задумал ли он ограбить сберкассу.

— Знаешь, Наташа, все эти тонкости не годится обсуждать в присутствии такой подозрительной личности, как Димка! Предлагаю перенести беседу в номер, — мутно улыбался Алик, поглаживая под столом колено блондинки.

— Отчего бы и нет? У нас служба такая, что паспорта всегда с собой…

Да уж, служба… Но мы нашли то, что нам требовалось. Выпускницы института благородных девиц нас не интересовали.

Я покосился на свою соседку. Тонкая кофточка скорей подчеркивала, чем скрывала ее прелести. Поймав мой взгляд, Наташа снисходительно улыбнулась.

— Ну, что — наверх?..

Долго упрашивать меня не пришлось.

Подошел официант, вручил счет, от которого меня покоробило. Да ладно, любовь требует жертв. В голове мешались весна и шампанское.

В номере девушка уселась на кровать, попрыгала на пружинах. Кожа у нее оказалась атласно-белой, со множеством родинок. Я содрал с себя все, что на мне было, в полминуты.

— Глупый, не спеши, — Наташа встала и подошла к зеркалу. Она знала, что делала. Кровь бросилась мне в голову. В постели она так мучительно стонала, исходя страстью, так пылко обнимала меня, что я совершенно потерял разум. Но едва только все закончилось, она деловито глянула на часы и совершенно ровным голосом заметила:

— Голодный, и еще совсем мальчик…

Деньги иссякли неожиданно. Однажды утром обнаружилось, что платить за номер нечем. Мы проскользнули мимо администраторши и стали обходить квартал за кварталом в поисках заказов. Цену называли заниженную вдвое, но из обусловленных шести рублей половину брали авансом. Никто не возмущался, и к вечеру мы собрали двести рублей. Фотографии выбросили. Оплаченный счет в гостинице и ресторанный ужин подняли настроение.

— Вот так и раньше надо было, — улыбался Алик.

— Залоги — тюрьма. Муть у тебя в голове.

— Подумаешь, трешки, — вяло отбивался напарник.

Мне опять приснился дурной сон. Будто бы я в огромном бетонном ангаре. В глубине копошится какой-то человек. Иду к нему, а это Монгол, по пояс голый, весь в каких-то буграх и наростах.

— Это ты заразил меня, сволочь! — его лапищи тянутся к моему горлу.

— Нет, нет, — хриплю я. — Это цемент, от него портится кожа…

Я хватаю Монгола за руку… и она отделяется от туловища…

И снова я очнулся от собственного крика. А с утра опять — беготня, уговоры, залоги, Наташа с ее кошачьими воплями, которые уже не сводят с ума, а только тревожат обитателей соседних номеров.

Наконец приехал Саша, и сразу почувствовал неладное…

— Куда вы смотрели, не знаю, — горячился он. — Нахватали у пьяниц, у детей. Два «лурика» Алик вообще у сумасшедшей старухи принял. Гурам будет очень недоволен, хорошего не ждите. Рассчитываться придется дома.

— Как же так — без расчета? С Гурамом договоримся потом, — я встал у двери.

Саша вздохнул неопределенно и потянулся к еумкё, где лежали деньги.

— Как знаешь, можно и рассчитаться.

Распрямился он мгновенно. В руке блеснуло лезвие опасной бритвы. Но мы тоже оказались не лыком шиты. Алик коротко взмахнул эбонитовой дубинкой. Саша осел на пол. Я поднял «опаску» и засунул в карман.

— Ты больше нас не режь, пожалуйста, — криво улыбнулся Алик. — По нашим подсчетам, с тебя без четвертака три штуки. За моральный ущерб округлим. Давай, гони, и без глупостей.

— Отхаркнутся вам эти гроши… Еще перед Гурамом отчитаться придется!

— Давай, давай, умник…

Саша отсчитал деньги, — правая рука у него заметно дрожала. Когда он ушел, я сказал:

— Как дальше жить будем? С Гурамом шутки плохи…

— Подавится. Ты как хочешь, а я возвращаюсь в Донецк.

— А я что? Буду сидеть и ждать, пока Серик мне кишки выпустит? Лучше б я на заводе остался…

— Ну, пошел травить… Успеешь еще к своим болторезам. А что касается денег — тут меня Наташа навела на одну мыслишку. Чем ждать, пока нам дадут по шапке, стоит попробовать эту шапку выгодно купить.

Такси подвернулось сразу.

— Что ищете, ребята? — водитель, пожилой лысоватый пузан с шустрыми глазками-щелочками, но непохожий на казаха, явно заинтересовался нами.

— Шапки хотим посмотреть. Говорят, тут их можно купить подешевле.

— Надо искать хороших людей. Вы, вижу, ребята деловые. Все меха здесь мы, татары, держим. Познакомлю вас кое с кем. Товар возьмете на дому. Давайте зелененькую — и столкуемся.

Сошлись на тридцатке. На рынке таксист ловко скользнул между рядами.

— Плакала наша тридцатка. «Фонарь» повесил, — Алик растерянно помял рыжую шапку.

— Сколько просишь, хозяин?

— Сто тридцать, — гвардейского роста парень сверкнул золотозубой улыбкой.

— Скинь десятку! — начал торговаться Алик.

— Ни рубля. Смотри, какая красавица!

Алик вынул деньги и бросил шапку в сумку.

— Здесь долго «светить» не стоит, — я взял Алика за руку. — Еще неизвестно, что это за водила. Давай-ка сами прошвырнемся по базару.

Внезапно из толпы вынырнул таксист. За ним шел старик с серебристой жидкой бородкой, смахивавшей на козлиную.

— Рахим, — представился, не подавая руки, козлобородый. — Шапка есть. Сколько надо, столько сделаем. На базар ходить не будешь. Все дам. Сурок, ондатра, лиса немного есть. Каких надо? Все равно, почти вся шапка здесь моя. Поехали в город, через час будете с товаром.

У ворот мы уселись на заднее сидение юркого «Москвича». Водитель — молодой парень с незапоминающимся лицом — всю дорогу молчал. Да и старик разговора не поддерживал. На всякий случай я запомнил номер машины.

Дом, куда мы приехали, располагался почти в центре города. На последнем, пятом этаже за обшарпанной дверью обнаружились такие же ободранные стены. Старик отпер амбарный замок на огромном сундуке. Порылся и начал выкладывать из сундука шапки. Цена была в среднем на десятку ниже, чем на базаре.

— Ты смотри, товар какой! Бери, жалеть не будешь, — Рахим мял меха, выворачивал шапки изнанкой, дул в ворс.

Мы отобрали два десятка шапок: пять рыжих и пятнадцать крашеных. Все они поместились в одной сумке.

Шофер аккуратно припарковал машину у привокзального магазина и так же молча, не прощаясь, рванул с места, едва я захлопнул дверцу. Привычная вокзальная толчея притупила внимание. Однако вскоре я почувствовал на себе чей-то взгляд. Приземистый, темноволосый мужчина. Кажется, я приметил его еще на базаре.

Мы старались затеряться в толпе, но наши куртки и джинсы разительно отличались от швейной продукции местного комбината. Мы купили билеты на скорый «Россия».

Через несколько минут передо мной выросли две фигуры: милиционер и некто в штатском.

— Попрошу предъявить документы!

— Пожалуйста, — помятый паспорт у меня всегда наготове…

Штатский задумчиво перелистывает его, внимательно изучает штамп и прописку, вертит в руках билет.

— А где же ваши вещи, товарищ Лемешко?

— Все свое ношу с собой. Не люблю уподобляться верблюду.

— Вы прекрасно понимаете, о чем речь. Кому вы брали второй билет? С этим человеком вы были на рынке? — Штатский внимательно осматривается, но Алика уже и след простыл.

— А кто вы, собственно, такой? И почему я перед вами должен отчитываться?

Темноволосый сует мне под нос красную книжечку.

— Капитан Кравцов, транспортная милиция. Советую не кипятиться, а то задержим часа на три, и поезд уйдет без вас. Проверка документов — дело обычное, возмущаться здесь нечем. Можете быть свободны.

«Скорый поезд Владивосток — Москва опаздывает на один час», — прохрипел динамик.

Алика не было видно. Что делать?

Подошел, наконец, поезд. Цепкий взгляд капитана не отпускал меня. Пришлось садиться в вагон. Впереди двое суток поездной тоски. Час до ближайшей станции Мамлютки тянулся изнурительно долго.

Вот, слава богу, и Мам лютка. Проводница вразвалку пошла открывать. Перебранка на пероне заставила меня выглянуть в окно. Там собственной персоной маячил Алик, пререкаясь с проводницей. Я пулей вылетел из вагона.

— Вот билет!

Место для Алика нашлось рядом. Он тут же возбужденно заговорил.

— Нас «выпасли» на базаре. Возможно, Рахим. Так открыто торговать мехами можно только стуча в контору. Сдал одного-двух в месяц — и работай на здоровье. Девчонка на вокзале классная попалась, шлюшка, но умница какая! Я ей дал червонец — и она все сделала. Подвела к водиле вокзальному, тот и отвез меня за шапку в Мамлютку. А куда деваться — могли все потерять!

Алику казалось, что я способен пожалеть о шапке.

— Еще и четвертак сдачи дал. А в Мамлютке билетов нет, хоть вешайся… Ну, хорошо то, что хорошо кончается.

Вдвоем дорога показалась не такой долгой. Вот и родной вокзал. И тут впервые меня кольнула мысль о Гураме… Ладно, прорвемся.

— До завтра. — Я пожал Алику руку, — созвонимся. Пусть рухлядь пока у тебя.

Алик направился было к такси, но внезапно остановился.

— А вдруг что — кому отвечать? Давай-ка, забирай свою долю. Поехали ко мне.

Из рассказов Алика я знал, что его отец военный, мать преподает в институте. И действительно — в доме достаток бросался в глаза. Все добротно, дорого и на многие годы. Ценное дерево, хрусталь, текинские ковры…

Мы разделили шапки, и тут зазвонил телефон.

— Мама, я приехал. Хорошо, что позвонила. Что? Давно? Ну ладно, не переживай, все нормально. До вечера.

Алик положил трубку, покусывая губу.

— Приходили уже, нами интересовались. Наверное, Гурамовы штучки. Надо шапки побыстрее толкнуть.

На улице я долго ловил такси. Да, эти тысячи они нам просто так не отдадут. Возле подъезда моего дома околачивался Венька Глист, забулдыга и неисчерпаемый кладезь анекдотов.

— Привет, Димуля! Приплыл-таки в родные края! Не грех и спрыснуть такое дело. Пока ты туда-сюда, я за бутылочкой смотаюсь. Есть разговор.

Безобидный Глист за бутылку мог выдать точную информацию.

