home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5. Первый Контакт

Кеддерли сидел в тусклом свете гаснущего костра, ряд маленьких ампул лежал перед ним параллельно ряду пустых арбалетных стрел. Одну за другой он брал ампулы и очень осторожно вливал несколько капель из сосуда что дал ему Киеркан Руфо.

– Что он делает? – Эльберет спросил Руфо, с которым они стояли на границе света от костра.

– Готовит стрелы для своего арбалета, – объяснил долговязый юноша. В отблесках костра пляшущие тени делали его лицо еще более угловатым, почти нечеловеческим.

Эльберет несколько минут изучал оружие, присев на землю рядом с Кеддерли. Выражение лица эльфа было далеко от доброжелательного.

– Это оружие дроу, – прошипел он, достаточно громко чтобы Кеддерли услышал. Кеддерли поднял глаза и понял что эльфийский принц готовит ему испытание.

– Ты дружишь с темными эльфами? – глухо спросил Эльберет.

– В жизни ни одного не видел, – просто ответил Кеддерли, подумав про себя, что если высокомерный Эльберет представляет добрую сторону эльфийского народа, у него нет ни малейшего желания встречаться с кем-либо со злой стороны!

– Тогда где ты достал арбалет? – нажимал Эльберет, однако он лишь искал повод для спора с Кеддерли. – И зачем ты носишь оружие этой злой расы?

Кеддерли взял в руки арбалет, почему-то удовлетворенный тем, что доставил Эльберету раздражение. Он понимал, что Эльберет попросту провоцирует его от собственной нервозности, и он действительно сочувствовал беспокойству эльфа о Шильмисте. Однако, у Кеддерли было и свое собственное мнение, и он был не в настроении терпеть продолжающиеся оскорбления Эльберета. – Он сделан гномами, на самом деле, – поправил он.

– Немногим лучше, – отрезал эльф без колебания.

Серые глаза Кеддерли были не так пронзительны, как серебристые очи Эльберета, но его взгляд не уступил эльфову в твердости. В схватке на оружии Эльберет, разумеется, легко прикончил бы его, но если бы эльфийский принц отпустил еще хоть одно оскорбление в сторону Ивана и Пикела, Кеддерли был готов побить его простыми кулаками. Кеддерли был неплохим драчуном, он вырос рядом со служителями Огмы, в чьи священные ритуалы входил рукопашный бой. Хотя Эльберет был почти одного роста с шестифутовым юношей, Кеддерли был уверен, что перевесит тощего эльфа не меньше чем на семьдесят фунтов.

Повидимому поняв, что почти дожал юношу до предела, за которым не могла не последовать драка, Эльберет не продолжил сразу, но его серебряные глаза ни разу не моргнули.

– Периметр чист, – сказала Даника, появившись в лагере. Она перевела взгляд с Эльберета на Кеддерли и ощутила явственное напряжение. – Что тут случилось?

Эльберет обернулся к ней и тепло улыбнулся, что взбесило Кеддерли больше чем бескомпромиссные взгляды эльфа на него.

– Спор насчет арбалета, ничего более, – Эльберет заверил Данику. – Я не понимаю ценности столь слабого оружия – и его честности.

Даника бросила сочувственный взгляд в сторону Кеддерли. Если юного клерика могло ранить что-либо на свете, это был арбалет и воспоминания которые он вызывал. Неожиданно Кеддерли рассмеялся в лицо собственным воспоминаниям.

– Я убил человека из него, – прохрипел он. Взгляд Даники превратился в испуганный, и Кеддерли осознал как глупо прозвучало это заявление. Как смешно и отвратительно хвастаться подобным! Он понял что открылся эльфу, и что Эльберет легко разобьет его аргумент, ведь у Кеддерли не найдется храбрости отстаивать свою браваду.

Но эльф, взглянув на Кеддерли и Данику, предпочел прервать дискуссию. – Мне пора в дозор, – только и сказал он, и исчез во мраке.

