home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


39

— Наконец-то все стало на свои места… — Вяземская выглянула в окно. Легкий ветерок забавлялся упавшими листьями: гонял их по институтскому дворику, кружил в медленном танце, раскладывал по газонам среди пожухлой травы, словно игральные карты на зеленом сукне… — Теперь я знаю, в чем заключалась главная ошибка.

Рюмин и Северцев сидели за столом в ординаторской и внимательно прислушивались к каждому ее слову.

— Мы полагали, — сказала Анна, — что Панина… то есть, Волкова — первая жертва маньяка. Но эта гипотеза никак не объясняла ее странное поведение. Я не могла понять, что заставило Лизу нанести себе новые раны. Но еще более невероятным казалось то, что царапины доставляли ей наслаждение.

— Кровь, боль и секс, — тихо сказал Рюмин".

— Именно, — кивнула Вяземская. — Для нее эти вещи связаны неразрывно.

— А для него? — спросил Северцев. — Для убийцы?

Анна замолчала. Она подошла к столу и некоторое время смотрела на разложенные бумаги: распечатки снимков убитых девушек и свадебную фотографию Паниной и Уржумцева.

Рюмин подумал, что сегодня Вяземская выглядит еще привлекательнее; ему очень нравился этот белый халат, подчеркивающий стройную фигуру, строгая гладкая прическа с волосами, собранными в аккуратный узел на затылке, серьезное выражение лица… Этой женщиной невозможно было не любоваться.

— Помнишь, — сказала Анна, обращаясь к Северцеву, — когда мы сидели в кафе, ты спросил, верю ли я в точность психологического портрета преступника?

— Ты сказала, что веришь, — ответил Александр.

— Да. Психиатрия — это все-таки наука. Она может дать ответ — если не на все, то на очень многие вопросы. Надо только правильно их сформулировать.

— И… каким же будет портрет Кирилла Волкова? — спросил Рюмин.

— Судите сами. Нам известны причины, вызвавшие деформацию его личности. Инцест. Интимная связь с ближайшим родственником — это раз. Произошел слом одного из самых мощных биологических и социальных запретов. Такие вещи не проходят бесследно. Далее. Сексуальные отношения брата и сестры носили явный садо-мазохистский характер — это два.

Для юноши в пубертатном периоде это имеет огромное значение. Я бы сказала — определяющее.

— Хорошо, что я в свое время об этом не знал… — пошутил Северцев.

— Успокойся, — сказала Вяземская. — Тебе не о чем волноваться.

— Ты считаешь? — не унимался Александр.

— С тобой все в порядке.

Рюмин вдруг поймал себя на мысли, что ему неприятно слушать этот разговор — пусть даже и затеянный в шутливой форме.

— Давайте вернемся к Волкову, — сказал он. — Это важнее.

— Простите, капитан, — спохватилась Анна. — И третий фактор, который я бы хотела отметить, — насильное разлучение. В тот самый момент, когда их чувства были на пике. Возникла незавершенная ситуация, и она требует логической развязки. Поэтому преступник находится в состоянии поиска. Он ищет Лизу и не может ее найти.

— Вы думаете, он не остановится? — спросил Рюмин.

Вяземская покачала головой.

— Маловероятно. Он во власти навязчивой идеи, и эта идея настолько сильна, что он себя не контролирует. Обратите внимание, в действиях убийцы прослеживается определенный поведенческий стереотип. Он следует ему, повторяясь в малейших деталях. Порезы и кровавый вензель над кроватью — это символический ритуал, от которого он не может отступить. Да и выбор жертв говорит сам за себя — они очень похожи на его сестру.

— Дело за малым, — сказал Северцев. — Надо найти на сайтах знакомств всех девушек, похожих на Лизу, и предупредить их об опасности.

Александр посмотрел на Рюмина, ожидая, что тот оценит его предложение по достоинству.

— Кажется, у меня есть идея получше, — сказал капитан. — Он ищет Лизу? Он ее получит.



* * * | Роман с демоном | * * *