home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



* * *


Рюмина не покидало странное ощущение. Кажется, доктора называют это «дежа вю». Картина преступления, холодная и расчетливая жестокость, с которой оно было совершено, даже сам дом из темно-коричневого кирпича, — все напоминало убийство на Тимирязевской улице.

Слово «совпадение» тут не годилось. Во всем, включая положение тела девушки, угадывалась намеренность, какая-то зловещая нарочитость.

Криминалист Быстрое методично, квадрат за квадратом, «обрабатывал территорию». Рюмин следил за выражением его лица, но не заметил даже тени улыбки. Капитан все же поднял вопросительно брови; в ответ — легкое, но категоричное покачивание головой. Ничего. Зверь не оставил следов.

Рюмин вышел на лестничную площадку, где его ждал Северцев.

— Можешь сделать несколько снимков.. Только побыстрее. Тело сейчас заберут.

Журналист расчехлил «Никон» и скрылся в квартире.

Рюмин поднялся на один пролет, облокотился на подоконник и закурил. Все надо было начинать сначала — придумывать версии и заново строить ход расследования. Пока он не видел ничего, что могло бы объединять убитых девушек, — за исключением личности убийцы. Но личность преступника — это результат, вершина лестницы, на которую он должен взобраться. Где же первые, нижние ступеньки? Рюмин не мог их нащупать.

Капитан выбросил окурок в самодельную пепельницу, вырезанную из алюминиевой банки, немного поколебался и достал новую сигарету.

Из квартиры № 45 вышел Северцев: он осмотрелся, увидел опера и направился к нему. От Рюмина не укрылось, что лицо журналиста стало бледным, руки, застегивающие кофр, дрожали.

— Ну? Что скажешь?

— К-кошмар, — слегка заикаясь, ответил Северцев.

Рюмин кивнул.

— Еще одна жертва… — продолжал журналист. — Чудовищно!

Северцев запустил пятерню в густые каштановые волосы, откинул их назад.

— Но тогда получается, — сказал он задумчиво, — что мы вчера взяли не того?

— Приятно иметь дело с умным человеком, — съязвил капитан. — А я-то уж и не знал, как тебе об этом сообщить.

— Значит, — рассуждал Северцев, словно не замечая сарказма капитана, — Рудаков здесь ни при чем?

— Не совсем так, — возразил Рюмин. — Он не убийца. Это понятно. Но он имеет отношение к убийству. В квартире Лапиной, на зеркале, был его отпечаток. Не мог же он возникнуть из воздуха?

— Да, действительно… Но если убийца не Рудаков, откуда взялся отпечаток?

— Это мы выясним. И довольно скоро, — Рюмин невольно поморщился, представив встречу с владельцем модельного агентства. — Вчера вечером он был не слишком разговорчив — постоянно требовал адвоката. Но сегодня… Обещаю — Михаил Наумович расколется, как гнилой орех.

— С чего бы это? — засомневался Северцев.

— Найдутся методы воздействия.

— Будете ломать ему пальцы?

— Насмотрелся голливудских боевиков? — усмехнулся Рюмин. — Слава богу, мы не в Америке. Мы — страна с древней культурой, — он достал компакт-диск и протянул журналисту. — Рудаков расскажет все, лишь бы эта информация не просочилась в печать. Через тебя, например, — выразительно добавил капитан и подмигнул.

Северцев с опаской взял диск в руки.

— По-моему, это называется шантаж. Вы уверены, что… — он замолчал.

Рюмин почувствовал, что начинает закипать.

— Эй, парень! Ты уже включаешь реверс? Как же наш уговор: эксклюзив взамен на услугу? Если боишься, вытаскивай из фотоаппарата пленку и вали на все четыре стороны!

Журналист, поразмыслив, убрал диск в карман.

— Не волнуйся! — успокоил капитан. — Скорее всего, этого не потребуется. Но на всякий случай надо быть готовым. Сделаешь?

— Я должен посмотреть материалы, — уклончиво отвечал Северцев. — Что на диске?

— Бухгалтерский отчет. Правда, не совсем обычный.

— Хорошо, — согласился журналист. — Когда я смогу написать об убийствах девушек?

— Когда я их раскрою!

Северцев обескураженно уставился на Рюмина.

— Капитан, — осторожно начал он. — Боюсь, к тому времени, когда это произойдет, убийства перестанут быть новостью. Если память мне не изменяет, никто и никогда не находил маньяка по горячим следам.

— Знаю, — остановил Рюмин. — И даже могу объяснить, почему. Основополагающий принцип любого расследования — qui bono? Ищи, кому выгодно. В случае с маньяком мотивацию найти трудно.

— Ну да! — Северцев пожал плечами. — Маньяк убивает потому, что убивает. Какой тут мотив?

— Ты прав, но… К нашему случаю это не относится.

— Что вы хотите этим сказать? — насторожился журналист.

Рюмин снова закурил, глубоко затянулся и обдал Северцева густыми клубами сизого дыма.

— Порезы! — воскликнул он. — И буква «М» на стене!

Журналист покачал головой.

— Не понимаю, что это дает. Убийца следует определенному сценарию, обоснование которого существует лишь в его больных мозгах! Где здесь зацепка?

— Ты упускаешь из виду одну очень важную деталь! — Рюмин поднял указательный палец.

— Какую?

— Педантичность! Убийца не просто следует определенному сценарию, он строго ему следует! Повторяется в малейших подробностях! Почему?

Северцев состроил недоуменную гримасу.

— Откуда мне знать? Я же не маньяк!

— Вот и я пока не знаю, — вздохнул Рюмин. — Но в одном абсолютно убежден — это не случайно. И раны, нанесенные бритвой, и «М», написанная кровью, имеют какой-то смысл. Я должен разгадать, в чем он заключается.

— Тогда вы найдете убийцу?

— Останутся небольшие технические тонкости, — кивнул капитан.

Северцев задумался. Казалось, он что-то вспоминал.

— Наверное, я смогу вам помочь, — наконец сказал он. — Я знаю одну женщину… Она психиатр из института имени Сербского…

Рюмин только отмахнулся.

— Напрасная трата времени. Я несколько раз сталкивался с этими ребятами. Они с умным видом доказывают тебе, что дважды два — пять, причем настолько убедительно, что рано или поздно начинаешь верить.

— Она — очень грамотный специалист, — начал горячиться Северцев, но Рюмин только отмахнулся.

— Как женщина может разобраться в мужских делах? Нет, парень, ты несешь ерунду. Этот убийца — матерый хищник. Тут нужен кто-то, под стать ему, — и капитан ощерился, обнажив острые белые зубы.

Двери лифта с грохотом распахнулись, показались санитары в синей униформе. Один из них нес нейлоновые носилки, другой — черный пластиковый мешок. Санитары молча зашли в квартиру.

Рюмин затушил окурок, спустился на этаж и подошел к местному участковому.

— Родственники так и не появились? — спросил капитан.

Участковый, седой кавказец с аккуратной щеточкой усов, покачал головой.

— Дома никого нет, а рабочих телефонов я не знаю.

— Ладно. Передай им мои координаты: Петровка, 38, 405-й кабинет, капитан Рюмин.

Участковый записал.

Капитан обернулся и взглянул на Северцева.

— Пока ничего не предпринимай. Жди моей команды. И, пожалуйста, не вздумай мешаться под ногами. Договорились?

— Конечно! — ответил журналист. Северцев уже знал, что поступит по-другому.


предыдущая глава | Роман с демоном | cледующая глава