home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ПЯТАЯ

Эрик последовал за братом и Родриго Диезом на улицу. Там царил хаос. Едва они успели выйти, как в воздухе просвистела сеть. Роберт оттолкнул старого врача и успел перехватить ее.

На него бросился рослый солдат. Черные латы поблескивали в отсветах пожара. Большие белые глаза виднелись из-под резной маски, закрывающей лицо. В руке у него было странное оружие — нечто вроде тяжелой дубинки из полированного дерева с утолщениями на обоих концах. Солдат угрожающе замахнулся дубинкой.

Эрик мгновенно подскочил и сделал блок. Оружие вылетело из руки бойца, едва не задев Диеза, который успел пригнуться, и ударилось о дверь гостиницы. Эрик нанес удар. Воин закричал, схватился за лицо и упал; из глаз его брызнула кровь.

— Это лак! — удивленно воскликнул Эрик. — Его доспехи из лака!

Родриго Диез схватил его за руку и потащил к стене. Отряд солдат пронесся мимо по улице, за ними с лаем бросилась собака.

— Они предназначены для того, чтобы отражать дротики, выпущенные из духовой трубки, и пугать бедных поселян, — сказал Родриго.

Небо снова озарила молния, и грохот сотряс гостиницу, в тени которой они прятались. Эрик уловил резкий запах дыма и услышал треск пламени. Калоса горела.

Из-за угла соседнего дома с криком выбежала женщина, прикрывая руками грудь. Лиф ее платья был разорван, по щеке текла кровь. Двое солдат гнались за ней по пятам. У одного была дубинка, другой крутил над головой сеть, готовясь к броску.

Роберт немой тенью скользнул мимо Эрика, чтобы перехватить этих двоих. От удара сетеносец врезался в своего напарника, и оба повалились на землю, так что женщине удалось ускользнуть. Человек с дубинкой попытался встать, и тут еще одна фигура метнулась через улицу. Длинная деревянная палка просвистела в воздухе и разбила его шлем.

Родриго Диез бросился вперед, крича что-то на местном наречии. Аланна — а это была она — на мгновение оперлась на свой посох и указала на двоих солдат, неподвижно лежащих на земле. Рог единорога, снова завернутый в кусок материи, висел у нее за плечом на кожаном ремне. Она нагнулась и сорвала одну маску, потом взглянула на Диеза. Они быстро и горячо о чем-то заспорили, и наконец старый врач покачал головой.

— О чем это она? — спросил Эрик.

— Плохи дела, американо. Эти солдаты — не те, за кого мы их приняли. — Он тревожно оглянулся. — Пошли, надо вывести вас отсюда.

Эрик и Роберт обменялись озадаченными взглядами. На них накатывались клубы дыма. Вопли и стоны наполняли ночной воздух. Все четверо помчались по улице. В воздухе просвистела еще одна сеть. Аланна крикнула, очевидно, нечто вроде «Берегитесь!» и отбила ее посохом.

Но прежде чем они успели сколько-нибудь продвинуться вперед, Роберт дал им знак спрятаться в дверном проеме. Чиморг проскакал мимо них, разбрасывая комья грязи тяжелыми копытами: на улицах Калосы не было мостовых. Из-за угла прямо ему навстречу выскочил солдат в черных латах и от неожиданности замер на мгновение. Единорог пробил ему грудь, торжествующе заревел, отбросил тело несчастного к стене ближайшего сарая и поскакал дальше. Новые молнии рассекли небо. Когда чудовище скрылось из виду, они двинулись вперед так быстро, насколько это было возможно, то и дело прячась в тени домов и в дверных проемах. Бой переместился на другую улицу, по крайней мере на некоторое время. Со стороны реки доносились громкие вопли.

— Куда мы? — спросил Эрик, заметив, что два солдата с дубинками тащат куда-то старика.

— Секойе ждут нас в поле, — свистящим шепотом объяснил Диез. Он тоже увидел старика. — Это Сумеек, — едва слышно сказал он и прикусил губу.

Над головой небо озарилось белым огнем. Раздавались все новые и новые раскаты грома. Внезапно город сотряс пронзительный крик, он становился громче и громче, перекрывая все остальные звуки.

Но Эрик все еще смотрел на старика и солдат.

— Так мы бежим или нет? — Он схватил врача за длинный рукав, потом отпустил. — Проклятье.

