home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 7

Проснулся Александр далеко за полдень. Солнце светило в окна, стена и пол были расчерчены серыми линиями по яркому золотистому пятну. Сегодня дождя не будет.

Что-то мешало сосредоточиться, подумать о том, с чего бы сегодня он так разоспался, что нужно делать и почему же, черт побери, его не разбудил Натаныч.

Натаныч. Вчерашний разговор. Вот оно что! Просто снотворное, вот и всё. А какие у нас дела на сегодня намечены?

О делах не думалось совершенно. Думалось о том, что не мешало бы и позавтракать для начала. Или пообедать — который там час? Ого, уже второй! М-да, сильны мы насчет поспать. Всплыла в памяти мудрость из «дембельского альбома»: «Солдат спит положенное, досыпает недоспанное и высыпается про запас». Недосланного набралось много, Натаныч прав. И вообще прав. Ну, со сном разобрались, а как насчет поесть? Жрать хочется просто зверски. По крайней мере, нечеловечески.

Александр потянул носом. М-м-м! Вполне вероятно, что именно от этого запаха он и проснулся: яичница, жареная картошка, колбаса. Не иначе старый охотник точно знает о таком побочном эффекте своего зелья, как волчий аппетит. На кухню бегом марш!

— Доброе утро, Саня! Как, выспался или еще нет?

— Доброе утро, Натаныч! Точнее, добрый день. Чего это ты мне вчера накапал?

— Ну, капал ты сам, а что именно — секрет фирмы! В основном травы, но кое-что для простоты и удобства в аптеке куплено. Валерьянка, пустырник, мята, еще кое-что. Всего понемногу. И вообще, может, у меня свои особые способности есть?! Давай обедай, тут всё твое.

Яичница была из пяти яиц, картошки — полная сковородка.

— Куда столько! Присоединяйся, Натаныч!

— Я уже поел. Расправишься с обедом — проверь у «козла» масло и поставь аккумулятор на зарядку. Я пока катером займусь. Праздники на носу, граждане отдыхающие обязательно приедут поразвлечься на природе. На кобылках своих мы за ними не угонимся, если что. Да и сразу по нескольку мест проверять нужно будет, и по суше, и по воде.

— Да по такому холоду кто на воду полезет!

— Вот и они так же думают. Ты ешь пока, ешь, тебе сейчас нужно! Тут от ледохода до ледостава на острова ездят. Места хорошие и от города недалеко, а между проток зверю порой и деться некуда. Однажды лося взяли прямо в протоке — переплыть решил, а тут как раз «Амур» с охотничками. За рога и в упор, — Натаныч помолчал немного. — Хорошо хоть горючка подорожала — раньше здесь моторками всё кишело. Зато сейчас если уж добрался сюда кто-то в такой сезон, значит, человек серьезный. Или денег очень много, или он прямо здесь их и зарабатывает. Так что посуху я тебя погоню, ты с лесом уже освоился. Опять-таки чутье твое пригодится. А на реке и около я лучше справляюсь. Да, к нам могут еще и подкрепление прислать — милицию и общественников. Прошлый год были, а на этот пока неясно, как с финансами — перечислит область деньги, приедут. До сих пор вопрос решают, кто кому сколько должен за прошлый сезон. Ну, я пошел. Приятного аппетита!

— У-угм! — кивнул в ответ Александр. Более внятно ответить не было ни малейшей возможности — челюсти работали с такой скоростью, которой он и сам от них не ожидал. Сковородка пустела на глазах. Куда оно всё только вмещается! Правду говорят ученые — возможностям человека предела нет…

После сытного обеда не хотелось ни работать, ни шевелиться вообще. Однако засиживаться нельзя — и так провалялся полдня. Работа не волк, в лес не убежит. Поэтому надо вставать и браться за нее.

Гараж встретил запахом металла, смазки, бензина и еще чего-то. Специфический такой душок, сладковатый. Почему-то сегодня от него подташнивало. Ничего, будем считать, что попросту объелся.

А как тогда объяснить тот факт, что вызывало отвращение само присутствие машины?! Так остро чужеродность оживающей железки Александр не чувствовал, даже будучи Древним. Возвращается былое чутье? Не вовремя-то как! Сейчас работать надо, чувствовать будем после.

Пересилил себя, откинул капот, полез в потроха зверю марки «УАЗ-469». Потроха были, как и положено, жирными, скользкими и резко пахнущими.

