home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 8. Тишина

Лес был пугающе тих. Ни одна птица не приветствовала рассвет. Ни один зверь не пробежал сквозь густые заросли впереди.

Эльберет оглядывался на остальных через каждые несколько шагов, выражение тревоги застыло на его лице.

– По крайней мере, поблизости не идут бои, – заявила Даника шепотом, который показался громовым в тихом лесу.

Эльберет вновь подошел к ним. – Путь чист, но я не рискнул бы ехать верхом, – сказал он тихо. – Даже если вести лошадей так медленно, стук их копыт будет слышен на много ярдов вокруг.

Кеддерли щелкнул пальцами, и поежился от резкого звука. Не обращая внимания на удивленные взгляды и нахмуренные брови Эльберета, юноша снял свою сумку с Теммерисы, которого он вел в поводу. Бубенцы с упряжи сейчас были сняты, обернуты одеждой и убраны в седельные сумы.

– Обернем их, – сказал Кеддерли, достав толстое шерстяное одеяло. Остальные похоже не поняли.

– Копыта, – объяснил Кеддерли. – Порежем одеяла на куски… – Его голос оборвался, когда он поймал взгляд сурового эльфа. Эльберет смотрел на него с удивлением – Кеддерли показалось, что он уловил отблеск восхищения в серебряных глазах Эльберета.

Без единого слова, Эльберет достал свой нож и забрал одеяло у Кеддерли. Через несколько минут, когда они тронулись вновь, копыта еще звучали, но как что-то неясное. Когда Эльберет в очередной раз обернулся и одобрительно кивнул, Даника толкнула Кеддерли локтем и улыбнулась.

Тем же утром они остановились на короткий привал, далеко от восточной опушки. Лес был по прежнему тих; они не нашли следов кого-либо, друзей или врагов.

– Мой народ будет сражаться небольшими вылазками, – объяснил Эльберет. – Их не так много, чтобы смириться с потерями в больших битвах. Они будут двигаться быстро и бесшумно, поражая противника издалека и уходя прежде, чем тот нападет на них.

– Так что наши шансы найти их невелики, – сказала Даника. – Скорее, они найдут нас.

– Не так, – ответил эльф. – У них есть лошади, и наверняка есть… – следующее слово нелегко далось ему – раненные, которым понадобится отдых в безопасном месте. Шильмиста не осталась без планов защиты, какой бы неожиданной атака ни была. Нас немного, и у нас нет в союзе могучих сил. Народ Шильмисты продумывал защиту своей родины с того дня как первый эльф ступил в эти леса много веков назад.

– Запасные лагеря, – предположил Кеддерли.

Эльберет кивнул. Он взял ветку и нарисовал большую карту леса на земле. – Судя по поднимающемуся дыму, бои идут здесь, – сказал он, указывая на северную часть.

– Тогда нам не нужно укутывать лошадей, – вставил Руфо, – и мы можем ехать верхом а не идти. – Заявление верзилы было встречено с неуверенностью.

– Мы близко к середине леса, – продолжил Эльберет, оставив Руфо на сей раз без ответа. – Первый лагерь должен быть здесь, немного к югу от пограничного района под названием Долы. – Вновь эльф как будто проглотил комок в горле. – Я полагаю что этот лагерь сейчас оставлен.

– А следующий? – спросил Кеддерли, просто решив что Эльберету нужно несколько мгновений передышки.

– Здесь, – сказал эльф, указывая место не так уж далеко от их нынешнего расположения. Он огляделся в поисках просвета между деревьями, затем указал на огромный холм, возвышающийся из зеленой пущи в нескольких милях к северу.

– Даоин Дан, Холм Звезд, – обьявил принц эльфов. – Его склоны густо поросли соснами, и он укрыт зарослями березняка к северу и западу. Там много пещер, которые легко спрятать, и достаточно больших чтобы держать в них лошадей.

– Сколько идти дотуда? – спросила Даника.