Дома все оказалось по-прежнему. Чисто и уютно, но как-то убого. Этакое семейное однозарплатное гнездышко советского человека. Но родное, что ни говори. Вот и Венька — звонок в дверь. На всякий случай я глянул в кругляшок глазка.

— Заходи, чего растрезвонился. Давай на кухню, там и покурить можно.

Разлили, Глист махнул полстакана и сразу же начал рассказывать.

— Ты, Дима, влип в историю. Приезжали какие-то деляги, сказали, что достанут и на морском дне. Лучше тебе объявиться самому.

— Разберусь. Какие быстрые… И тебе дело найдется. Есть товар на сдачу…

Лицо Глиста приобрело значительное выражение.

— Сука буду… Помнишь Марину? Она на рынке работает, в комиссионном. Там сдается все, что угодно. Сейчас можем и ехать. А еще лучше — вечерком поужинаем где-нибудь вместе. Я вас познакомлю.

— Завтра в семь у «Центрального», но смотри — пропьешь дело, сам будешь виноват.

Веня бросил грустый взгляд на бутылку.

— Ну, ладно, будь. Завтра в семь.

Поистине, будущее для нас темно! Кто мог предугадать, что стройная блондинка, ожидавшая меня у «Центрального» вместе с угодливым Глистом, меньше чем через год станет моей женой!

Выпили изрядно. Оркестр наяривал лезгинку. Хрустальные люстры мутно сияли в табачном дыму. Марина оказалась девушкой неглупой. Что ее могло связывать с опустившимся Глистом, который через час набрался до полной немоты? Меня, впрочем, тоже покачивало. Полчаса ловили такси. Все попытки избавиться от Глиста ни к чему не привели. Наконец, частник за червонец развез нас по домам. Записка с Марининым телефоном лежала в кармане брюк, подбрасывая пищу воображению.

Утром в голове гудели похмельные колокола. Пришлось поправляться портвейном. Я с трудом дотащился на разболтанном троллейбусе до рынка.

В магазине Марина беседовала с двумя кавказцами в кожаных куртках. Заметив меня, она приветливо кивнула, сыны снежных гор смерили меня тяжелыми темными взглядами, туго ворочая коротко стриженными головами на налитых шеях. Я, тут же подошел.

— Мариночка, я вчера толковал насчет товара. Так вот, есть хорошие шапки…

— Ага, так ты парень деловой! — девушка лукаво улыбнулась. — Вот, как говорится, какая любовь! Ладно, давай свои шапки и паспорт. Сунешь по трешке за каждую товароведу.

Марина продала по двести за штуку. Мы стали завсегдатаями в «Центральном», от спиртного начали пошаливать почки.

Довольно скоро мы оказались с Мариной у меня дома, в крохотной комнатушке, половину которой занимала старая деревянная кровать. Я называл ее «каравелла». На тумбочке стояла бутылка с двумя рюмками, а прямо на полу — старый магнитофон, который работал, когда ему хотелось.

В первую ночь у нас ничего не получилось. И чем нежнее были прикосновения Марины, тем больший стыд и страх накатывали на меня…

— Ну глупый, ну чего ты мечешься, — тихонько смеялась она, — мне и так хорошо!

Но я действительно был в ужасе. Импотент! В моем возрасте! Впрочем, вскоре оказалось, что мои страхи безосновательны. Жаркие губы Марины, ее тугие груди с острыми сосками, душистая паутина ее волос — все это вернуло мне радость. Мои руки бродили по ее телу, я растворялся, таял, меня больше не было, — был тугой сгусток сияющего синего света.

Случалось, Марина плакала у меня в объятиях.

— Что будет с нами? — тихо всхлипывая, спрашивала она.

— Ничего, прорвемся.

— Давай поженимся!

— Давай…

А почему бы и нет — думал я. В этом мире так нужна близкая душа. Но как прожить без денег?

Днем телефон Алика не отвечал, а вечером мать позвала его только после настойчивых расспросов: кто звонит, почему, откуда?

— Шапки мать продала знакомым, а меня перехвати ли дружки Гурама — придется все же отдавать деньги. Тебе лучше на время спрятаться. Ох, все ребра болят…

Для разговора я взял «перцовку». «Домашний» Алик показался мне жалким и растерянным. Но разговор получился любопытный. Алик достал из папки на столе пачку фотографий с изображениями каких-то стендов, досок почета, экранов соцсоревнований и тому подобной чуши.

— Мы живем в стране невиданных возможностей, это для тебя, надеюсь не новость? — Я ухмыльнулся. — Не мне тебе объяснять, что проще — сляпать монументальную доску почета или детский сад, повесить наградную ленту на грудь механизатора или прибавить ему зарплату. На то есть синекура третьих секретарей, отделы пропаганды и агитации. Работка не пыльная, но и здесь надо отчитываться, отрабатывать оклады и премии. А следовательно — давай наглядную агитацию на видное место. Ибо именно на это, и чаще всего только на это, кладет глаз любая комиссия.

Я понимал к чему клонит мой собеседник.

— Но это же чеканка, шрифты, литье! Как ты все это тебе представляешь?

— Сапоги, конечно, должен тачать сапожник. Таких сапожников немало, у них есть формы, прессы, заготовки. Но есть и еще важный момент: найти заказчика, заключить с ним договор и — самое главное — убедить заплатить за все это. Работать выгоднее всего на селе — там деньги живые и довольно скромные требования к качеству. Но можно и по заводам. Заказы — от сторублевых вывесок до триумфальных въездов в колхоз ценою в десять тысяч. Все приходит с опытом. С исполнителями я тебя сведу — были бы заказы. Нарисуют, отчеканят, отольют — хоть вождя, хоть председателя колхоза с женой, детьми и собакой Жучкой.

— Годится. Выздоравливай и махнем вместе.

— Пока я залечу ребра, встретишься с Гурамом — и тебе несдобровать. Словом, бери показуху, образец договора и вали из города. Авось со временем уляжется…

…Глиста я застал в пивбаре. Перед ним стояла одинокая кружка, и он, что называется, растягивал удовольствие, с завистью поглядывая на веселящуюся компанию за соседним столом.

— Венька, поехали поработаем. Расходы беру на себя. Проветришься, деньжат наколотишь, У меня напарник заболел. Дело стоящее — не меньше штуки в месяц.

Глист колебался. Мозги уже расплавлены алкоголем, сосредоточиться трудно, воля отсутствует… Да и знал, что здесь стакан вина будет у него всегда. Такого стронуть с места — тягач нужен.

… И снова стук колес. На сей раз поезд тащит нас с Венькой в другую сторону. Холодный и сухой воздух Котласа без обиняков говорил — ты на севере. Длинный мостовой переход через пути выводил прямо к гостинице, в которой, разумеется, мест не было. Угловое кафе предлагало целых два блюда из натурального мяса вместо постылых котлет и экзотическую клюкву в сахаре. Здание райкома в двух шагах от гостиницы внушительностью очертаний и белизной могло конкурировать с любым аналогичным на отрезке от Вологды до Сыктывкара. Ядриха и Вежека, Сокол и Харовск — на всех станциях, кроме Коноши, откуда шла ветка на Архангельск, поезда стояли считанные минуты. В отделе агитации и пропаганды к нам отнеслись дружелюбно, но без восторга, который, по словам Алика, должен возникнуть у провинциальных райкомовцев при виде залетных художников.

Котласский райком мало чем нам помог. Тамошние пропагандисты понимали, что мы и без них будем делать свое дело. Сытые местные функционеры не желали никаких перемен: деньги в провинции тратить не на что, выше Первого все равно не прыгнешь. Тем не менее в гостиницу из райкома позвонили, дали список колхозов с телефонами и именами парторгов и вежливо пожелали успехов. А хлопот у местных феодалов и без нас хватало. Запаханные овощи и осыпавшийся хлеб, пущенные налево стройматериалы, «охотничьи домики» и дорогие коньяки, провинциальные гетеры с увесистыми задницами и арбузными грудями — развитой социализм неумолимо крепчал.

Но чем больше гнили в сердцевине, тем пышнее должен быть украшен фасад — это местные руководители усвоили твердо. Человек, между тем, — существо сомневающееся. Чтобы он выложил приличную сумму — пусть даже из государственного кармана — нужно безупречно владеть его психологией. Когда попадался неглупый парторг, понимающий, что показушные стенды — надежный щит от разных комиссий идеологического толка, он начинал вместе с нами уговаривать председателя, который занудно бубнил:

— Хозяйство наше убыточное, государству должны триста тысяч, людям жрать нечего, за деньги купить нечего…

Но мы парировали:

— Оттого, что вы будете должны триста три тысячи хуже не будет. Но не надо забывать, что идеология у нас — центр всего.

Председатель мялся, ныл, но договор подписывал.

За неделю объехали весь район, за исключением хозяйств на противоположном берегу полноводной Сухоны. Заказывали больше или меньше, но перечить посланцам райкома смельчаков не находилось. Папка договоров существенно поправилась. Теперь райком нам уже как бы и ни к чему.

И вот последний вечер в Котласе: район «пробомбили», пора собираться домой. В номере накурено, Глист сидит на противоположной кровати, высматривая на стене нечто, видное лишь ему.

— А ты не верил, Венька, что дело стоящее! Смотри, сколько насшибали!

Но Глист упорно плавал в меланхолии:

— Так-то оно так. Но тут же какие деньги вложить придется!..

— Не это плохо. Плохо, что недобрали мы больше двадцати тысяч до полусотни.

— Ну, Димка, ты прям живоглот! Когда за первые два дня из трех хозяйств еле выбили на полторы тысячи, то готовы были ехать домой с любой мизерной суммой договоров. А тут набрали на двадцать восемь тысяч. А ну, как не выкупят? Пора смываться!

— Должны выкупить. Полсотни тысяч — реальная цифра, и мы ее дожмем!

«Не так оно просто, подумалось мне. — Ошивайся невесть где в этой тьмутаракани, травись столовской бурдой… Допотопные автобусы, разбитые попутки, трактора и прицепы — хорошего мало. Счастье, если попадешь на ночевку в гостиницу с телевизором на этаже — единственной отрадой пьяных командировочных с замороченными до одури головами. Но хоть знаешь, за что мучаешься».

Из Котласа в Великий Устюг добраться можно было только железной дорогой, самолетом или теплоходом. Мы выбрали первое. Пригородный поезд полз с черепашьей скоростью, и в полдень мы, наконец, прибыли. Цивилизация и железная дорога кончились. Мы оказались в царстве деревянных домишек частного сектора, ближе к окраинам торчали бетонные бараки микрорайонов. Достопримечательности повергали в уныние: парк культуры с застывшим на пьедестале облупившимся самолетом, ликеро-водочный завод дореволюционной постройки — на этом их перечень заканчивался. И только подъезжая к Сухоне, мы увидели старинную церковь, светлую, устремленную ввысь, легкую, словно бы и не с этой земли. Я хоть и неверующий, но все равно — защемило сердце. Оказалось, что местное начальство переоборудовало храм в пивной бар. Пиво, впрочем, там всегда было свежее, холодное, подавалось с ломтиком ветчины и кусочком селедки. Но вечером в это святое место лучше было не показываться. Аборигены, являвшиеся заполировать пивком нечто более крепкое, сплошь и рядом выясняли отношения.

