home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


27

Рюмин осторожно въехал на тротуар и припарковал машину перед кафе «Брюссель». Напротив входа стоял большой шатер, украшенный эмблемой «Стелла Артуа». Трое мужчин сидели за разными столиками и, уставясь в пустоту, сосредоточенно пили пиво. На улице было не то чтобы уж очень прохладно, но, выражаясь метким русским словечком, «свежо». Поэтому посетители предпочитали шатру уютный полумрак заведения.

Капитан взглянул на часы: стрелки показывали десять минут четвертого. Он опоздал на десять минут и поэтому нервничал. Рюмин высоко ценил пунктуальность и считал, что необязательные люди не заслуживают уважения. И тем более — доверия.

Он заранее злился на себя за то, что сейчас начнет долго и нудно извиняться, выставляя причиной извечные московские пробки. Именно из-за них он и задержался, однако это было слабым оправданием — в глубине души Рюмин наивно полагал, что человек сильнее обстоятельств, а не наоборот.

Рюмин щелкнул по носу деревянную статую на входе — толстого улыбающегося повара в высоком белом колпаке, — открыл стеклянную дверь и взбежал по ступенькам. В зале было тихо и темно. Зеркало за барной стойкой переливалось всеми цветами радуги, словно бензиновое пятно на поверхности лужи. Приглушенная инструментальная музыка доносилась откуда-то со стороны кухни.

Капитан огляделся в поисках Этель — и не увидел ее. Компания из четырех человек, две влюбленные парочки, коротко стриженный верзила, пьющий коньяк, и худенькая невзрачная студентка, расположившаяся в дальнем от входа углу. Заметив Рюмина, она помахала рукой.

Капитан подошел ближе и не смог сдержать удивленного возгласа: студентка оказалась той самой красавицей, что дефилировала по подиуму в Петровско-Разумовском два дня назад.

— Этель! Простите, не узнал вас… — Рюмин замолчал.

— Вы хотели добавить — «в одежде», — закончила за него Этель.

— Ну, в общем, да…

— Хотите, чтобы я разделась?

— Нет, спасибо. Не сейчас.

Капитан сел напротив девушки, подвинул к себе пепельницу и закурил.

— Вы принесли ключ?

Этель достала из сумочки ключ и положила на столик.

— Подниметесь со мной в квартиру? — спросил Рюмин.

— Может, немного подождете? Пока я допью чай?

Перед Этель стоял маленький фаянсовый чайник с зеленым чаем. Судя по запаху — с жасмином.

— Это ваш обед? Девушка вздохнула:

— Скорее, ужин. На обед были банан и йогурт.

— Вот как? — капитан небрежно поднял руку. Ему не нужно было изучать меню, чтобы сделать заказ. В «Брюсселе» Рюмин бывал и не раз. — «Альпийский салат» и пинту пива, — сказал он подошедшему официанту.

— Это — ваш обед? — ехидно спросила Этель.

— Скорее, второй завтрак. На обед будет уха, большой кусок мяса с кровью и десерт. Предпочитаю «Бананасплит».

— Везет! — восхищенно сказала модель и отхлебнула бледный настой.

— Я же не хожу по подиуму… — начал Рюмин.

— Ну да, вы ходите по краю! — перебила девушка. — Знакомая песня.

Капитан беспечно пожал плечами.

— И такое случается. Сейчас не об этом. Вы не возражаете, если я вас… — он выдержал паузу, — кое о чем спрошу?

— Слушаю! — с готовностью сказала Этель.

— Расскажите мне об Ингрид. Все, что знаете. Все, что придет в голову. Мне пригодится любая мелочь.

— Вы опять о ней? — девушка была явно разочарована. — Вряд ли я смогу помочь. Мы не были подругами.

— Но кто тогда сможет? Ведь с кем-то она дружила?

Модель горько усмехнулась.

— Вы были в цирке?

— Иногда у меня складывается впечатление, будто я не выхожу оттуда.

— Вы видели лошадей? В красивых попонах, с пышными султанами, в дорогой блестящей упряжи? Они бегают по кругу, встают на колени, вальсируют… Вы думаете, они дружат?

— А что же они, по вашему, делают? После представления?.

— Пьют зеленый чай. В одиночку.

— Не могу поверить, что такая девушка, как вы, пьет зеленый чай в одиночку, — преувеличенно бодро сказал Рюмин. Он даже позволил себе мудро улыбнуться: мол, я-то знаю, что это не так…

— Ас кем? — с неподдельным отчаянием спросила модель.

— Этель…

— Лучше — Нина, — поправила девушка.

— Хорошо. Нина. Мне кажется, уж вы-то избалованы мужским вниманием.

