home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Часть III.

А с ребенком – трое

И увидишь ты, что семя твое многочисленно, и отрасли твои, как трава на земле.

Иов 5, 25

Ребенка крестили через четыре часа после бракосочетания. Ну и что, наплевать и забыть, поженились-то они все-таки раньше. Зато повеселились мы, чувак, на славу! Потом, конечно. Ее старик грандиозную свадьбу закатил. А тут еще Шпик с его треклятым мотоциклом. У Томми был «Индиан-76». Это как раз тот малый, что женился. У него был этот «Индиан» – да ты знаешь, хилый такой. Просто чахоточный. Никто из ребят к такому и близко бы не подошел. Ездить-то он ездит и все такое, да уж больно маленький. А нужен такой, чтоб его можно было до ума довести. Сам знаешь, чтоб как игрушка был – флажки там, вымпела да толстожопая коляска с хромом. Тёлки прямо так и липнут, чувак! Просто класс! Короче, у него был этот семьдесят шестой, а Томми-то малый длинный, кожа да кости, ну и мотоцикл под ним смотрелся, точно какой-нибудь отросток. Точно заместо елды у него между ног мотоцикл. Так вот, заведет он его, значит, и сидит себе спокойненько, как на курорте, только на педаль легонько жмет, а движок ревет как бешеный. Все ребята стоят на месте, машины у них кренятся и брыкаются, брыкаются, треклятые движки только чихают да пердят, а Томми сидит на этой елде, колеса дают движку разнос, искра идет, и грохот – точно во время артобстрела, а потом он начинает ездить, медленно так, кругами, и ждать, когда у них заведутся мотоциклы.

Но Томми был малый что надо!

Спокойный, не дерганый. Особенно по сравнению со всеми остальными. К тому же он работал. Не всегда, конечно, но все-таки! Раньше он нет-нет да и встречался с Сузи. Катал ее на мотоцикле, в кино водил (наверно), да и в здешние пивнушки они обычно на пару заходили. Но о том, что Сузи залетела, мы узнали, только когда она уже на восьмом месяце была. А то и на девятом. Это была полька с толстыми ляжками, и даже ее старик ничего не знал, пока она в больницу не угодила. Сдается мне, не очень-то он внимательно смотрел. Да он и не просыхал почти. Короче, когда старуха сказала ему, что Сузи в больнице, он чуть умом не тронулся. А через пару дней протрезвел, расчувствовался, приперся в больницу и давай нюни распускать: мол, он все сделает для своей маленькой дочурки (она была всего на дюйм-другой ниже Томми, а весила на сорок фунтов больше) – и почему она не сказала ему, что залетела, беда-то, мол, какая, а та просто посмотрела на него, попросила закурить и говорит, никакая, мол, это не беда, и примерно через недельку старик уже, как обычно, изучал программку скачек, попивал пивко и поджидал какого-нибудь богатенького лоха. И все же надо отдать ему должное. Свадьбу он и вправду закатил на славу. Началось веселье после бракосочетания, но все самое интересное было после крестин. То есть, когда Шпик выпил пивка и должен был прокатиться. Шпик уже давно спал и видел, как он на мотоцикле разъезжает. Целых полгода в шлеме ходил, а мотоцикла еще и в помине не было. Само собой, все, у кого есть мотоцикл, носят шлемы. Никаких сапог там, никаких курток с орлами и прочего дерьма, но шлем нужен, чтоб волосы в глаза не лезли. Короче, шлем у Шпика был, а мотоцикла не было. Он целыми ночами просиживал «У Грека», а со шлемом расставаться не желал ни за какие коврижки. Попробовал бы ты, чувак, стащить тот шлем у него о башки, так он бы спятил. Ну, а Томми, короче, изредка давал Шпику покататься, и тогда Шпик и впрямь с ума сходил, аж дергался. Заводил треклятый мотоцикл, мутузил его, поносил на чем свет стоит, орал, вопил, поправлял свой распроклятый шлем и катил по Второй авеню, а грохот подымался адский. Потом Томми махал ему рукой, чтоб возвращался. Шпик медленно разворачивался, подъезжал с обратной вспышкой к Томми, пару раз газовал, опускал подпорку, глушил движок, осторожненько слезал, похлопывал по сиденью, по баку и говорил ему, что это классная машина. Просто классная. А на другой день Шпик обходил все мотомагазины Нижнего Манхэттена, мечтательно глазел на машины в витринах, заходил и приценивался, а продавец говорил ему, что за два дня ничего не изменилось, как была цена полторы тысячи, так и осталась, и Шпик спрашивал, нет ли новых подержанных машин, а продавец качал головой и занимался своим делом, тогда Шпик принимался разглядывать фары, сиденья, вымпела, ветровые стекла, багажники и потихоньку с ума сходил, а потом возвращался к «Греку» и рассказывал нам, какой он видел классный «Харли-Дэвидсон» – новенький, последняя модель, причем он знал каждую полоску хрома, каждый болт и каждую гайку в этой чертовой машине, и все смеялись, а кто-нибудь подкрадывался к нему сзади через боковую дверь, снимал с него шлем и бросал другому, и Шпик как чокнутый из кожи вон лез, лишь бы заполучить его обратно, а потом кто-нибудь снова нахлобучивал шлем ему на голову, и мы смеялись, а он твердил, что мы, мол, и понятия не имеем, каково это – мотоцикл хотеть. Потом кто-нибудь обещал покатать его, если он купит кофе с булочкой, тут уж Шпик не выдерживал и расставался с десятицентовиком (нелегко было заставить его с чем-нибудь расстаться, особенно с деньгами. Наверно, он пытался накопить на мотоцикл и ныкал бабки в кубышку.), поправлял свой шлем, они трогались с места, он орал «Побереги-и-ись! „, они выезжали на Кольцевую парковую и давай лавировать в потоке машин, Шпик шалел от счастья, орал, визжал, а когда они возвращались к «Греку“, все твердил: Черт возьми! Я просто обязан купить мотоцикл! Чувак, ты и понятия не имеешь, каково это – мотоцикл хотеть! А на другой день отправлялся в Нижний Манхэттен.

