home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Борис Руденко

ПЕРЕКРЕСТОК

Погоду на день обещали жаркую, но в четыре утра это пока не ощущалось. Напротив, вдохновленный вчерашним прогнозом, Никита сейчас практически замерзал под свежим утренним ветерком в своей футболке и легких брюках на углу Ленинского проспекта и улицы Дмитрия Ульянова. Куртку доставать не хотелось. Он бросил на асфальт сумку, попрыгал через нее, энергично взмахивая руками, и сделал несколько быстрых приседаний. Помогло. Не зима все-таки. Серега на своей зеленой «десятке» появился без опоздания, ровно в четыре пятнадцать. Его машина была всего второй, прошедшей от центра за те десять минут, что Никита дожидался на холодке.

– Молодец! - похвалил Серега, выскочив из машины. - Точность - вежливость королей. Давай кидай сумку в багажник.

Кинуть не получилось, только втискивать. Багажник был забит почти до отказа сумками, пакетами и чемоданами. Чтобы закрыть крышку со скромным добавком Никиты, на нее пришлось немного приналечь.

– Сюда садись! - показал Серега на сиденье рядом с водительским, возвращаясь за руль.

В салоне было тепло: работала печка, совершенно неуместная в это время года. Еще здесь немножко пахло духами, или помадой, или лосьоном, или шампунем, или всем вместе одновременно - в этом Никита разбирался не очень хорошо, - короче говоря, пахло женщинами. Женщин в машине было две. Давняя подруга Серега Лена и подруга подруги по имени Катя.

– Здравствуйте, девушки, - сказал Никита, захлопнув дверцу.

– Привет, - сказала Лена.

– Здравствуй, - сказала Катя.

Это путешествие было для Никиты в некотором роде авантюрой. Правда, авантюрой приятной. С Катей он познакомился всего двумя днями раньше. Серега позвонил и приказал: «Давай быстро спускайся в кафешку, дело есть!». Кафешка всего в десять столиков со скромным и недорогим набором довольно вкусных блюд располагалась как раз под офисом, где Никита последние два года работал программистом. В этой кафешке он ежедневно обедал, а иногда и ужинал, если поблизости объявлялся Серега. Рабочий день шел к завершению, поэтому Никита не без удовольствия поспешил выполнить приказ.

Серега сидел за столом слегка пьяненький, веселый, но вполне адекватный, а вместе с ним две девушки - Ленка и Катя. Серега тут же принялся представлять Никиту, многословно расхваливая его положительные качества - ум, талант, благородство, отзывчивость и всякие другие. Причем отчего-то более всего упирал на скромность и застенчивость. А завершил свой монолог заявлением, что Никита дал-таки согласие ехать вместе с ними в Крым. Это заявление Никиту озадачило. Ни о чем таком у них с Серегой разговора не было, хотя через два дня Никита действительно выходил в отпуск и теоретически не исключал, что проведет его в компании с приятелем. Однако не в Крыму: он надеялся, что Серега согласится отправиться с ним в байдарочный поход по Карельским рекам. Активный туризм Никита предпочитал всем прочим видам отдыха.

Тем не менее возражать он не стал, и на то оказалось сразу две причины. Первая заключалась в нежелании портить приятелю настроение, а вторая - в том, что Катя ему сразу понравилась. Возможно, ее нельзя было назвать красавицей, но взглянув один раз на ее живое, выразительное личико со слегка раскосыми, лукавыми глазами, вздернутым маленьким носиком, высокими скулами и небольшими полными губами, трудно было удержаться, чтобы не посмотреть еще и еще. К тому же у Кати была короткая мальчишеская прическа, не закрывавшая аккуратные ушки, что являлось давней слабостью Никиты.

