home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Роберт провел еще одну бессонную ночь. Далеко не первую. Даже со счета сбился. В Шерен-Чаде снова было спокойно. Всех отпустили отдыхать, кроме Валиса, который взялся наводить порядок в святилище, и Родриго, лечившего пострадавших горожан.

Ему хотелось воздуха, хотелось сбежать из маленькой комнаты, и он поднялся по лестнице на крышу. Там оказалась Аланна, снова в кожаной форме. Она стояла спиной к нему, облокотившись о парапет, и тихонько напевала; темные волосы трепал ветер.

Три дракона величественно описывали круги над башней, словно подстраивая биение крыльев в такт мелодии.

— Ты управляешь ими, да? — тихонько спросил он, опуская ладонь ей на плечо. Аланна даже не вздрогнула, покачала головой и придвинулась ближе, она казалась почти безмятежной. Закончив песню, девушка улыбнулась.

— Никто не может управлять секойе. Я могу призвать их, вот и все.

Роберт показал на проплывающего мимо янтарного дракона:

— Я думал, он твой.

Отсветы широких крыльев упали на лицо Аланны. Она чуть усмехнулась:

— А, это Дымка. Скажем так: я принадлежу ему в той же степени, в какой он — мне. А вон тот, опаловый, — Тень. — Дракон Даниэля словно услышал свое имя и покосился на них блестящим глазом. — А это — Звезда, секойе Валиса.

Роберт чувствовал тепло ее тела. Ему было слегка не по себе, одновременно хотелось прижать ее к себе покрепче и оттолкнуть. Он прислушался к шелесту драконьих крыльев и попытался придумать, что бы такое сказать.

— У меня чуть не случился сердечный приступ, когда ты спрыгнула с башни, правда.

Она снова улыбнулась. Было все еще пасмурно, но сквозь туман тут и там виднелись светящиеся шары.

— Мы называем это «слиянием с Таэдрой». Оказываясь в воздухе, мы становимся единым целым с Матерью-драконицей.

— Это ваша богиня?

Девушка подняла на него удивленный взгляд.

— Богиня? Нет. — Аланна покачала головой и теснее прижалась к нему. — Таэдра — не богиня. Это чистое и совершенное воплощение Ор-дхаму.

На этот раз Роберт покачал головой.

— Я не понимаю, — прошептал он.

Они умолкли и еще долго стояли рядом, вглядываясь в сероватую мглу. Роберт боролся с непрошеными чувствами и воспоминаниями. Он думал о Скотте — живом или мертвом — и о том, как бы найти его.

А еще он думал о доме. Даудсвилл. Манхэттен. Квартира в Челси. Неоконченная книга. Сдавать надо, а ему — странное дело — все равно. Все это казалось теперь каким-то нереальным.

— Извините.

Они разом обернулись. На крыше показался Даниэль. Мальчик был похож на темную тень: с тех пор как большой шар был разбит, крышу освещали лишь лучи, проникающие с лестницы, и отблески крыльев пролетающих мимо драконов.

— Флогис в святилище. — Даниэль выглядел мрачнее, чем обычно. Он казался уже не ребенком, но воином. Усталым воином. — Ему непросто, так что пошли скорее.

Аланна взяла Роберта за руку и повела вслед за Даниэлем. Они спустились глубже, чем когда-либо доводилось бывать Роберту. Пройдя под высокой аркой, они пересекли большой темный зал и спустились еще по одной лестнице. Аланна и Даниэль легко находили путь в полной темноте. Еще три лестничных пролета. Воздух здесь был влажным и прохладным, стены оказались влажными на ощупь, и Роберт догадался, что они глубоко под землей.

Внезапно Аланна остановилась. Послышалось громкое лязганье металла. Роберт попытался хоть что-нибудь разглядеть, но безуспешно и вынужден был предоставить действовать своей спутнице. Со скрипом отворилась железная дверь. Внутреннюю комнату наполнял свет секой'мелин. Роберт вслед за друзьями вошел внутрь.

Эрик кивнул ему. Родриго едва покосился и бросил благовония на жаровню, белый клубящийся дым заполнил комнату. Блор тоже была здесь, синяк у нее на лбу почернел. Она ходила между двенадцатью завернутыми в холстину и положенными на помосты трупами с горшочком белой краски и пальцем свободной руки рисовала одинаковые знаки на лбу мертвецов: два соединенных полукруга. Крылья.