Ну, а когда Сузи, короче, сообщила Томми, что она в интересном положении, он, наверно, слегка удивился. Точно не знаю. Он ничего не сказал, но, наверно, так оно и было. Короче, сообщила она ему, и они поехали кататься по Кольцевой, а на обратном пути заскочили на Кони-Айленд, поели «У Натана» хот-догов – Томми тогда как раз работал, – и он, наверно, сказал, что женится на ней. Во всяком случае, он вряд ли отказался. Вообще-то ему было все равно. Мотоцикл-то у него уже имелся. Все бабки выплачены, да и до ума доведен так, как он хотел, а жить они могли у ее старика со старухой. Внизу. Так что ему было глубоко наплевать. А ей, по-моему, хотелось замуж. Такие дела. Правда, не знаю, может, она его даже и не просила. Ведь она могла бы запросто избавиться от малыша. Есть же всякие разные учреждения. Но Томми-то был малый порядочный. Никогда никому не надоедал, никогда не бил ее, ничего такого, вот ей, наверно, и захотелось замуж. Да и работать при муже незачем. Корми себе только малыша, ну и все такое. Так что в общем-то все кончилось неплохо. И вот, короче, приходит Томми как-то раз к «Греку» и говорит, что скоро будет папашей, Алекс угощает его чашкой кофе за счет заведения, а Томми разрешает Шпику покататься.