– Быстрее будет, если мы поедем, – заявил Руфо.

– Прежде чем мы решим ехать, – вставил Кеддерли, перехватив внимание Эльберета прежде, чем эльф ответит долговязому юноше, – объясни мне, почему лес так тих?

– Он полон страха, – согласилась Даника.

Эльберет кивнул. – Я думаю, лучше если мы пойдем пешком. Даже так, мы достигнем Даоин Дан задолго до заката. Я пойду первым, далеко впереди.

– А я пойду сбоку от тропы, – предложила Даника, – в зарослях. – Она взглянула на Кеддерли. – Ты поведешь двух лошадей.

Кеддерли кивнул и они пошли, продираясь медленно и сколь возможно тихо сквозь лес. Руфо, часто останавливавшийся чтобы потереть свои ступни, был отнюдь не рад снова идти пешком, но не изъявил жалоб, за исключением бросаемых время от времени кислых взглядов в сторону Кеддерли.

Три часа спустя, когда солнце начало клониться к западу, Даника прошептала Кеддерли и Руфо чтобы они держали лошадей тихо. Оба были удивлены тем, как оказывается близко была девушка к ним, ведь хотя заросли вдоль дороги были густы и переплетены, они не услышали ни звука.

Тут неожиданно прибежал Эльберет, забрав у юношей лошадей чтобы увести их с открытого места.

– Гоблины, – объяснил эльф когда все оказались под укрытием густой листвы. – Множество гоблинов, рассыпаны к западу и востоку. Даоин Дан притягивает их взгляды, но у них есть охрана, лучники, стоящие вдоль дороги.

– Мы можем обойти их? – спросил Кеддерли.

– Я не знаю, – честно ответил эльф. – Их ряды длинны, как я полагаю, и чтобы обойти их, нам придется уйти далеко с дороги, в чащу, где наши лошади возможно не пройдут.

Даника тряхнула головой. – Если ряды длинны, – рассудила она, – то они, должно быть, не широки. Мы можем прорваться прямо через них.

– А лучники? – напомнил ей Руфо.

– Сколько их вдоль дороги? – Даника спросила Эльберета.

– Я видел двоих, – ответил эльф, – но я уверен что есть больше, по крайней мере еще несколько, спрятанных в лесу.

– Я сниму их, – пообещала девушка.

Эльберет начал возражать, но Кеддерли схватил его за локоть. Кивок юноши разрушил аргументы эльфа.

Даника набросала план дороги на земле. – Вы займете позиции здесь, – заявила она, подмигивая Эльберету. – Держите наготове свой лук! – попросила она, напрямую включив эльфа в свой план.

Она, однако, сохраняла таинственность, исполняя свой план в одиночку, – Когда услышите сойку, скачите вперед. – Не дожидаясь ответов, и не тратя ни мгновения, Даника тихо нырнула в кусты.

– Я подберу тебя как только смогу, – пообещал Кеддерли ей вслед. Даника не сомневалась в этом ни на минуту.

Эльберет и Кеддерли заняли места у изгиба дороги, откуда им было видно гоблинов вдалеке, а Руфо остался с тремя лошадьми, готовый примчаться по зову эльфа. Остроглазый и привычный к лесу Эльберет следил за продвижением девушки, неслышно скользившей сквозь заросли по правой стороне дороги. Ставшая почти незаметной едва отойдя от них, Даника вскоре исчезла совсем, ни одна ветка не шелохнулась, выдавая ее движение.

Вдруг невдалеке от гоблинов послышался треск. Эльберет поднял свой лук, но Кеддерли удержал руку эльфа, призывая его сохранять терпение. Повидимому звук был лучше слышен Кеддерли и Эльберету чем двоим часовым-гоблинам на дороге, поскольку чудовища даже не обернулись на него.

Вновь все стихло на несколько мгновений, которые показались часами беспокоящимся спутникам.

