home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава седьмая

ОЗЕРНЫЕ ВОРОТА

– Что с тобой, Юлит? – «Золотая» Бретта раскрыла тонкую сафьяновую папку, разглядывая искусно выполненные рисунки женских нарядов: до зимы было еще далеко, но дворцовый портной уже намекал, что дамам пора задуматься об обновлении гардероба. – Решила разорить госпожу на фарфоре?

Юлит с виноватым видом поспешно собирала с пола осколки чашки. Русоволосая тихая девушка была любимой горничной Йоры, поэтому та сквозь пальцы смотрела на то, как расстроенная служанка уничтожает дорогой сервиз, предназначенный для чаепития. Услышав вопрос Бретты, горничная залилась краской, и очередная чашка, выскользнув из рук, ударилась о мраморный столик и разлетелась вдребезги.

– Еще одна? – Йора добродушно засмеялась. – Милая, третья чашка за утро – это уже перебор! Я не сомневаюсь: к вечеру ты уничтожишь весь голубой сервиз! Йора поднялась с атласного диванчика у раскрытого окна, где они с Бреттой сидели, сплетничая и перемывая косточки знакомым, и подошла к столику.

– О, мне кажется, я знаю, в чем дело! – многозначительно пропела она, поглядывая на расстроенную служанку – Позавчера же был Совет Шести!

Услышав о Совете, Бретта тут же захлопнула папку.

– И что? – с интересом спросила дочь правителя.

– Когда во Дворце появляется телохранитель Великого норлока, горничные и служанки точно с ума сходят! – пояснила Йора. – Все до одной! У них начинается что-то вроде помешательства, точно каждая хлебнула любовного зелья! Сразу же находится масса дел во дворе и в галерее, что примыкает к залу Совета!

Бокалы в руках Юлит жалобно звякнули, и Йора снова засмеялась:

– Вот видишь!

Сидевшая на скамеечке у двери скрюченная седая старуха, нянька Бретты, пробормотала под нос что-то сердитое. Злющая и явно выжившая из ума, она таскалась за Бреттой по всему Белому Дворцу, сопровождая каждый шаг бормотанием и ругательствами, замахиваясь кулаками на дворцовых лакеев, если те недостаточно проворно уступали дорогу. Услышав бормотание, Юлит испуганно покосилась на старуху: как и большинство служанок, она ужасно ее боялась.

– Ах этот… – протянула «золотая» Бретта, забавляясь смущением девушки. – Ну да, помню. Такой смуглый, черноволосый, гибкий, с глазами… – Она не выдержала и захохотала, видя, как щеки горничной снова заполыхали.

– Стоит Юлит его увидеть – потом еще долго у нее все из рук валится! Милая, я тебе сочувствую, но не стоит вымещать досаду на сервизе!

– И что же? – поинтересовалась Бреттта, отсмеявшись. – Кому-то из девушек уже повезло или этот негодяй все еще неприступен?

– Пока еще о везении рано говорить… но это, само собой, вопрос времени! Наши девицы затащат его в постель даже если для этого потребуется поставить кровать прямо у дверей Зала Совета, где он дожидается своего господина!

Старуха сердито щелкнула спицами и кинула на горничную неодобрительный взгляд.

– Хорошо, Юлит, можешь идти, иначе ты перебьешь всю посуду! – распорядилась Йора. – Но прежде придвинь столик к окну, мы будем пить чай и любоваться осенним парком! Осень в этом году на удивление теплая и солнечная.

Бретта с улыбкой глядела на подругу. Йора, белокурая, полная, с веселым характером, производила впечатление болтушки и любила по каждому поводу и без повода заливаться смехом, звонким, точно серебряный колокольчик. Но внешность была обманчива: Йора умела держать язык за зубами и хранить чужие секреты, а потому была одной из тех немногих, кому «золотая» Бретта доверяла.

Бретта частенько навещала подругу в ее покоях, где они проводили время за болтовней, лакомясь чем-нибудь вкусненьким. Йора, несмотря на пышные формы, почти все свободное время проводила за столом, ее любящий супруг не имел ничего против такой невинной страсти и даже выписал для жены искусного повара с Берегов Восточного Ветра.

Бретта, которая и сама любила покушать, пересела к окну, с удовольствием глядя на аппетитные яства, и потянулась к крошечным горячим пирожкам с грибами, мясом цыпленка и свежей зеленью.