Роберт взглянул на него, и Эрик понял, что брат подумал о том же самом. Не говоря ни слова, они оба сорвались с места. Один из солдат заметил их. Он выпустил руку пленника и со всего маху ударил его по седой голове дубинкой. Старик с тихим стоном опустился в грязь, и солдаты приготовились принять вызов.

— Не убивайте их! — с отчаянием в голосе закричал Родриго.

Эрик легко увернулся от первого удара, просвистевшего мимо его головы, но другой солдат застал его врасплох. Дубинка успела задеть висок. Боль, однако, лишь разозлила его. Схватив противника за запястье, он резко крутанул и услышал, как хрустнула кость. Солдат выронил дубинку и закричал, но все же попытался ударить Эрика другой рукой. Эрик заметил это и сбил его с ног. За это время Роберт успел разделаться с первым солдатом.

— Неплохо, братишка, особенно для тренера домохозяек из заштатного городишки, — тихо сказал он, склоняясь над упавшим стариком и прикладывая два пальца к его шее. — Хотя этому малому мы так и не помогли.

— Он мертв? — спросил Эрик. Роберт кивнул.

— Вы что, не понимаете? — закричал Диез, подбегая к ним. — Они пришли за вами! Давайте-ка убираться отсюда! — Он схватил Роберта за воротник и потянул вверх.

Глаза Роберта сверкнули; вставая, он резко развернулся и грубо отпихнул Диеза.

— Он прав, Бобби, — придержал Эрик брата, глядя на лежащего в пыли Сумеека. Возможно, если бы они с Робертом не вступились за старика, он остался бы жив. Эта мысль была почти невыносима. — Местные даже не пытаются сопротивляться. Нам не остановить целую армию!

Роберт заскрежетал зубами и упрямо помотал головой. В этот момент Аланна громко вскрикнула, бросилась на Эрика и вместе с ним упала на землю. Тут же раздался резкий противный звук, который мгновенно оборвался, перейдя в глухое бульканье. Эрик приподнялся на локте, чтобы посмотреть.

Вилы торчали из груди солдата, которого он сбил с ног. Человек дергался, как приколотый булавкой жук, задыхаясь, потянулся к своей маске и сорвал ее. Кровь хлынула с губ, и жизнь покинула широко раскрытые, полные ужаса глаза.

Эрик встал и испуганно дотронулся до черенка вил, думая о том, какая же сила могла пригвоздить человека к плотно утоптанной земле.

— Черт, откуда оно прилетело?

Роберт сжал его руку.

— Готов поклясться, они только что лежали там, у сарая. Быть такого не может!

— Старый Сумеек отмщен, — сказал Диез с чувством мрачного удовлетворения. — А теперь пошли.

Словно в ответ на странный треск, который Эрик уже слышал, опять полыхнула молния.

— Что это?

Никто не ответил, все бежали по улице не оглядываясь. Эрик прижал ладонь к одному уху. Звук несколько напоминал детский свисток, но на трех чуть разных нотах. Звук этот ни на мгновение не прекращался, только становился все громче, немилосердно истязая мозг.

Впрочем, совершенно другой звук заставил Эрика остановиться в узком проулке. Сухой треск, крики боли и громкие проклятия. Сначала Эрику показалось, будто кто-то выстрелил из винтовки. Но откуда в Пейлноке взяться винтовке? При свете пожара он смог разглядеть, в чем дело.

Даниэль, ловко размахивая бичом, удерживал на расстоянии двоих солдат. Третий стоял на коленях в грязи, схватившись за лицо. Солдаты бешено размахивали дубинками, но не могли подойти ближе, несмотря на доспехи.

Роберт схватил посох Аланны и побежал туда. Он ударил без предупреждения, расколов шлем одного из солдат и сбив с ног другого противоположным концом шеста. Человек еще не успел упасть на землю, когда очередной удар обрушился на его маску.

Даниэль выскочил вперед и ухватился за посох обеими руками, сузил глаза до щелочек и что-то закричал. В красноватых отсветах пламени его лицо блестело от пота, мускулы были напряжены до предела. Секунду-другую Роберт и мальчик боролись за посох, потом Даниэль выпустил посох и окликнул Диеза.

— Нет! — сдавленным шепотом отозвался врач и бросился в переулок.

Эрик бежал вперед с Аланной. Он только что заметил фигуру, распростертую в пыли в дальнем конце переулка. Пиетка. Старому трактирщику было уже невозможно помочь. Густая кровь хлестала из раны не менее дюйма в диаметре у него над правым глазом.