Так что он не только не опроверг Серегу, но и приложил максимум усилий, дабы поддержать и упрочить данную ему Серегой характеристику. Особенно в части скромности и благородства. Он видел, что разыгранный Серегой маленький спектакль предназначался в первую очередь не ему, а именно Кате, очевидно колебавшейся, стоит ли отправляться в путешествие в компании с незнакомым человеком, даже если двое других известны лучше и давно. Никите ее сомнения тоже понравились: именно так, с его точки зрения, должны были вести себя нормальные, хорошие девчонки. А ему очень хотелось, чтобы Катя оказалась хорошей девушкой. Он также насквозь читал тайные расчеты Сереги с Ленкой, которые в один прекрасный момент решили, что просто обязаны устроить семейную жизнь Никиты. Это было тем более странно, что сами они встречались несколько лет подряд, совершенно не намереваясь в обозримом будущем вступать в законный брак. Впрочем, тут Никита мог и ошибаться. Серега, может, и не намеревался, а Ленке оставалось лишь героически имитировать то же самое и надеяться на естественное развитие событий в желаемом направлении.

Как бы то ни было, вечер оказался приятным и веселым. Серега если и перебрал, то самую малость, оставаясь остроумным и милым. Никита проводил Катю до подъезда, не сделав ни малейшей попытки форсировать первое знакомство, и расстался с ней, оставив о себе (как он надеялся) максимально благоприятное впечатление. Жаль, правда, что ему не выпало с ней подольше поговорить: за столом привычно солировал Серега, а вагон метро не слишком подходящее место для бесед первых часов знакомства.

Последние два дня перед отпуском - как всегда - Никита был загружен работой от шнурков ботинок до воротничка рубашки и вспоминал о Кате лишь в положении «голова на подушке» за минуту до того, как уснуть. Но воспоминания эти были чрезвычайно приятны и рождали легкие сны.

Технические детали поездки они решили с Серегой по телефону в полчаса. Большего времени для принятия решения нормальным мужикам и не требуется. Ехать решили на одной машине - меньше трат на бензин, меньше хлопот с поисками места для стоянки. Средством передвижения избрали не пожилое «вольво» Никиты, а новенькую «десятку» Сереги: отечественное авто не так разжигает аппетиты гаишников, вероятность поломок новой машины ниже, чем старой (хотя бы и импортной), а если и сломается - искать запчасти и механиков долго не придется. Да и ремонт обойдется не в пример дешевле.

Выезжать решили с рассветом - меньше машин на трассе, меньше гаишников. Ехать, сменяясь за рулем, без ночевок, с минимально короткими остановками для принятия пищи и отправления, пардон, естественных надобностей, рассчитывая таким способом преодолеть полторы тысячи километров за сутки даже с учетом неизбежного ожидания в очереди на российско-украинской границе. Чтобы не задерживаться в придорожных забегаловках и не подвергать себя риску отравиться пищей, качество которой вполне может оказаться сомнительным, запаслись в дорогу хлебом-колбасой-сыром, кое-какими консервами, а особенно водой - пить в разогретой солнечными лучами машине придется много. Для продуктов Серега приготовил автомобильный холодильник-ледник, который приобрел специально для подобных поездок еще года два назад, да вот ни разу не использовал - повода не было. Туда продукты и сложили.

Катя сидела за спиной Никиты, он мог видеть ее лишь уголком глаза, но сейчас ему было достаточно одного ощущения ее присутствия. Они все вместе поговорили минут десять о каких-то пустяках, а потом одновременно замолчали. Девушки понемногу задремали, Серега сосредоточился на управлении, а Никита тихо наслаждался редким состоянием, когда жизнь представляется прекрасной, ближайшее будущее светлым и приятным и нет нужды объяснять ни себе, ни окружающим причины такой уверенности. В конце концов он и сам незаметно для себя погрузился в дрему.

Разбудила его тишина. Двигатель «десятки» смолк. Никита открыл глаза и увидел перед капотом высокий черный зад внедорожника.

– Что случилось? - спросил он.

– Черт его знает! - в сердцах ответил Серега. - Это ж надо: пяти утра нет - и уже затор!

Встречного движения не было. Голова колонны замерших пред ними машин скрывалась за близким поворотом.

– Пойду посмотрю, в чем там дело, - сказал Никита. - Если тронетесь, подхватите меня.