Йора изящно подцепила вилочкой кусочек лосося в медовом соусе.

– Довольно невежливо со стороны Великого норлока, – заметила она, продолжая разговор, – требовать, чтобы телохранитель находился при нем безотлучно. Должно же у него быть свободное время?! К тому же достаточно поглядеть на этого полукровку, чтобы понять: уж он-то проводит досуг отнюдь не за чтением романтических стихов! Бретта согласно кивнула, выливая на пирожок половину соуса.

Йора улыбнулась: – Пора делать ставки на победителя! Хотя что-то подсказывает мне, что у Юлит маловато шансов на победу, конкуренция уж очень высока! – Она отправила в рот кусочек рыбы и осторожно поинтересовалась: – Ну а как твои успехи?

«Золотая» Бретта мгновенно поняла, о ком идет речь.

– Сульг? Проклятье, как он неромантичен! Я рассыпаю улыбки уже не меньше месяца, но так и не поняла, заметил он это или нет!

Она бросила ложку в чашу со взбитыми сливками, так что жирные белые брызги разлетелись во все стороны. Йора прекратила жевать и устремила на подругу сочувственный взгляд:

– О! Дорогая! Это тебя беспокоит?

– Нет, – отозвалась «золотая» Бретта, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не швырнуть чашу об стену, обитую дорогим тисненым шелком. – Нет, это меня не беспокоит! Это меня, чума бы всех взяла, бесит! Старуха-нянька беспокойно завозилась на скамейке. Она нянчила Бретту со дня ее рождения и была преданна как собака. Если б это было в ее силах, она принесла бы Бретте норлока в зубах, как волкодав приносит хозяину пойманного зайца.

– Чем он лучше других? – раздосадованно спросила Бретта у серебряного чайника. – Такой же мужчина, как и все остальные! Наверное, тоже воображает себя ужасно умным и хитрым! Пусть! Но я найду способ его приручить и заставить есть с руки!

Йора затаила дыхание: «золотая» Бретта терпеть не могла своего отца, но в некоторые минуты была похожа на него, как никогда.

Она попыталась утешить подругу, но Бретта сердито тряхнула кудрями:

– Йора, я достаточно разбираюсь в мужчинах! Некоторые из них любят, чтобы их завоевывали, им это льстит. – Она презрительно фыркнула. – Некоторые любят завоевывать сами, и чем больше времени они тратят на это, тем более ценной представляется для них победа. – Тут Бретта закатила глаза. – А женщина в этом случае должна хлопать ресницами и изображать саму неприступность, пусть даже это надоело ей до смерти. И виду нельзя подавать, что на самом деле хочется взять глупца зашиворот и затащить, наконец, в постель!

Она взяла крохотный глазированный персик и тут же с раздражением швырнула обратно.

– Мне нужно узнать его получше, и я стану такой, какой нужно. Ставки слишком высоки, чтобы быть разборчивой! – прибавила она цинично. – Я надеюсь, что мне удастся склонить норлоков на свою сторону, но когда к деловому договору прибавятся еще и личные отношения… – Бретта холодно блеснула синими глазами. – Дело пойдет быстрее. Я пообещаю все, что угодно, лишь бы добиться своего. – Бретта снова потянулась за персиком. – А выполню ли я свои обещания, это уже другой вопрос, – пробормотала она.

Йора отодвинула тарелку – изысканные кушанья вдруг показались ей безвкусными.

– Дорогая, зачем тебе норлоки? – с беспокойством спросила она. – Ты же не собираешься поднять мятеж после того как… ну, ты понимаешь, закон запрещает обсуждать смерть Наместника… но я хочу сказать: твои поступки больше напоминают подготовку к военным действиям, чем невинный флирт.

– Йора, о каком флирте ты говоришь? Я все еще замужняя женщина и не собираюсь давать повод для скандала, – кисло сказала «золотая» Бретта. – Это деловые отношения, сделка – только и всего. Сульг – наиболее подходящая кандидатура: он молод, не женат и, само собой, неравнодушен к женщинам. Советник по финансам Серого Замка – добропорядочный семьянин и на всех праздниках появляется с целым выводком детишек, а Магистр, политический Советник, – просто злобное старое чудовище.