Дороги в здешним районе оказались еще хуже, чем в котласском. Единственная нормальная трасса вела из Устюга в отдаленный Никольск. Закон: чем дальше от центра, тем хуже; дороги. В довершение всего весною ледоходом снесло мост через Сухону, и городские власти наладили временную переправу.

Из Устюгского района мы перебрались в Никольский и по совету Алика решили преподнести скромный подарок одному из третьих секретарей, что должно было способствовать нашей деятельности.

Иван Трифонович Ленцов производил смешанное впечатление. Его фамилия как нельзя более шла ему. Медленно поворачивал он голову в сторону говорящего, медленно опускал веки, пока фраза так же медленно варилась в его праздном мозгу. Серый пиджак с пузырями на локтях, замызганная коричневая рубашка, мутные, захватанные липкими пальцами очки — таким увидели мы этого партработника. Но когда наши слова были усвоены неповоротливым разумом Ивана Трофимовича, он посулил всяческую помощь, вплоть до выделения «газика» для разъездов.

Веньку он просто очаровал.

— Душа человек! Даже поинтересовался, как у нас с гостиницей! Одно слово — Расея! Чувствуется широта!

— Думается, не так он широк, как тебе кажется.

— А нам что — ну, просто такой же бездельник, как и его коллеги. Ничего — заинтересуем!

Гостиница «Русь» предоставила нам приличный номер с туалетом и ванной, правда без телевизора. Для люкса мы, видать, рылом еще не вышли.

Действительность оказалась суровой: на здешней автостанции болталось затертое расписание, где против абсолютного большинства маршрутов красовалось одно слово — «отменяется». Дефицитный бензин выделялся лишь для автобуса к железнодорожной станции да на два-три рейса к крупным усадьбам колхозов.

В девять я ждал Ленцова у дверей его кабинета. Как и полагается мелкому начальству, тот опоздал минут на десять. Начальник рангом повыше задержался бы на часок, сославшись на дела. Первые лица районов, напротив, приходят на полчаса раньше, имитируя горение на работе.

Еще с утра Венька отправился в один из колхозов, прихватив с собой неотразимый аргумент — бутылку коньяка. Ленцов держался апатично, видимо вчера он собрал кое-какую информацию о нас.

— А где же ваш друг? Мы тут посовещались, и возникло мнение…

— Иван Трофимович! Помилуйте, — я раскрыл на столе коробку, где также красовались бутылки коньяка. — Без вашего доброго участия нам тут делать нечего.

Ленцов сонно сгреб коньяк в ящик, стола.

— Парень ты вроде славный… Ну, что ж… Район у нас маленький, все друг друга знают… Думаю, председатели колхозов пойдут вам навстречу, но чтоб все было по закону… Приедешь — расскажешь, как там с договорами. А машину Первый не даст, я уже просил — не дает…

«Ты попросишь, — подумал я. — Хорошо, что хоть коньяк заглотнул, все-таки крючок».

— Иван Трифонович, вы все-таки звякните в хозяйства…

Ленцов медленно потащил к себе телефонную трубку и застыл, держа ее на весу. Казалось, он уснул. Но вот его набрякшие веки поднялись:

— Будем звонить.

Иван Трифонович ронял слова в трубку, как капли драгоценной влаги:

— Кузьмич… Ты… это… встреть тут… хлопцы-художники… Ты это брось мне… Я тебе говорю… Первая комиссия поедет именно к тебе… Что?.. Делись…

Мы распрощались тепло. Отеческая забота райкома сходу увеличила нашу прибыль на тысячу. Внутри дрожало все — лишь бы не спугнуть удачу, добить заветные полсотни тысяч!..

Возвращаясь, мы зашли попрощаться с Ленцовым, захватив бутылку «Белого аиста».

— А, Лемешко! — бутылка нечувствительно исчезла в недрах стола.

— Спасибо, Иван Трифонович, без вас нам бы тут не обернуться. Но вот — набрали. Можно и сейчас определить вашу долю.

Интересно, сколько потребует? Веки Ленцова тяжело опустились. Он переваривал сказанное.

— Ладно. Потом. Вот это сделаете для района, — Лендов протянул длинный список. Я наскоро прикинул: шестьсот рублей надо заплатить только мастеру. Не мало, но куда денешься?

До Москвы летели самолетом, с посадкой в Вологде. В папке лежали договора на сумму восемьдесят.тысяч рублей.

В Донецке мама Алика ответила в трубку:

— Его нет в городе… скоро будет.

Я забежал в магазин к Марине. Дела пришлось отложить, но в ресторане Марина пообещала узнать, кто возьмется сделать стенды и прочую наглядную дребедень. Потом мы поехали ко мне. Взвизгнула дверь подъезда, но, увы, это был и визг несмазанного колеса Фортуны. На лестнице стоял Гурам. Вот так кончается хорошее и начинается черт-те что.

— Одну минуту, Гурам. Сейчас все объясню. Марина, иди в дом, мы тут потолкуем о делах.

Как только девушка исчезла, на плечо мне легла тяжелая рука.

— А теперь слушай сюда. Ты почему брал у Саши мои деньги? Свой долг Алик возвратил и смылся. Давай половину, и без фокусов. Машина за домом, ребята давно ждут, соскучились.

— Да брось, Гурам. Дома деньги…

— Дома! А если тебя, сука, засунуть в мусорный бак на корм крысам?..

— Ну, что ты… Мы же привезли почти на сто тысяч договоров!

— С моих кровных крутишься, падла! Ну, хоть непропил… — голос Гурама помягчал. — Ладно, пошли за договорами. Не знаю, кто тебе дал «показуху», но мастеру надо отдать третью часть. У тебя есть тридцать тысяч?

…Работу мастера делали почти два месяца. Алик так и не объявился. Мать его ничего вразумительного не говорила, видно, боялась. Что бы я делал без Гурама, я был Согласен на любые грабительские проценты!

Наконец контейнер с готовой работой на станции. Каесирша бойко сообщила, что отправки придется ждать не меньше месяца. Гурам подумал, сходил в каптерку грузчиков — и наши стенды на следующий день двинулись в путь.

— Вот так, — сказал Гурам. — Полсотни на ровном месте. Ну, что ж, живи сам и дай жить другому. Ты понял? — и жестко посмотрел на меня, как бы напоминая неприятные минуты в подъезде.

Две недели контейнеры должны быть в пути. Две недели под магнитофон мы пили с Мариной шампанское, привычно слетало ее невесомое, почти прозрачное платье. Я шалел от счастья, касаясь губами ее нежной кожи с еле заметным пушком, сжимая в объятиях так, что она невольно стонала. И Марина теряла голову…

…В Устюг мы приехали на день позже контейнера. Рядом с гостиницей «Сухона» в одном из частных домов аккуратная благообразная старушка сдала нам под стенды свой сарай. Разбитной молодой шофер из «Сельхозтехники» подвез наш товар. На его бортовой трехтонке возили уголь, и стенды припорошило хрусткой, иссиня-черной пылью. У моих ног грудами лежала чеканка: метровый барельеф вождя, дородная колхозница с медным серпом. Прочие орудия наглядной пропаганды были поменьше: в основном увековеченные в алюминии рогатый скот и птица, гроздья чеканных букв, загодя увязанных в лозунги. Рядом пирамидой высились вывески колхозных правлений.

Утром мы были уже в районе. Довольный Ленцов, повертев в руках и прибрав с глаз набор молдавских коньяков, сказал:

— Действуйте, ребята!

Заметив мое замешательство (я снова хотел потолковать о его гонораре), он добавки:

— После рассчитаемся.

О мучениях в колхозах с нашей продукцией лучше не вспоминать. Хуже всего было с доставкой на место. Весна превратила и без того неважные дороги в канавы, полные бурой жижи. Поначалу использование самолета для доставки в отдаленные села наших стендов казалось экзотикой, а потом стало обычным делом. Добираешься на АН-2 до спрятанной в необъятных вологодских лесах аэрополяны, вылезаешь зеленый от болтанки, а впереди — куча дел: вызванивать, если есть телефон, совхозное начальство, выпрашивать трактор, потом час или полтора колотни в прицепе. И в довершение всего — монолог замученного тракториста, суть которого сводится к тому, что при опрокидывании прицепа шансов на выживание практически нет, и он ни за что не отвечает.


Выигрыш — смерть

Наши стенды большого восторга заказчиков не вызвали. Хрупким планшетам с алюминиевыми чеканными фигурами недоставало монументальности. Возмущались и простые колхозники:

— Лучше б по десятке премии людям выписали, чем эту муть вешать!

Но худо-бедно деньги прибывали.

Однажды, когда я шел по проселочной дороге, меня обогнал «газик». Из машины выскочил крупный, хорошего роста мужик в сером костюме и при галстуке, которого не раз я видел в райкоме.

— Вы что это, ребята, колхозы потрошите? За эту халтуру и такую цену ломите? Мне Ленцов по-другому вас характеризовал. Ну, погодите, — я еще внесу ясность в это дело!

Конечно, Первый. Я вспомнил, как размашистым шагом уверенного в себе человека он проходил по коридору в свой кабинет. Дело пахнет керосином.

— Да, с ним те еще шутки, — печально согласился со мной Венька, возлежавший на расшатанной гостиничной кровати.

— Пойдем, перекусим, а то на душе кошки скребут.

От гостиницы до столовой метров двести. Рядом — центральная площадь, пятачок, обставленный магазинами, гостиницей, почтой и домом культуры. Обычно, возвращаясь из столовой, мы совершали своего рода обход. Так, в универмаге нам попалась пара мохнатых исландских свитеров. Но в гостинице ждал другой сюрприз. Администраторша сухо сообщила:

— Вас просил зайти в райком товарищ Ленцов.

Глист так перепугался, что предложил немедленно сваливать, прихватив остаток наглядки.

— Остолоп ты, Венька. Райкомовцы — это мафия, везде концы. Так просто от них не улизнешь. Стукнет дружку в Устюг — нас и прихватят. Лучше разойтись по-хорошему.

Войдя в райком ровно в десять, я застал Ленцова уже в кабинете. Очередной коньяк он принял без энтузиазма.

— Садитесь, Лемешко. Я имел разговор с товарищем Бариновым о вас. Райком расценивает вашу деятельность как порочную, и колхозы недовольны — дорого, ненадежно, расценки явно завышены.

Ого, заговорил!

— Иван Трифонович, чего уж тут… Конечно, мы не рембрандты, но и не жмоты, за нами не замерзнет…

Открылись двери, и вошли двое милицейских — капитан и молодой румяный лейтенант.