В глубине комнаты застыло огромное изваяние дракона, отлитое искусным мастером из чистого золота. Сквозь дым было видно, как отблески углей жаровни играют в алмазных глазах идола.

— Страшное время, — пробормотал Даниэль. — Совет Двенадцати уничтожен, Флогис обессилен.

Его молодой голос был полон горечи.

— Заткнись! — рявкнула Блор, на минуту прервав работу. — Слабость Флогиса — временная. — Затем, немного смягчившись, она показала на двенадцать тел рукой, держащей горшочек с краской. — И имей в виду, что вот об этом никто не должен знать, поэтому закрой рот, мальчик.

— Тише, Блор-каэша. — Родриго подошел и обнял ее одной рукой за плечи. — Почему ты не даешь мне вылечить твой ушиб?

Она сердито смахнула его руку и снова принялась за работу.

Роберт спросил:

— И насколько скверно обстоят наши дела?

— Очень скверно, Роберто, — устало отозвался Диез. — Совет Двенадцати был местным правительством и нашей последней линией обороны — все они были могущественные люди. Просто невозможно представить, что с ними так легко расправились.

— И что мы едва не потеряли Флогиса, — вставила Блор. Каждое ее слово звучало как проклятие. — Это моя вина! Как я могла не удержать одного человека!

— Все оказалось хуже, чем мы ожидали. — Голос донесся со стороны железной двери. Валис переступил порог в лучах светящихся шаров. — Насекомые не только отвлекли нас от святилища, кроме этого, они сожрали чуть не весь урожай и даже скот. Придется питаться рыбой.

Даниэль нахмурился.

— Шандал Карг совсем обнаглела, — прошипел он. Блор вспылила:

— Я же велела тебе заткнуться! Нашел место, где упоминать это ненавистное имя… Совсем мозги отшибло!

— Перестань мне указывать! — выкрикнул раскрасневшийся Даниэль. — Раскомандовалась!

Роберт прервал их перепалку:

— Сердце Тьмы не имеет к этому отношения. Хотите знать, почему ваше правительство оказалось не готово к нападению? — Блор, Даниэль и все остальные повернулись к нему. — Они следили не за тем врагом. — Он сунул руку за пазуху и вытащил маску, найденную в святилище. — Вот кого надо винить.

— Бред! — фыркнула Блор. — У Кериса Чатерита не хватит сил! Он бы не посмел напасть на нас!

Внезапно на жаровне вспыхнуло пламя, и заклубился белый дым.

— Наш Брат прав.

Роберт услышал голос у себя в сознании, но по выражениям лиц товарищей понял, что они услышали то же самое. В тени золотого изваяния Таэдры возникла прозрачная фигура.

— Флогис! — Блор поставила горшочек краски рядом с последним, двенадцатым трупом. Она повернулась к видению, нервно заламывая руки. На этот раз Флогис не источал безумную ярость, и его дух казался значительно меньше. Блор после минутного колебания приблизилась к нему.

Он поднял руку, останавливая ее.

— Мне трудно, — вновь раздался в голове Роберта голос Флогиса. — Я не могу говорить. Слушайте мои мысли — Он замолчал и ненадолго растворился в воздухе, потом снова появился. — В своем безудержном тщеславии Керис Чатерит осмелился сделать то, что не решалась сделать даже Шандал Карг. Эти тела — свидетельство его успеха. Пока мы ждали нападения с другой стороны, он стал сильнее. Роберт Погловски сказал правильно.

Вдруг заговорила Аланна:

— Тогда найти калосанцев еще более важно, чем мы думали.

Ее губы сжались в одну жесткую линию.

— Твоя сестра.

Слова падали на мозг Роберта холодными каплями, но он слушал со все возрастающим интересом.

— Сестра? — удивленно переспросил Эрик. — Я думал, в Калосе ты жила у друзей. Впрочем… Вместе с тобой там сражалась какая-то женщина.

— Марис, — с гордостью сказала Аланна.

— Она возглавит новый Совет. Это уже давно решено. Приведите ее сюда: я должен освободить таящуюся в ней силу.

— Можно подумать, ты знаешь, где она, — сказал Роберт.

Флогис заколебался воздухе. Пламя снова вспыхнуло, и, словно из бездны, хлынули слова.

— В Терреборне. Недалеко. Идите вдоль реки Шайла-мар. Но торопитесь.