— Да что же это такое! — простонал Родриго, склоняясь над телом друга. У него в глазах стояли слезы. Врач поднял голову убитого, укачивая ее в руках, и что-то сказал Даниэлю на местном наречии.

Даниэль ответил до странности спокойно, словно делал доклад, и бесстрастно посмотрел на труп, сворачивая свой бич.

Эрику это показалось не просто странным — неприятным.

— Что он сказал, док?

Диез объяснил, с трудом сдерживая слезы:

— Похоже, Пиетка и Фрона пытались спрятаться здесь, но солдаты их обнаружили. Пиетка пытался защитить мать, и его кто-то толкнул. — Он медленно выпрямился, подошел к стене и внимательно осмотрел ее. В стене торчал гвоздь, покрытый какой-то темной жидкостью. — Вот об это он и ударился.

Аланна позвала их с противоположного конца переулка. Она забрала у Роберта посох и охраняла проход.

— Сейчас тут опять начнутся бои, — устало проговорил Диез. — Нам нельзя здесь оставаться.

— Я его понесу, — предложил Эрик. Он попытался перекинуть тело трактирщика через плечо.

Диез схватил его за руку.

— Оставь его. Он бы понял.

Показалось еще двое солдат. Они тащили в сети отчаянно вопящую женщину. Аланна и Роберт, не сговариваясь, подскочили и уложили солдат. Роберт помог женщине высвободиться. Какое-то мгновение она смотрела на них с разинутым ртом, потом дотронулась до волос Роберта и убежала.

Эрик подбежал к брату. Пробегая мимо одного из упавших солдат, он заметил пустую черную глазницу: это поработал бич Даниэля.

Они снова выскочили на улицу. За спиной поднялась огненная стена. Все обернулись и сквозь дым и пламя увидели чиморг, с ревом топчущего тело человека в черных латах.

Эрик никогда не бывал на войне. Какофония звуков захлестнула его. Крики, треск пламени, грохот ломающихся балок, гром и молнии и этот ужасный свист стояли у него в ушах. Всюду, куда ни глянь, бежали или дрались перепуганные местные жители и солдаты. Коровы и овцы, свиньи и собаки блеяли, визжали и лаяли, разбегаясь из открытых загонов или сорвавшись с цепей. Небо словно покраснело от жара.

Наконец они достигли самой окраины Калосы. В поле за городом три дракона нетерпеливо били крыльями, вытягивая длинные шеи. Жуткий звук — это были их голоса. Драконы пели! Он посмотрел туда, куда были направлены их взгляды, и снова увидел женщину, которую Диез назвал Сердцем Тьмы.

Теперь она казалась меньше по размеру, но ничуть не менее опасной. Молнии все еще сверкали в ее руках, и холодный смех пронзал ночь. В небе вокруг нее словно образовалась черная дыра, куда ее все глубже и глубже загоняло пение драконов. Они пели все громче и на все более высоких нотах, и она становилась все дальше и дальше.

Но из дыры успела выскочить еще одна молния, которая поразила солдата в доспехах и сожгла его на месте.

— Теперь я понимаю! — воскликнул Родриго, глядя на обугленные останки.

Но объяснить ему не удалось. С другой стороны луга из травы поднялись солдаты с сетями и дубинками и побежали прямо на них. Еще один отряд зашел с тыла.

Эрик едва успел взглянуть на Роберта и пригнуться — прямо над головой просвистела сеть. Перед ним выросла высокая фигура с дубинкой. Он бросился вперед. Так вот, оказывается, что самое страшное на войне — узнать, на какую ярость ты способен.

Пока что все его бои были сплошной игрой, упражнением или соревнованием. Ну сходил в спортзал, ну потренировался, сам кого-то поучил, выиграл приз, отметил за бутылочкой пива с друзьями — и все. Такую жизнь он знал, и такого Эрика Погловски тоже.

А этого? Он подумал о Пиетке и с ужасом осознал, что хочет ударить этого солдата. Он ловко блокировал его удар и с криком впечатал локоть в солнечное сплетение солдата, испытывая почти чувственное удовольствие от хруста тонкой лакированной кирасы. Не раздумывая, он поднял правую ладонь и ее ребром со всей мочи ударил по шлему.

— Не убивай его! — закричал Родриго.

