home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15. Высоко метить

– Мы можем пройти мимо них в миле к югу, – объявила Даника, присоединившись к остальным в маленькой вечнозеленой роще, в которой они нашли убежище. – Вражеские линии здесь не широки. Мы окажемся позади них прежде, чем они даже поймут, что мы прошли.

План встретил одобрение Кеддерли, но Иван и Пикел выглядели не особо довольными новостью, что им пришлось пройти столько, но им вряд ли встретится шанс размозжить череп хоть одному орогу. Спутники отошли на несколько миль от Даоин Дан без единого происшествия, хотя следы врагов – зарубки и подпалины почти на каждом дереве – были болезненно очевидны. Наконец, спутники нашли врагов вдоль бурной реки, и их линия тянулась будто на всю ширину леса. Народ Эльберета, повидимому, остановился за рекой, и разбил лагерь под защитой ее крутых берегов.

Эльберет сразу не выразил приятия плана Даники.

Он тоже ходил в разведку, и в то время как Даника нашла место для возможного прорыва в эльфийский лагерь, принц эльфов нашел то, что могло изменить весь ход войны.

Недалеко к западу от них, на высоком холме над рекой, с которого открывался вид на земли к югу, стоял вражеский лагерь, полный шатров – только шатры Эльберет и видел. – Я нашел лагерь их вождя, – заявил Эльберет Данике. – По крайней мере, я так думаю.

– Он хорошо охраняется, наверняка, – вынужден был вставить Кеддерли, заметив блеск в миндальных глазах Даники.

– Возможно, – ответил Эльберет, не особо считаясь с беспокойством юноши, – но не лучше, чем любая другая позиция во вражеских рядах.

– За исключением разрыва, который нашла Даника, – ответил Кеддерли, его желание вернуться к эльфийским дружинам, не вступая в бой, явственно звучала в его в его почти яростном тоне.

– Не боись, – Иван прошептал Кеддерли. – Мы с братцем сами устроим свои собственные прорывы.

– Что ты скажешь, Даника? – спросил Эльберет. Кеддерли не был уверен, что ему нравится, что эльфийский принц, который никогда не учитывал ничьего мнения, кроме собственного, обратился к Данике за одобрением.

– Если мы достанем вражеского предводителя, мы можем переломить ход войны, – Эльберет добавил прежде, чем девушка успела ответить.

Кривая улыбочка Даники дала ответ Кеддерли прежде, чем любительница приключений даже открыла рот.

– Это выглядит отчаянным шагом, – начала она, но в ее тоне не было страха. – Отчаянным шагом для отчаянной ситуации.

– А-га! – сердечно согласился Пикел. Кеддерли нахмурился на гнома, и тот спрятал свою широкую улыбку.

Эльберет быстро присел на колени и смел перед собой несколько сосновых шишек. Он взял палку и нарисовал карту района холма.

– Нас всего пятеро, – напомнил им Кеддерли, хотя никто не слушал.

– Я слышал, предводителя зовут Рагнор, – начал Эльберет, – чудовищная тварь, полукровка, как считают мои разведчики, у него есть примета – клык над верхней губой.

– Чудесно, – мрачно пробормотал Кеддерли. На сей раз, Иван уделил ему внимание – пнув его в лодыжку.

– Если Рагнор в лагере, то мы можем полагать, что он отделяет себя от остальных самыми страшными охранниками, каких найдет.

– Чудесно, – сказал Кеддерли вновь. Даника двинула ему локтем под ребра. Молодой священник начал опасаться, что может даже просто не дойти до вражеского лагеря, если не прекратит свои комментарии.

– И каких чудовищ ты видал? – спросил Иван, склонившись над самодельной картой ближе, чем кто-либо.

Эльберет, казалось, был удивлен интересом гнома. – Багбэров, в основном, – ответил эльф. – На самом деле, я ожидал более заметных стражей, огры, в крайнем случае, или один-два великана.

Кеддерли вздрогнул, но промолчал. Ороги, огромные и сильные, стали для него шоком; чудовищный рост огров едва не привел его в обморок. Что с ним будет, гадал он, если ему придется встретиться лицом к лицу с настоящим великаном?

– Так можешь ли ты быть уверен, что это лагерь вождя? – спросила Даника.

Эльберет раздумывал мгновение, затем покачал головой. – Я только предполагаю, – признал он. – Я не видел других шатров вдоль их линий, только грубые шалаши из веток. А как раз этот утес очень удобен для вражеского предводителя, чтобы наблюдать, что происходит на юге.