— Сегодня же отбываем, — сказал Валис и знаком подозвал Даниэля. — Собери вещи и поднимайся на крышу.

Даниэль кивнул и удалился вслед за Валисом.

— Мы тоже идем, — сказал Эрик. — Солдаты пришли в Калосу за нами и убили моего друга.

— В Пейлноке хорошо понимают, что такое месть, сын Парадейна. Но нельзя отдаваться ей без остатка. Не я убил мага из Терреборна, который стремился изгнать мой дух, но разъяренные дандо членов Совета. Я едва успел проникнуть в его мозг и узнать кое-что о жителях Калосы.

— Я ищу не мести, — упрямо ответил Эрик. — Мы с братом хотим помочь.

Аланна вышла и встала в тени крыльев Таэдры. Она могла бы дотронуться до Флогиса… если до него вообще можно было дотронуться.

— Я возьму их, если ты не возражаешь. Я видела их в бою. Кроме Даниэля и Валиса, я никому так не доверяю.

Она обернулась и посмотрела Роберту в глаза.

— Оставьте нас одних — меня и Роберта Погловски.

— Флогис! — воскликнула Блор. — Я должна охранять тебя…

— Оставьте нас!

Внезапная ярость дандо обожгла их, словно горячий ветер. Блор отшатнулась и схватила труп за руку, ища хоть какую-то опору. Родриго подхватил ее сзади и вывел из святилища. Она была бледна как полотно.

Эрик остался на месте, лишь повернулся к брату, вопросительно глядя на него:

— Бобби?

Больше ничего не нужно было говорить. Роберт знал, что по первому же его слову брат останется, невзирая на угрозы Флогиса. Но в этом не было необходимости. Он больше не боялся дандо и полагал, что Флогис не желает ему зла.

— Иди, не беспокойся.

Брат на мгновение заколебался, но наконец все же покинул комнату рука об руку с Аланией. Роберт перевел дыхание. Он подошел к ближайшему помосту и облокотился на него, показывая Флогису раскрытые ладони.

— Вот ты и я.

Прозрачная фигура была до этого словно лишена глаз, но теперь Роберт разглядел две светящиеся красные точки.

— В прошлый раз я проникал в твой разум.

— И что? — Роберт пожал плечами. — Ты не очень-то далеко зашел.

Призрак кивнул.

— Вот это меня и беспокоит. Внутри тебя — тьма, в которой я не могу видеть.

— Ничем не могу помочь. — Роберт сделал над собой усилие, чтобы не рассердиться. — Если не доверяешь мне, так и скажи. Думаешь, это я впустил мага в Шерен-Чад?

Призраку явно стало смешно: Роберт ощутил это как странное щекотание в мозгу.

— Если бы я так подумал, на стене моего святилища было бы два грязных пятна.

Фигура заколебалась и снова стала практически невидима. На мгновение Роберт остался наедине с золотой драконицей и двенадцатью мертвыми телами. Потом Флогис вернулся.

— Мне трудно появляться здесь без магических кругов и знаков. Я стар.

Призрак выглядел бесконечно усталым.

— Позволь задать тебе вопрос. — Роберт выпрямился и скрестил руки на груди. — Ты не знаешь человека по имени Скотт Силвер?

Два красных глаза снова блеснули.

— Мне незнакомо это имя.

— Найди его. — Роберт испугался собственной решимости. — У тебя есть сила. Диез говорит, ты можешь общаться с миром духов. Если он мертв, я хочу это знать.

Флогис кивнул.

— Мы перед тобой в долгу за убийство чиморг. Я буду искать твоего друга Скотта Силвера. Но эта темнота внутри тебя — берегись, она может стать причиной большого зла.

Роберт нахмурился.

— Я не буду убивать, — пробормотал он.

— Ты уже убил.

— Чиморг не в счет!

Красные глаза пристально посмотрели на него, призрачный палец едва не ткнул в грудь. Слова Флогиса были остры, как осколок льдины.

— Ты убил человека.

Что-то с громким треском упало на пол. Роберт дернулся и, посмотрев вниз, увидел лакированную маску. Между ее глазниц пролегла длинная трещина.

Сердце забилось быстрее. Он поднял голову, но Флогис исчез. Роберт был один, если не считать мертвецов и золотого идола. Глаза драконицы обжигали его. Как глаза Флогиса.