Кеддерли взглянул на Данику и смущенно пожал плечами. Девушка просто села напротив него у огня, укрылась тяжелым одеялом и легла спать.

Кеддерли размышлял об арбалете, чувствуя будто тот вновь предал его. Он подумал, что ему стоило быть более внимательным на боевых занятиях в Библиотеке; тогда, возможно, ему бы не требовалось носить непривычное оружие. Но когда остальные клерики тренировались в основном с булавами, шестами и дубинами, Кеддерли сосредоточился на боевых дисках – двух дисках соединенных бруском, на который был привязан тонкий шнур – отличная штука для веселых игр и трюков, но не оружие против меча.

Рука Кеддерли непроизвольно потянулась к дискам, висевшим у него на поясе. Он использовал их в бою много раз, он свалил ими Киеркана Руфо, когда верзила под действием Проклятия Хаоса пришел за Кеддерли с ножом. Даже против маленькой заточки, что была у Руфо, Кеддерли победил только потому, что его противник отвлекся. Один удачный бросок спас его.

Кеддерли подумал также о своем посохе, с его навершием в виде головы барана и глубоко спрятанной начинкой. Это был дорогой инструмент, хорошо сбалансированный, и Кеддерли также использовал его в бою. Даника говорила ему что подобный короткий посох – она называла его шестом бо – был любимым оружием среди монахов на древней родине ее матери – Таботе. Кеддерли слабо владел им. Он мог вращать его и колоть им, даже парировать простейшие удары, но не хотел бы проверить свои способности, выйдя против опытного бойца типа Эльберета, или тем более чудовища.

Смирившись, ученик залил еще один флакон и осторожно установил его в навершие стрелы. Он вставил заряженный болт в колчан, где уже было одиннадцать.

Хотя бы в ближайших нескольких боях, Кеддерли мог не уступить Эльберету. Юношу бесило то, что это стало для него так важно, но он не мог отрицать, что это так.

Восточная опушка Шильмисты была не так далеко от Библиотеки Наставников, и уже на второй день пути, карабкаясь по крутым горным склонам, путники увидели деревья. Шильмиста была обширным лесом, растянувшимся на полторы сотни миль с севера на юг, и Эльберет хотел уйти от гор дальше в чащу, где были основные поселения эльфов.

Еще несколько дней четверо путников шли вверх, вниз, и вокруг высоких круч и крутых оврагов. Стояло лето, даже в горах, воздух был теплым а небо – голубым. Каждый поворот пути сулил новый величественный вид, но даже зрелище гор приелось Кеддерли через несколько дней.

В это тихое время Кеддерли часто доставал Том Вселенской Гармонии из седельной сумы. Однако он не пытался читать его, будучи слишком озабочен грядущими испытаниями и растущей близостью Эльберета к Данике – эти двое здорово сошлись, рассказывая друг другу о местах которые Кеддерли никогда не видел – чтобы сосредоточиться должным образом для чтения.

На пятый день, они наконец вышли к западным склонам. Взглянув вниз, они увидели темный полог Шильмисты, тихий и мирный, скрывающий любой шум под покровом густых ветвей.

– Это мой дом, – Эльберет обьявил Данике. – Нет места в мире, что потягалось бы с красотою Шильмисты.

Кеддерли захотелось осадить его. Юный клерик читал о множестве удивительных стран, волшебных странах, и по большему счету, Шильмиста, будучи подходящим местом для эльфийского народа, не была чем-то экстраординарным. Кеддерли, однако, смог понять, как жалко прозвучит подобное обвинение, и каковы будут ощущения от ожидаемой яростной реакции Эльберета. Он мудро оставил эти мысли при себе, решив указать Данике на слабые места Шильмисты позже.

Хотя дорога теперь была достаточно чистой и ровной, чтобы ехать верхом, крутые склоны и извилистые повороты заставляли партию продолжать вести лошадей в поводу. Когда они спустились к нижним холмам, горная порода уступила место мягкой земле, и тут их пешее движение оказалось им на руку, поскольку на спине Теммерисы, своего огромного жеребца, Эльберет никогда бы не заметил следов.