– Может быть, это лагерь Дориген, – вставил Кеддерли.

– По любому, – рявкнул Иван, похлопав огромным топором по ладони, – мы сможем задать жару кому-то из них!

Вновь, Эльберет был удивлен интересом гнома.

– Я не знаю, как нам лучше подойти, – честно сказал эльф. – Если мы подберемся как можно ближе, возможно, мы сможем найти подходящее место для атаки.

– В каком порядке? – спросил Иван.

Эльберет уставился на него с непониманием.

– Так я и думал, – заметил гном. – Ты все думаешь делать сам, а не руководить битвой. Отойди, эльф. У меня есть план!

Эльберет не шелохнулся и не моргнул.

– Слышь, ты, упрямый сын осины, – заорал Иван, тыкая толстым пальцем в сторону Эльберета. – Я знаю, шо ты сомневаешься в моей дружбе – и ты прав, я тя другом не считаю. И когда война кончится, ты да я еще обсудим это. Не надейся, шо я забыл это хоть на мгновение! И меня не волнует ни твой народ, ни твой вонючий лес, вот!

Вопль Пикела заставил разошедшегося Ивана сбавить обороты.

– Ну, моему братцу нравится твой лес, – добавил Иван, чтобы охладить взбешенного будущего друида. Он повернулся назад на Эльберета. – Но, при всех своих подозрениях, ты не смей сомневаться в моей дружбе с Кеддерли и Даникой. Если они идут, то мы с братом будем драться за них, и я бьюсь об заклад, шо мой топор снесет больше голов, чем твой жалкий меч!

– Посмотрим, чего стоит твоя похвальба, – сказал Эльберет, его серебряные глаза сузились. При всей своей гордости, Эльберет не мог не признать, что больше привык работать в одиночку, и что Иван мог бы быть более успешным в подготовке атаки. Его суровое выражение лица не изменилось, но он отодвинулся от карты, давая гному свободу действий.

Иван низко согнулся над рисунком, ворча и подергивая себя за все еще покрытую сажей бороду. – Какая глубина реки возле утеса? – спросил он.

– Мне по пояс, полагаю, – ответил эльф.

– Хммм, – пробормотал гном. – Глубоковато, чтобы идти этим путем. Нам ведь надо врезать им хорошенько и утекать на восток, где ты – он указал на Данику – видела проход.

– Наши жизни не имеют значения, – сказал Эльберет. – Если мы сможем убить предводителя врагов, уйдем мы живыми или нет, нас не должно волновать.

Челюсть Кеддерли отвисла.

– Это твоя жизнь не имеет значения, – согласился Иван, – но кой-кто из нас хочет сохранить свою шкуру, спасибо.

Вздох Кеддерли прозвучал как в благодарность Ивану.

– Но если мы сможем врезать им достаточно крепко и быстро, нам понадобится путь для отступления, – продолжил Иван. – Лучше для нас, если ты возьмешь свой лук, эльф, когда поведешь нас внутрь, а я возьму молот или два, чтобы выбить паре багбэров глаз. Вот шо я надумал. Ты, эльф, и Даника поведете нас внутрь. Вы двое самые быстрые, попытаете счастья с вождем. Кеддерли пойдет следом, глядя в оба, где он может быть нужнее.

Кеддерли понял, что Иван вежливо попросил его не путаться под ногами – не то, чего он ожидал.

– Мы с братаном будем прикрывать тыл, – продолжил Иван. – Так вы не будете беспокоиться, шо багбэр врежет вам в спину.

Эльберет изучил картину и мало что мог добавить к плану Ивана. Он казался крепким, хотя эльф был удивлен, что гном сделал ему предложение самому сражаться с Рагнором. Эльберет полагал, что Иван сам захочет этой славы.

– Подозреваю, что Дориген тоже здесь, – вмешался Кеддерли, все еще не в восторге от самой идеи.

– Тогда мы сможем нанести еще больший урон нашим врагам, – ответил Эльберет.

– Многие из моих боевых приемов придуманы против волшебников, – добавила Даника, даря Кеддерли то утешение, в котором он явно нуждался. – Как и в прошлую мою встречу с Дориген, я думаю, что у чародейки мало что найдется в ее репертуаре, чтобы поразить меня.

– Если тебе не придется драться со множеством багбэров или каких-то других чудовищ, – настаивал Кеддерли. – Тогда ты станешь легкой целью для какой-нибудь волшебной стрелы Дориген.