– Где ты? – прошептал Кеддерли пустой дороге, доверявший способностям Даники но все равно боящийся. Он держал свой небольшой арбалет, заряженный и взведенный, и время от времени напоминал себе, как прежде напоминал Эльберету, сохранять терпение и положиться на Данику. – Где же ты?

Как будто в ответ, Даника вскочила позади одного из стражников-гоблинов. Ее рука мелькнула, затем она схватила голову гоблина, зажала ему рот, и утянула его в кусты.

Другой страж упал на колени, уставившись на кинжал, глубоко вошедший в его грудь.

Немедленно раздался крик сойки, и Эльберет повторил его для Руфо. Мгновение спустя, они уже скакали, и могучий Теммериса легко обогнал остальных коней.

Слева от дороги вскочил лучник, но Эльберет оказался быстрее и гоблин упал назад на землю.

Два других лучника появились из ветвей далеко вниз по дороге. Даника заметила их и бросилась вперед. Она крутанулась в сторону, уворачиваясь от одной стрелы, и вовремя остановила свое вращение чтобы продолжить атаку, затем втянула живот, избегая следующей стрелы. Она не замедлилась во время уклоняющихся маневров, а у гоблинов не хватило времени вновь взвести свои луки прежде чем Даника прыгнула на них, развернувшись в полете горизонтально чтобы сбить их обоих на землю.

С развевающимся синим плащом за плечами, Кеддерли пригнул голову, придерживая свою широкополую шляпу, и пришпорил свою лошадь, отчаявшись догнать Данику. Он увидел кусты, сотрясаемые от борьбы. Поднялась рука гоблина, сжимающая меч, затем яростно ударила вниз.

– Нет! – закричал Кеддерли. Затем тот же самый меч вновь появился над ветвями, на сей раз в руке Даники. Когда он опустился, гоблин издал предсмертный визг.

Конь Эльберета замедлился, проезжая мимо раненного стражника на земле. Эльф добил монстра мечом, затем нагнулся в седле, подбирая любимый кинжал Даники. Один гоблин выскочил из деревьев с другой стороны, бросаясь на эльфа.

Используя свою излюбленную новую тактику, Киеркан Руфо – или, точнее, конь Киеркана Руфо – сбил тварь на землю.

Даника вернулась к краю дороги, низко пригнувшись и дожидаясь Кеддерли, который должен был подобрать ее. Появился еще один гоблин, ринувшийся на нее с обнаженным мечом.

Широкополая шляпа Кеддерли слетела прочь, болтаясь у него на шее на концах завязок вместе с шелковым плащом. Он достал заряженный арбалет и попытался прицелиться в тварь. Но качка на лошади ему мешала, и он пришпорил ее, ринувшись прямо на гоблина. Гоблин обернулся, зарычал, и взмахнул мечом.

Ему не представилось шанса воспользоваться им. Не доходя несколько шагов, Кеддерли выпустил стрелу. Еще один скачок лошади – и он оказался прямо рядом с гоблином, в пределах досягаемости меча, но гоблин был уже в воздухе, улетая в кусты уже мертвым.

Но и Кеддерли не остался невредим. Так близко от цели, вспышка от взрыва стрелы обожгла и ослепила его, и он едва не выпал из седла. Тут Даника оказалась рядом с ним, выводя его лошадь на середину дороги, и помогая Кеддерли сохранять равновесие.

Эльберет и Руфо были прямо позади; крики тревоги и проклятия неслись им вслед.

– Скачите! – крикнул принц эльфов, останавливаясь и разворачивая Теммерису. Его огромный лук дважды прозвенел, затем еще раз, каждый выстрел кидал врага на траву.

Лошадь Руфо, несшая лишь одного всадника, на несколько корпусов опередила лошадь Кеддерли, превратив Кеддерли и Данику в лучшие цели для тех гоблинов, что выскакивали из кустов вдоль дороги. Несколько неуклюже брошенных копий не долетело, просвистела одна стрела, и приближалась еще одна, целя прямо в спину Кеддерли.