Короче, хмель с ее старика слегка сошел, и он обещает ей (когда она приходит с младенцем из больницы и говорит, это, мол, дедуля, а старик снова нюни распускает) устроить настоящую свадьбу, идет в бар Мэрфи и говорит ему, что хочет снять верхний этаж для свадебного приема. Мэрфи спрашивает, когда, мол, а тот говорит, что точно не знает, но скоро, тогда Мэрфи говорит, мол, скоро намечается попойка у авиационного командования «Ворон», поэтому старик говорит, что через две недели, оставляет задаток, идет домой и все рассказывает, они хватают Томми за жабры, тот соглашается и заканчивает на свой мотоцикл глянец наводить – так они, короче, назначают день свадьбы и начинают готовиться к крестинам. На крестинах-то они, само собой, слегка приврали, понятное дело, но старуха рассудила так, что лучше уж слегка приврать, чем вообще бедную крошку не крестить. Короче, выправили они все бумаги, некоторые ребята пошли с ними, и через несколько минут все было кончено, а потом мы пошли к «Мэрфи» дожидаться крестин и подыскивать подходящих крестных. В конце концов, по-моему, нашли каких-то дядю с тетей, точно не знаю, во всяком случае, это было уже тогда, когда пошло веселье. «Зал Мэрфи» – это большая комната над баром, там на маленькой стойке в углу стояли бутылки виски и бочонки с пивом, а длиннющий стол ломился от всяких разных бутербродов. Короче, схватил каждый по кувшину пива, все набросились на бутерброды, и тут входит Шпик и говорит, что раздобыл мотоцикл. Ну и видок у него был! Глаза вытаращил так, что они прямо на лоб полезли. Я уж думал, он обкурился или еще чего, а он просто от мотоцикла тащился. Он купил за какие-то гроши старый полицейский драндулет и довел его до ума. То есть плеснул на него краски, спер где-то коляску с классной жопой, сплошь мех да хром, и аж кипятком ссал от желания кататься. Мы велели ему не дергаться, расслабиться и хорошенько отметить свадьбу Томми. Короче, кто-то сунул ему в руку кувшин пива, но когда кто-то попытался стащить у него с башки этот треклятый шлем, он прямо озверел, тогда мы и говорим, ладно, так и быть, мол, пойдем вниз, глянем на его мотоцикл. И глянули. Тоже мне машина! Сам знаешь, чувак, если уж копы сбывают с рук мотоцикл, значит, он свое отъездил. Но это все-таки был мотоцикл, причем даже на ходу. Сдается мне, этот сукин сын не отказался бы от драндулета, даже если бы пришлось его толкать или крутить педали, как на детском автомобильчике. Короче, минут пять, а то и больше, он пытается его завести, а мы слушаем, как движок то чихнет, то заглохнет, но потом Шпик с гнусной ухмылочкой на роже все-таки отчалил, и мы снова поднялись наверх, а через пару минут и он заявился. Лыбится, сияет на весь треклятый зал, а ремешок шлема на подбородке завязан. Точно говорю, чувак, этот зассыха всех достал! Ну и что, наплевать и забыть, веселились-то мы на славу, к тому же понятия не имели, каково это – мотоцикл хотеть, и Шпик вскорости уже трепался про свой мотоцикл с мамашей Сузи, а та в момент наклюкалась и давай слезы лить по своей бедной маленькой дочурке – плачет и рассказывает, как та выглядела, когда родилась, мол, кажется, все это было только вчера, и вот она уже совсем большая, вышла замуж, стала матерью, а Шпик все кивает да поддакивает, но вообще-то ему все это до фени, ему бы только свечи почистить да, может, карбюратор перебрать… что за ночь можно сделать самому, и это ни черта не будет стоить… и тогда этот драндулет станет гонять по дороге не хуже любого другого мотоцикла, а если учесть, что он обошелся всего в сотнягу, то выходит, это чертовски выгодная сделка… а Сузи уже давно наплевала на старика со старухой и знай себе наворачивала бутерброды с салями, и гулянка шла вовсю. Само собой, некоторые ханыги из бара приплелись наверх, всех поздравили и похватали что сумели, а когда кончились крестины и они вернулись с малышом, все принялись твердить старику со старухой, что ребенок в точности похож на них (а старуха, чувак, ну просто образина!), а те хмыкают, хлопают всех по спине и велят пить до дна, а у кого-то был фотоаппарат, и сверкали лампы-вспышки, а потом их об стенку разбивали. Ребенок, само собой, принялся орать, но его убаюкали, и все разгулялись, как и положено на свадьбе. У них был патефон с кучей классных пластинок вроде Иллинойса Жаке и Кентона. И заявилась Роберта, настоящий гомик с понятием из нашего района. Она сразу начала танцевать и задницей вихлять, и некоторые из ребят, уже пьяные в хлам, плясали с ней, а она оттягивалась на всю катушку! Само собой, она, как всегда (если не было травы), тащилась под бенни, и кто-то из ребят спросил ее, не она ли невеста, а Роберта говорит, нет, мол, она обычно принимает противозачаточные меры, а потом ну плясать со стариком и старухой, предками Сузи. Вот это была умора! Она вихляет своей толстой жопой, вся в поту, в соплях и слезах, а мы со смеху обоссываемся. Да, чувак, свадьба удалась на славу!