Роберт закусил нижнюю губу и немного подождал. Дандо не возвращался.

— Флогис? — тихо позвал он.

Никто не ответил. Он крепко закрыл глаза и утонул в воспоминаниях: крик Скотта, тяжесть Скотта на его руке, последний вдох, пугающий взгляд, кровь.

Он невольно вскрикнул, словно от боли, растоптал маску и облокотился о помост, тяжело дыша, заставляя себя не думать об этом.

Роберт знал, что чувствовала Блор. Ответственность.

— Иди.

Слово пронеслось в голове, как легкое дуновение ветра. Он даже не был уверен, что слышал его. Обернулся — Флогиса не видно. Он подождал еще немного. Пробежал рукой по волосам — ладонь стала влажной от пота.

— Отлично, — сказал он вслух, на случай если дандо вдруг услышит. — Ты сказал, что доверяешь мне, Флогис. Я иду с Аланией. И Эрик тоже.

И он еще подождал, обводя взглядом комнату, присматриваясь к каждой тени, к каждой трещине. Но Флогис не появился, чтобы сказать ему «нет». Ну что ж, будем считать, что он ответил согласием. Роберт посмотрел на идола Таэдры, борясь с желанием опуститься на колени. Драконица с распростертыми крыльями неожиданно напомнила о распятии и католической юности. Но это было воспоминание не из приятных, и Роберт безжалостно отбросил его.

Светящиеся шары располагались по стенам святилища на железных кольцах. Он поднял один, взвесил на ладони и отправился наверх, освещая себе путь. Двумя лестничными пролетами выше он обнаружил Аланну. Она сидела на ступеньке, уткнувшись лицом в ладони.

— Ты слышала, о чем мы говорили?

— Нет. — Она поднялась и пошла наверх. Роберт поймал ее за плечи и резко развернул лицом к себе.

— Я знаю, кто Флогис сейчас, — сказал он, глядя в ее прекрасное лицо. — Скажи мне, кем он был.

— Магом. Возможно, самым могущественным в истории Пейлнока. Он правил страной, которую теперь называют Пайр. Пятьсот лет назад Шандал Карг послала свои армии на завоевание его королевства, и он легко отразил нападение. Тогда Шандал Карг пришла сама, обратила его в глыбу черного льда и убила. — Аланна помолчала, поднялась на ступеньку выше и продолжила: — Флогис жаждет мести, но она невозможна: Шандал Карг бессмертна, и можно лишь расстроить ее планы.

На верхнем этаже они остановились.

— А теперь умойся, Роберт. Найди в шкафу дорожную одежду — лучше кожаную. Приходи к нам на крышу, когда будешь готов.

Роберт сделал все, как она просила: с удовольствием помылся и даже побрился с помощью скаутского ножа, выбрал себе одежду из черной кожи, сунул нож за голенище сапога и отправился на крышу. На полдороге он остановился и быстро спустился на свой этаж, распахнул дверь и, войдя, тихо закрыл ее за собой. Его комната была точно такой же, как у Эрика, но над кроватью висел рог чиморг, всунутый в наспех сделанные из кожаного рукава ножны. Роберт взял рог и повесил у себя за плечом.

Не то чтобы это было настоящее оружие, но ведь больше ничто не могло убить чудовищных единорогов.

На крыше его уже ждали. В темном небе не было видно драконов. Эрик, Аланна и Даниэль стояли рядом с двумя тюками, третий был у Даниэля за спиной. Неподалеку тихо переговаривались Валис, Диез и Блор. Приблизившись, Роберт уловил обрывки разговора.

— … обязательно найди, — твердо сказал Валис, обращаясь к Блор. — Я доверяю лишь тебе. Больше — никому. Присмотри за Флогисом и найди предателя.

Блор мрачно кивнула.

— Вот они! — крикнул Даниэль и показал куда-то на восток. Со стороны гор к башне летела целая стая драконов, переливаясь самыми неожиданными оттенками.

На лестнице послышался шум. Показались двое секурнен с вещами. Чуть позже к ним присоединился третий и сбросил капюшон. Женщина. Коротко остриженные волосы, пронзительные глаза. Все трое были в черном, с серебряными медальонами.

Эрик, прикусив губу, изучал их взглядом:

— Кто это?

— Секурнен будут искать тех, кто станет править вместе с сестрой Аланны. Даниэль говорит, что всегда есть запасной состав Совета, — сказал Роберт.

