home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11. Неприятности с ловушками

Гоблин очень долго прижимался спиной к дереву, не решаясь вздохнуть. Дюжина его спутников лежали мертвы, их жизни испарились, как казалось, в мгновение ока. Перепуганный гоблин слышал постепенно затихающие крики своего единственного выжившего спутника, тварь в ужасе убегала дальше и дальше от гибельного места.

В конце концов, оставшийся гоблин набрался храбрости скользнуть прочь от дерева. Он высунулся из-за широкого охвата ствола, взглянув на своих порубленных и побитых спутников.

Ни следа смертоносных чудовищ.

Гоблин высунулся чуть больше и огляделся вокруг.

Все еще ничего.

Обнимая ствол, он сделал еще один шаг вокруг него.

– Я знал шо ты здесь! – закричал желтобородый гном.

Гоблин упал навзничь и поднял глаза – чтобы увидеть стремительно опускающийся двусторонний топор.

С этим делом было покончено, гном обернулся чтобы посмотреть, как идут дела у его брата.

– Аиййэх! – завопил последний оставшийся в живых гоблин, утекая на полной скорости, зная, что гном с его ужасной дубиной лишь в нескольких шагах позади.

– А-га! – весело ответил гном.

– Аиййэх! – Гоблин бежал прямо к зарослям огромных буков, думая что сможет найти убежище среди массивных стволов и густых корней. Затем, он увидел прекрасную человеческую женщину, с кожей цвета коры и с зелеными волосами, махающую ему рукой. Женщина указала в сторону, открыв туннель прямо в одном дереве.

Не имея выбора, гоблин не стал задавать вопросов. Он нагнул свою грязную голову пониже и припустил на полной, надеясь что туннель не повернет в темноте слишком круто через несколько шагов.

Гоблин врезался в дерево словно баран в новые ворота. Зверь отлетел назад на несколько шагов, не понимая еще, что туннель был не более чем иллюзией дриады. Кровь хлынула из множества ссадин на лице и груди гоблина; он едва не потерял сознание, но упрямо держался на ногах… глупец…

Гном, опуская дубину, более похожую на ствол дерева, не замедлился. Дубина врезалась в гоблина, а гоблин вновь врезался в дерево, на сей раз со значительным весом позади. Этот удар был слабее предыдущего, однако несчастная тварь умерла прежде чем поняла, что случилось.

Пикел Болдершолдер задержался на минуту, разглядывая расквашенный предмет между своей дубиной и большим буком, искренне удивляясь, как это могло прежде быть живым гоблином. Затем гном поднял глаза на Хаммадейн и заявил: – А-га!

Дриада покраснела в ответ и исчезла в роще.

– Мощно ты ему врезал, – заметил Пикелов брат Иван немного позже, подходя сзади. Желтобородый гном положил свой огромный топор себе на плечо с разрубленным гоблином, все еще висящим на одном лезвии.

Пикел отметил это с любопытством и почесал свои волосы и бороду, выкрашенные в зеленый цвет. В отличие от своего брата, который затыкал свою длинную бороду за пояс, Пикел закидывал свою за уши и сплетал ее в косу со своими длинными волосами.

Иван перевалил убитого гоблина через плечо и позволил ему упасть спереди. – Я тож здорово врезал, – объяснил он. Он поставил одну ногу на плечо мертвого чудовища, поплевал на свои корявые, мозолистые руки, и крепко сжал рукоять топора.

Кость хрустнула когда гном упрямо потянул. – Не хочу ждать, сделаю прямо щас, – объяснил он между рывками. – Мож тебе понадобится моя помощь.

– Не-а, – ответил Пикел, качая головой и глядя на расплющенного гоблина, все еще висящего на дереве.

Иван в итоге вывернул свой топор на свободу. – Грязная работа, – отметил он.

– Иная битва сотрясает лес лишь в считанных милях на запад, – донесся мелодичный голос Хаммадейн.

Иван тряхнул головой, не веря своим ушам. – Опять еще одна битва! – рявкнул он на дриаду, затем недоверчиво взглянул на Пикела. – Кровавая жизнь у этих друидов.

– Дуу-дад! – Пикел возопил с энтузиазмом.

– У нас дня покою не было с тех пор, как мы пришли в этот греб… – он глянул на Хаммадейн и запнулся, – этот прекрасный лес.

Пикел пожал плечами, не имея объяснения. В самом деле, братья-гномы натыкались на схватки одну за другой с тех пор, как попали в Шильмисту больше недели назад. Они не задумывались над этим, обнаружив природу своих противников, но даже Иван начинал беспокоиться из-за огромного числа гоблиноидов и великанов в лесу, считавшемся мирным.