Даника заметила ее в последний момент и выбросила свою руку для блока.

– Что там? – раздался беспокойный голос Кеддерли.

– Ничего! – ответила Даника. – Скачи! – Она решила что сейчас не время показывать Кеддерли стрелу, пробившую ее руку насквозь.

Еще через несколько шагов они были свободны. Затем их догнал Теммериса, быстрый как стрела. В считанные мгновения, Эльберет был снова с ними, с мрачным лицом но не раненный.

Когда позади них осталось полмили, они остановили своих лошадей и слезли. Только тогда они заметили что Даника ранена.

Кеддерли едва не упал, увидев окровавленную стрелу, торчащую с двух сторон нежной ручки Даники. Эльберет кинулся к ней, подталкивая за собой юного клерика.

– Ничего серьезного, – сказала Даника чтобы успокоить их.

– Как ты можешь так говорить? – возмутился Кеддерли. Он достал свою сумку с лошади и вернулся, принеся бинты и пахучую мазь. Пока он ходил, Даника вытянула стрелу и сейчас была в глубокой медитации, используя мысленное сосредоточение чтобы набраться сил, которые помогут ей побороть боль.

Кеддерли старался не нарушать ее сосредоточенность пока он осторожно перевязывал рану. Мысленная сила Даники была действительно потрясающей; Кеддерли однажды видел, как она вынула двухдюймовую занозу из ноги даже не прикоснувшись к ней руками, используя только полную концентрацию и контроль мускулов. Он сделал все, что мог, перевязывая руку, затем поколебался, загнанное выражение омрачило его лицо.

– Что еще? – спросил Эльберет.

Кеддерли не обратил на него внимания, собираясь с духом чтобы воззвать к Денейру. Он пробормотал заклинания малого исцеления (хотя он не был искушен в это искусстве и не очень понимал, хорошо ли у него получается).

Неохотно, поскольку он надеялся сохранить целебные чары для себя, Киеркан Руфо подошел чтобы присоединиться к нему.

Однако прежде чем Руфо начал работать с рукой, Даника открыла глаза. – Этого не нужно, – спокойно сказала она остролицему клерику, ее глазах и на ее лице читалось удовлетворение. Эльберет и Кеддерли начали возражать, но тут Кеддерли взглянул на повязку ближе и обнаружил, что кровотечение из раны прекратилось. Он не был уверен, его ли чары или собственные силы Даники остановили кровь, да его в сущности это и не волновало.

– Мы должны продолжить путь, – сказала Даника, ее голос был сонным, – как раньше, Эльберет спереди а я сбоку.

Эльберет возразил. – Я пойду впереди, – согласился он, – но ты останешься с остальными и с лошадьми. Мы не так далеко от Даоин Дан. Если там лагерь моего народа, я не думаю что мы встретим еще врагов между нами и ими.

Кеддерли удивился, когда Даника не возразила. Он понял, что ее рана серьезнее и болезненнее, чем она давала понять.

Они отправились в сумрак, когда лес, укрытый глубокой мглой, казался Кеддерли еще более зловещим. Его волнение усилилось, когда Эльберет исчез из виду, неожиданно скользнув между деревьев. Вскоре, впрочем, эльф вернулся на дорогу, вместе с двумя другими тонкими и печальными эльфами. Он представил их как своих кузенов и радостно сообщил, что его народ действительно расположился лагерем на Холме Звезд, всего лишь в миле к северу отсюда.

Один из эльфов остался с ними на привале; другой отправился в дозор.

Их сопровождающие рассказывали Эльберету о сражениях; Кеддерли увидел, как скривился принц эльфов, когда другой эльф рассказал ему о последней схватке, в которой появился маг, обративший деревья в пламя.

– Ралмарит мертв, – мрачно сказал эльф, – и Шейли…

Эльберет развернулся и схватил его за плечи.