— И что, они ожидают своего часа в бедности, среди простых людей?

Даниэль кивнул:

— Так они, по крайней мере, узнают жизнь тех, кем им предстоит править.

— Не совсем, — поправила Аланна. — Он немного преувеличивает — в Гуране и правда правительство выбирают, но там, откуда родом Даниэль, все было иначе. — Она поприветствовала троих наездников кивком, и тут появился еще один. — Пока мы будем искать Марис и жителей Калосы, они найдут еще одиннадцать членов Совета.

К ним подошел Родриго.

— Никогда еще за всю историю Гурана не приходилось собирать полностью новый Совет.

— Я хотел кое-что сказать тебе, — перебил Роберт. — Насколько я понял, на Расул еще никогда не нападали, так что тебе не стоит винить себя за недосмотр.

Диезу хотелось выслушать его, но тут рядом со старым врачом появился Валис.

— На что ты намекаешь, Роберт Погловски? Этот человек — преданный друг.

— Собственно, я предлагаю немедленно построить другое святилище для Флогиса. Где-нибудь в глубине Шерен-Чада. Пусть новым членам Совета будет куда отступать в случае нового нападения.

Диез поднял бровь и медленно покачал головой:

— Дураки мы были, что сами об этом не подумали. Я немедленно начну работы.

— Я тоже хочу кое-что предложить, — сказал Эрик, понизив голос. — Вот что, Родриго. Раз ты сам проведешь работы, никому не называй место. Знать о нем нам нет необходимости, да и предателю тоже.

Диез кивнул и заговорил еще тише:

— Обещаю. Флогис и я. И никто не заставит меня проговориться.

Крышу залили потоки света. Драконы приближались.

— Назад! — скомандовала Аланна. — Даниэль, позови Тень.

Мальчик отошел от стены и глубоко вдохнул, затем пропел несколько нот. Его дракона было легко отличить от других. Тень сложил крылья и опустился на парапет.

— А что, седла вы так и не снимаете? — поинтересовался Эрик.

— Почти никогда. Они делаются из мягкой драконьей кожи и не причиняют неудобств.

Глаза Роберта расширились от изумления, и он непроизвольно ощупал свою кожаную рубашку.

— Из драконьей кожи?

Аланна кивнула и передала один из тюков Даниэлю.

— Когда молодые секойе подрастают, они сбрасывают кожу. Мы шьем из нее одежду, и драконы чувствуют ее запах. Так между человеком и драконом возникают узы.

— Вы, наверно, заметили, — сказала Блор, что я и Родриго-каэша — что мы носим обычную одежду.

Эрик ощупал мягкий рукав своей рубашки.

— Но мы…

— Вы — Братья Дракона, — прервал его Диез. — Вы — секурнен, только не прошедшие обучение.

— Называйте их Братьями Дракона, если вам так будет угодно, — отозвался с седла Даниэль, — но не секурнен. У них нет драконов. — Он протянул руку Эрику. — Давай-ка полезай сюда.

Роберт хлопнул брата по плечу, не в силах подавить ухмылку.

— На этот раз держись покрепче, братец.

Эрик покривился, но принял руку мальчика, поставил ногу в стремя и вскочил в седло, крепко обхватив Даниэля за пояс.

— Не беспокойся за братишку, — сказала Аланна, — я хорошо о нем позабочусь!

Эрик слабо усмехнулся:

— Да уж.

Аланна снова дала всем знак отойти назад. Даниэль запел, и Тень, спрыгнув с парапета, закружил в воздухе. Роберту послышался протяжный стон отчаяния, и он снова ухмыльнулся.

— Теперь мы, — сказала Аланна. Она запрокинула голову и запела чистым, как хрусталь, голосом. В ответ Дымка отделился от остальных драконов и приземлился на башне. Она подхватила вещи и забралась в седло.

Прежде чем Роберт успел последовать за ней, Диез дотронулся до его руки. Они обменялись взглядами, потом Родриго протянул руку и потрогал острый конец рога, висящего за спиной Роберта.

— Будь осторожен, Роберто, — прошептал он тихо, чтобы никто не услышал. — Помни: Пейлнок — это не Земля. Я беспокоюсь за Эрика, но еще больше — за тебя.

Роберт замер.

— Я не боюсь.

Старый врач кивнул:

— Вот поэтому я и беспокоюсь.

