home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава первая

Две колоды карт сиротливо валялись посреди стола в то время, как участники игры углубились в подсчеты. Хозяин квартиры Иван Трофимович Кормилин был бледен – этой ночью фортуна в очередной раз от него отвернулась. Его постоянный партнер Николай Баринов, наоборот, с видимым удовольствием складывал колонки цифр.

– Сегодня на меня никто в обиде не будет, – первым нарушил молчание Коржов. – По двум пулям – абсолютный ноль. Что у тебя, Ефим?

– Сейчас, – Гонтовой еще раз проверил запись. – Кажись, ноги унес минус восемьдесят.

– Вистов? – переспросил Баринов.

– Рублей, Коленька, рублей, – кисло улыбнулся Гонтовой. – С такой горкой проиграть двести вистов – как праздник.

– Тогда поздравляю с праздником! – Баринов выразительно пошевелил пальцами. – Надеюсь, это не ляжет тяжким бременем на наш доблестный мясокомбинат?

– Пыль для моряка! – Гонтовой полез за деньгами. – Сколько ты нажил?

– Фима, ты не на работе, – поморщился Баринов. – Я выиграл девятьсот шестьдесят вистов.

– Сходится, – хмуро кивнул Кормилин. – Ну что, зарисуем еще одну? Я свежего чайку заварю.

– Какой чаек, Иван Трофимович, – отмахнулся Коржов. – Начало пятого, скоро светать будет. Надо хоть пару часов отдохнуть.

– Женя, давай коротенькую, – поддержал хозяина квартиры Баринов. – А я тебя потом на службу подброшу.

– Нет, нет, друзья, не уговаривайте, – Коржов приложил к груди руки. – Днем опять проверка намечается, нужно быть со свежей головой. Если не хотите писать втроем, поиграйте в деберц на высадку.

– Я тоже домой поеду, – Гонтовой взглянул на часы, – а то жена последние патлы повыдергивает. В субботу, собираемся?

– Видно будет, – пожал плечами Кормилин. – Если что, предварительно созвонимся.


В квартире майора Голикова раздался телефонный звонок. Дежурный по городу сообщил, что на семнадцатом километре Семеновского шоссе совершено убийство.

Положив трубку, майор посмотрел на часы. Было 4 часа 25 минут.

С улицы донесся резкий сигнал автомашины.

«Сколько раз его предупреждал, чтобы не шумел», – с досадой подумал Голиков. Быстро одевшись, он захлопнул входную дверь и, перепрыгивая через несколько ступенек, легко сбежал вниз.

У подъезда его ожидала новенькая черная «Волга», за рулем которой сидел Сергей Бородин. Сухо поздоровавшись, Голиков отрывисто бросил.

– На Семеновское.

До места происшествия добирались молча. Сергей был бы не прочь обсудить достоинства новой машины, но, глядя на озабоченное лицо шефа, сдерживал себя.

Справа вдоль дороги замелькали деревья лесопосадки. Голиков откинулся на спинку сиденья и, казалось, расслабился.

– Машина – блеск! – не выдержал Бородин. – Через пять минут будем на месте.

– Не отвлекайся, прозеваешь развилку, – пробурчал майор.

Сергей пожал плечами и слегка сбавил скорость. Машина, как живая, послушно реагировала на каждое движение водителя. Бородин вспомнил, сколько хлопот ему доставлял старый, отживший свой век «Москвич», требующий постоянного ремонта. А запчасти, которые приходилось доставать буквально по крохам! Хорошо хоть сосед иногда выручал.

Спустя несколько минут Сергей отметил про себя, что майор беспокоился напрасно. Задолго до поворота были видны милицейские машины, заливающие грунтовую дорогу ярким светом фар, и фигуры работников оперативной группы.

Как только Голиков захлопнул за собой дверцу «Волги», к нему быстро подошел капитан Пошкурлат.

– Товарищ майор, убит водитель такси Моисеев Петр Сергеевич. Личность потерпевшего установлена по найденным при нем документам. Предполагаемый мотив – ограбление.

– Ясно. Продолжайте работу. – Голиков поднял воротник и направился к инспектору ГАИ Кобликову, стоявшему невдалеке от такси. Не отвлекая работников оперативной группы, майор негромко обратился к инспектору: Товарищ старшина, это вы сообщили о случившемся?

– Так точно.

– Расскажите подробно, как вы обнаружили труп.

Под пристальным взглядом майора Кобликов начал нервно поправлять ремень портупеи, пытаясь выгадать несколько секунд, чтобы сосредоточиться.

– Во время патрулирования я обратил внимание на автомашину такси, стоящую на проселочной дороге. Это показалось мне странным. Я приказал водителю остановиться, а затем мы вместе со старшим сержантом Луценко направились к такси. Подойдя, мы почувствовали запах бензина и увидели валявшуюся открытую канистру. Вокруг не было ни души. Приоткрыв дверцу, я заглянул внутрь. Машина была пуста. Я громко крикнул, но никто не отозвался. Тогда мы решили обойти прилегающий к дороге участок лесополосы. Я пошел в левую сторону от дороги, а Луценко – в правую. Метрах в тридцати от дороги я наткнулся на лежащего на земле человека.