– Она жива, – немедленно уточнил эльф, – но она тяжело ранена, и тяжелее всего болит ее сердце. Она была последней с Ралмаритом, и ей пришлось оставить его.

Эльберет не был удивлен. – Она верный друг, – торжественно подтвердил он.

Эльберет немедленно отправился проведать Шейли, когда они вошли на Даоин Дан, хотя ему вскоре – и неоднократно – передали, что его отец, король, хочет поговорить с ним.

Кеддерли был удивлен тому, как принц эльфов легко отбрасывал приказы и действовал по своему. Это напомнило юноше то, как он сам увиливал по любому поводу от вызова к Наставнику Авери. Кеддерли быстро отбросил эту мысль, все еще чувствуя себя неловко от любого сравнения с высокомерным и беспощадным Эльберетом.

Они нашли раненную девушку на койке в маленькой пещере, приспособленной для раненных. Она была туго забинтована в нескольких местах, но казалась Кеддерли совсем не так плоха – пока он не взглянул в ее глаза. Там таилась печаль, которой, казалось, никогда не будет конца.

– Мы оставили Ралмарита, – прошептала девушка, ее голос прервался, когда Эльберет подошел к ней. – Они убили его, надругались над его телом…

– Шшшш. – Эльберет попытался успокоить ее. – Ралмарит отправился к богам. Не бойся за него.

Шейли кивнула но все же отвернулась.

Они сидели молча несколько минут. Еще один эльф вошел и немедленно попытался осмотреть раненную руку Даники. Упрямая монашка вежливо отказалась, но Кеддерли толкнул ее локтем и напомнил ей, что пора бы сменить одежду. Со вздохом поражения, Даника ушла с эльфом.

– Когда ты вернешься в строй? – Эльберет спросил Шейли наконец. Оба поглядели на служителя.

– Завтра! – мрачно, но твердо ответила девушка. Служитель лишь пожал плечами и беспомощно кивнул.

– Это хорошо, – сказал Эльберет. – Хорошо отдохни этой ночью. Завтра мы будем драться вместе, и вместе отомстим за Ралмарита! – Он шагнул к выходу.

– Ты уходишь? – в тревоге спросила Шейли.

– Мы видели гоблинов на юге, – объяснил Эльберет. – Они собираются окружить холм, я полагаю. Мы не можем допустить этого. – Он взглянул на Данику. – Она останется с тобой, – сказал он Шейли. – Отличный воин и союзник в нашей борьбе.

– Вы пойдете на гоблинов этой ночью? – спросил Кеддерли позади Эльберета. – Днем это вышло бы лучше, – пояснил он, когда Эльберет обернулся. – Гоблины плохо дерутся под ярким солнцем.

– Здесь Шильмиста, – Эльберет напомнил ему, как будто это слово объясняло все. Принц эльфов стоял, высокий и стройный, с каменным лицом, его серебряные глаза были пронзительны и суровы. – Гоблины будут умирать днем и ночью.

– Я пойду с вами, – предложил Кеддерли.

– Я не возьму тебя с собой, – ответил Эльберет, вновь поворачиваясь к Шейли. – Ты не эльф и не можешь видеть в темноте. – Затем он спросил у девушки, – Где Тинтагель?

– С твоим отцом, – ответила Шейли. – Мы призывали к Даоин Тигье Фейр, но Галладель отверг это.

Эльберет обдумывал эти новости несколько мгновений, но у него не было времени на волнения. Он быстро вышел из пещеры, сказав по дороге Кеддерли и Руфо хорошенько отдохнуть и наесться.

Десять минут спустя, пятьдесят эльфов вышли охотиться на гоблинов, и вел их Эльберет верхом на Теммерисе, и волшебник Тинтагель был рядом с ним. Они вернулись после полуночи, сообщив, что сотня гоблинов убита и во много раз больше бежало. Ни один эльф не был ранен.


* * * | В тени лесов [Серебристые тени] | * * *