Йора вздохнула. Она чуяла, что подруга затевает что-то опасное, но понимала: если Бретта что-то задумала, отговорить ее уже никому не удастся.

– А как твоя встреча? – поинтересовалась Йора. – Ты собиралась вчера вечером встретиться с кем-то из норлоков?

Бретта снова помрачнела.

Встреча с Сульгом, на которую она так рассчитывала, не состоялась.

После завтрака «золотая» Бретта вместе со своей свитой и другими придворными последовала в Кипарисовый зал. Прибывший с Берегов Восточного Ветра сухонький маленький старичок с длинной черной косой, мастер благовоний, развлекал собравшихся изящной модной игрой в угадывание ароматов. Дамы по очереди вдыхали аромат из керамической чаши, а затем пытались определить название благовония. Игра была новинкой в Доршате и пользовалась большой популярностью в Белом Дворце.

Бретта ожидала приезда Тинчера и сидела, как на иголках, дожидаясь окончания игры, а она все тянулась и тянулась. Развлекая придворных, мастер благовоний смешал несколько ароматов, а все желающие могли блеснуть своим литературным вкусом, сообщив, с каким стихотворением ассоциируется запах. Бретта добросовестно принюхалась: пахло горьковатой свежестью, морским ветром, осенними Цветами – но ни одна стихотворная строчка не пришла ей на ум. Наконец, в заключение игры, мастер составил аромат, который как нельзя более подходил к теплому осеннему дню, что стоял в Доршате, и с поклоном поднес чашу золотой» Бретте. Та приняла керамический сосуд, больше всего на свете желая разбить его вдребезги о мраморный пол, и втянула запах. Тонкий слабый аромат показался ей странным: он одновременно будоражил и успокаивал, обещал невозможное и говорил, что счастье близко, проникал в сердце, словно медленный яд, и наполнял душу предчувствием перемен.

Бретта поспешно вернула чашу мастеру благовоний, взглянув в непроницаемые черные глаза-щелки, и объявила фрейлинам, что желает прогуляться по саду.

Тинчер появился в Белом Дворце ближе к полудню и немедленно объявил о своем желании присоединиться к прогулке по парку и полюбоваться осенними цветами.

Вскоре он улучил минуту и сообщил Бретте, что Сульга нет в Доршате: накануне тот поехал в гарнизоны и когда вернется, неизвестно.

– Проклятье! – воскликнула «золотая» Бретта и добавила еще несколько выразительных слов, заставивших Тинчера ухмыльнуться. Дочь правящего Наместника росла под надзором строгих придворных дам, которые муштровали ее с утра до вечера не покладая рук. Каким образом она ухитрилась выучить ругательства на всех языках Побережья, оставалось загадкой.

– Я хотела бы поговорить с ним как можно скорее!

Тинчер изящным жестом указал на цветник с розовыми цветами, колыхавшимися на тонких стеблях: предполагалось, что речь шла о красоте осенних клумб.

– Кто же остается? – пробормотала Бретта. – Магистр? Говорят, у него отвратительный характер, и достаточно посмотреть на выражение его лица, чтобы убедиться, что это правда. Советник по финансам? Хм… подозреваю, конечно, что он вовсе не так глуп, каким хочет казаться…

Дамы качались на качелях, устроенных под облетающими вязами, доносился звонкий голос Йоры.

– С этими двумя я бы хотела встретиться, когда почва уже будет подготовлена… Я не торопилась бы так, но чувствую, что Луберт что-то готовит. У него глаза, как у кота, который подстерегает мышь! Нет, Тинчер, нужен Сульг! Когда он вернется в Доршату?

Тинчер сорвал самый роскошный цветок и преподнес его Бретте.

– Это неизвестно! – сказал он с такой улыбкой, словно говорил о приятных пустяках.

Бретта тоже невольно улыбнулась. Старуха-нянька брела по дорожке, загребая ногами сухие листья и неодобрительно поглядывая на фрейлин.

– Не отчаивайтесь, моя прелестная заговорщика! – продолжил Тинчер. – Я не знаю, когда он вернется в Доршату. Но послушайте мой совет: встретьтесь пока с Тирком. Ведь вы с ним знакомы? Он давний друг Сульга, они вместе были в изгнании когда-то… ну, вы знаете эту легендарную историю не хуже меня. Он введет Сульга в курс дела, когда тот вернется в Доршату, и ваш разговор будет носить… э… более предметный характер.