От Голикова не укрылось, что старшина вздрогнул.

Перед глазами Кобликова явственно предстала картина ночных событий, о которых ему не очень-то хотелось рассказывать майору. Когда они с Луценко разошлись в разные стороны в поисках водителя, старшина вытащил из кобуры пистолет и углубился в лесополосу. Под ногами противно потрескивали ветки и чавкали мокрые листья, за каждым деревом мерещились какие-то тени. Невольный страх обуял Кобликова. Включив карманный фонарик, он медленно сделал еще несколько шагов, напряженно прислушиваясь к каждому шороху, и вдруг заметил лежащего в неестественной позе мужчину.

Внимательно присмотревшись, старшина понял, что тот мертв, и от этого открытия по его телу пробежал холодок. Кобликов замер на месте, пытаясь дрожащими пальцами снять пистолет с предохранителя. Справа послышались чьи-то шаги. Моментально выключив фонарик, старшина припал к земле и взвел курок. Звук шагов начал затихать. Кобликов осторожно последовал за неизвестным и вышел на проселочную дорогу, где увидел впереди себя Луценко, идущего к такси. Старшина объяснил ему ситуацию и приказал охранять место происшествия, а сам побежал к патрульной машине, по рации связался с дежурным по городу и доложил о ЧП.

Отогнав от себя воспоминания, Кобликов продолжил:

– Согласно инструкции, я сразу сообщил об этом дежурному по городу и вместе со старшим сержантом Луценко остался охранять место происшествия.

– Ну что ж, все это изложите в рапорте, – произнес Голиков, увидев идущих к нему капитана Пошкурлата и судмедэксперта.


Прокурор Верхнеозерска Воронов, держась рукой за щеку, прислушивался к мерному тиканью домашних ходиков, безуспешно пытаясь хоть чем-то отвлечься от ноющей зубной боли. Внезапно зазвонил телефон и старший лейтенант Федин доложил о случившемся.

– Гриша, ты надолго? – сонно промямлила жена, не поднимая головы от подушки.

– Точно не знаю, – извиняющимся тоном ответил Воронов, запихивая в карман брюк упаковку анальгина. – К тому же к зубному надо заскочить. Вырву к чертям собачьим… Издергал всего…

Прибыв на место происшествия и выслушав доклад капитана, Воронов подошел к Голикову, который беседовал с судмедэкспертом. В воздухе стоял резкий запах бензина.

Обменявшись с майором рукопожатием, Григорий Севастьянович спросил:

– Ну что, Александр Яковлевич, дело движется?

– Пока судить трудно. Достоверно лишь одно: убийство произошло непосредственно возле машины, а затем труп был перетащен в лесополосу. Сейчас мы задействуем ищейку, может быть, тогда картина несколько прояснится. Боюсь только, что коллеги из ГАИ, – в тоне Голикова почувствовалось плохо скрытое раздражение, – оказали нам неважную услугу, вытоптав все вокруг.

Облака медленно рассеивались, небо постепенно, словно нехотя, серело, все более контрастируя с покачивающимися верхушками сосен. Моросящий холодный дождь закончился. Прошло несколько томительных минут, прежде чем к Голикову подошел кинолог и отрапортовал:

– Товарищ майор, докладывает старший сержант Кузьмин. Собака взяла след от потерпевшего через лесополосу. На шоссе – где след обрывается. Там, у обочины, стояла автомашина, которая, выехав на трассу, развернулась и уехала в направлении города.

– Как вы это определили? – быстро спросил Голиков.

– На обочине противоположной стороны шоссе сохранились четкие следы протекторов, которые машина оставила при развороте.

– Значит, вы считаете, что убийца приехал и уехал на другой машине, а здесь состоялась их встреча?

– Нет, я так не считаю, – растерянно ответил кинолог.

– Почему? – задал вопрос молчавший до сих пор прокурор.

– Потому, что других следов преступника ни в одном направлении от шоссе собака не берет. Предполагаю, что их просто нет.

– Вы хотите сказать, – мягко уточнил прокурор, – что убийца приехал вместе с водителем такси, а сам после совершенного преступления вышел на шоссе, где его ждала вторая машина?

– Выходит, убийство с целью ограбления было преднамеренным и заранее подготовленным, – мрачно заметил Голиков. – Абсурд!

– Я доложил только то, что мог понять по ведению собаки.

– Послушайте, Кузьмин, – сказал майор, – пройдите с овчаркой еще раз по следу и точно обозначьте весь маршрут. Спрашивать я буду с вас.


Владимир Безымянный Тени в лабиринте | Тени в лабиринте | Глава вторая