Он остановился, чтобы разглядеть их, и долго не говорил ни слова.

Кеддерли и остальные догадались по мрачному виду эльфа о происхождении этих следов.

– Гоблины? – наконец спросила Даника.

– Может быть, несколько, – ответил Эльберет, его взор переместился на его любимый лес, – но большая часть следов слишком велики, чтобы быть оставленными гоблинами. – Эльф взял свой длинный лук и протянул поводья своего коня Киеркану Руфо. Затем он дал Данике знак передать ее лошадь Кеддерли.

Юноша был не в восторге изображать роль слуги, но он не мог не признать необходимость иметь Данику и Эльберета со свободными руками, готовых к неожиданным нападениям.

Эльберет повел их, часто останавливаясь разглядеть новые следы, а Даника заняла позицию в хвосте шеренги, следя за их перемещением.

Они вернулись под ряды деревьев и шли еще осторожнее, тени укутали все вокруг них, и в каждой могли таиться в засаде чудовища. На протяжении часа они то входили во мрак, то выходили из него, то шли среди густых деревьев, то выходили в следующий момент на яркий свет, когда тропа терялась среди камней.

Тысячи бубенцов Теммерисы внезапно грянули когда конь тревожно вздрогнул. Эльберет немедленно насторожился, пригнувшись к земле и оглядывая все вокруг. Он пересек тропу, незаметно скользнул в щель между валунами, вгляделся вниз, к подножию гор.

Даника и Кеддерли немедля присоединились к нему, но Руфо остался с лошадьми, казалось, он готов вспрыгнуть на свою кобылу в мгновение ока и ускакать прочь.

– Тропа раздваивается там внизу, – шепотом объяснил эльф. Его замечание было очевидным и для Кеддерли и Даники, ведь деревья и кусты под ними не были густыми и петляющая дорога была отлично видна. Эльберет пригляделся к высокому клену, чьи ветви нависали над дорогой.

– Там! – прошептала Даника, указывая на то самое дерево. – На нижней ветви над тропой. – Эльберет мрачно кивнул, а Даника тихо присвистнула.

Кеддерли глядел на них в смущении. Он также пристально уставился на дерево, но все, что он видел, были укрывающие все густые листья.

– Ветви прогибаются под их весом, – заметил Эльберет.

– Чьим весом? – пришлось спросить Кеддерли. Эльберет нахмурился, но Даника сжалилась над Кеддерли и продолжала указывать, пока он, в конце концов, не кивнул в знак согласия. Несколько темных силуэтов сгрудились на нижней ветви, высоко над дорогой.

– Орки? – спросила Даника.

– Слишком большие для орков, – рассудил Эльберет. – Ороги.

Нежное лицо Даники вытянулось в недоумении.

– Ороги это родичи орков, – вставил Кеддерли, опередив эльфа в объяснении. Ороги – не особо распространенные существа, но Кеддерли читал о них во многих книгах. – Больше и сильнее чем их свинорылые собратья. Предполагается, что они происходят от…

– Лучше скажи, кого они там ждут? – перебила Даника, прежде чем Кеддерли выставил себя полным дураком.

– Нас, – мрачно сказал Эльберет. – Они услышали наших лошадей, а возможно видели нас выше на открытых пространствах.

– Здесь есть другой путь? – Кеддерли понял, что вопрос звучит смешно, уже когда задавал его. Даника, и особенно Эльберет, не имели желания уходить от схватки с чудовищами.

Эльберет осмотрел склон перед их расположением. – Если я срежу путь по склону, пока вы идете по тропе, – рассудил он, – я возможно успею срезать нескольких из них из лука. – Эльфийский принц кивнул, уверенный в своем плане. – Теперь идите, – сказал эльф, – нужно чтобы лошади вновь двинулись, прежде чем у орогов возникнут подозрения.