После тепла натопленного салона он не ощутил холода. Потянувшись, чтобы размять слегка затекшие мышцы, трусцой побежал по обочине. Причина задержки выяснилась, едва он достиг поворота. Трассу в этом месте пересекала железнодорожная ветка. Это была именно ветка сугубо местного значения, а не магистраль, наверняка она вела к какому-то заводу и использовалась раз в неделю или даже реже. Пересечение было оборудовано соответствующим образом - предупреждающими знаками и шлагбаумом, который сейчас был опущен и помигивал красными фонарями. Однако преградой машинам служило нечто более существенное, чем окрашенная в красно-белые полоски жердь. На путях без признаков жизни замерли товарные вагоны. Никита подбежал ближе и понял, в чем дело. Колесная тележка одного из вагонов непонятным образом сошла с рельс. Сам вагон не опрокинулся, он лишь слегка накренился, но его движение в любую сторону полностью исключалось. Возле злосчастной тележки бегали какие-то люди в путейской форме - видимо, машинист с помощником - и громко ругались непечатными словами. Им активно вторили водители большегрузных машин, повылезавшие из своих кабин. В принципе, все было ясно. Вряд ли тут удастся что-либо сделать без помощи мощного подъемного крана, который наверняка придется ждать не один час. Никита пустился в обратный путь.

Когда он подбегал к «десятке», затемненное стекло стоявшего перед ними внедорожника поползло вниз. Из кабины высунулась широкая рожа с короткой стрижкой.

– Эй, брат, чего там такое? - спросила рожа.

Если короткая стрижка у женщин неизменно служила Никите источником вдохновения, то мужской ежик, как основная примета времени, автоматически вызывал абсолютно противоположные чувства. Тем не менее Никита остановился и вежливо пересказал все, что увидел.

– Понятно, - сказал обладатель ежика. - Значит, без вариантов. В объезд надо.

– А где объезд? - спросил, в свою очередь, Никита, но рожа не удостоила его ответом.

Затемненное стекло поднялось, и мотор внедорожника проснулся, машина начала выползать из колонны. Никита увидел ее целиком и слегка поразился размерам. Джип был не джип, а почти автобус, до которого и «хаммеру» далеко. Как на таком монстре можно ездить в городе, Никита не представлял. Впрочем, этот сундук, возможно, и не предназначался для городских поездок.

Никита плюхнулся на свое место и захлопнул дверцу.

– Что там случилось? - сунулся к нему Серега.

– Авария на железнодорожном пути. До вечера не разгребут. Давай рули за этими жлобами, они объезд знают, - показал Никита на внедорожник, который уже завершал разворот.

Джип стартовал чрезвычайно резво, сразу оставив «десятку» позади, но далеко оторваться не сумел. Серега пристроился к нему в хвост, подтянулся и не отпускал. На скорости в сто пятьдесят километров они летели минут пять, потом внедорожник притормозил и медленно свернул направо, сползая на грунтовку. Уходящая в глубину леса дорога оказалась довольно ровной и сухой, но пыльной. Серега приотстал от джипа, чтобы не глотать пыль из-под чужих колес. Так они ехали еще минут десять. Лесная дорога виляла из стороны в сторону, и в какой-то момент Никита изрядно засомневался, что водитель внедорожника действительно знает, куда едет. Но лес внезапно кончился. Теперь грунтовка спускалась на дно огромного песчаного карьера, а в конце его сворачивала вправо. Этот поворот соответствовал представлению Никиты о верном направлении движения, и он почти успокоился.

Характер почвы изменился. Видимо, из-за повышенной влажности грунта пыли здесь не было, и Серега прибавил скорость, приблизившись к джипу на какие-то два-три корпуса. Потому-то и не успел затормозить, когда случилось это. То есть нажать-то на тормоза он успел, но толку от того уже не было.

Ехавший перед ними внедоророжник исчез. И Никите, и Сереге поначалу показалось, что он попросту провалился во внезапно открывшуюся яму. Серега с невнятным воплем ударил по тормозам, но намертво схватившиеся колеса продолжали с громким шорохом скользить по земле. В критические моменты мозг начинает работать чрезвычайно быстро. За оставшиеся несколько секунд Никита понял, что хотя джип исчез, никакой ямы впереди нет, он даже почти успел удивиться, но потом «десятка» ухнула куда-то вниз, а стекла машины объяла непроницаемая чернота…



| Перекресток |