Дриада приложила свое ухо и нежные руки к грубой коре дуба, как будто прислушиваясь к дереву. – Битва только что закончилась, – объявила она.

– Эльфы победили? – спросил Иван. – Меня это не то чтобы волнует! – быстро пояснил он. Иван не был любителем эльфов; они были слишком чудными и головоломными по его гномьим ощущениям.

– Эй? – усмехнулся Пикел и пихнул своего брата локтем, полагая, что только что подловил Ивана в редкий момент жалости.

– Они все ж получше чем орки, – признал Иван, – но я бы не сел обедать ни с теми ни с другими! – Пикел присоединился к нему в грубом хохоте, затем они оба повернулись к Хаммадейн.

– Ну, так они победили? – Иван спросил вновь.

Дриада промолчала с обеспокоенным видом, не имея ответов.

– Я полагаю, шо мы щас пойдем и посмотрим, шо можно сделать, – Иван сказал неохотно. – Мы же отобрали у них одно тело у сожженного дерева – даже эльф не заслуживает участи достаться на обед гоблину!

Они достигли поля боя около часа спустя. Пикел первым заметил жертву – зарубленный орк лежал в густых кустах.

– Оо! – гном взвизгнул от восторга, когда достал тело и нашел еще четырех орков в подобном положении.

– Оо! – возопил он с еще большим энтузиазмом когда завидел двух мертвых огров в нескольких шагах, один со сломанной глоткой а другой – с пробитой головой.

– Кто-то тут хорошо подрался, – согласился Иван, широко обходя арену. Он увидел мертвого орка и орога лежащих рядом с чем-то вроде маленького лагеря, но прошел мимо за лагерь, где, как казалось бой был еще сильнее.

Два орога лежали мертвыми, их головы словно бы завернулись на спины, и несколько орков и орогов валялись на земле недалеко от них. Иван задержался немного разглядывая тварей и их странные раны. Ни один не был зарублен мечом, ни пронзен копьем или стрелой, и смертоносные, разрушительные удары даже не напоминали отметины булавы или молота, что гному доводилось видеть. Также, то как умерли два орога, чьи шеи были сломаны ударами в одной манере, не походило на работу какого-либо эльфа.

Голос Пикела заставил гнома обернуться. Брат Ивана стоял в лагере, высоко держа за голову и грудь мертвого орога и указывая на паленые раны твари. Иван видел только одно оружие, оставлявшее подобные следы. Он глянул назад на двух мертвых орогов, и образ Даники неожиданно пришел ему в голову.

– Работа мага, – Иван предположил с надеждой, подходя к своему брату. – Или…

Ответ на последнюю мысль тут же появился, как только Пикел неожиданно бросил орога, прыгнул в кучу листьев, и достал знакомый посох с головой барана.

– О-оу, – сказал Пикел.

– Дриада! – взревел Иван.

– Тишина послужит нам лучше в столь опасном лесу, – ответила Хаммадейн появившись из дерева позади гнома. Она подмигнула Ивану и улыбнулась.

– А ну кончай свои чары! – заорал гном на нее, но даже грубый Иван смягчился, когда обезоруживающая улыбка Хаммадейн превратилась в обиженную гримасу. – Это слишком важно, – объяснил Иван. – Кто дрался в драке?

Дриада пожала плечами.

– Ну дык спроси свои деревья! – прорычал гном. – Это были эльфы чи люди?

Хаммадейн обернулась на несколько мгновений, затем объявила: – Оба.

– И куда они пошли? – спросил Иван, оглядевшись вокруг.

Хаммадейн указала на северо-восток. Иван и Пикел одновременно ринулись туда, Иван попросил дриаду вести их.

Они испытали облегчение когда догнали захваченный отряд, ведь Кеддерли и Даника были живы, хоть и жестоко избиты. Данику несли подвешенной над землей двое огров, держащих большую палку, привязанную к ее плечам и лежащую на ее шее. Гигантские чудовища оказывали девушке своеобразное уважение, держась подальше от нее, даже несмотря на то, что ее руки и ноги были плотно связаны. Один из них сильно хромал; остальные были в синяках и царапинах. Гномы легко догадались что ограм нелегко далось скрутить Данику в лагере.

Кеддерли шел следом, с руками связанными за спиной, и капюшоном на голове, и четверо орогов окружали его и направляли на каждом шагу. Последним в ряду был эльф, которого тащила куча орков, его лодыжки были привязаны к доске.

– Слишком много, – пробормотал Иван, и действительно, не менее чем двадцать внушительных чудовищ окружали их беспомощных друзей. Он глянул на брата и улыбнулся. – Нам надо устроить ловушку.

– А-га, – согласился Пикел, и они побежали, широко обогнув процессию. Некоторое время спустя, они остановились на небольшой поляне. Иван оглядел все вокруг и поскреб бороду. Он поглядел на густой вяз, на кучу булыжников недалеко от него, и затем назад на тропу, откуда приближался караван.