Даника повернулась и направилась к Руфо, но у Кеддерли появилась идея. – Давайте я пойду, – предложил он, улыбка блеснула на его лице.

Эльберет глянул на него с удивлением, особенно когда он увидел что Кеддерли берет свой маленький арбалет.

– Ты полагаешь что можешь нанести этим больший урон, чем я со своим луком? – спросил эльфийский принц.

– А вы не собираетесь драться с ними на земле? – Кеддерли ответил, улыбнувшись Данике. Эльберет также взглянул на девушку, а она улыбнулась и кивнула, доверяя Кеддерли и понимая, что для юноши важно играть роль в битве.

– Идите по тропе, – Кеддерли сказал им. – Я встречу вас у деревьев.

Эльберет, все еще не убежденный, обернулся и оглядел юного клерика. – Твоя шляпа и плащ, – сказал эльф, подняв ладони.

Молчание Кеддерли выдавало его смущение.

– Синий – не цвет леса, – объяснил Эльберет. – Он будет виден лучше, чем огонь посреди ночи. Нам очень повезло, если ороги не заметили тебя заранее.

– Однако не заметили, – настаивала Даника, поняв, что Эльберет сделал последнее замечание только чтобы принизить Кеддерли.

Священник снял шляпу и плащ, и протянул их Эльберету. – Увидимся у дерева, – сказал он в итоге, пытаясь показать уверенность.

Его твердое выражение лица ослабло, когда остальные скрылись из глаз. Во что он ввязался? Даже если ему удастся спуститься по крутому склону не свернув себе шею, и не издав столько шума что сбежались бы все ороги Снежных Гор, что он будет делать, когда его заметят? Какую защиту Кеддерли может противопоставить хоть одному противнику?

Он прогнал прочь темные мысли и начал спускаться, уверенный что у него нет выбора, если он хочет сохранить хоть немного чести в глазах Даники. Он спотыкался и поскальзывался, подвернул ногу дюжины раз, и уронил вниз несколько камней, но каким-то образом умудрился спуститься на уровень гигантского клена не потревожив сидящих в засаде чудовищ. Он заполз в расщелину между двумя острыми камнями недалеко от края тропы. Теперь ему было хорошо видно орогов; почти десяток их сгрудился на нижней ветви. У них были сети, копья и короткие мечи, и Кеддерли не составило труда разгадать их тактику.

Чудовища замерли. Сперва, Кеддерли испугался что он раскрыт, но вскоре он понял что ороги продолжали глядеть вверх на тропу. Он знал что его друзья приближаются.

Он зарядил арбалет, стараясь чтобы щелчок раздался как можно тише. Затем он поднял оружие – но куда стрелять? Он возможно смог бы сбить одного орога с дерева, может быть даже убить, если его меткости – или удачи – будет достаточно. Его прежняя похвальба казалась столь глупой теперь, когда опасность так близка а ответственность на его плечах так велика.

Он вернулся к прежнему плану; Эльберет и Даника рассчитывали, что он собьет чудовищ с дерева. Он взял прицел, не в одного из зверей, но в место где толстая ветвь соединялась со стволом. Попасть было несложно при хорошем арбалете, но хватит ли силы взрыва? Кеддерли достал вторую стрелу, на всякий случай.

Ороги нервно вертелись; Кеддерли слышал громкое сопение ниже по тропе.

– Денейр будь со мной, – пробормотал юный клерик, и спустил тетиву арбалета. Стрела взлетела, ударила в ветку, ампула разбилась и последовавший взрыв жестоко сотряс дерево. Ороги схватились крепче – один рухнул с дерева – и Кеддерли с облегчением услышал громкий треск. Юноша отправил вторую стрелу.

Ветвь отлетела прочь. Один орог закричал, зацепившись ногой за зазубренный слом, кожа сбоку его ноги оторвалась и он упал.