— Это он? — коротко спросил капитан.

Ленцов кивнул и неопределенно развел руками. Видно и ему было нe по себе. Его растерянность приободрила меня. Икнется ему еще коньячок!

— Документики попрошу, — сказал капитан.

Я вытащил паспорт и всю документацию на нашу работу.

— Да, бумаги свеженькие, нечего сказать. С десяток раз использовались. Вон, и сгибы протерлись.

Но ему явно не хотелось возиться со мной: искать зацепку, запрашивать десяток бухгалтерий… Одним словом — морока…

— Товарищ капитан, все законно, что я себе — враг? Плачу подоходный с каждого заработанного рубля, покупаю билеты на поезда и самолеты. А сколько труда вложено в эту работу!

Капитан еще раз скользнул взглядом по бумажкам. Ленцов прятал глаза. Лейтенант таращился, стараясь придать своему лицу строгое выражение.

— Слушай, Дмитрий Дмитриевич, тебе не надо объяснять, что мы легко найдем, за что потянуть. Разве с такой работой в одиночку справиться?

— Мы работали вдвоем.

— Хочешь следственный эксперимент?

— Товарищ капитан, ну зачем же так? Я работать умею. Вот и Иван Трифонович подтвердит. Мы приехали по предварительному соглашению.

Я встал, подошел к столу Ленцова, ловя его взгляд.

Никакой реакции. Капитан, однако, начал смягчаться.

— Конечно, грубых нарушений за тобой не числится. И как ты правильно сказал — до рембрандтов вам далеко, — капитан явно сводил дело к ничьей.

— Товарищ капитан, я работал честно, взяток не давал, — Ленцов притаился. — Работа наша, хоть и своеобразная, но нужная… всем…

— Это не про такую ли работу говорят: приехал по договору, уехал по приговору?

— Ну, товарищ капитан, что я могу сказать? Деньги уже увез домой напарник…

Капитан снисходительно улыбнулся:

— Резво… Благодари Ивана Трифоновича. Иначе бы тебе не выкрутиться. Но смотри, сегодня ты тут последний день — ясно?!

Мне было ясно.

Я вышел, провожаемый взглядом Ленцова. Ну и дурак, нечего было стучать. Мог бы получить разом свою годовую зарплату.

Все мои вещи Глист увез в Устюг, оставив лишь мешок вымпелов и одну вывеску. С ними я быстро добрался на попутке в колхоз. Гешефт сделали быстро: парторг решил все сам, без уехавшего в область председателя. В последний момент оказалось, что кассир на посевной, но его заменила молодая бухгалтерша, с негодованием отказавшаяся от предложенной четвертной. В довершение всего меня подвез в райцентр на молоковозе парнишка-водитель, ехавший к подружке.

Глист, забронировав, как и договаривались, место для меня в гостинице, не удержался, чтобы не надраться, и теперь храпел в номере с чистой совестью.

В коридоре слышался стук каблучков, пьяный смех, чье-то бормотание. Потом что-то грузно упало, донесся прерывистый, но достаточно громкий шепот женщины:

— Ты с ума сошел, ну, дурак, пусти…

Я выглянул в коридор. В тупичке, плохо освещенном тусклым плафоном, я сначала разглядел белые ноги женщины, а уже потом — совершенно пьяного грузного мужика, который пытался содрать с нее платье.

Приблизившись, я резким движением отшвырнул пьяного в угол. Он шмякнулся о стену и затих. Женщина осталась лежать. Черное блестящее платье было задрано почти до пояса, лицо пряталось в спутанных рыжих волосах.

— Мадам, вам, наверное, лучше встать!..

Она встрепенулась и попыталась приподняться.

— Костя, дурак… ну, ты рехнулся… дикарь… — забормотала она.

— Зовите меня лучше Дмитрием, — посоветовал я и протянул ей руку. Она осоловело смотрела на меня.

— Вы — артист?

— Ну, не народный, конечно, а вообще — артист, — поспешил я развеять ее сомнения.

— Аркадий, — расплылась она в довольной улыбке. — Ну, конечно, Аркадий, красавчик… Ты представляешь, ко мне пристал этот дикарь… он у нас заведует реквизитом… Мы тут на гастролях…

— Пойдем со мной, детка, — я взял женщину под локоть, и меня обдало запахом сладковатых духов, пряного женского пота и дезодоранта. — Тебя ведь зовут Ира?

— Аркадий, не шути, до сих пор я была Людмилой, — она резким движением попыталась откинуть волосы со лба, но покачнулась, и несомненно бы упала, если бы я не подхватил ее тут же.

— Ну, пойдем, Люда, что-то ты сегодня немного не в себе…

— Ох! Трезвенник, умру не встану! А не ты ли из пепельницы портвейн лакал? Смехота!

— Ну, Люда… наша напряженная жизнь…

— Кончай травить, пойдем спать, меня мутит.

Я привел Людмилу в номер, зажег настольную лампу. Она немедленно начала раздеваться, но поскользнулась и рухнула на спящего Глиста. Венька издал утробный звук и продолжал храпеть, Я перенес Людмилу на свою кровать, она тут же картинно выставила ногу с черной туфелькой.

— Аркаша, глупый… а мне эта Ленора… ну, знаешь… один глаз как у трески, смотрит в сторону… сказала, что ты сексуальный маньяк… что ты ей… ха-ха… ну, это…

Дальнейшее мне трудно описать. Чуть тронутая увяданием, и от того еще более притягательная женщина, освобожденная алкоголем от всяких условностей, и ошалевший от долгого воздержания юнец — чем мы могли заняться?

Я проснулся, когда на улице едва серело. Людмила с трудом открыла один глаз:

— Где я?

— …

Тут же она открыла другой и деловито потребовала:

— А ну, марш в ванную! — и я поспешил выполнить столь решительный приказ.

Странная это штука — взаимная тяга мужчины и женщины. Она приходит внезапно и оставляет нас по утрам, когда сигареты кончились, вино выпито и страсть насытилась. Но как хорошо, что есть и такая любовь — пьяная, гостиничная, мимолетная и нелепая. Я стоял в ванной голый на холодном кафеле, и на душе у меня было легко. Конечно, я не Аркадий и не артист, и уж наверняка не сексуальный маньяк, но сегодня со мной была красивая женщина, актриса, которая живет в другом мире, где водятся красавчики Аркадии и дикари Кости…

— Заходи, дружок…

Людмила уже оделась и причесалась. Смотрела она на меня без тени смущения.

— Ну, — сказала она, — что ты не Аркадий, я, положим, поняла сразу. Но ты парень находчивый. И понравился мне.

— И ты мне тоже.

— Пусть это останется нашей маленькой тайной, хорошо?

Так и закончилось это гостиничное приключение. И я с отвращением подумал о наших стендах и вымпелах…

Переезд в Котлас знаменовал заключительный этап поездки. Чтобы не беспокоиться о деньгах, мы перевели их в аккредитивы. При всех потерях и убытках сумма получилась внушительная. Третий день пребывания в Архангельской области не предвещал неожиданностей. На очереди стоял совхоз «Аврора». Председатель свалил приемку работы на парторга, а сам подался на поля. Парторг, не придираясь к недоделкам, подмахнул акт приемки и, не поддаваясь на уговоры остаться до момента расчета по договору, пошел в сельсовет на совещание.

Но… прилизанная мышка в строгих квадратных очках — бухгалтер — вдруг спросила:

— А какой номер вашего счета? Куда перечислять деньги?

— Мы частные лица и получаем наличными.

— Частные лица, торгующие наглядной агитацией? Разве мало организаций, поставляющих такую продукцию по перечислению?

Венька высунулся, как всегда, не вовремя:

— Неужели вы не понимаете, что некуда нам перечислять. Все платят наличными и вы платите! Договор-то подписан председателем!

— За финансы здесь отвечаю я. Председатель подписал, а ревизоры спросят с меня. Если районное управление даст распоряжение — тогда другое дело.

Она сняла трубку и на удивление быстро дозвонилась в город.

— Тамара Павловна? «Аврора» вас беспокоит. Здесь у меня художники, требуют оплаты наличными… Ни в коем случае?.. Я так и думала. Это не они получили в «Победителе»? Сейчас спрошу…

— В управлении интересуются, стенды в Максимовку вы привозили?

Ну, змея очковая!

— Вас просят взять трубку!

— Говорит главный бухгалтер райсельхозуправления Антошина. На выплативших вам деньги работников колхоза «Победитель» будет наложен начет. Если вы люди порядочные, верните деньги в кассу. Как же! Разбежались!

— Лучше это сделать добровольно, а не то взыщем через суд. И дальше можете не пытаться реализовать свою мазню.

— Тамара Петровна…

— Павловна, — перебила трубка.

— Не нужно спешить с выводами. Я заеду к вам, и мы, я думаю, найдем компромиссное решение.

— Приезжайте, поговорим.

— Может разрешите хоть с «Авророй» уладить дело?

— И не думайте.

Послышались короткие гудки. Подоспевший парторг только руками развел:

— Что я могу сделать? Акт приемки я подписал, председателя выделить средства уговорил, а над бухгалтерией не властен. Решайте вопрос в Котласе.

Нам даже дали машину до города.

Тамара Павловна оказалась суховатой чистенькой старушкой, чем-то напоминающей учительницу старой школы. Самый опасный тип!

— Увезти из района тридцать тысяч за халтуру я вам не позволю, а чтобы вы не тратили понапрасну время, можете убедиться в надежности принятых мер.

Она набрала телефоны двоих хозяйств-заказчиков, и оба с готовностью отказались от оплаты заказов.

— Можете ознакомиться со списком.

Тамара Павловна придвинула листок, где без единого пропуска были перечислены все наши клиенты и суммы, на которые заключались договора.

— Советую вам договориться с какой-либо организацией, чтобы колхозы перечислили туда деньги, а вам выплатили зарплату. Наличных не будет, не надейтесь. Но договорные суммы придется урезать наполовину, А в «Победитель» деньги верните.

Ситуация складывалась тупиковая. Если эти тридцать тысяч уйдут из рук, то наша прибыль окажется мизерной. Предстоит ведь платить Гураму за работу. В аккредитивах мы имели около сорока тысяч, но случись какая-нибудь неожиданность и мы банкроты!

Глист погрузился в раздумье. Кожа гармошкой собралась у него на лбу, свидетельствуя о том, что мозг ««го работает на пределе возможностей.

— Может, вышлем деньги в Донецк по почте?

— И сразу будем иметь дело с органами…

— А что делать?

— Я поеду в Донецк, а ты к старухе, где хранится наша работа.

— Дураков нет! Поехали вместе!

