home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Подобный упадок духа охватил и лагерь захватчиков, когда сумрак сгустился над Шильмистой. Марш Рагнора имел успехи, но они доставались болезненно медленно и ценой больших потерь. Эльфы дрались лучше чем ожидал огриллон; он полагал, что пройдет более чем пол-Шильмисты к этому времени, но его силы одолели лишь от десяти до пятнадцати из ста пятидесяти миль пространства – и даже не могли охранять земли, которые они заняли! Рагнор боялся что его воины больше смотрят по сторонам в страхе от прячущихся лучников, чем вперед на дорогу завоевания.

Лучшие новости пришли с флангов, где сопротивление было минимальным. Ороги и орки, двигаясь у подножия Снежных Гор, прошли уже до половины леса, а племя гоблинов с западных равнин почти достигло ущелья на юго-западе от леса, где они разобьют лагерь и будут отпугивать любые подкрепления из города Риативин.

Но Рагнор знал, что ему не хватит людей чтобы окружить лес, и если эльфы будут продолжать удерживать его на месте, они наверняка найдут союзников прежде, чем огриллон сможет объявить Шильмисту владением Замка Троицы. А что будет, когда настанет зима? Сколько бы Рагнор ни петушился, даже он не верил, что сможет удержать сброд гоблиноидов на своей стороне едва только первый снег падет на леса. Время работало против него, а жестокие эльфы будут драться с ним на каждом шагу.

Если огриллон и имел какие-либо сомнения относительно намерений эльфов, он получил лишнее подтверждение. Оглядывая крутой разлог и бурную реку, Рагнор стал свидетелем очередной резни. Смешанная группа гоблинов, орков, и нескольких огров получила сюрприз от отряда эльфов. Воины Рагнора пересекали поляну, направляясь к густой роще, когда град стрел заставил их бежать в поисках укрытия. Глядя издалека, огриллон не имел представления, сколько врагов они встретили, но он подозревал что их было совсем немного. Несмотря на это, им бесспорно сопутствовал успех, ведь орки и гоблины не могли высунуться без укрытий, а те немногие храбрые и глупые огры, что ринулись на деревья, пали пронзенные множеством стрел.

– Ты послал великанов и отряд багбэров? – огриллон рыкнул на своего главного помощника, слабого но хитрого гоблина.

– Да-да, мой генерал, – ответил гоблин, поеживаясь, и не без причины. Все предыдущие «ближайшие советники» Рагнора теперь числились среди мертвых, хотя никто из них даже не приближался к эльфам.

Рагнор глянул на гоблина, и тот согнулся еще ниже, едва не скребя животом землю. К счастью для жалкой твари, у огриллона было другое дело на уме. Рагнор вновь отвернулся к сцене сражения, пытаясь сообразить, сколько времени потребуется великану чтобы пересечь реку и выйти на расстояние броска камня.

Еще один крик боли прорезал утренний воздух, когда эльфийская стрела нашла еще одного воина захватчиков. Рагнор резко махнул рукой в сторону, отвесив своему советнику оплеуху, которая отбросила гоблина прочь.

– Это вдохновляет верность, – раздался женский голос сзади. Огриллон обернулся на месте и увидел волшебницу Дориген, крылатого импа на ее плече и здоровенного мужчину сбоку.

– Что ты здесь делаешь, чародейка? – рявкнул огриллон. – Здесь не место ни тебе, ни твоему любимцу-мальчишке! – Он опасно глянул на Тиеннека, и Дориген испугалась, что ей вскоре придется разнимать этих двоих.

– Я тоже рада тебя видеть, – ответила волшебница. Она не ожидала теплого приема от Рагнора; ведь он был достаточно умен, чтобы понимать, что Абаллистер послал ее шпионить за его продвижением и его амбициями.

Рагнор сделал угрожающий шаг в сторону Тиеннека, и Дориген не смогла припомнить ничего из ее магического репертуара, что могло бы остановить предводителя чудовищ. Она нащупала свое ониксовое кольцо, опасаясь, что пришло время высвободить его пламенную ярость, и возможно эта ярость остановит озверевшего огриллона.