Даника и Эльберет на лошадях были едва в тридцати футах от дерева, когда ороги рухнули наземь. Эльберет с интересом взглянул на девушку, ведь только одно чудовище выглядело раненным, а остальные были хорошо вооружены.

– Их там только десять! – крикнула Даника, нагибаясь чтобы достать кинжал с кристаллическим лезвием из-за сапога. Она дико рассмеялась и пришпорила свою лошадь. Теммериса, несший эльфа, припустил за ней.

Даника налетела быстро и яростно на ближайших трех тварей. Не доходя до них совсем немного, она скатилась на бок лошади, схватила рукой подпругу и втянула себя под лошадь, прямо между ногами зверей. Лошадь промчалась между ошеломленными орогами, которые ожидали Данику совсем на другой стороне.

Даника прыгнула на землю, используя разгон чтобы закрутиться в сальто, и встретила ближайшего орога ударом с разворота, который переломил твари шею и отбросил прочь.

Ее руки сработали тут же, как только она приземлилась, метнув кинжал за ручку. Он сделал несколько оборотов, блистая серебром на солнце, прежде чем погрузиться по рукоять в лицо второго орога.

Третий зверь метнул свое копье и схватился за меч. Его меткость была совершенной, но Даника была слишком быстрой чтобы ее можно было поразить столь неуклюжим оружием. Она отступила на шаг в сторону и закрылась рукой, отправив копье лететь мимо.

Орог беззаботно двинулся на нее, и Даника едва не рассмеялась, представив какой беззащитной она должна казаться шести с половиной футовому, двухсотфунтовому чудовищу. Тонкая и маленькая, она едва достигала пяти футов, с непричесанными локонами, развевающимися вокруг плеч и блестящими глазами, которые стороннему наблюдателю показались бы по-детски невинными.

Кровь быстро сменила слюни на жадных губах орога. Он шагнул вперед и потянулся к Данике свободной рукой. Она ответила молниеносным ударом, который выбил твари два передних зуба. Даника отпрыгнула назад, приземлившись на мыски, и порадовалась тому, как началась эта схватка. Прошло всего несколько мгновений, а два чудовища лежали мертвыми или умирающими, и третий стоял раскачиваясь и пытаясь прогнать звездочки из глаз.

Нападение Эльберета было еще более быстрым и жестоким. Он начал с выстрела из лука, попав чудовищу в плечо. Затем, обнажив меч и высвободив руку из кожаных ремней защиты, эльф положился на своего послушного коня и врубился прямо в основную кучу орогов. Его зачарованный клинок полыхал синим пламенем, когда он разил в скопище монстров. Он получил несколько ударов грубым оружием тварей, но его отличная броня отразила их.

Удары Эльберета были смертоноснее; бездоспешные ороги просто не могли обменяться ударами с эльфом, и ближайший зверь со стрелой в плече понял это первым, когда Эльберет ответил на удар его копья усекновением его головы.

Теммериса отступал и пританцовывал, сохраняя совершенный баланс и гармонию со своим привычным всадником. Один орог проскользнул позади белоснежного коня, занеся копье для броска прямо Эльберету в спину. Теммериса ударил двумя копытами, попав орогу в грудь и отбросив его на много ярдов. Переломанный монстр рухнул наземь, беспомощно хватая воздух пробитыми легкими.

Эльберет обратил врага в бегство, ведь оставались всего два чудовища (и еще один по прежнему стоял, прислонившись к огромному дереву, с пробитой ногой). Но когда ветвь сломалась, один орог умудрился удержаться на дереве. Держа сеть в свободной руке, монстр раскачался на верхней ветке и точно спрыгнул вниз, прямо на тощую спину эльфа, швырнув Эльберета наземь и накрыв его собой и сетью.

Быстрый ложный выпад меча заставил Данику отпрыгнуть и одернуть голову. Она знала, что столь мощная тварь как орог не будет легким противником, но она растерялась, когда в стороне свалили Эльберета, а Киеркан Руфо еще не вступил в схватку. Как будто решив окончательно обессилить девушку, двое орогов направились в сторону Кеддерли.