— Слушай, Веня, ты брось эту самодеятельность, на все отвечаю я. Какой смысл в двойных расходах? Может, Гурам найдет выход, придется лететь назад…

— Ничего, слетаю за свой счет, три тысячи заработал…

— Дело твое… Но это не самая выгодная комбинация. Тогда здесь останусь я. Телефон старухи ты знаешь. Позвонишь, что там Гурам решит.

В аэропорту я всучил Веньке все свои вещи. Смотреть на обвешанного сумками Глиста было смешно. 1р я его не жалел — сам напросился. Расстались мы дружески.

А с утра я сел на телефон.

— Добрый день, художники беспокоят. Мы тут при вели стенды на пять тысяч, но посовещались и решили связи с путаницей в этих, как их — наличных-безналичных, отдать всю работу за тысячу. Войдите в положение, не везти же обратно. — В восьми случаях из десяти подействовало. Все-таки люди здесь славные. И пусть вместо тридцати тысяч я выручил пять, но эти деньги не нужно было делить на двоих.

А вечером — звонок из Донецка. Говорил Гурам.

— Привет, Дима. Жаль, что так вышло, мне Веня нее рассказал. Я взял у него на всякий случай аккредитивы. Что тут поделаешь… Не смог ты уломать эту мымру?

— Никак, еще грозится и милицию навести… Орет — халтурщики, спекулянты.

— Мотай домой. Захвати с собой чеканку, я ее верну мастеру — хоть что-то получишь…

Через день я вылетел в Москву. В Быково бойкие таксисты предлагали услуги. Мой багаж помещался в полиэтиленовом мешке и можно было ехать автобусом, но с такими деньгами в кармане — уж извините!

Пожилой водитель не менее пожилой «Волги» привычно крутил баранку. Вот и Курский. После перебранки с кассиршей и тумаков, полученных в очереди, худшее позади. Можно мирно покурить в полумраке вокзальной площади.

— Возьмем выпить и через полчаса вернемся. Здесь рядом, по счетчику трешка, — горячо убеждал краснорожего, затянутого в кожу детину парень в кепке и лохматом свитере. Что-то в нем мне показалось знакомым.

Я обошел спорящих и заглянул в лицо парню. Алик! Вот так встреча! Однако Алик реагировал странно. Он повел себя так, будто мы расстались не позднее, чем вчера. Уныло поздоровался и отвернулся к собеседнику.

— Не узнаешь, Алик?

Алик наконец отклеился от мрачного типа и пожал мне руку.

— Это Валера, — кивнул он в сторону краснорожего. — Знакомься.

Тот с ленцой протянул пухлую лапу с ободранными костяшками. Такой сначала бьет, а потом разбирается. Наколотый на пальце крест с двумя косыми перекладинами подтверждал предположение.

— Ну, что, Алик, ребра на месте? На мягкое дно нырнул?

Алик довольно ухмыльнулся, покосившись на спутника. Тот утвердительно кивнул.

— Да, это тебе не фотоволынка — здесь деньги верные!

Суть их комбинации состояла в том, что Алик с видом выпивохи при деньгах выискивал на вокзале собутыльника, желательно северянина, едущего в отпуск на юг. Редко кто отказывался смотаться с ним за бутылочкой в кафе неподалеку от вокзала, тем более, что «свой» таксист соглашался подвезти «почти за так». Едва отвалив от вокзала, машина ломалась. Водитель лез под капот: «Сейчас, тут делов на две минуты…» Алик, хлопая по карманам в поисках сигарет, «случайно» вытаскивал колоду карт.

Тогда в игру вступал краснорожий Валера:

— Я тут был на днях с женой в гостях, показали новую игру. Называется олимпийское картлото. Проще репы. Сдается по две карты, для интереса каждый ставит по копейке. Картинка считается десять очков, туз — одиннадцать. Если видишь, что карта неплохая — можешь увеличить ставку на сумму, не меньшую, чем добавил предыдущий игрок. Когда остаются двое играющих, можно открывать карты. У кого больше очков — тот и выиграл. Если сумма одинаковая — преимущество по ходу сдачи.

Для начала делается «пропуль» — дают возможность лопуху выиграть рублей десять. Конечно, ставки растут уже не по копейке. Лопух окрыляется успехом, и тут же к нему приходят два туза. Первым получивший карты Алик с наивным видом спрашивает:

— А если у меня девятнадцать и у него тоже (показывает на жертву) — кто выиграл?

Валера терпеливо объясняет, случайно роняя при этом карту, обычно картинку, давая понять тем самым, что у него никак не может быть больше двадцати одного очка.

— Конечно, при равной сумме выигрываешь ты, так как первым сидишь по ходу сдачи. Но что же ты карты свои выдаешь?

Алик беспечно машет рукой:

— А у меня все равно двадцать, а не девятнадцать, — и тут же спохватывается — опять проболтался…

И начинается торг. Уверенный в превосходстве своих двадцати двух, лопух торгуется отчаянно, до последнего. Бывали случаи, когда люди просили вернуться на вокзал, брали деньги из камеры хранения. В кульминационный момент Валера дружелюбно предлагал:

— В банке приличная сумма, думаю, что выигравший должен поставить парочку коньяка.

Как не согласиться с таким предложением? В момент «распаковки» (когда становилось ясно, что на кону все, что есть у жертвы), Валера, страдальчески морщась, бросал карты. Ликующий лопух демонстрировал два своих туза:

— Я выиграл! У меня двадцать два!

— Но ведь и у меня два туза, а я первый по сдаче, — петушиным голосом возвещал Алик.

Валера изумленно пялился на четырех тузов:

— Ну, знаешь! Такое раз в сто лет бывает! Дуй, парень за коньяком!

Смяв газету с деньгами, Алик уходил и уже не возвращался. Прождав известное время, Валера обрушивался с упреками на пострадавшего.

— Ну и друзья у тебя! Выиграл — и с концами! Хоть бы коньяку принес, и то легче! И откуда вы свалились на мою голову?

В случае особо дотошного клиента водителю приходилось везти его в линейное отделение милиции, где замороченный дежурный фиксировал происшествие. А кому предъявить претензии? Доказать мошенничество можно лишь схватив соучастников за руку и уличив в сговоре. Если же принять во внимание, что потерпевшие на следующий день покидали столицу — кто продолжая маршрут, а кто досрочно завершая отпуск, — то шансы на провал были практически равны нулю. Тем более, что вокзалов и аэропортов в Москве предостаточно.

— Присоединяйся, Дима, — пригласил Алик. — Здесь на всех хватит. Меньше сотни в день иметь не будешь. Работа не пыльная.

— Творческая! — поддержал Валера. — Будешь, как Алик, дергать клиентов. Главное — почувствовать, что у человека есть наличные. Не заскучаешь. Здесь так — говоришь с человеком, а он проявляется, как переводная картинка. И с кодексом в. ладах. Запиши телефончик.

Он черкнул на бумажке цифры и протянул ее мне.

— А сейчас, извини, время не казенное. Может еще удастся обработать того карася, что из-за тебя сорвался.

Я глянул на часы и обмер — до отхода поезда оставалось три минуты, В вагон я вскочил уже на ходу.

Дома Гурам посочувствовал мне, Глист же был вполне доволен своим заработком. Отношения с Мариной складывались как нельзя лучше. Не последнюю роль тут сыграли и деньги.

Тут подоспело и время свадьбы. Ее родители созвали чуть не сотню гостей. Скрепя сердце, половину всего, что у меня было, ; пришлось выложить.

Все было, как положено — громогласный тамада, е претензией городивший чушь, напившиеся до положения риз гости… Единственное, что помогло вытерпеть пытку свадебного торжества, — приличная доза водки. Как я и ожидал, сумма подаренного на свадьбе уступала расходам.

Жить решили у Марининых родителей: две большие комнаты с застекленной лоджией и спальня, которая предназначалась нам. Остатки денег я положил на сберкнижку матери, проигнорировав намеки жены.

— Когда я буду тебя знать хотя бы наполовину так, как маму, — жестко сказал я, — тогда пополним и твой счет. Я за них свободой рисковал. И закроем эту тему.

Кто это придумал название — «медовый месяц». Не знаю, кому как, а меня уже тошнило от этих сладостей. Я сидел дома и предавался семейным утехам пополам с созерцанием постных физиономий тестя и тещи, которых наотрез отказался называть «папой-мамой». Все чаще я подумывал о вольной жизни, о «творческой работе» и, в конце концов, позвонил в Москву, Алику. Условились встретиться снова на Курском.

…Вот и они. У Алика на пальце — тяжелый золотой перстень-печатка. Его проиграл ему очередной клиент, Моему приезду были рады, да и работа понравилась. Заработок превзошел обещанное, а любители спиртного и острых ощущений с тучной мошной не переводились… Два-три лопуха за ночь приносили до двух тысяч рублей. Таксисту хватало сотни. Валера сдавал тузы без сбоев. Ничего тяжелее колоды карт или пачки денег здесь поднимать не приходилось. Да, это тебе не чемоданы с портретами или тракторные прицепы со стендами.

А какое удовольствие доставляло наблюдать за клиентами! Куда там театру! При виде денег и особенно когда делался «пропуль», они, ощутив запах больших денег, бросались очертя голову за призрачным выигрышем.

Ремесло диктовало и образ жизни. Пьянка именовалась «бычий кайф». Большинство предпочитало план. Покуривал и я, но иглы боялся панически. И пусть болтают, что только уколовшись можно получить истинное наслаждение, заменяющее все: еду, спиртное, любовь, небо и землю. Но когда случаются перебои с поставками «ширялова» и начинается обзванивание торговцев, езда по притонам, — стоит тогда посмотреть на наркоманов!

Валера и не пытался скрывать свою зависимость от шприца. Да и как скрыть, если живешь под одной крышей. Пятьсот рублей в месяц за двухкомнатную квартиру в центре Москвы показались сначала астрономической суммой, однако они себя оправдывали. В пяти минутах ходьбы — «Березка» на Пятницкой, где мы отоваривались шмотьем, благо чеки продавали у магазина сами же «ломщики». Так называемые «советские граждане, побывавшие за рубежом», торговали чеками подороже — от двух рублей и выше.

Часто, особенно хватив лишку, звонил домой. Раз в две-три недели отвозил деньги. На вопросы Марины отшучивался, да она вскоре и перестала их задавать. Ее провинциальность, несколько наигранная наивность, казавшаяся такой привлекательной, теперь стали раздражать. Я начал понемногу сожалеть о поспешной женитьбе.

Но все-таки домой тянуло: отдохнуть от столичной «терки». Интересная работа требовала больших нервов. Несколько раз едва не угодили в милицейские сети, чувствовалось, что ищут, зная приметы.

Таксисты тоже начали осторожничать, особенно после милицейских инструктажей. А без такси эта работа намыслима. К частной машине клиент относится недоверчиво. Кроме того, только на иглу Валера тратил ежедневно пару сотен.