– Начальник тайной стражи? – Бретта задумалась, безжалостно теребя цветок.

– Не советую вам его недооценивать. Он держит в руках многие ниточки… Заручитесь его поддержкой – и у вас будут бесценные сведения. Вы и сами знаете, есть информация, которая стоит всего золота Белого Дворца. Да и разговор с Сульгом потом пройдет гораздо легче.

«Золотая» Бретта задумчиво кивнула:

– Да… пожалуй, вы правы.


На следующий день из ворот Белого Дворца выехала кавалькада нарядных дам и гвардейцев из охраны. Иногда к таким веселым прогулкам присоединялся Лоринг, но сейчас Бретта была очень рада, что дела не позволили ему покинуть Дворец: начальнику Дворцовой стражи было бы черезвычайно сложно объяснить, почему она с немногочисленной охраной свернула к роскошной придорожной гостинице. Бретта немного волновалась, но хозяин, предупрежденный Тинчером, без лишних слов провел ее и гвардейцев в небольшую комнатку. Охрана осталась за дверью, а Бретта, откинув капюшон, принялась ждать.

После окончания встречи Бретта была раздосадована как никогда.

Во-первых, охрана прозевала появление начальника тайной стражи. Когда Бретта покидала гостиницу, уши Фармита, старшего гвардейца, пламенели, словно рубины, – он готов был дать голову на отсечение, что за это время мимо него и мышь не прошмыгнула.

Во-вторых, начальник тайной стражи оказался крепким орешком. Сияющая красота «золотой» Бретты оставила его совершенно равнодушным. Он вежливо улыбался в ответ на ослепительные улыбки, но светло-серые глаза норлока изучали дочь Наместника Доршаты серьезно и внимательно. Бретте пришло в голову, что, окажись этот норлок во дворе Белого Дворца, он и не подумал бы помочь ей сесть б седло, подставив ладони под ее сапожок, как Сульг, – в лучшем случае приказал бы сделать это слуге.

Бретта без нужды передвинула на столе бокал. Что ж, тем лучше… Она погасила улыбку и перешла на деловой тон. Она была расчетливой и практичной, излагая свои соображения четко и ясно. В глазах начальника тайной стражи мелькнула усмешка, словно он все это время дожидался, пока Бретта станет самой собой. Наконец он заговорил, и Бретта с удивлением поняла, что он уловил из рассказа гораздо больше, чем она сказала. Он задал несколько осторожных вопросов, не называя имен, и, прежде чем она опомнилась, успел вытянуть гораздо больше, чем она намеревалась сказать. Бретта дала сама себе обещание разобраться на досуге, как ему это удалось. Как бы то ни было, он умеет держать язык за зубами… Едва она подумала об этом, как норлок первым поднялся из-за стола, давая понять, что беседа окончена.

Когда Бретта вышла за дверь, начальника тайной стражи уже не было.

Все это Бретта изложила подруге, испытывая легкое раздражение.

– А вечером отец пожелал, чтобы я пожаловала к нему наужин! Достойное завершение дня, нечего сказать!

Йора слушала рассказ с открытым ртом и даже отвлеклась от нежного бисквита, пропитанного кофейным кремом.

– О дорогая! Как это тяжело для тебя!

– Отцовские чувства! – мрачно отозвалась «золотая» Бретта. – Все, как обычно. Сначала: «Я так жалею, что ты не родилась первой», потом: «Я, конечно, не переживу эту зиму», а в конце ужина: «Ты была бы прекрасной правительницей, если б не была замужем»! Спрашивается – кто меня выдал замуж?! Вчера на завтраке у него был Луберт, бьюсь об заклад, он выслушал о себе то же самое!

Она раздраженно потыкала ложечкой бисквит.

– «Прекрасной правительницей»… Как будто я сама этого не знаю!

Йора насторожилась.

– Бретта, – осторожно проговорила она. – Что ты задумала?

Бретта оттолкнула вазу с фруктами и поднялась. Нянька тотчас же свернула вязанье, спрятала под фартук и уставилась на госпожу подслеповатыми слезящимися глазами.

Мне пора, Йора. Не забудь, сегодня прием для послов из Баттапа – обед, а потом развлечения в парке.

