home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


58

В среду Рюмин проснулся с рассветом. Тело успело восстановиться и окрепнуть. Правда, на шее остались лиловые кровоподтеки, но капитан считал, что это — пустяки.

Он взял из холодильника пакет молока, поднялся в башенку и вышел на крышу. Налил полную миску и услышал знакомое мяуканье. Сезар, обеспокоенный долгим отсутствием друга, громко выражал свою радость. Он терся об ноги Рюмина, дергал кривым хвостом, жмурил в истоме единственный глаз…

— Все в порядке, Сезар, — сказал капитан. — Не волнуйся! Что со мной может случиться? Я только с виду старый, а на самом-то деле — еще очень ничего…

Рюмин нагнулся, почесал одноглазого разбойника за ухом и… обомлел. Рядом с миской стояла грациозная миленькая кошечка и неторопливо лакала молоко.

— Сезар! — удивленно воскликнул капитан. — Что я вижу? Ты решил положить конец холостяцкой жизни?

Кот повернулся к Рюмину спиной. Капитан расценил это как упрек.

— Прости, — сказал он. — Ты совершенно прав. С моей стороны это невежливо — по отношению к даме. Чем я могу загладить свою вину?

Кот сел у его ног. Хвост торчал под причудливым углом.

— Приходите вечером, угощу вас рыбой, — предложил Рюмин. — Отварные спинки минтая. Замечательный деликатес!

Сезар милостиво склонил голову набок. Его подруга на секунду оторвалась от молока, облизнула усы и мордочку, потом снова принялась за еду.

— Вот и отлично! — поспешил сказать капитан. — Будем считать — инцидент исчерпан. — Он нагнулся к коту и шепотом добавил. — Ляпнул, не подумав. Не сердись!

Сезар, похоже, на него не сердился. Может, соскучился по Рюмину, а может, сыграло свою роль заманчивое обещание.

Капитан вернулся в башенку, спустился по лестнице в квартиру.

— Черт побери… — сказал он задумчиво. — Даже Сезар…

Рюмин открыл шкаф, достал одиноко висевший костюм. На работу он его не надевал, в боксерский зал — тем более, но сейчас…

— А вдруг…

Капитан разложил гладильную доску, включил утюг. Через полчаса костюм был выглажен, поверх него висела белая рубашка, на плече — единственный приличный галстук. Собственно, слово «приличный» можно было опустить; просто — единственный.

Рюмин начистил ботинки до зеркального блеска, принял душ, начисто соскоблил отросшую за эти дни щетину. Он был молодцеват, подтянут, свеж и благоухал любимым «Бёрберри».

В половине одиннадцатого капитан вышел из дома и сел в машину. Он направлялся на бульвар генерала Карбышева.


* * * | Роман с демоном | cледующая глава