Само собой, Томми на выпивку особенно не налегал. Не потому, конечно, что это была его свадьба. К тому времени это уже значения не имело. Нет, просто он вообще был малопьющий. Изредка примет пару кружек пива, и всё. Такие дела. Но и он вроде как веселился вовсю. Во всяком случае, для такого спокойного малого как Томми. Все гости чуть было не затосковали, когда старуха откопала где-то пластинку, на которой какая-то телка поет «Потому что», а потом она шатаясь подходит к Сузи и ну обнимать ее и целовать, а Сузи пытается запихнуть в рот бутерброд с салями, но жевать не может, потому как на ней висит старуха. Зато Роберта нас просто со смеху уморила. Она стояла в углу и делала вид, будто поет – вот это, чувак, была потеха! Представь, короче: хлопает глазами (а глаза у нее подведены, и на веки наклеено что-то блестящее типа звездной пыли) вертит и вихляет жопой, ну и все такое. А старуха ее не видит (сдается мне, к тому времени она уже вообще мало чего видела), она хочет с Сузи потанцевать и ну кружиться в вальсе, то и дело спотыкаясь, а Сузи все держит в руке тот бутерброд с салями, но тут пластинка кончилась, Роберта мигом поставила Дайну Вашингтон, Сузи отделалась от старухи, и все опять принялись веселиться. Вскорости старуха отрубилась, и ее уложили на раскладушку в задней комнате, а мы под конец принялись скакать в углу под музыку и накачиваться виски, и даже Шпика слегка развезло. Тони совсем окосел, схватил какую-то телку за жопу, и вышла неувязочка с ее мужем, но до серьезной драки дело не дошло, поэтому мы просто затолкали Тони в угол и дали ему проспаться. Само собой, несколько старых ирландцев принялись друг друга мутузить, но особого беспокойства от них не было, да и дело было далеко от стойки, поэтому их никто не трогал, и они дрались, пока не вырубились.

Но Шпику уже на месте не сиделось. Ему хотелось кататься. Все велели ему ехать, но в одиночку он кататься не хотел, а все, кроме Томми, были слишком пьяны, чтоб ездить на треклятом мотоцикле. Тогда Сузи и говорит Томми, поезжай, мол, ты. Почему бы и нет, черт подери! Все равно, мол, сегодня ночью ничего нельзя. Понятное дело, слишком рано. А она решила разыскать ребенка, унести его домой и лечь спать. Сказала, что все равно уже ног не чует. Всего недели две прошло, как она родила. Да и ребенок был просто здоровенный. Фунтов восемь, что ли. Точно не знаю, но что-то вроде этого. Она сказала, что это все равно что срать арбузом. Ребенка рожать. Короче, она всюду поискала, нашла малыша и слиняла. Ну, а Томми решил прокатиться со Шпиком. Ночка выдалась славная. Как раз такая, чтоб ездить с ветерком. А назавтра, наверно, целый день дома торчать и все приводить в порядок. Сам знаешь, то туда поставить, это сюда, за малышом присматривать, ну и все такое. Короче, когда Роберта видит, что Томми собрался линять, она подходит, точно уличная шлюха, и начинает вкрадчиво так убалтывать Томми, чтоб он взял ее покататься, мол, у нее такое подавленное настроение, когда она видит, как другие люди заводят ребенка и к медовому месяцу готовятся, а сама при этом хлопает глазами, и все со смеху покатываются, тогда Томми смеется и соглашается, Роберта хихикает и машет ручкой на прощанье. Шпик уже спускается по лестнице в накрепко завязанном на подбородке шлеме, и они линяют.

Ну, а мы, само собой, торчали там, пока нас наутро пинками не выставили. Ну и что? Наплевать и забыть. Старик ведь большие бабки выложил за помещение и все прочее. Не пропадать же всему этому зря!


Часть II. Королева умерла | Последний поворот на Бруклин | Часть IV. Траляля