Я помню, – расстроенным голосом проговорила та. – Дорогая, ты ведь не наделаешь глупостей? Тех, которых потом уже не поправить? Ведь нет?

Ее круглое румяное лицо выглядело таким расстроенным, что Бретта, растрогавшись, обняла подругу.

– Нет. Конечно, нет.

«Я собираюсь избавиться от мужа и вступить в борьбу за престол с законным претендентом на трон», – думала она, проходя по мраморным галереям дворца. Сзади шелестели платьями дамы свиты и шаркала ногами старая нянька. – А больше – никаких глупостей. Никаких».


Прежде всего, гадалку следовало запугать так, чтобы она и не помышляла о бегстве.

– Послушай, красавица, – проговорил Сульг, позволяя девушке как бы случайно заметить блеснувшее лезвие. – Самое простое, что я могу сделать, это прирезать тебя тут же, в этом проулке. И ты уже никому не расскажешь, что видела меня.

Норлок сделал паузу, чтобы она уяснила смысл сказанного.

Румита побледнела так, что стали отчетливо видны почти незаметные веснушки на переносице. Она хотела сказать что-то, но слова застряли в горле. Сульгу было знакомо это состояние, ему не раз приходилось видеть глаза людей, которые внезапно для себя вдруг обнаруживали, что их жизнь держит в руках кто-то другой и только от желания этого другого зависит, будут они жить дальше или нет.

Норлок выждал еще немного и продолжил:

– Но у тебя есть небольшой шанс сохранить жизнь.

Ему пришлось легонько встряхнуть девушку за плечо:

Румита, казалось, оцепенела.

– Слышишь, что я говорю? – нетерпеливо спросил он. Она слабо кивнула головой. – Пойдешь со мной к Озерным воротам. Через эти ворота выходят ремесленники, крестьяне, фермеры, которые привозили товар на базар, и всякий городской сброд, что мечтает найти работу на фермах. Со вчерашнего дня караульные досматривают всех, кто покидает Брер. Сама знаешь, кого они ищут.

Румита слушала с полуоткрытым ртом, не понимая ни слова.

– Соображай быстрей! – раздраженно рявкнул Сульг. Девушка, спохватившись, торопливо кивнула.

– Я собираюсь выйти через эти ворота. Пойдешь со мной. Надеюсь, ты не окажешься глупой настолько, что станешь кричать и звать на помощь, увидев стражников. Имей в виду, спасать тебя они вряд ли кинутся. Они попытаются задержать меня… но чтоб с тобой рассчитаться, мне много времени не потребуется, ясно?

Девушка поспешно кивнула еще раз.

– Я не… я ни за что…

– Когда покинем город, я тебя отпущу, – пообещал он, глядя на нее сверху вниз.

Разумеется, норлок не собирался делать ничего подобного, но сообщать об этом не имело смысла: пусть пока что надеется уцелеть.

– Зачем я тебе? – тихо спросила Румита. Во взгляде Сульга появилась досада. Так и есть! С перепугу девица не поняла ни слова из того, что он говорил!

– Слышала, что стража ищет норлока?

– Они ищут вира, ставшего Великим норлоком, – слабо возразила Румита. – Если ты скажешь, что ты не вир, а…

Терпение Сульга истощилось.

– Закрой рот! – приказал он.

Румита послушно умолкла.

– Слушай внимательно. Мне нужно выйти из города через Озерные ворота. Стража досматривает всех, кто выходит. Они ищут норлока. Но, возможно, стражники не обратят внимания на фермера с женой. Выйдем за ворота – можешь катиться на все четыре стороны. Ясно? Делай, что я говорю, останешься живой!

Девушка сжала руки под плащом.

– Хорошо… как скажешь, так я и сделаю. Только…

– У тебя есть деньги?

Мгновение Румита непонимающе моргала глазами, потом во взгляде мелькнуло облегчение: норлок не собирается ее убивать. По крайней мере немедленно. Трясущимися пальцами она отвязала с пояса небольшой мешочек из мягкой коричневой кожи, безо всяких угрызений совести норлок взял его, распустил шнурок и высыпал на ладонь пригоршню медяков и несколько серебряных монет с изображением лисицы.

– Похоже, твоим ремеслом много не заработаешь, – заметил Сульг, быстро пересчитав капитал девушки. – Поднимайся, гадалка Румита. Раз ты здесь живешь, то должна хорошо знать город. Есть здесь неподалеку лавка, где можно купить что-нибудь из старья? Но так, чтоб при этом не задавали лишних вопросов?