– Если мы сможем засунуть пару этих камней на дерево, – замечтался гном. Его темные глаза сверкнули, и он быстро ударил дважды одной рукой о другую. – Бздынь! Бздынь! И двумя ограми в драке меньше!

– О-оу, – зловеще прошептал Пикел, закатив глаза. Смешок из ветвей показал, что дриада видела те же катастрофические возможности, что и сомневающийся гном.

Иван не тратил время на выслушивание протестов. Он потащил своего брата вперед, и вдвоем им удалось подкатить один валун под нависающую ветвь. Иван почесал свою желтую бороду и подумал как им поднять камень на дерево, ведь в своей нижней точке, ветвь была в восьми-девяти футах от земли – и это была нижняя ветвь вяза.

– Ты берешь камень и влезаешь мне на плечи, – сказал Иван. – Закрепи его на ветке, мы заберемся туда и потом его сбросим.

Пикел оглядел камень и ветвь, и покачал головой с сомнением.

– Делай! – приказал Иван. – Ты хош увидеть Кеддерли и Данику в качестве огрова обеда?

Хрипя и постанывая на каждом дюйме, Пикел сумел взвалить двухсотфунтовый камень себе на грудь. Иван отбросил в сторону свой шлем с рогами оленя, встал позади Пикела, и засунул голову между ног брата. Могучий гном натужился со всей силы, наконец попросту подняв Пикела в воздух.

– Подымай! Подымай! – умолял Иван между хрипами. На качающемся сиденье, Пикел не надеялся вытянуть камень достаточно далеко от своего тела чтобы достать густых ветвей.

– Я подбегу к нему, – предложил Иван, видя дилемму своего брата. Он попятился на несколько шагов от дерева, затем ринулся вперед, надеясь что его скорость поможет Пикелу.

Пикел могуче напрягся, вытянув камень на всю длину рук, а затем врезался в ветку. Не заметив новой проблемы брата, Иван продолжал бежать, растягивая бедного Пикела до предела. Валун попал на ветку и перекатился, падая прямо на голову Ивана.

– Уупс! – предупредил Пикел. Иван успел поднять руки и перехватить бомбу, но вынужден был отступить, оставив Пикела висеть держась за ветку кончиками пальцев.

– Ооооооо! – взвыл Пикел и пал, грудь Ивана смягчила его падение.

Невидимая но не неслышимая, Хаммадейн своим хихиканьем мало поднимала настроение Ивана.

Когда несколько минут спустя они пришли в себя, они попытались поднять булыжник при помощи своих веревок. Он выскальзывал из их петель несколько раз – прежде чем они смогли хорошо привязать его – и однажды ударил Ивана по ноге. Они почти подняли его на ветвь, когда веревка порвалась.

Пикел покачал головой и тревожно взглянул вниз по тропе, подумывая что их время истекает.

– Ты ж друид! – Иван зарычал на него. – Скажи своему дереву, пусть нагнется и подымет гребаный камень!

Пикел упер руки в боки и яростно нахмурился.

Иван ударил кулаком Пикелу в глаз; Пикел перехватил руку и укусил костяшки Ивана. Они покатились по земле, щипясь, кусаясь, лягаясь – все что помогало в ближней схватке – пока Иван не вырвался, вдохновенная улыбка была на его толстокожем лице.

– Я закину тя на дерево и дам те камень! – обьявил он.

Пикел огляделся вокруг, затем так же улыбнулся.

Поднять Пикела наверх было не проблемой, но упрямый камень оказался не таков. При всей своей силе, Иван не мог надеяться поднять валун достаточно высоко чтобы Пикел мог схватить его. Начиная злиться также как его брат, Пикел обернулся, захватил своими кряжистыми коленями ветвь и потянулся вниз как только мог.

Валун ударил его прямо в лицо и грудь, но он умудрился удержаться на своей шаткой опоре, хотя не имел представления как ему подняться с тяжелым камнем.

Иван вызвался помочь поднять своего брата вверх. Он сообразил – слишком поздно – что стоит прямо под своим братом.

Пикел почти повернулся вверх, когда его ноги разжались. Иван успел сделать последний отчаянный шаг прежде чем был погребен под своим братом и камнем.

Смех Хаммадейн донесся громким эхом.

– Сама попробуй! – проревел Иван, вскакивая на ноги. Он схватил камень и попытался стащить его с Пикела, который просто лежал, повторяя «Оо,» снова и снова, и сжимая камень, словно это был гномий ребенок – и, по правде, было что-то общее.