Еще двое солдат обрушились на Эрика. Первый замахнулся дубинкой. Эрик легко отбил удар; он чувствовал какую-то отстраненность, словно наблюдая за собой со стороны. Он быстро шагнул в сторону и лягнулся, повредив солдату колено. У второго воина было другое оружие: нечто вроде короткой веревки с тяжелым узлом на конце. Прежде чем Эрик смог восстановить равновесие, узел обжег его щеку. Не обращая внимания на боль, он с силой ударил врага прямо в лицо. Осколки маски разлетелись в разные стороны.

Эрик расслабился и огляделся в поисках брата. К его удивлению, к ним присоединилось несколько местных жителей. Они сражались неважно, но, по крайней мере, их ужас сменился яростью. Вместе с ними дрался посохом Валис. Они с Даниэлем стояли плечом к плечу, отражая удары, в то время как старый Родриго спрятался в тени ближайшего здания, глядя на происходящее глазами, полными страха и злости. Аланна потеряла посох. Она подобрала сеть и швыряла ее, пытаясь достать хоть до кого-нибудь. Рядом с ней сражалась еще одна темноволосая женщина.

Резкий вскрик заставил Эрика обернуться: Роберт выполнил блок с такой силой, что дубинка, вращаясь, вылетела из онемевшей руки солдата. Брат схватил противника, развернулся и уложил его наземь безупречным броском. Послышался треск костей, но Роберт уже сражался с другим воином. Он свалил его быстрым ударом ноги.

На лице Роберта застыло холодное невозмутимое выражение. Он не ждал, пока его атакуют, но шел навстречу и укладывал солдат одного за другим. Мимо него проскочил солдат в латах, явно собираясь напасть на калосанца. Роберт поймал его за горло согнутой в локте рукой, бросил на землю и ударил каблуком в грудь. Мимо головы Роберта просвистела еще одна дубинка. Даже на расстоянии Эрик услышал хруст и изумленный возглас солдата: удар был отбит.

Он невольно вспомнил, как в горах Катскилл брат выполнял серию движений на фоне полной луны. В этом было что-то отстраненное… нет, даже, пожалуй, потустороннее, чего он тогда не осознал. По прошествии времени все это выглядело как предзнаменование.

Что-то скользнуло по плечу Эрика, и он инстинктивно наклонился. Сеть просвистела в воздухе и опутала Аланну. Она сердито вскрикнула, увлекаемая наземь двумя солдатами. Прежде чем Эрик успел броситься на помощь, еще один боец напал на него, размахивая посохом, как копьем.

— Спасибо, — пробормотал Эрик, ухватывая посох за свободный конец. Он пнул солдата в грудь ногой и завладел оружием.

Аланна билась под сетью, лежа на земле, пока один из солдат пытался связать ей ноги.

Эрик ударил его по шлему. Шлем раскололся надвое, и солдат рухнул, придавив пленницу. Его напарник обернулся, выхватил из-за пояса сразу две дубинки и взмахнул ими.

Эрик поднял нижний конец посоха и изо всех сил ударил солдата в пах. Дубинки упали на землю. Солдат пронзительно вскрикнул, рухнул на колени и согнулся.

Аланна сбросила сеть и вскочила на ноги, но тут же снова пригнулась. Сети были повсюду. Половина жителей Калосы беспомощно лежала на земле, остальные разбегались, как испуганные кролики, надеясь найти убежище в горах. Солдаты в черном ждали их повсюду и ловили беглецов.

Родриго закричал. Двое солдат обнаружили старого врача и вытащили его из убежища. Он лягался, плевался и пытался укусить солдат.

Прежде чем Эрик успел пошевелиться, Роберт свалил одного солдата, но сила удара была такова, что наземь повалились все трое. Роберт нагнулся, сорвал шлем со второго солдата и вынул нож.

— Не убивай его! — крикнул Родриго, широко раскрыв полные ужаса глаза. Роберт, казалось, не расслышал, но вдруг встал и отвернулся. Пока он помогал старому доктору подняться, второй солдат нашарил дубинку! Роберт едва успел ударить его каблуком по лицу.

— Не убивай! — снова закричал врач, размахивая пальцем перед носом Роберта. — Нам не победить. Беги к секойе. Да беги же, наконец!

— И что, мы допустим, чтобы этих людей резали, как овец? — возмутился Эрик. — Нельзя нам бежать! — Он сам себе не верил — только что сам убеждал Роберта бежать и вот понял, что это просто невозможно.