– Я здесь потому, что мне повелели быть здесь, – сказала она строго, скрывая свои мысли. – Ты покинул Замок Троицы много дней назад, Рагнор, но похоже застрял в северных лесах и немногое можешь предъявить, чтобы оправдать наши значительные расходы. – Рагнор отступил на шаг, и Дориген спрятала свою улыбку, удивленная тому, как легко она поставила могучего зверя в положение защищающегося. Ее обвинения зиждились не более чем на мимолетных догадках – она не имела ни малейшего представления о том, как продвигается завоевание Рагнора – но реакция огриллона убедила ее, что она попала почти в яблочко.

– Нас это беспокоит, – Дориген продолжила, сладко и не угрожающе. – Лето близится к концу, и Абаллистер хочет взять Каррадон до первого снега.

– И он отправил тебя, – фыркнул Рагнор, – думая что ты можешь помочь бедному Рагнору.

– Возможно, – неопределенно промурлыкала Дориген.

– Тебе нужна помощь, – добавил Друзил, и затем снова прикрылся своими крыльями, чтобы избежать взгляда огриллона.

– Мне не нужны слабаки-волшебники в моем лагере! – зарычал Рагнор. – Вали отсюда, и забери Абаллистерову крысу и своего мальчишку с собой. – Он отвернулся к долине и реке, пытаясь показать, что он занят.

– Так все идет хорошо? – спросила Дориген, самым невинным тоном, какой она могла изобразить, робко подняв голову.

Когда Рагнор не отреагировал, Дориген стала действовать прямее – достав сперва из своих потайных карманов компоненты для защитных заклинаний, на случай если Рагнор выйдет из себя. – Ты застрял, Рагнор, – объявила она. – Уясни это прежде, чем падешь как Барджин. – Огриллон резко обернулся на нее, но она не отступила.

«Тебе обязательно было упоминать?» спросил Друзил телепатически, поскольку импу определенно не нравилось, как Рагнор теперь стал глядеть на него.

– И ты пришла чтобы сказать это? – огрызнулся Рагнор.

– Я пришла как посланница Талоны, – настаивала Дориген, – чтобы помочь союзнику, даже если он слишком глуп чтобы принять помощь, в которой нуждается!

Дориген проследила за взглядом огриллона, на далекую лощину и на битву, что складывалась не в пользу Рагнора. Затем она взмахнула рукой и произнесла заклинание, и пучок мерцающего голубого света возник в воздухе перед ней.

Рагнор неуверенно отступил назад. Дориген пересадила Друзила на Тиеннека, шагнула вперед, в свет, и исчезла.

Подумав долю мгновения над своим новым положением, Друзил нырнул в портал за ней.

Рагнор инстинктивно повернулся и увидел такой же круг голубого света, мерцающий за рекой. Он исчез как только Дориген вышла из него, Друзил был вновь на ее плече.

– Я не выношу эльфов, – прошептал Друзил, и испарился в невидимости. – Мерзкие создания!

Дориген не обратила на него внимания, только нахмурилась, давая ему понять, что предпочла бы оставить его с Тиеннеком. У Дориген не было времени, чтобы отвлекаться на надоедливого импа. Она изучала поле боя, пытаясь понять, что происходит вокруг нее. Она увидела далеко впереди орков и гоблинов, прячущихся среди поваленных деревьев, маленьких оврагов, везде где они могли укрыться от рощи. Прочие чудовища лежали мертвы или умирали, некоторые из огров были сплошь утыканы стрелами. Дориген последовала примеру Друзила и стала невидима, не будучи уверена в дальности стрельбы эльфийских луков.

Даже под укрытием магии, Дориген не дерзнула приближаться к деревьям. Эльфы, будучи предрасположены к магии, имели природное чутье к подобным чарам. Дориген размышляла над своими возможностями несколько мгновений, затем начала рыться во множестве карманов своей мантии.

– Проклятие! – проворчала она, и тут ее вдруг осенило – она подошла, нащупала Друзила, и вырвала клочок шерсти из плеча у основания крыльев импа. Это действие, нападение по сути, выбросило колдунью назад, в видимость.

– Что ты делаешь? – воскликнул Друзил, вскакивая и запуская свои когти в плечо Дориген. Он тоже стал видимым, но испарился вновь мгновением спустя.