Алик понемногу начал спиваться: конкурировать со мной в работе он не мог, а другого лекарства от скуки, кроме водки, он не знал.

Я также тратил много, но основной куш отвозил домой. Напряжение не снимала даже сауна с разбитными девицайи и богатым столом. Алик лакал марочный коньяк, как в первые дни нашего знакомства «боромотуху». Набравшись, он лез к девицам, но даже их профессиональное мастерство оказывалось бессильным. Валера потягивал набитую гашишем папиросу, лениво ероша мягкие пышные волосы блондинки, вся одежда которой состояла из резиновых тапочек.

Отрешенный взгляд Валеры мне не нравился. Не работали уже три дня. Расходы росли. Но что поделаешь — право решающего голоса принадлежало Валере.

— Вся наша работа контролируется кем положено, — изрек как-то Валера. — А милицию купим — дело дальше двинем.

В этом я не сомневался: Валера только с нас имел две тысячи в неделю, а сколько таких бригад!

— Деньги идут на «подогрев» в тюрьму, подмазывание следствия, властей, — продолжал он.

…В том, что здешние законы отличаются от детсадовского распорядка, я не сомневался.

…На редкие звонки Марина отвечала все более холодно — денежный ручеек в последнее время иссяк.

Алик пустился во все тяжкие, кочуя по питейным заведениям самого последнего разбора. Валера то пластом лежал на диване, покуривая, то где-то пропадал целыми днями. Расспрашивать было не принято. Захочет — сам скажет. Пора было уже и вносить квартплату.

Хотя Валера и не пил, но будучи в настроении охотно составлял мне компанию. Вечером один вид огней Калининского проспекта мог встряхнуть любого меланхолика. Рестораны здесь заполняла в основном провинциальная публика. Броско загримированные лица молодых посетительниц «Метелицы» радовали глаз. Девушки нас оценили: одеты мы были все еще щегольски, да и заказывая не скупились. Конечно, валютный «Космос», фешенебельные «Люкс» с «Союзом», загульный «Солнечный» в Битце получше, но что поделаешь — застой в работе. Швейцар «Метелицы» стал узнавать нас.

У входа нам приветственно помахал невысокий мужчина с усталым, помятым лицом. Это был Саша Бритва, профессиональный карманник, мы с ним не раз встречались в разных застольях. Невесть откуда возник и давний донецкий знакомец Жорик Цеханский: столица притягивала ловцов удачи. За то время, что мы не виделись, Жорик обзавелся залысинами, лоб перерезала глубокая морщина, что его вовсе не красило.

В зале расположились за столиком, где уже сидела незнакомая брюнетка. Холодноватый овал точеного лица, гладкие темные волосы и резкий контраст — лучащиеся, светлые глаза в оправе густейших ресниц. Звали ее Ира, и я понял из разговоров, что она посвящена практически во все. Появился коньяк, стремительно начало подниматься настроение. Мы помянули с Жориком отлетевшую юность, ни словом, впрочем, не обмолвившись о моем пребывании в колонки. Как и раньше, все свои надежды он возлагал на колоду карт, но не брезговал и кое-чем иным. Сейчас Жорик «лежал на грунте», временно, разумеется.

Кроме меня и Иры, никто не пил. Да и она только пригубливала и отставляла рюмку. Чуть позже я пригласил ее танцевать. Танцевала она легко, почти профессионально, я же неуклюже топтался на месте.

— Ты мне очень нравишься, — с ходу брякнул я, когда музыка смолкла. — Спасибо.

За столом Валера жаловался Бритве на ссучившихся таксистов, тот слушал вполуха, не обращая внимания ни на меня, ни на Иру. Это прибавило мне смелости. Музыканты заиграли медленный блюз.

— Пойдем?

Я с радостью поднялся.

Мы танцевали, обнявшись.

— Хорошо бы встретиться!

Она пристально посмотрела мне в глаза, а ее пальцы легко коснулись моей шеи:

— Можем и не расставаться. Или ты сегодня занят?

Иное, не коньячное, тепло побежало по жилам. Не знаю, почему это пришло мне в голову, но я спросил:

— А что скажет Бритва?

Оказалось, что взгляд у Иры холодный, в упор, почти жестокий.

— Мне Бритва не указ. А ты что — трусишь?

Еще несколько рюмок. Я все чаще глядел на точеное лицо Иры, на ее чувственные тонкие ноздри, которые слегка подрагивали, когда она подносила к губам рюмку,

В этот день в ресторане мужчин было не много, так что наша компания привлекала женские взоры. Путаны «Космоса» и не посмотрели бы в нашу сторону, но тут обретались девицы поскромнее. Хотя, много ли разницы между гонораром в сто долларов и «зелененькой» с обильным угощением. Местные дамы хорошо знают, что наркоманы предпочитают «кайф», а осоловевшие «ромео» почти сразу засыпают, предприняв несколько карикатурных попыток заняться любовью.

— Девицам придется самим рассчитываться, — заметил я, кивнув в сторону скучающих по соседству блондинок. Бритва лениво скользил взглядом по залу: он только что принял таблетки и ждал «прихода». Валера поморщился:

— Так-то они ничего, да только наградят чем-нибудь — и охнуть не успеешь.

— С ними тащись еще домой, — бросил расслаблен но Бритва. — Все шансы засветить квартиру домушникам или ментам…

— Ты что же предлагаешь? — спросил Бритву Валера. — Жениться, что ли?

Ира с веселым любопытством слушала. Я помалкивал. А Бритва завелся:

— Можем поехать в заведение к моей старинной знакомой. Елена Семеновна, думаю, еще деникинцам девиц поставляла. Ее красотки ежедневно проходят медосмотр. Да и недорого. Я, знаешь ли, уже не в том возрасте, когда с женщиной спят бесплатно. Куда этим шлюшкам до настоящих профессионалок. А, Ирка? Чего молчишь?

Ира жестко бросила:

— Мне-то что до ваших девиц? Езжайте, куда хотите. Конвейерный способ — как раз то что надо.

— Давай и ты с нами. Там на все вкусы есть.

— Обойдусь. Меня Дима проводит. Глядишь — и экономия.

Несмотря на Ирину резкость, разговор остался вполне дружеским. Чувствовалось, что ее многое связывает с Бритвой, и ссориться по пустякам они не намерены.

— Жаль губить хорошее начинание. Может все-таки съездим? — лениво настаивал Бритва.

— Валите, валите, — ноздри у Иры брезгливо задрожали.

Бритва холодно улыбнулся:

— Без тебя Дима не поедет, это ясно, а нам нужно еще и о делах парой слов перекинуться.

— Ну, ты и зануда. Я сказала: мне все равно. Если по делу, так давай быстрее. Не знаю, чего хочется вам, а мне — спать.

…Машину Бритва вел умело, но рискованно. «Подрезать» соседний автомобиль, проскочить на желтый свет для него было забавой. Свернув перед «Белградом» в проезд между высотных зданий, мы остановились у серого трехэтажного купеческого особняка. Все пять комнат второго этажа занимала пресловутая Елена Семеновна. Среди ее клиентов водились достаточно влиятельные и имущие люди.

— Пойду узнаю, — коротко сказал Бритва, вылезая из машины.

После звонка за закрытыми дверями послышалось шарканье, кашель, и дребезжащий голос спросил:

— Кто там?

Дверь приоткрылась, гремя запорами и цепочками, и мы поднялись по слабо освещенной лестнице вслед за бойко прихрамывающей старушенцией, не забывшей задвинуть за нами массивный засов.

Чистая уютная комната с овальным столом и венскими стульями служила своего рода «залом ожидания». На стене висел японский календарь, телевизор в углу, снабженный дешевым корейским видеоплейером, мельтешил порнографической дребеденью. Запертый (Валера проверил, когда старуха подалась на кухню за закусками) книжный шкаф содержал превосходно подобранную коллекцию классики.

Елена Семеновна нисколько не удивилась, заметив среди нас женщину: судя по всему, кроме наличных, ее ничего не интересовало. Впечатление она производила домашнее, сроду не подумаешь, что бандерша. Сухонькая, с аккуратно уложенными подсиненными локонами, она даже тазики по комнатам разносила с достоинством. Подала коньяк и традиционную в подобных местах закуску: шпроты, лимон, осетрину.

Ира еще немного выпила со мной, опрокинул рюмку и Бритва, а Валера уже скрылся за дверью, куда поманила его выглянувшая в «зал ожидания» смуглая брюнетка с пышной грудью. Я испытал что-то вроде зависти. Ира резко обернулась ко мне:

— Дима, ты тоже иди… Я ведь этих фокусов не умею…

— Да ты что, Ира! За кого ты меня принимаешь? Да я…

Она легонько толкнула мою ногу:

— Ладно, ладно…

— Сейчас девушки освободятся, посидите, — прошелестела неслышно впорхнувшая Елена Семеновна и тут же исчезла.

Из коридора послышалось ее шипение:

— Ну, вы, на всю ночь подрядились, что ли?!

— Славное местечко! — презрительно улыбнулась Ира. — Тебе, Бритва, за то, что привел клиентуру, полагается скидка, процентов этак пятьдесят…

Бритва беззлобно посмеивался. Жорик сосредоточился в кресле. Какого черта я-то сюда приперся?

…Появилась белесая девица с пикантно вздернутым носиком и невзначай выглядывающим из выреза халата соском. Я потянулся и налил еще коньяку…

…Очнулся я за тем же столом. Ничего не изменилось, кроме того, что в руках у Бритвы появилась колода карт, другая лежала возле меня на столе. Ира напряженно наблюдала за происходящим, тыча сигаретой в пепельницу, полную окурков. Жорик вел запись. Не выказывая перемены в своем состоянии, я скосил глаза. Ничего себе! За мной числилось без малого десять тысяч! В штоссе при начальной ставке на карту в триста рублей это немудрено. Скроив физиономию попьянее, я забормотал Бритве:

— Слушай, Саша, я плохо соображаю, совсем не могу считать. Давай сменим игру…

Бритва подозрительно вскинул глаза: неужели протрезвел?

— Что ты предлагаешь?

— Мои деньги верные, не переживай. Валера выйдет от девицы, спросишь.

Бритва отчеркнул сумму моего проигрыша, и мы сменили штосе на терц. Договорились играть сериями из десяти партий, по тысяче за каждую. Я взглянул на Жорика во время сдачи, но не заметил ничего подозрительного. В конечном итоге с ним получилась ничья. Разошлись по пяти выигрышам. Бритве же я готовил сюрприз. Изучив розданные шесть карт, я мгновенно отбирал две-три худших, давая каждому еще по три листа после объявления козыря. Таким образом у Бритвы оказался плохой прикуп, а я менял вдвое большее, чем положено, число карт, что почти стопроцентно приводило к выигрышу. Тот, кто заказав козырь, набирал меньше пасующего, проигрывал вдвойне. Терять мне было нечего — приходилось разгибать проглоченный крючок. Если Бритва раскусит мою игру, дело плохо.