Аланна что-то быстро сказала Диезу и показала на драконов.

— Нельзя их убивать! — крикнул врач Эрику.

С неба на них глядело безжалостное Сердце Тьмы. Из самых его глубин вырвалась электрическая змея. Родриго едва успел дать знак, чтобы все легли на землю. Совсем рядом что-то вспыхнуло и зашипело.

На долю секунды солдата в черных латах охватило пламя — и поглотило без остатка.

Диез пытался совладать со своими эмоциями, но это давалось ему явно с большим трудом. Он схватил обоих братьев за руки.

— Хватит! Пошли, пока Тьма не погубила нас!

— Нет! — яростно крикнул Роберт, не отрывая глаз от женщины в небе. — Нет!

Эрик успел одуматься.

— Остановись, Бобби! Силы не равны. Пошли!

— Их нельзя убивать! — снова закричал Диез. — Нельзя!

— С чего это? Она же поджарила того малого.

— Дело не в ней. Да, она убивает. Но солдаты…

— А Пиетка?

— Нельзя! — Родриго был почти что в истерике. Слезы катились по его старому лицу.

— Ладно. — Роберт смирился, но его все еще била дрожь. Он поднял глаза к небу и невольно ухватился за плечо Эрика, ища опоры. Когда минутная слабость прошла, он согласился: — Хорошо, пойдем, но по пути перебьем, кого только сможем.

Чуть поодаль в поле сражался Валис. Гиганту приходилось отгонять целый отряд солдат с сетями. Роберт и Эрик быстро помогли ему управиться с ними.

Они бросились бежать со всех ног. Трава доходила до колен, старый Диез не поспевал за своими товарищами, но солдатам, которые пытались этим воспользоваться, приходилось иметь дело с Робертом.

Даниэль беспокойно ждал их рядом с драконами. Он что-то сказал с виноватым видом Аланне и Валису и опустил голову. Эрик догадался, что мальчик потерял бич в пылу сражения.

— Передай ему, что стыдиться нечего, — сказал он Диезу. — Я видел его в бою. Просто он первый понял, что дело безнадежное.

Диез выполнил просьбу. Лицо Даниэля стало чуть менее мрачным.

Внезапно драконы прекратили пение. Эрик посмотрел на небо. Женская фигура исчезла. Да и была ли это женщина? Или всего лишь сон?

— Родриго, почему ты сказал тогда «дело не в ней»?

Старый врач обернулся и глянул через плечо в затянутое дымом небо.

— Эти солдаты не из ее Темных Земель, но из Царства Ночи. Она хотела уберечь вас от них. Для себя. — Он умолк, озадаченно поглядывая то на одного брата, то на другого. — Похоже, она предпочла бы убить вас, лишь бы нам не удалось узнать вашу тайну. — Он поскреб подбородок и нахмурился. — Интересно, почему она этого не сделала?

Роберт быстро вдохнул.

— Темные Земли. Царство Ночи. — Он смотрел на свои ладони с каким-то странным выражением лица. Рана на руке открылась, и повязка была в крови.

Эрик закусил губу.

— Я видел ее во сне. Думаю, она намеревается сделать с нами что-то гораздо худшее.

Роберт вскинул голову. От него не ускользнул ужас в глазах брата.

Валис закричал и показал на край луга. Прямо на них неслась группа солдат с дубинками и сетями. Аланна тоже заметила противника и пропела пронзительную ноту. Янтарный дракон пригнул шею. Не теряя времени, она поставила одну ногу в стремя и взлетела в седло. Роберт устроился у нее за спиной.

Валис и Даниэль подозвали своих драконов. Валис и Родриго сели на того, что был огненного цвета. Даниэль оседлал опалового, самого крупного и красивого, и протянул руку Эрику.

— Сейчас или никогда, братец! — крикнул Роберт, увидев, что Эрик опять колеблется. Эрик схватил Даниэля за руку и через мгновение был в седле.

Один за другим секойе поднялись в ночное небо. Воздух хлынул Эрику в лицо, в животе похолодело. Он крепче схватился за пояс Даниэля и почувствовал свернутый бич, который, оказывается, вовсе не был потерян.

Драконы поднимались все выше и выше. Далеко внизу Калоса горела, как печальная, одинокая звезда.


ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ | Братья Дракона | ГЛАВА ШЕСТАЯ