– Это уж твоя забота, – решил Иван. – Следи за колдуньей. Если увидишь ее, пристрели ее из своего самострела.

– У меня его нет, – сказал Кеддерли.

– Тогда бей своим посохом, или вон той игрушкой, что болтается у тебя на веревке, – сказал Иван.

– Дориген забрала мой арбалет, – сказал Кеддерли, на грани паники. Никто из остальных, похоже, не разделял его опасений по этому поводу. Все вместе, они глядели на Ивана, чтобы тот продолжал свой план.

– У нее мой арбалет и несколько магически заряженных стрел! – Кеддерли сказал вновь, еще более тревожно.

– Ну, если Дориген предпочтет это оружие своим заклинаниям, нам придется спасаться бегством, – сказала Даника, ее спокойный тон высмеивал страхи Кеддерли.

– Мы будем надеяться, шо она стреляет не так хорошо, как ты, парень, – добавил Иван. Столь же беззаботный, он вернулся к своему плану. – Я думаю, сумерки это лучшее время чтобы приступить, когда солнце начнет садиться, но прежде, чем темнота лишит наших друзей-человеков способности видеть.

Эльберет взглянул на Данику, та кивнула в подтверждение.

– Когда вы покончите с главным гадом, мы с Пикелом выведем вас оттуда, – Иван объяснил Эльберету. – Мы прорубим путь, по которому вы смогли бы проскакать на лошадях!

– В этом мы не сомневаемся, – сказала Даника, и даже Эльберет, столь злой на гнома лишь несколько минут назад, не сделал саркастических замечаний.

– Все, пошли, – сказал Иван, подбирая свой огромный топор. Он сделал Эльберету знак рукой, чтобы тот вел их.

Отряд тихо перешел под сень раскидистых сосен, и стал дожидаться, когда померкнет дневной свет. Кеддерли сел на западном краю тени, используя каждое оставшееся мгновение светового дня для усердной работы над книгой. Сперва Даника решила, что он все еще пытается перевести книгу Делланиля Квиль'квиена, но потом она увидела, что он держит Том Вселенской Гармонии, священную книгу Денейра.

– Здесь есть заклинания, которые могут пригодиться, – объяснил Кеддерли под ее любопытным взглядом.

Лицо Даники выдавало ее удивление; она никогда не видела, чтобы Кеддерли применял чары клериков кроме простейшего малого исцеления, никогда не расценивала его как священника.

– Я провел всю свою жизнь в ордене Денейра! – воскликнул Кеддерли, заслужив оплеуху от сидящего рядом Ивана и громкое «Шшшш!» от Пикела.

Кеддерли вернулся к книге. – Здесь есть заклятие тишины, – прошептал он, – которое может помешать Дориген, если та появится на поле боя и прибегнет к своей магии.

Он видел, что не убедил Данику, и он на самом деле не мог подобрать слова, чтобы спорить с этим. Кеддерли мало прежде исполнял церемоний, однажды он создал купель святой воды (в которой он поместил бутыль, где было ужасное Проклятие Хаоса), но по правде, он никогда не занимался всерьез клерикальной магией. Он был служителем Денейра, бога искусств и литературы, в первую очередь потому, что вырос в этом ордене в Библиотеке Наставников и потому, что принципы Денейра так подходили рассудительной и доброй натуре Кеддерли. Кеддерли провел почти столько же времени со священниками Огмы, бога знаний, и втайне считал себя служителем обоих – к окончательному возмущению Наставника Авери Шелла.

– Пора идти, – прошептал Иван. Кеддерли напоследок пробежал глазами заклятие тишины, надеясь, что если возникнет нужда, ему хватит сил применить его. Полный трепета – может быть, лучше было выучить заклинания исцеления? – он сунул том назад в сумку, рядом с книгой Делланиля.

Они начали осторожно подниматься по травянистому склону, что вел к утесу с шатрами. Даника остановила их на подходе и исчезла в кустах, появившись через несколько мгновений.

– Часовой, – обьяснила она, когда вернулась.

– Багбэр? – спросил Эльберет.

– Гоблин.

– Дохлый гоблин, – пробормотал Иван, благодарно подмигнув Данике, а Пикел весело добавил, «Хе-хе.»