– Лавка старьевщика, – задумавшись на мгновение, поспешно ответила Румита. – Неподалеку… В соседнем переулке.

Она торопливо опустила взгляд.

– Надеешься улизнуть на улице? Выбрось это из головы, – посоветовал Сульг. – Дашь повод убить тебя – и одной гадалкой будет меньше. Потеря небольшая…

На глазах у Румиты он убрал на место нож и поправил рукав.

– Поднимайся. Где эта лавка?

Девушка встала и в ту же секунду на ее запястье сомкнулись сильные пальцы.

– Без неожиданностей. Не дергайся, не делай резких движений. Поняла? Показывай дорогу.

И Румита покорно двинулась вперед.

Если гадалка и рассчитывала сбежать от Великого норлока во время путешествия по городу, то через несколько минут стало ясно: планам не суждено сбыться. Пальцы обхватили ее кисть железной хваткой, не ослабевающей ни на мгновение. На грязной мостовой, залитой помоями, Румита поскользнулась, норлок, не замедляя шаг, встряхнул ее, и от острой боли, прострелившей руку от кисти до плеча, у девушки навернулись на глаза слезы.

Лавка старьевщика действительно оказалась довольно близко. Вначале ветер донес запах старой одежды и плесени, потом Сульг разглядел маленькую лавчонку, возле которой стояли две тележки и корзины, заваленные грудой лежалого тряпья. Несмотря на ранний час, какая-то старуха уже рылась в большой плетеной корзине с обувью, откладывая облюбованные вещи на землю. Она подозрительно покосилась на подошедших, придвинула пару башмаков поближе и снова принялась перебирать старье. Завидев покупателей, показался хозяин, хмурый небритый мужчина. Он получил несколько медяков, позволил порыться в тряпье и выбрать все, что угодно, и скрылся в глубине лавки, потеряв к происходящему всякий интерес. Румита проводила его тоскливым взглядом и опустила глаза.

Сульг убрал мешочек с деньгам и кивнул на корзину.

– Ищи женский плащ с капюшоном, – тихо приказал он. – Быстрее.

Девушка покорно принялась перебирать вещи, чувствуя, что норлок стоит за спиной почти вплотную и внимательно наблюдает за каждым ее движением. Отыскав среди прочего тряпья полинявший темно-зеленый плащ, Румита оглянулась.

– Сумка, – тихо приказал он, указывая взглядом на продранную холщовую сумку. – Шерстяное одеяло. Укладывай в сумку все, кроме плаща. Наденешь его сейчас, а свой плащ уберешь. Дорожный посох тоже бери.

Румита, глотая слезы, подчинилась. Норлок кивнул, когда девушка угрюмо облачилась в потрепанный зеленый плащ и накинула капюшон. Он отыскал в корзине черную войлочную шляпу, покрутил в руках, надел и надвинул ее на глаза.

– Чем не чета фермеров? – пробормотал он сквозь зубы. – Кликни хозяина и спроси, сколько стоит вот та двухколесная тележка. Заплатишь, сколько он скажет. Шевелись!

Когда Румита переложила в тележку купленные в лавке старьевщика вещи и накрыла их грубой циновкой из камыша, они двинулись дальше. Тележка подпрыгивала на камнях, дребезжа и скрипя, грозя вот-вот рассыпаться.

– К Озерным воротам, – скомандовал Сульг. Румита крепче ухватилась за деревянную ручку тележки, отполированную ладонями. Норлок шел рядом, почти вплотную, положив ладонь на руку девушки. В одном из тихих окраинных проулков, неподалеку от ворот, Сульг приказал остановиться и, оглядевшись по сторонам, отстегнул меч, положил его на дно тележки и прикрыл тряпьем.

– Когда ты меня отпустишь? – тихо спросила Румита, тронувшись дальше. – Когда выйдем за город?

Сульг молча кивнул, незаметно оглядываясь по сторонам.