Первые три партии прошли спринтерски. В одной из них раздосадованный Бритва просто швырнул карты на стол. Тремя тысячами меньше… Сидящий справа Жора отлично понимал суть происходящего, бесился… но молчал. Вмешиваться ему не полагалось. Что касается Иры, то позже, успокоившись, я понял, что прочно усвоенные ею правила «черной» жизни не позволили ей «дернуть» меня из игры. Она явно хотела, чтобы я отыгрался.

Бритва играл с остервенением. Голова у меня трещала, но я знал — второго шанса не будет. Наконец, вопреки фортуне, он «сломал масть» и дополучил карты, что в его положении было гибельно. В результате Бритва набрал всего на очко меньше, чем я, но даже этого было достаточно для двойного проигрыша.

Восьмая партия закончилась при равном счете. Я сдал карты для девятой. В воздухе висели четыре тысячи. Я заметил, что Жора отодвинулся и понял, что он хочет под столом толкнуть ногой Бритву. Угрожающе посмотрев на него, я взял карты. Хорошего было мало — по первой масти играть нежелательно. Но и дать Бритве назначить козырь тоже не сахар.

— Играю, — сказал я.

Гримаса разочарования исказила лицо Бритвы после прикупа. Исход партии решила последняя взятка, дающая дополнительно десять очков. Она досталась мне.

На Бритву было жалко смотреть. В считанные минуты я вернул десять тысяч. Маятник качнулся в другую сторону.

Мои противники проигрывали уже около двух сотен. Жора кипел. Я сдал карты для последней партии. Привычно и непринужденно сбросил ненужные листы Бритве, но, что называется, срезался; он схватил меня за руку в единственный опасный момент:

— Сколько у тебя карт?

Не ответить невозможно. Я взял оставшиеся три вместо шести полагавшихся листов и бросил их на стол вниз «рубашкой».

— Ты прав, сдаю партию.

— Значит ты мухлевал всю серию! Будем переигрывать. Не согласен — спишем проигрыш на тебя!

Жорик зло щурил глаза.

— По новой кота за хвост тащить я не буду, нашли комсомольца казачить! Последнюю партию признаю. С меня восемьсот — получите.

Я отсчитал на стол положенное. Слава богу, деньги были с собой. Жорик скрипнул зубами, но Бритва примирительно махнул рукой:

— Остынь! Дима прав. В карты надо не играть вообще, или играть постоянно. А ты, Жорик, мог бы и отмаячить, что Димка двигает. Про Ирку не говорю. Не будем ссориться. С хозяйкой я рассчитался, пора бы и по домам.

Было досадно, что и Ира оказалась не прочь «раскрутить» меня. Но она смотрела на меня еще нежнее, чем прежде.

— Ты и правда ничего не помнишь? — Ира встала, подошла ко мне, положила руку на плечо. — Валера давно поехал домой, вы еще целовались на прощание. Не умеешь пить, переходи на молоко. Поехали ко мне. Бритва отвезет нас, а потом пусть обсуждают с Крахом свои бесконечные проигрыши-выигрыши.

Крах!? Я часто слышал об этом феноменальном игроке, картежнике божьей милостью, но кто бы мог подумать, что эту кличку и такую репутацию приобретет мой старый приятель Жорка Цеханский!

Впрочем он только мрачно прищурился, когда услыхал свое прозвище из уст Ирины. Бессонная ночь за картежным столом, выпитый коньяк и полная окурков пепельница никак на ней не отразились. Лицо, будто вырезанное из бледного нефрита, излучало спокойствие и затаенное желание.

— Езжайте, я доберусь на такси…

— Да будет тебе, — махнула рукой Ира.

— Ты что — обиделся? — изумился Бритва.

— Я дважды никого не приглашаю, — в глазах Ирины вспыхнули зеленоватые огоньки.

Бритва и Жора уже спускались. Несколько минут бешеной езды по пустым ночным улицам — и машина остановилась.

— Адью, — бросил Бритва, криво улыбаясь.

— Покедова, — отрезала моя спутница, с силой захлопывая дверцу автомобиля.

В гостиной двухкомнатной квартиры шумели на фотообоях зеленые сосны и плыли голубые облака, тонко пахло незнакомым дорогим деревом. На стенке висело большое зеркало в ампирной оправе, на полу голубел афганский ковер ручной работы с затейливой вязью, в котором нога утопала по щиколотку.

Чашка кофе на кухне меня окончательно отрезвила. Ирина тем временем переоделась в короткий халат с зелеными драконами на золотистом фоне.

— Идем, — она откатила раздвижную дверь в спальню. — Держи, — ко мне полетели прохладно-хрустящие, пахнущие лавандой простыни. Тут я, признаться, несколько опешил. Да и было от чего.

Алые штофные обои, необъятная кровать под розовым воздушным покрывалом… Чуть поодаль матово мерцал экран «Панасоника». Два пульта дистанционного управления лежали у правой подушки.

— Ну что ж, спокойной ночи! — Ира появилась в дверном проеме.

Халат у нее распахнулся. Теплые блики бродили по атласной белизне кожи. Я бросился к ней. Какая же она нежная, пылкая, податливая!..

— Димка, безумный…

До кровати мы так и не добрались… Некоторое время мы так и оставались на ковре, застыв в последнем всплеске наслаждения. Потом я почувствовал на груди горячую влагу. Испуганный, я отшатнулся. Ирина тихо плакала…

— Не смотри. Ты еще мальчишка. Не смотри на меня… Я все равно скоро умру…

— Что ты!..

— Не хочу жить…

— Нам ведь так хорошо!..

— Все равно будет плохо… И страшно…

Минута — и уже ничего не напоминало о внезапном взрыве.

Я побрел в великолепную ванную, отделанную черным кафелем. Кроваво-красный фаянс, сверкающие никель и стекло — за этим стояли деньги и деньги! Горячая пенная ванна, свежее махровое полотенце вернули мне силы.

Когда я вернулся, Ирина спала. Но тут же открыла глаза.

— Дикарь… Пойди соскреби щетину… Вот и видно, что ты женщин порядочных не видал… Ну-ну, не дуйся. Ты меня так встряхнул, что я подумала о старости…

— Ну, ты даешь!.. Тебе ли думать о старости!

— Малыш, ты еще многого не знаешь, — Ирина легко привлекла меня к себе. Мы лежали, как дети, прижавшись друг к другу.

— Я же знаю, ты не веришь мне, — Ирина говорила, словно в горле у нее стоял комок.

— Я и себе не очень верю.

— Неважно. Сегодня ты мой и только мой!

Я окунул лицо в ее волосы и стал осторожно поглаживать, ощущая, что ее снова начинает бить мелкая дрожь.

— Вот такая я девочка! — нервно засмеялась Ирина.

Я чувствовал, как во мне поднимается волна давно не испытываемой нежности. Я целовал ее ноги, грудь, кончики пальцев…

И снова темные воды желания приняли нас. И снова все это было иначе, чем в дешевых гостиницах и притонах или в спальне Марины. Я не мог сдержать вскрика, и Ирина мягкой ладошкой закрыла мне рот.

— Истинный дикарь… Лежи, я принесу тебе волшебного снадобья.

Им оказалось чудесное вино — «Златна каплица», которым она, смеясь, поила меня чайной ложечкой. После каждого глотка мы сливались в поцелуе. И это было долго, и нам было хорошо…

Потом Ира лежала, неподвижно глядя в потолок. Только слабое пожатие руки говорило, что она не спит, слышит мои слова. Внезапно она резко повернулась, с силой обхватила мои плечи, осыпала слепыми исступленными поцелуями. И все это молча, тяжело дыша, и так же внезапно затихла, окинула меня внимательным, затуманенным взглядом:

— «Милая, солнышко»… Да что ты знаешь обо мне? Голая тебе нравлюсь? Так я многим такая нравлюсь. Опять надулся… Я действительно сначала хотела Бритву позлить, а вот как оно обернулось… Ладно, спи…

Я хотел что-то возразить, но не успел и провалился в глубокое забытье.

…Рядом смешно протирала глаза Ира, щурясь от тонкого солнечного луча, протиснувшегося сквозь тяжелые шелковые занавеси. Мы оба проснулись одновременно от странного — колокольного, как мне показалось, звона.

— Это Бритва. Не спится ему. Да и за дело пора, — Ирина подхватила халат и вышла из спальни.

Лязгнул дверной замок, и только теперь я понял, что это за звон. Мягко хлопнула дверь, послышалась веселая скороговорка Бритвы. Легкий в общении, он умел в два счета расположить человека к себе. Моя злость прошла — что поделаешь, надо жить дальше. Я вспомнил об оставленных в ванной трусах, накинул халат и отправился за ними. Ирина деловито молола на кухне кофе. Бритва восседал на табурете, попыхивая ароматной сигаретой. Меня замутило от дыма.

— По всему видать — родилась новая советская семья, — пытался иронизировать Бритва. — Главное, чтобы личное не мешало общественному.

Я его понимал. Ирина намекнула, что они работают вместе; она ставит «стенку», оттесняя избранную жертву. Если попадется подходящий клиент, можно долго не работать: среднеазиатский «бай» или удачливый сын Кавказа привозят в Москву пятизначные суммы. А у «Березок» можно взять едва ли не столько же, но в чеках. Особенно перспективен магазин на Сиреневом бульваре: цены на аппаратуру все растут.

Бритве удалось закрепиться там во многом благодаря тому, что в лагере он был в «отрицаловке», оттуда потянулись связи. Не дай бог, узнают, что я в колонии носил повязку активиста, будет скандал, еще и на «правилку» потянут.

Зная за собой грешки в прошлом по этой части, я, конечно, не должен был принимать предложение Бритвы. Но их компаньона недавно замели, а крутиться все равно надо было. К тому же это была новая ступень на лестнице «черной» жизни. «Ставить стенку» — дело хотя и не трудное, но важное. Рисковал прежде всего Бритва. За это он и брал половину добычи, оставляя нам с Ирой половину на двоих.

Работал он мастерски: никогда не думал, что «щипачи» столько намолачивают. Постепенно научился ориентироваться, принимать у Бритвы кошельки и растворяться в толпе. Работа нервная, но все издержки компенсировались деньгами.

По совету Бритвы пару раз я отослал деньги домой в обычных заказных бандеролях на имя матери. И опять звонил Марине, и все больше убеждался, что пропасть между нами растет. Я все больше привязывался к Ире. Bee «заработанное» хранил у нее, переведя наличные в именные расчетные чеки.

— Никак из тебя не выковырять эту ломовую мужицкую психологию, — морщилась Ирина. — Тебе до настоящего жулика, как до луны!