Еще один удар бросил Данику на землю; третий заставил откатиться в сторону. Орог, вернув себе самоуверенность, наступал неспешно.

Он ударил вновь, но на сей раз Даника, вместо отступления, ринулась прямо вперед. Она схватила орога за руку с мечом и шагнула ему за спину, захватив своим предплечьем вытянутую руку орога с такой силой, что услышала как затрещал локоть твари. Разъяренная Даника не дала чудовищу времени крикнуть от боли. Все еще держа руку с мечом, другой рукой она размахнулась назад, и ударила локтем вверх, попав твари в нос.

Локоть Даники упруго отбросило назад и ее рука рванулась вновь, нанеся еще один удар. Рука отскочила, и, не давая орогу времени среагировать, Даника выпрямила руку и рубанула ребром ладони по ороговому горлу.

Она нагнулась под захваченную руку монстра. Ее захват развернул мускулистую конечность на полоборота, когда она пролезла под ней, и Даника обернулась лицом к лицу с тварью.

Орог слабо потянулся к ней, но Даника не обратила внимания на жалкие потуги. Ее нога пролетела под тянущейся рукой орога и ударила его в челюсть, вновь, и вновь, с возрастающей силой.

– Кеддерли, – прошептала монашка, глядя вниз по тропе, на двух бегущих чудовищ, приближающихся к ее любимому.

Кеддерли, действуя инстинктивно, не колебался и не обдумывал моральность своих действий, когда первый орог ринулся на него, резко изменив направление когда он заметил клерика, лежащего между камнями.

Неожиданно взрывчатый болт остановил его.

Удивленный рев монстра превратился в хрип, поскольку стрела пробила ему одно легкое. Упрямое чудовище продолжало наступать, и Кеддерли выстрелил вновь, на сей раз в живот.

Орог вновь остановился, рыча от боли.

– Сдохни, будь ты проклят, – застонал Кеддерли, когда тот выпрямился и ринулся вновь. На сей раз, выстрел раскроил орогу лоб.

Кеддерли решился наконец вздохнуть, и тут же вновь окоченел от страха, подняв глаза и увидев второго орога, возвышающегося над ним, стоя на камнях, и занеся свой огромный меч чтобы разрубить Кеддерли пополам. Юноша понял, что времени чтобы зарядить новую стрелу не осталось, схватил свой дорожный посох и ударил им вверх, в монстра.

Морда орога скривилась в недоумении, когда он отбил посох, но уловка Кеддерли все же пошла ему на пользу. На долю мгновения внимание орога было отвлечено, Кеддерли развернулся и перекатился через спину, оказавшись за спиной у орога. Он согнулся, хватая орога под колени, и затем рванул со всей силой.

Несколько долгих мгновений ничего не происходило, и Кеддерли подумал что выглядит смешно, пытаясь сдвинуть недвижимое тело. Затем орог упал вперед, но не тяжело и не получив повреждений. Кеддерли бросился вперед, на спину орогу, он схватил рукой за толстую шею чудовища и потянул со всей мочи.

Нисколько не испугавшись, тварь поднялась, неся Кеддерли на себе. Зверь искал свой меч, потерянный при падении, затем заметил оружие и направился к нему.

Кеддерли понял что чудовище легко может ударить мечом позади себя, прямо в его уязвимый корпус. В ярости, юноша отбросил мысль бежать в поисках укрытия. Он понял, что не сможет убежать далеко от твари.

– Падай, чтоб тебя! – рычал Кеддерли, душа и выкручивая вражескую шею.

Орог, к изумлению Кеддерли, бросил свой меч назад на землю. Хотя он заметил удушающий захват с самого начала, только сейчас толстые руки монстра потянулись вверх, чтобы схватить Кеддерли, но на сей раз, в них осталось мало силы.

