home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 13

Машину в конце концов пришлось бросить. Три дня непрерывного снегопада — слишком много для лесной дороги. Даже если ее за три недели до этого расчистил бульдозер — все равно много. Из-под днища «УАЗа» валил пар, перед бампером громоздился сугроб. Дверцу удалось открыть не сразу. «Говорил Натаныч, чтобы лыжи взял. Надо было слушать бывалого человека, а не смеяться шутке, — думал Александр, вытаскивая рюкзак с заднего сиденья. — Ничего, два километра проехали — три дойдем». Он поглядел на дорогу. Попробуем дойти. А куда ж мы денемся? К тому же здесь, в низинке, наверняка просто намело слишком много. Дальше вряд ли снега по колено. Но и не по щиколотку, это точно. Ну, надо идти. Мерить. Александр выключил фары, вынул ключи, захлопнул и запер дверцу. Подошел к радиатору, застегнул дерматиновый чехол. До встречи, вездеход, отдыхай. Я скоро.

Первая сотня шагов далась легко. Вторая тоже. И третья. На пятой ноги чуть потяжелели. К тому же в воздухе запорхали, закружились белые точки — две из них опустились прямо на нос и тут же растаяли. Хреново, конечно, но не смертельно. Если опять начнет заваливать дорогу — придется больше работать лопатами, только и всего. А трактору всё равно сорок сантиметров или сорок пять.

Сбиться с пути Александр не боялся. Не дадут кусты на обочинах. Кроме того, даже промороженная и укрытая снегом лесная земля отличалась от убитой колесами колеи. Остатки травы, спящие семена — всё это просвечивало зеленоватым, оттеняя серую полосу, уходящую в лес. Всё было знакомое. Родное.

Было бы лето — лес бы помог и рюкзак донести. Поделился бы силами. Сейчас разве что кабана искать и навьючивать — все остальные спят. Правда, есть еще косули, зайцы, где-то под снегом слышна мышиная возня… Александр представил себе скопище зайцев, несущих на спине один большой мешок. Улыбнулся — над снегом только уши торчать будут. Придется как-нибудь самому, не впервой. Да и не смог бы он не то что подчинить — подозвать животное. Это пока не для него, это для Натаныча и других. Старших.

Можно было, конечно, позаимствовать силенок хоть у тех же мышей. Юрик наверняка попробовал бы. На то он и Юрик, он и у людей не постеснялся бы. Впрочем, сил у человека гораздо больше — что мышке на день, то человеку на пару шагов. Особенно если шагать с таким горбом на спине.

К концу первого километра рюкзак потяжелел настолько, что Александр начал подумывать: а не оставить ли часть груза под каким-нибудь приметны деревом? Надо было еще в машине рюкзак облегчить. Не подумал. Не рассчитал маленько силы. Смешно — прошел километр, а ноги привала просят! Впрочем, проламываться по снегу — это не по летней тропинке гулять. Тем более что «по щиколотку» проваливаться почти не приходилось. А вот пара мест «выше колена» уже попалась. Специально дорогу закидывало, что ли?! Навалило так, словно с осени не чистили.

Полтора километра — можно не считать шаги, места знакомые. Вон поворот на Гнилуху, чуть дальше — просека между пятнадцатым и шестнадцатым участками. Летом можно было бы по тропинкам угол срезать. По такому снегу — нечего и думать, это только кабаны и лоси могут себе позволить. Чуть правее ложбинка — ее и не видно под снегом. Значит, там не по колено, а выше пояса. Куда выше…

Где-то зашуршал о ветки снег. Птица потревожила, ветка последних снежинок не выдержала — отряхнулась? Не похоже. Задел кто-то. Белый покров похрустывает, вздыхает от шагов. Прислушался — нет, не человек. И не кабан. Кто там?

Все-таки человек. Причем верхом на лошади. Натаныч выехал с просеки на дорогу, повернул к Александру.

— Ну, привет! А где машину угробил?

— Застрял я на ней. Завалило у тебя дорогу, хозяин, не следишь! Скоро и на лошади не проедешь!

— В одиночку не справляюсь, а помощник вот уехал… Завтра дам ему лопату — и пусть расчищает! — Натаныч спрыгнул с Сороки, пожал протянутую руку. — Как съездил, Саня? Как отпраздновал, с подругой или без ?

— С Иринкой, конечно! Тебе привет передает. И не только она, — добавил Александр.

— А-а, побывал все-таки у Олега! Ну и как, узнал, наконец, кто ты такой?

— Узнал, и не только о себе. Еще про одного Древнего рассказали. Живет, оказывается, прямо в нашем лесу.

— Это где же? — Натаныч нахмурился, но глаза смеялись. — Ну-ка, пошли, покажешь!

— Да вот к нему и иду!

— Правда? А я думал, ты ко мне! — Егерь не выдержал, рассмеялся. — Ты уж извини, но нельзя тебе было всего знать.

— Да я понимаю… — отмахнулся Александр. — Всё понимаю, кроме одного: каким образом я вообще сюда попал? Меня же никто специально не посылал, сам эту работу нашел. Или тоже не сам? Приказали, программу вложили?

— Сам, сам, не волнуйся. Никто тебя насильно не тащил. Вот предложили — было дело. Место тут не само собой возникло. Могу тебе честно сказать — не ты первый здесь стажируешься. Да и для меня, когда я из Казахстана переезжал, тоже специально освободили.

— А зачем переезжали? Как в газетах пишут, «в связи с известными событиями» ?

— В газетах о наших делах не пишут. Например, том, куда деваться человеку, если по документам ему ого-го сколько, а он живет и выглядит… На сколько я выгляжу? Ась?

— Н-не знаю, лет на пятьдесят, не больше шестидесяти.

— По нынешним документам мне примерно столько и есть. А по прошлым было бы почти семьдесят. Мне их сразу после Афгана сделали, в восемьдесят пятом. Когда комиссия забраковала.

— Так ты и в самом деле вертолетчик?

— А ты как думал? Конечно! Хоть сейчас в кабину.

— Нет, я серьезно. Летал?

— Летал. На «восьмых», на «двадцать четвертых». А в войну — на «Илах». Слышал про такие штурмовики?

— Конечно. Послушай…

— Санек, мы слушать друг друга потом будем, в тепле. Давай сюда рюкзак. Может, тебе место уступить? Я и пешком дойду.

— Я тоже.

— Тогда пошли. Машину выручать завтра будем, с утра. А сегодня я тебя в баню пошлю. Начальственным приказом.


ГЛАВА 12 | Древняя кровь | * * *