Они залегли на привал в густых зарослях прямо под вражеским лагерем. Травянистый склон был издевательски тих. Несколько багбэров слонялись без определенного направления, и, через открытые пологи крайних шатров, компаньоны могли видеть остальных, торчащих тут и там. Главный шатер, на гребне холма, привлекал внимание спутников. Хотя и меньший чем два других шатра, он был куда лучше сделан и оставлял мало сомнений, где вражеский лидер – если это был действительно лагерь Рагнора – должен находиться.

– Сейчас или никогда, – Иван прошептал Эльберету. Эльф повернулся к гному и нетерпеливо кивнул. Затем Эльберет глянул на Данику, они вскочили из кустов и бешено ринулись по склону.

Пригнув голову, работая руками и ногами в совершенной гармонии, Даника быстро обогнала эльфа. Она ударила первых двух багбэров прежде, чем они даже поняли, что на них напали. Колени и локти дико завертелись, а за ними и багбэры, которые покатились под откос без малейшего желания вернуться в бой с безумной девушкой.

Эльберет догнал Данику, когда второй багбэр улетел прочь, эльф бросился на третьего монстра, столь же удивленного, но имевшего больше времени чтобы подготовиться встретить длинным копьем нападающих.

Взгляд эльфийского принца был направлен мимо твари, на полог лучшего тента в котором, он считал, был Рагнор. Он даже не взглянул на копье, выброшенное в его сторону.

Его верный меч свистнул поперек, переломив грубое оружие багбэра прежде, чем оно достигло цели. Эльберет пробежал мимо застывшего багбэра, поразив его мечом в колено на ходу, чтобы тот не мог последовать за ним вверх по холму.

Невезучая тварь, согнувшись от раны, по случайности осталась на пути Даники, когда та последовала за эльфом. Не замедлившись, она отвесила пинок, полностью синхронный ее бегу, попав согбенному монстру прямо в челюсть и отбросив его на землю.

Упавший зверь заметил бегущего следом человека секундой спустя, затем почувствовал тяжелый топот гномьих башмаков. Последнее, что увидел багбэр в своей жизни, был быстро опускающийся топор.

По всему лагерю били тревогу; два боковых шатра распахнулись, множество багбэров и несколько гоблинов рассыпались по травянистому холму.

– Больше чем мы думали! – проревел Иван.

Кеддерли прижимал к себе диски и посох, надеясь, что он не будет вынужден применять их. Он безумно озирался, ожидая и опасаясь, что Дориген проявит себя, и пытался держать заклятие тишины в уме, несмотря на растущую суматоху вокруг него.

Даника и Эльберет расширяли брешь впереди Кеддерли, а Иван и Пикел неожиданно вступили в бой позади него. Он обернулся, затем повернулся назад, оглядел все вокруг, увидев как багбэры – их все больше прибывало из шатров – начали окружать маленький отряд.

Эльберет и Даника не обращали внимания на события вокруг них. Их цель была в поле зрения, и их шаги ускорились, когда жирный, грубый монстр вышел из главного шатра. Они тут же поняли, что это Рагнор вышел встречать их, огромный и ужасный, и с тем самым клыком, торчащим над верхней губой.

Стоя на самом верху утеса, огриллон злобно улыбался и подманивал их к себе.

Даника, однако, поняла, что им не достать его. Отряд их трех багбэров приближался со стороны, и клин чудовищ готов был врезаться между их вождем и нападающими. Даника была уверена, что обгонит их, если будет бежать со всех ног, но у Эльберета не будет шанса встретиться с Рагнором.

– Беги! – закричала она эльфу, и повернула в сторону, чтобы встретить противников.

Она поднялась высоко, заставив чудовищ поднять их копья, затем нырнула на траву и скользнула в сторону, подрезав их под ноги и отправив всех троих кувырком вниз мимо нее.

Первым побуждением Эльберета было бежать к ней, зажатой между столь могучих противников, но эльф продолжил свой путь, понимая, что Даника действовала ради его успеха и напоминая себе, что их жизни не могут перевесить возможность уничтожить Рагнора.

Если огриллон и испугался, он этого не показал. Эльберет налетел быстро и жестко, его меч вращался и разил, используя скорость вращения, чтобы наносить удары быстрее, чем Рагнор мог защищаться.

Кровь брызнула из плеча монстра. Другая полоса расчертила его щеку. Но Рагнор продложал улыбался, а преимущество Эльберета в неожиданности скоро закончилось.

Теперь был ход огриллона.


* * * | В тени лесов [Серебристые тени] | * * *