Роберт раздраженно нахмурился и вскарабкался в седло позади Аланны, но, уже устроившись, заметил, что взгляд Диеза все еще устремлен на него. Более того: на него смотрели все собравшиеся.

— Расслабься, — сказала Аланна, пытаясь освободиться от руки, стиснувшей ее талию. — Еще задушишь.

Роберт что-то виновато пробормотал и немного разжал объятия. Она запела. Послышался скрежет когтей Дымки по камню. Янтарные крылья распростерлись и подняли их в воздух. Роберту чуть не стало худо, и, чтобы отвлечься, он принялся смотреть, как уходит вниз башня Шерен-Чад. Вскоре рядом появился Звезда, неся на себе Валиса.

Три дракона повернули на восток и полетели над ночным городом. Ветер хлестнул Роберта в лицо; он сжал седло ногами, крепче обнял Аланну и пристроил подбородок у нее на плече. Пряди ее волос щекотали его лицо. Он прислушался к ее пению.

Они пронеслись над горами, потом повернули на север. Вскоре Аланна умолкла, откинулась назад и положила голову ему на плечо. Облака начинали рассеиваться, на небе появились звезды. Мягкий серебристый свет луны заливал горные вершины. Льдистый Танадор. Голубой Мианур.

«Танадор и Мианур, — сонно подумал Роберт. — Откуда я знаю эти названия?» Впрочем, сейчас это было неважно. Важно было только тепло тела Аланны, запах ее волос, и времени словно не было, и земля проплывала под ними.

Внезапно драконы начали опускаться. Когда они приземлились, Роберт неохотно выпустил Аланну, и она, скользнув по драконьей шее, спрыгнула на мокрую от росы траву.

— А теперь давай тюки.

Он повернулся в седле и отстегнул ремни. Тюки оказались на удивление легкими, и она без труда их поймала.

— Лови меня! — весело крикнул он, собираясь прыгать.

Из-за крыла Дымки показался Эрик.

— Все, что угодно, золотце, — передразнил он брата, раскинул руки и громко, разочарованно вздохнул, когда Роберт приземлился с другой стороны.

Аланна пропела единственную резкую ноту. Дымка сложил крылья и плотно прижал их к телу, оставив людей в почти полной темноте. Тень и Звезда уже сложили крылья.

— Это и есть Терреборн? — спросил Роберт, разглядывая угрюмый пейзаж.

— Мы все еще в Гуране, — сказал Валис. — Оставим секойе здесь.

— Вон там река Шайламар, — сказала Аланна. — Мы пойдем пешком. Звери были бы слишком заметны.

Подошел Даниэль с вещами. Он достал пару перчаток и тоненькую трубочку и передал их Аланне. Свой хлыст мальчик обмотал вокруг пояса.

— Остальное здесь еда, — сообщил он и снова завязал тюк.

Роберт заметил, что Валис безоружен, — впрочем, как и они с Эриком. Если не считать перочинных ножей. Но у них, по крайней мере, есть их боевое искусство.

Склоны горного кряжа не были освещены луной. Трава намокла от росы. Роберт начал осторожно спускаться, за ним шли Аланна, Эрик, Даниэль и Валис. Он дождался всех внизу. Влажная земля пружинила под ногами. В воздухе пахло почвой и прохладной зеленью. По обеим сторонам тропы высились могучие деревья.

— Река вон там, — сказала Аланна. — До границы еще миля к северу. Если Флогис прав, калосанцев держат милях в десяти отсюда. Надо постараться успеть до рассвета.

Даниэль зашагал впереди всех, и они направились сквозь густые кусты и островки высокой травы, через болотистые участки, над которыми роились бесчисленные мошки. Разглядеть что-нибудь вдали было невозможно, но Роберт чувствовал запах воды.

Наконец они оказались на берегу реки. Шайламар неспешно катил свои воды меж темных берегов, змеясь, словно широкая серебристая лента, и тихонько журча. На водной глади отражались звезды. Роберт присел и задумчиво погрузил палец в реку. На родине отца в таких реках рыбачили деревенские мальчишки. Ему вспомнились походы с отцом, шипение поджаривающейся на костре форели.

— Пойдем, — шепнула на ухо Аланна. — Может, за рекой следят.

Роберт отбросил детские воспоминания и поспешил вслед за Даниэлем. Над рекой пронесся легкий ветерок и высушил капли пота у него на лбу. Ночной воздух буквально звенел от мириад насекомых.