Вдоль улицы тянулись бедные лавчонки. Предназначенный на продажу товар стоял прямо у дверей: только что выпеченные булки из темной муки, не первой свежести сыры, овощи, груды привядшей зелени. В открытом окне портновской мастерской щелкали ножницами мальчишки-ученики, полная пожилая женщина раскладывала на гладильной доске рубашку, от горячих утюгов валил пар. Неподалеку работал брадобрей, балагуря, неторопливо прохаживался вокруг клиента, сидящего на табурете. Вокруг толпились еще несколько человек, ожидающих своей очереди: похоже, заведение пользовалось популярностью, к тому же здесь имелось настоящее зеркало, прислоненное к стене лавки. Сжав запястье Румиты, Сульг заставил ее чуть замедлить шаг и быстро глянул на свое отражение. Из-под полей шляпы не видно было глаз, знак «волка» скрыт маскировкой, темные волосы убраны. Караульным Озерных ворот, конечно, дали подробное описание норлока, но узнать его будет нелегко. Другое дело, если на выходе дежурят солдаты Белого Дворца, – их не обманешь этой примитивной маскировкой, все они прекрасно знают Великого норлока в лицо.

Сульг закусил губу. Было и еще кое-что… Патрули Дворца могли быть усилены магами. Тогда шансов выйти из города почти нет, они тут же учуют невидимый меч Фиренца, чары, которые дракон когда-то наложил на клинок.

Приходилось рассчитывать только на то, что за ночь маги вряд ли смогут покрыть расстояние от Доршаты до Брера…

Нужно было спешить. Он прибавил шагу, Румита тоже заторопилась, то и дело спотыкаясь.

С каждым шагом ей становилось все страшнее, а возле Озерных ворот девушка совсем упала духом. Ее затравленный вид и отчаянные взгляды, которые она бросала вокруг, могли обратить на себя внимание. Сульг стиснул пальцы, Румита вздрогнула от боли.

– Опусти глаза и смотри под ноги, – сквозь зубы процедил он. – И запомни: попробуешь сейчас выдать меня, пожалеешь, что появилась на свет!

Девушка испуганно уставилась в землю. Колеса телег и повозок, подпрыгивая, катились по неровным булыжникам, затем грохот сменялся глухим стуком – телеги въезжали в притвор ворот, проезжая по деревянному настилу. Кейрана-скинха оказалась права – покинуть Брер спешило множество людей. В основном это был рабочий люд из пригорода, торопившийся вернуться домой: лудильщики, жестянщики, сапожники, что добывали заказы, бродя по улицам и громко предлагая свои услуги. Попадались мелкие торговцы с коробками нераспроданного товара за спиной. С маленькими остывшими жаровнями брели продавцы мяса, тащились усталые помятые шлюхи, быстро прошмыгнула компания карманников, ловко пробираясь сквозь густую толпу и многозначительно переглядываясь друг с другом. Ковыляли старухи с кувшинами, в которых звонко булькали остатки молодого яблочного вина.

Из-за стен Брера в Озерные ворота с грохотом въезжали тележки молочников, рыбников, огородников, которые спешили доставить в город товар. Проехал, гремя колесами и раскачиваясь на неровных булыжниках, громадный фургон, галдя и толкаясь, потянулась вереница оборванных чумазых детей-попрошаек, оживленно обсуждая новость: в полдень в Брер прибывает большой караван, идущий в Кадгар. Попрошайки деловито распределяли места, где следует просить подаяние: кадгарские купцы предпочитали останавливаться вне города, разбивая пестрые шатры возле крепостных стен.

На скамейке под навесом уже занял свое место сборщик пошлин, маленький щуплый человечек, похожий на хорька. Каждая въезжающая в Брер повозка на мгновение задерживалась возле столика, за которым, почесываясь и зевая, сидел сборщик, и медная монета – плата за въезд в город – звякнув, падала в берестяную коробку, где уже лежала кучка мелких денег.

Вереница повозок медленно вползала в притвор ворот, проезжая под высоко поднятой ржавой решеткой, которая удерживалась толстыми цепями, намотанными на деревянные барабаны.

Караульные костры тлели, слабо курясь белесым дымком. Два солдата в мундирах городской стражи, с помятыми лицами, с покрасневшими от бессонницы глазами, устало разглядывали толпу. Еще один стражник, верхом на серой лошади, неторопливо объезжал крошечный пятачок перед воротами и отчаянно зевал, вытирая ладонью выступившие слезы. С другой стороны ворот, внимательно вглядываясь в людей, покидающих город, прохаживались двое караульных, судя по бодрому виду, заступивших на караул совсем недавно.