Сама она жила по законам своего клана. Не знаю, как ей удавалось не увеличивать дозы, но пару кубиков опия ежедневно она принимала. Так же лихо расправлялась с шампанским, а импортное пиво в доме не переводилось. Патентованных блатных привлекало умение Ирины варить «ширку». Оказалось, что это целое искусство. Все это угнетало меня, но я прекрасно понимал — все тут повязано и все повязаны.

Вот и приходилось любезно улыбаться «гостям», приносящим с собой «соломку». На кухне устойчиво держался запах нашатырного спирта и ацетона. Сколько тут перебывало «щипачей», «гонял», «ломщиков» и картежников — невозможно сосчитать!

Поначалу я пытался, оставшись с Ириной наедине, уговорить ее «спрыгнуть» с иглы, но вскоре понял тщетность своих усилий. Да и какие я имею права на нее: мы, скорее, компаньоны, чем любовники.

Раздражаясь, я все чаще прикладывался к рюмке, купил гитару, и, научившись брать два-три аккорда, смастерил песенку, которая понравилась Ирине, а Бритва от нее и вовсе балдел:

Ты приходишь и хочешь любви,

Сон чужой голубеет в крови,

И мираж, и падение вниз —

На игле этот вечный стриптиз.

Ты приходишь и хочешь меня,

Но в душе кандалами звеня,

Отчего же ты плачешь, зачем?

Мы никто, но и были ничем…

Меня мучительно тянуло к Ире, но строить какие бы то ни было планы, живя с наркоманкой, — это, согласитесь, дело дохлое. Забегающие «на огонек» блатные постепенно освоились с моим постоянным присутствием. Я уже не «блажил» — крутиться приходилось среди отпетой публики.

Наше «рабочее время» проходило в треугольнике, вершинами которого служили три «Березки» — две на Ферсмана и одна на Ленинском проспекте, где рядом располагался универмаг «Москва», облюбованный «ломщиками».

Притягательность универмага для криминальных элементов знали и в милиции. Специальные сотрудники чуть ли не ежедневно задерживали аферистов. Но «ломая» деньги при расчетах со спекулянтами, жулик практически ничем не рисковал. Понемногу я присматривался к их работе. Главная трудность состояла в том, чтобы найти «лоха», остальное было делом техники.

Здесь ко мне подкатился Степа Очкарик — небольшого роста, тугой, как футбольный мяч, круглолицый обаятельный армянин. Степа пользовался всеобщим уважением: сам не просрочив ни разу карточного долга, он не спускал неуплаты никому, невзирая на лица. Накануне они с Крахом ездили получить долг в один из воровских притонов, к братьям Бугаям — угрюмым здоровякам-штангистам, известным «беспредельщикам». Почуяв в противнике за карточным столом слабинку, они начинали из него веревки вить, доходило до того, что они вводили новые правила в старые игры.

…Кровати в большой комнате «малины» были заняты парочками неопределенного возраста. Изжеванные, с серыми лицами, они беспрестанно подстегивали себя «бормотухой». Пили вчерную — повсюду громоздились пустые темно-зеленые «ноль-восемь».

Бугаи задержали на два дня уплату проигрыша Краху, причем третья часть суммы причиталась Очкарику. Один из дружков недорого продал адрес Бугаев и даже начертил план квартиры. Крах с Очкариком прошли в заднюю комнату, где небритый и опухший Бугай-старший, оттеснив к стене могучим задом почесывавшего шерстяную грудь младшего брата, ради развлечения резался в «терц» с Клячей, облаченным в новые белые джинсы, странно контрастировавшие с общим запустением и грязью.

Младший Бугай вскочил с кровати, как подброшенный пружиной. И не подумаешь, что в этой туше больше центнера:

— А, пришли? Сейчас будем убивать!

— Ты сначала деньги верни, а потом убивай, — в словах Очкарика самый строгий ревнитель блатных порядков не усмотрел бы ничего, провоцирующего конфликт. Завидное хладнокровие Степы позволило избежать мордобоя: драка, затеянная после предложения уплатить карточный долг, окончательно бы сгубила репутацию братьев в блатном мире. И хотя деньги так и не удалось получить, Степа марку выдержал.

Очкарик, В отличие от профессионального картежника Краха, вращался в самых различных блатных сферах, работая, так сказать, «многостаночником».

— Снимешь «лоха», подведешь ко мне. Мол, брат хочет жене шубу купить, а чеков не хватает. Старайся не давить ценой, чтобы оставить возможность рассчитаться, когда «сломаем». И спокойно — ты работаешь с нами, мы за все отвечаем.

Рядом с Очкариком отпивался горбоносый брюнет. Я и раньше видел его, но познакомился только сейчас. Давид (не знаю, имя это или кличка) не располагал к себе. Тем не менее работал удачно — привлеченные возможностью удачно спекульнуть чеками, люди переставали замечать его мрачную физиономию.

Карманник Бритва «работал» не больше двух часов в день, нервы не выдерживали. Да и зачем? Миллион все равно не заработаешь, а на девочек, на «ширку» и на черный день — хватало. Вор всегда знает, что впереди — тюрьма. И дело не в устаревших крайностях воровских законов: просто тюрьма — в числе неизбежных издержек производства. На заводе за брак лишают премии, а здесь — свободы.

Сорвав куш, Бритва немедленно покидал место «работы» — и засветиться боялся, и «вмазаться» спешил, нервишки успокоить. Ира тоже спешила — и ей не терпелось. Они сматывались вдвоем после «трудовых свершений», благо квартира была в полном их распоряжении. Видели бы все это ее родители, отбывшие на три года в Монголию.

Степан хорош в деле, но губит его любовь к слабому полу. Нет-нет, да и застанешь его, покупающим духи за сотню чеков. Теперь пиши пропало — ждет его какая-нибудь красотка. Как ей устоять — такой подарок из рук обаятельного, живого парня. И работа шла прахом. Духами дело не ограничивалось. Степан дарил телевизоры, дорогие украшения. «Зарабатывал» Очкарик много, но в чулок ничего не откладывал. Как и многие, он неоднократно отбывал по пятнадцать суток, и весь срок его снабжали едой из лучших ресторанов, Степан смеялся:

— А кто, кроме путан, меня накормит, кому я нужен? С вами с голоду подохнешь, такие все деловые. А девочки меня лю-убят!

Впадая в загул, Очкарик не мог остановиться, швырял деньги направо и налево. Помню, после недельного кутежа он попросил у меня в долг тысячу. Для «работы». Я таких денег с собой не носил — подозрительно. Потерпевший вполне мог опознать во мне «нечаянно» толкнувшего его молодого человека. Несколько таких опознаний — косвенные улики. Не прямые, но…

Деньги Очкарику занял Давид. Довольный Степа начал так энергично приставать к потенциальным жертвам, что в спешке предложил свои услуги даже постоянной спекулянтке, отлично знакомой с приемами «ломки» и знавшей всех «рабочих» в округе. Жулики часто реализовывали через нее чеки.

Потолкавшись, Очкарик куда-то пропал. Не появился он и на следующий день. Вечером мы поехали в Битцу. В «Солнечном» обслуга встретила нас с энтузиазмом: деньги приехали! На небрежно брошенное Давидом: «Как дела?», официант шустро выдал новость:

— Вчера Очкарик гулял. Пятьсот за стол, пятьсот женщине.

Давид досадливо махнул рукой:

— Ну что с ним поделаешь? Конченый человек, век ему денег не иметь… Девки, водка…

— Картишки, — усмехнулся Бритва. — С неделю назад Степа тоже учудил. Поехали к дамам. Завалился он с одной, а тут Кляча: «Степа, Степа, поставь карточку!» Он и поставил, черт! Уже рассвело, когда кончили играть. Девчонка — смеется, а Степе хоть бы что — доволен.

В ресторане совершенно неожиданно появились Алик с Валерой. Как обычно, оба навеселе. Заметив нас, уселись за наш столик. Я терпел присутствие совершенно опустившегося Алика только из-за Валеры. Впрочем, никто не обращал на него внимания.

Ира сидела необыкновенно нарядная, причесанная по-новому, собирая дань восхищенных взглядов со всего зала. Господи, до чего же она мне нравилась! Я даже почувствовал нечто вроде ревности, когда базарного вида грузин, развалившийся за соседним столиком, послал ей воздушный поцелуй. Немного позже он заказал ансамблю две песни «для очаровательной незнакомки».

Тем временем Валера, Бритва и Давид толковали о знаменитом миллионном проигрыше. Крах играл с «цеховиками» из Ташкента.

Я слушал рассказ Давида об этой игре, в которой он участвовал из пяти процентов, и они вернулись к нему пятьюдесятью тысячами. Таких пайщиков набралось достаточно, но и оставшихся двадцати процентов суммы Жоре хватило.

Грузин же за соседним столом становился все назойливее, и это мне не нравилось. Бритва ободряюще подмигнул — мол, пользуется успехом твоя красотка. Слово «наша» было бы уместнее. Грузный седой соплеменник бойкого кацо обернулся посмотреть, с кем так бойко перемигивается сосед по столику, встретился взглядом с улыбчивым Бритвой и тут же резко сказал что-то по-грузински младшему. Тот притих, словно его подменили. Пожилой грузин, обращаясь к нам, поднял тост за таинственную и недоступную женскую красоту. Умение красиво отступить — тоже род мужества.

Алик, к этому времени достаточно нагрузившийся, неожиданно пригласил Ирину танцевать. Она на удивление охотно согласилась. Или это была маленькая месть за мое невнимание?

Валера коротко, со значением глянул на Бритву и тут же — на танцующую пару.

— Не влазь, ребята, есть работа, — невразумительно бросил Давид Валере, а затем повернулся ко мне. — Тебя это тоже касается. Пусть танцуют. Ира знает, что делает.

— Я пойду, пожалуй, — скривился Валера. — Мне это ни к чему.

— Двадцать копеек твои, — Бритва зевнул.

— Дело не в деньгах.

— И в них тоже, — отрезал Давид. — Присядь, не порти прическу.

Музыка кончилась, Алик цеплялся за руку Ирины. В его пьяно расплывшемся лице появилось что-то обезьянье. Ира, улыбаясь, как могла бы улыбаться греческая статуя, отвела его на место.

Валера сплюнул и поднялся.

— Я ухожу, к черту!

— Давай без демонстраций! — в невозмутимом голосе Давида скользнула угрожающая интонация.

— А я… а мы… оста-емся, — облапив Иру, промычал Алик.

Минут через двадцать эта странная пара после очередного танца, не прощаясь, исчезла. Я и не думал, что способен ревновать к такому ничтожеству. Бритва дружески положил свою руку поверх моей.

— Не переживай, все нормально. Пусть сыграют маленький спектакль. Как говорится, пора…


Владимир Безымянный Выигрыш — смерть | Выигрыш — смерть | РАССКАЗ АЛИКА ПРОШКИНА