Затем Иван завладел камнем. Он ринулся на дерево и швырнул камень в место где ветвь отходила от ствола. Тот отскочил, но Иван закинул его назад вновь, и вновь, и еще раз.

Пикел просто сидел на земле и глядел на брата, не веря своим глазам.

Затем, на удивление, камень попал в развилку и застрял, а Иван торжествующе обернулся.

– Они скоро здесь будут, – заключил он, подбирая веревку. – Нет времени на еще один камень.

– Фуух, – вздохнул в ответ Пикел.

Они перекинули веревку через ветвь и начали карабкаться, каждый со своей стороны. Пикел, менее бронированный и нагруженный, чем брат, быстрее достиг успеха, затем поставил сандалию Ивану на плечо (ткнув вонючей ногой брату в лицо), и подтянулся. Его толчок помог ему достичь конца пути, он подтянул себя наверх и сел, забыв держать свой вес на веревке. Словно зачарованный, он наблюдал как она падает вниз, и Иван шлепается назад на землю.

Желтобородый гном сел, стряхивая ветки и камушки и ругая себя за недогадливость.

– Уупс, – извинился Пикел.

– Привяжи веревку! – прорычал Иван. Пикел обдумал задание и последствия появления разъяренного брата рядом с ним, затем покачал головой.

– Привяжи ее! – проревел Иван. – Или я срублю дерево! – Он схватил свой топор и шагнул к стволу, но тут Хаммадейн появилась между ним и его целью.

– Не совершай этого, – предупредила дриада. Более убедительным для Ивана оказался его брат, будущий друид, который скользил вниз по ветви к развилке и неустойчиво лежащему камню. Иван не сомневался, что если он ударит дерево, Пикел уронит ему камень на голову.

Иван скрестил свои широкие руки на груди и встал глядя на Пикела. Наконец, сидящий гном уступил и привязал веревку, сделав жест брату подниматься. Вскоре они вместе сидели верхом на ветви, Иван вертелся от нетерпения и неудобства, но Пикел, сочтя свое сиденье вполне подобающим друиду, остался доволен.

– Над чем ты теперь смеешься? – потребовал Иван от надоедливой дриады через некоторое время. Хаммадейн появилась на ветви перед ними, указывая на север.

– Огры не последуют этим путем, – сказала она. В самом деле, вглядевшись между деревьев, Иван и Пикел смогли заметить вдалеке движение каравана с пленниками, далеко на севере и удаляющимся.

Пикел глянул на Ивана, затем на камень, затем снова на Ивана, его невинное лицо приняло кислое выражение.

– Заткни… – начал было Иван, но неожиданно остановился, заметив какое-то движение в ветвях неподалеку. Мгновение спустя, он увидел орка, ломящегося между деревьев, срубая ветки длинным ножом. Иван прикинул путь твари и решил что тот пройдет недалеко от ловушки.

– Вали отсюда, – прошептал он Пикелу.

Его брат пискнул и ткнул пальцем себе в грудь.

– Да, ты! – яростно прошипел Иван, и шлепнул Пикела по затылку, скинув его с ветки.

– Оооооо! – провыл Пикел прежде чем ударился о землю со стуком.

Иван не обратил на брата никакого внимания. Его больше занимал орк, который заметил шум. Тварь подкрадывалась медленно, держа нож наготове.

Пикел мгновенно перекатился, затем глянул на Ивана, но ему хватило ума отойти в сторону поляны. Он повернулся спиной к приближающемуся орку, засунул руки в карманы, и начал беззаботно насвистывать.

Орк скользнул к стволу дерева, не замечая Ивана, держащего камень над головой. Один шаг вперед, затем два, затем он бросился бежать.

Затем он умер.

Иван сбросил веревку и соскользнул вниз. Он поставил свой тяжелый ботинок на свою размазанную жертву, триумфально стукнув себя рукой в бочкоподобную грудь. – Я те говорил это сработает! – заявил он.

Пикел глянул на убитого орка и на ветвь, насмешливое выражение играло на его лице. Иван понял о чем думает его брат: что куда легче было бы спуститься вниз и отрубить орку голову.

– Не говори ни слова! – угрожающе рявкнул Иван. К счастью, Пикел никогда не имел проблем с исполнением именно этого приказа.

– Я думаю мы смогём вернуть камень на место, – начал Иван, оглянувшись на дерево. – Если я сумею…

Пикел сбил его наземь, и началась драка. Оставшись незамеченным для борющихся гномов, еще один орк оказался неподалеку, собирая тростник. Он вышел на поляну, разглядел своего размазанного спутника, и оценил титаническую силу. После этого он с тоской взглянул на свой тонкий нож.

Орк пожал плечами и ушел дальше, подумав, что некоторые зрелища лучше забыть.


* * * | В тени лесов [Серебристые тени] | Глава 12. Под стражей