– Сиди тихо! – приказала Дориген. Несколько мгновений она ощупывала пучок, надеясь что этого хватит. Заклинание требовало шерсти летучей мыши, но чародейка не смогла сейчас найти своих компонентов, и у нее не было времени охотиться на мышей. Дориген заняла естественное укрытие за деревом и приготовилась.

Заклинание не было быстрым и легким, несколько минут колдунья производила необходимые движения, тихо произнося слова заклятия. Еще один гоблин погиб за это время, но Дориген сочла это малой платой за будущие достижения.

Когда все было готово, перед Дориген в нескольких футах от земли парило глазное яблоко. Почти сразу оно стало полупрозрачным и, следуя мысленным приказам Дориген, полетело к роще.

Дориген опустила свои веки, глядя через магический глаз. Он достиг деревьев и полетел вдоль эльфийских рядов, заглядывая туда и сюда. Дориген двигала его быстро, но даже так, некоторые эльфы напрягались и начинали нервно оглядываться, когда он пролетал.

Дориген вскоре пришла к выводу, что все эльфы – которых было немного – сидели на деревьях над землей. Главным фактором, работавшим против орков и гоблинов, был их собственный страх, ведь хорошая атака могла бы смести нескольких эльфов с их шатких позиций.

– Пора начинать драку, – прошептала волшебница.

Он выбрала в качестве мишени огромный вяз в середине эльфийских рядов. Волшебный глаз подлетел ближе, чтобы чародейка могла сосчитать своих врагов. Одна девушка, с золотыми волосами и пронзительными лиловыми глазами, неожиданно обернулась, следя за движением парящего глаза.

Дориген мысленно отпустила глаз, достала еще один компонент из мантии, и начала новое заклятие.

– Вниз! Вниз! – услышала она далекий крик эльфийки. – Маг! У них есть маг! Все на землю!

Дориген готовила свое заклинание со всей возможной скоростью. Она увидела тонкий силуэт, спрыгнувший с дерева вдалеке, затем еще один, но ее это мало волновало, ведь ее заклятие было готово и остальные от него не уйдут.

Маленький шарик огня сорвался с пальцев Дориген, и ринулся на огромной скорости к дереву. Дориген пришлось неподвижно стоять на открытом пространстве чтобы направлять его, но она знала, что эльфы будут слишком заняты чтобы уделить ей внимание.

Шар исчез в ветвях вяза. За мгновение магического ока, дерево превратилось в пылающий факел.

Адское пламя быстро пожрало ветви дерева, и эльфов в его ветвях. Ветки обламывались и падали на землю рядом с обгоревшими телами и почерневшими остатками кольчуг.

Дориген направила следующее заклинание на своих собственных воинов.

– Не отступать! – воскликнула она громовым голосом, усиленным магией. – Взять их! Убить их!

Мощь ее приказа, изданного голосом громче драконьего рева, заставила орков и гоблинов двинуться к рядам деревьев. Несколько из них были убиты беспорядочно выпущенными стрелами, но большинство ворвалось в чащу. Они нашли всего одного живого эльфа для расправы, жалкое раненное создание у основания рухнувшего вяза. Будучи при смерти, когда пришли гоблины, он оказал мало сопротивления. Со злобным ликованием, гоблины забрали его жизнь.

В качестве удовлетворения, чудовища получили тела, первые вражеские тела что они увидели с начала кампании: обгоревшие и почерневшие эльфы.

Удовлетворенная их визгами радости, Дориген отвернулась, вновь сотворила мерцающую дверь измерений, и шагнула в нее, назад на холм у реки.

– Похоже они убили одного раненного эльфа, – холодно сказала волшебница, подходя к остолбеневшему огриллону. – Глупо. Он мог оказаться ценным пленником. Тебе следует лучше управлять своими кровожадными воинами, Генерал Рагнор.

Неожиданный взрыв смеха Рагнора заставил ее обернуться.

– Я еще не сказал «Добро пожаловать в Шильмисту»? – спросил огриллон, его клыкастая улыбка протянулась от уха до уха.

Дориген была рада, что подняла настроение мрачному монстру.


Глава 7. Прагматичная Магия | В тени лесов [Серебристые тени] | Глава 8. Тишина