Закрыв глаза, Кеддерли продолжать тянуть со всей силы, забыв обо всем.

Наконец, орог рухнул ничком.

Последний орог, стоявший возле дерева, не мог стоять на своей правой ноге. Он хотел пойти к своим двум спутникам, один из которых лежал на связанном эльфе а другой механически размахивал мечом в поисках выхода, но тварь вздрагивала каждый раз когда ее ступня касалась земли. Зверь поднял глаза и увидел кусок кожи из своей ноги, гротескно висящий на сломанном суку.

Проклиная свое невезение и игнорируя обжигающую боль, упрямая тварь попрыгала на одной ноге от широкого ствола клена.

Прямо на пути Киеркана Руфо.

Руфо ехал на одной лошади и вел другую в поводу, и его налет был внушительным, хотя и запоздалым. Верзила не собирался растоптать орога своей собственной лошадью – он нарочно держал свободного жеребца ближе к дереву – но неожиданное движение орога бросило его прямо меж двух лошадей.

Чудовище попало в самый худший переплет из возможных, на него несколько раз наступили, но когда лошади промчались, он был еще жив, беспомощно лежа на спине. Его хребет сломался, оставив его лежать на спине, глядя прямо вверх на ошметок из его же раненной ноги.

Свободный конь перепрыгнул сломанную ветвь без затруднений, но лошадь Руфо, споткнувшись о растоптанного орога, перекувырнулась через голову, отправив юношу кубарем катиться по земле. Руфо отряхнулся от набившейся пыли и сел, оглядывая поле брани. Его нападение помогло Эльберету, поскольку один из трех орогов, направлявшихся к эльфу, пал, а второй вышел из боя.

Это однако мало радовало бедного юношу, поскольку орог убежал только потому, что заметил более легкую цель – Руфо. Он несся вниз по тропе, размахивая своим огромным мечом и высунув голодный язык между сломанных желтых зубов.

Руфо заметил, что Даника в стороне среагировала. Она отвесила еще один пинок, который толкнул голову ее орога назад, затем сломала шею чудовища. Она поколебалась, глянув на Эльберета, но убедившись, что эльф, похоже, держит ситуацию под контролем, бросилась за орогом, приближавшимся к Руфо.

Эльберет развернулся лицом к тяжелому орогу. Он потянулся рукой к поясу, удерживая другой рукой зубастую пасть чудовища подальше от своего лица.

Рука Эльберета нанесла три быстрых удара, орог содрогнулся от каждого. В четвертый раз, Эльберет крепко обхватил чудовище рукой и начал дергать запястьем взад-вперед.

Зверь скатился с тонкого стилета эльфа и грохнулся на дорогу, пытаясь удержать свои кишки внутри распоротого живота.

В одно движение, ловкий Эльберет выскользнул из-под грубой сети и встал на колени. С безжалостным выражением лица, он пригвоздил кинжалом ногу корчащегося орога, чтобы тот не мог бежать, прежде чем эльф достанет свой меч.

Даника бежала быстро, быстрее чем Руфо когда-нибудь видел, но преимущество орога было слишком велико. Верзила неохотно достал булаву со своего пояса и попытался встать. Он даже хуже владел оружием, чем Кеддерли, и не питал надежды долго продержаться. Хуже того, лодыжка Руфо, подвернутая в падении, не действовала, и он опять упал задом на землю. Орог был прямо над ним; он понял, что смерть близка.

Неожиданно голова орога дернулась в сторону, затем половина его лица взорвалась, обдав брызгами Руфо и Данику, и он рухнул вниз в крови и ошметках.

Руфо и Даника несколько мгновений глядели друг на друга, не веря своим глазам, затем они одновременно повернулись в сторону – чтобы увидеть Кеддерли, стоящего между камней с арбалетом в руке и с выражением ужаса на лице.


* * * | В тени лесов [Серебристые тени] | Глава 6. Качество Милосердия