Темнеет поздней осенью не то чтобы сразу после обеда, но и не по-летнему. Как раз до густой темноты работы и хватило. Когда аккумулятор присосался к проводам огромного гудящего ящика, который у Натаныча назывался «зарядным устройством», на посиневшем небе вовсю перемигивались звезды. Много. В городе столько не увидишь. Александр протер руки ветошью, вышел из гаража и запрокинул голову. Красота! Ну вот теперь можно и расслабиться.

…Пришел он в себя от того, что Натаныч сильно ткнул пальцем в ямку на верхней губе. Есть под носом такое место — «точка реанимации». Действительно, если умеючи надавить, боль и покойника поднимет. Или живого уложит. Покойником Александр не был, но и укладывать его не требовалось — уже лежал. Лицом к красивым звездам. Не сразу, но вспомнилось, из-за чего потерял сознание. Впрочем, при потере сознания человек обычно ничего не видит, а если и видит, то вряд ли потом в состоянии вспомнить, что же именно.

— Ну и что с тобой было, а, древний герой? Бензина нанюхался или от свежего воздуха опьянел?

— Натаныч, мне на тот берег надо! Срочно! Катер дашь?

— Опять потянуло?! Нет уж, сиди здесь! Сам вчера жаловался, что тебя последнее время не туда ведет.

— Это другое. Там… Ну не могу я это объяснить! Слов не хватает! Там затевается что-то похлеще, чем эти пацаны с кабанами устроили. Корежит меня от этого. Надо мне ехать, надо, поверь! Если не поеду — что-то такое случится… Не только себе не прощу, а вообще всем хреново будет! Ну вот предчувствие у меня такое, и всё!

— Предчувствие, говоришь. — Егерь задумчиво посмотрел туда, где за колышущейся темно-синей полосой леса пряталась река. — Может, и предчувствие. Только на той стороне уже не наш район, а мы не милиция. Не имеем мы там права пресекать и задерживать. Даже если сейчас злой чечен ползет на берег, тащит гексаген. Обязаны сообщить местным правоохранительным органам. Так что катер я тебе не дам.

— Натаныч, ну ты что, не понимаешь?! Там сейчас еще хуже! Ну, Натаныч, ну, твою ж мать!!!

— Не ори!!! — Свирепый рык эхом вернулся от стены деревьев. — На кого пасть открыл, сопля дурная! Я Натаныч уже больше лет, чем твоему отцу исполнилось! Не Юра, а именно Натаныч — по отчеству! А тебе бы сначала старших дослушать, ты, Древний!.. — И тут Александр отшатнулся и отступил на пару шагов. Плотный вал ругани ударил не хуже штормового, девятого. В нескольких выразительных словах егерь кратко описал биографию и моральный облик своего стажера, не забыв упомянуть особые способности. В том числе умственные. Ни разу не повторившись — по крайней мере, ухо не уловило. Не до того ему было, уху — оно покраснело и начало скручиваться в трубочку.

Наконец урок русского языка закончился. Александр облегченно вздохнул.

— Дыши, дыши, салага. И учись. Мозгами шевели хоть иногда. Врачи говорят, полезно. То, что может быть хуже, — понимаю. Поэтому и катер не дам, и на тот берег не отпущу. Одного. Ты мне вчера рассказал, как ты умеешь влипнуть в дерьмо по глупости и излишней резвости. Так что ты уж извини, придется с тобой ехать.

— Натаныч!..

— Опять «Натаныч»! Думаешь, только тебя, дурака, жалко? Катер-то казенный, за мной числится. Ну, поедешь, ну, влипнешь — а кто это корыто назад приведет?! Ты небось с голыми руками ехать собрался?

— Нет, конечно. Пистолет возьму, ружье. Ты автомат берешь?

— Ни за что! И пистолет оставлю. А то вдруг, не ровен час, стрелять придется.

— Ну так и я о том же…

— Спишем тебе на молодость и отсутствие опыта. Ты сейчас не государственный человек и не в разведку идешь. Понял?

— Гильзы?

— И пули. Дошло всё-таки! Раз там не наш район, значит, там нас и быть не может. У меня те трофеи не единственные, найдется, что прихватить в дорогу. Бери лопату, пошли.


ГЛАВА 6 | Древняя кровь | * * *