Вдруг на их пути возник ручеек, впадающий в Шайламар. Его берега были скользкие и грязные, но на дне лежали камни, так что перейти оказалось нетрудно.

И тут Роберт почувствовал, как у него на затылке шевелятся волосы. Заметно похолодало. Он дернулся и со свистом втянул в себя воздух, а когда выдохнул, увидел облачко легкого пара. На мгновение стало теплее, но потом холод вернулся. Эрик тоже это почувствовал. Он коротко выругался сквозь сжатые зубы и обхватил себя руками.

— Даниэль? — произнесла Аланна с вопросительной интонацией, потянувшись к мешочку с листьями кремат, висевшему, как всегда, у нее на поясе.

Даниэль остановился и внимательно огляделся:

— Они здесь… повсюду.

— Кто? — дрожа спросил Эрик.

Из-за дерева не более чем в трех ярдах от них появилась прозрачная фигура. Она посмотрела на них безразличными немигающими глазами. Светлые волосы упали на лицо призрака, но тот не удосужился отвести их, просто стоял, совершенно нагой, не удаляясь и не приближаясь.

— Мы на зачарованной земле, — сказала Аланна. — Даже мертвым знакомо одиночество. Иногда самые старые души, те, что не могут найти дорогу в рай, собираются в особых местах — таких, как этот лес.

Валис положил руку на плечо Даниэля.

— Что ты чувствуешь? Они разгневаны?

Мальчик ответил не сразу. Он продолжал вглядываться во тьму.

— Безобидные духи. Тени и сквозняки.

— Это тень? — спросил Роберт, показывая кивком на нагую фигуру.

— Да, — сказала Аланна. — И вон там. — Там, куда она показала, стоял призрак старой женщины. — И вон там, повыше.

— Но почему мне так холодно?

— Из-за сквозняков. — Она обняла его покрепче. — Это самые старые духи, и у них не осталось ни сознания, ни воли. И облика тоже. Это просто сгустки холода.

— Так они безобидны?

— Конечно.

— Тогда пойдемте дальше. Я совсем замерз.

Он обогнал Даниэля и зашагал первым. Все еще было холодно, словно по его лицу и шее скользили чьи-то невидимые ледяные руки, ища тепла живой человеческой кожи. Сердце забилось быстрее. Отовсюду путников провожали взглядом бестелесные духи; он чувствовал это и старался идти быстрее.

— Похоже, ты их особенно заинтересовал, — заметил Даниэль.

— Нечего сказать, утешил. — Роберт ответил более резко, чем ему хотелось. — Ты их заметил, когда они еще не появились. Как?

— Тише! — прошептала Аланна. — Над водой звук разносится очень далеко.

— Это мой дар, — тихо ответил Даниэль. — Я чувствую, когда духи близко.

— Ты можешь разговаривать с ними?

Даниэль покачал головой:

— Флогис говорит, что когда-нибудь я этому научусь.

Роберт оглянулся через плечо. Тени все еще следовали за ними — не шли, но бесшумно плыли между деревьями, словно ленивые мотыльки, привлеченные теплом человеческого жилья.

— И долго они еще не отстанут? — спросил Эрик.

— Пока не потеряют интереса к нам, — ответил Валис, — или пока на пути не встретится еще какой-нибудь ручей. Они не могут пересекать текущую воду.

Роберт подумал о листьях кремат в мешочке у Аланны, но тут же понял, что она не станет тратить их на эти печальные безобидные существа. Она сама когда-то говорила, что листья могут как-то повредить духам. Но черт, он был готов на что угодно ради того, чтобы избавиться от этих ледяных прикосновений!

Призраки не пошли за ними далеко, всего лишь до ближайшего ручейка. Тени остановились на заросшем травой берегу и с тоской глядели им вслед, затем одна за другой растаяли в воздухе. Сквозняки тоже исчезли.

— Мне жаль их, — пробормотал Эрик.

— Это хорошо, Эрик Погловски, — ответил Валис. Его глубокий голос звучал до странности глухо. Валис крепко взял Эрика за плечо и тут же убрал руку. — Вот теперь я знаю, что мы можем стать друзьями.

Валис резко отвернулся и впереди всех зашагал по лесу.


ГЛАВА ДЕВЯТАЯ | Братья Дракона | ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