— Вниманием? — Нина посмотрела капитану в глаза и спросила напрямик. — Что вы имеете в виду? Показы и фишки? То, что многие хотят со мной переспать? И готовы за это заплатить?

— Ну… — Рюмина немного смутила ее откровенность, хотя это выглядело странно — девушка годилась ему в дочери. — Это распространенное женское заблуждение — разделять любовь и секс…

— Как раз вы, мужчины, и разделяете, — отрезала собеседница.

— Чем?

— Деньгами. Хотите любви, предлагаете деньги, а когда получаете один секс, устраиваете истерики.

Официант принес салат и пиво. Рюмин залпом осушил половину бокала и принялся с аппетитом есть.

— Выходит, все, как у «Битлз»? — спросил он. — «Любовь не купишь»?

— Только взамен на любовь.

Рюмин с аппетитом хрустел кольцами маринованного лука. Чем ему нравился «Брюссель», так это тем, что здесь не жалели мяса. Если в составе салата значилось «телятина», значит, она там будет. И в немалом количестве.

Капитан быстро расправился с салатом, допил пиво и закурил новую сигарету.

— Вы идеалистка, Нина.

— Почему?

— Продаете секс, получаете деньги, но при этом — хотите любви. Так не бывает.

Девушка закусила губу и некоторое время молчала. Потом медленно произнесла.

— Продажная женщина не может мечтать о любви? Вы ведь это имели в виду? Только сказали в более мягкой форме. Да?

Рюмин ничего не ответил, и она продолжала.

— Знаете, вы мне очень понравились. За меня еще никто никогда не заступался. Вы казались мне… не таким, как все. И, когда позвонили сегодня, я подумала, что побегу за вами, стоит вам только подмигнуть… Безо всяких денег. Но… Вы ведь все это делали не для меня. Для себя. Просто не можете терпеть, когда кто-то бьет женщину в вашем присутствии. И с Ингрид то же самое. Вам интересно само расследование, а на убитую модельку наплевать. Кем она была? Обычной проституткой, хоть и очень дорогой. Вы же так думаете?

По выражению лица девушки было видно, что она не на шутку обижена. Губы дрожали, на глаза навернулись слезы.

— Нина… — начал Рюмин.

— Этель! — перебила девушка. — Так привычнее.

— Нина, — повторил капитан и накрыл ладонью ее руку. — Может быть, я не герой вашего романа. Может, я несколько старомоден и оттого скучен. Может, я законченный эгоист и вообще не понимаю трепетную женскую сущность. Но при всем при том я не отбираю медяки у нищих, не поджигаю сиротские приюты и… не убиваю девушек. Я хочу найти убийцу. А на остальное — тут вы правы! — мне наплевать!

— Вы ничего не поняли, — с укоризной сказала Нина. — Ингрид — такая же, как я. Такая же, как все мы. Если она привела кого-то к себе в дом, то сделала это потому, что поверила.

— Он — высокий, сильный, дорого одет и ездит на черном американском джипе. Вспомните, может, кто-нибудь из… — Рюмин на мгновение запнулся, — ваших клиентов подходит под это описание?

— Поймите же, это был не клиент!

— Допустим, так. Сказочный принц. Она что-нибудь о нем говорила?

Девушка энергично помотала головой.

— Это сразу дошло бы до Миши. Нет, Ингрид никому ничего не рассказывала.

Рюмин начал терять терпение. Переливание из пустого в порожнее его раздражало.

— Ну, хорошо, а где она могла с ним познакомиться?

Нина развела руками.

— Я не знаю. Только не в нашей тусовке. Нигде.

— «Нигде» это значит — где угодно? — уточнил Рюмин.

Девушка кивнула. Капитан, не дожидаясь, когда принесут счет, положил под пепельницу деньги и встал.

— Вы сами откуда?

— Из Новосибирска, — ответила Нина.

— Хотите добрый совет? Поезжайте в Новосибирск, найдите хорошего парня, выйдите за него замуж и нарожайте ему троих детей. Тогда не придется разрываться между деньгами, сексом и любовью. Будет все и сразу.

— Как у вас просто… — вздохнула Нина.

— Это непросто, — заявил Рюмин. — Совсем непросто. Наоборот. Быть хорошей женой и матерью — очень трудно. Куда сложнее, чем искать призрачное счастье в Москве и ходить по подиуму. Зато — это самое правильное. Вы это поймете — лет через сорок, когда на ваш день рождения за праздничным столом соберутся все ваши дети и внуки. Или не соберутся, и вы будете сидеть одна — все равно поймете. Простите, если я вас чем-нибудь обидел.

Он взял со стола ключ и вышел из кафе.



* * * | Роман с демоном | * * *