Внезапно Сульг стал слышать удары собственного сердца. Пятеро.

Он крепко сжал руку девушки.

– Держись рядом, – услышала Румита еле слышный голос. – Ближе!

Румита, не поднимая глаз, толкнула заскрипевшую тележку, Сульг бросил взгляд в сторону и похолодел: пересекая улицу, к Озерным воротам направлялись трое – подтянутые, внимательные и собранные, в темно-синих форменных плащах.

– Быстрее! – чуть слышно проговорил норлок, краем глаза следя за приближающимся патрулем.

Девушка вздрогнула, шевельнула пересохшими губами. Но двигаться быстрее оказалось невозможно: в воротах Произошла заминка, повозки катились все медленней и медленней, а вскоре и вовсе остановились. Послышались громкие раздраженные голоса, один из стражников, не спеша, направился в притвор, узнать, в чем дело.

– Чего встали?

Сульг глянул вперед. Причиной задержки стали две повозки, запряженные ослами. Одной из них, заваленной пустыми клетками для птицы, правил белобрысый мальчик лет десяти. В другой, болтая и толкаясь, сидело множество ребятишек самого разного возраста. Рядом с повозкой, держа на руках маленького ребенка, шла мать, невысокая полная женщина с усталым лицом. Подъехав к воротам, белобрысый мальчик соскочил с тележки, взял ослика под уздцы и завел в притвор. Оказавшись в воротах, осел остановился как вкопанный. Белобрысый мальчик, покрасневший от досады, тянул его за узду, но не мог сдвинуть с шеста.

Норлок бросил быстрый взгляд в сторону. Патрульные Дворца приближались, издалека обшаривая людей внимательными цепкими глазами. Он отвернулся, делая вид, что всецело занят разглядыванием того, что происходит впереди: повозки по-прежнему загораживали ворота. Промедление могло стоить жизни.

Толпившиеся позади люди недовольно зашумели.

– Шлепни его вожжами! – сердито крикнула мать. – Упрямая скотина! Нашел время показывать норов!

От резкого голоса младенец у нее на руках вздрогнул и заплакал.

– Ну, что застряли? – недовольно рявкнул верховой стражник, придерживая лошадь.

– Огрей его вожжами, парень! Не задерживай!

Патрульные приближались. Сульгу казалось, что он слышит, как звякают о булыжник подковки их сапог. Незаметно, каждое мгновение ожидая окрика сзади, он дерну кожаную петлю ножен, переместив невидимый меч Фиренца так, чтобы клинок оказался под рукой.

Мальчишки в повозке, устав от ожидания, затеяли возню, кто-то из них лягнул сидевшую на краю девочку, та заплакала и принялась колотить братьев.

– Что за наказание! Прекрати! – с досадой прикрикнула женщина. Ребенок на руках заходился в плаче. – Да успокойся же, наконец!

– Проезжайте, чума бы вас взяла! – заорал верховой. – Уйми свое отродье! И заткни младенца, он визжит, как недорезанный поросенок! Иди и сдвинь с места проклятого осла!

Он толкнул коня ногой и медленно поехал навстречу патрулю.

– Ну-ну, тише, полно! – неласково сказала мать, обратившись к плачущему малышу. – Знаю, ты устал, но потерпи уж еще немного!

Сульг мысленно возблагодарил небеса за такой подарок.

– Дай-ка я помогу, – проговорил он и толкнул Румиту вперед.

– Держись рядом! – тихо приказал норлок. Он шагнул к женщине и взял ребенка на руки.

Женщина растерялась.

– Спасибо… – нерешительно сказала она, глядя снизу вверх выцветшими голубыми глазами. Малыш примолк, словно набираясь сил перед тем, как снова зайтись в плаче.

– Вы хорошо умеете ладить с детьми, – удивленно проговорила мать, поглядывая на притихшего ребенка.

– Помогите вашему мальчику управиться с ослом, – посоветовал Сульг, изо всех сил стараясь говорить спокойно.

– Придержи телегу, чтоб тебя! – рявкнул кому-то позади стражник. – Нечего устраивать затор прямо в воротах, пьяницы проклятые!

– Сам-то ты кто? – угрюмо и громко поинтересовался мужской голос. Вспыхнула громкая перебранка.

Спохватившись, женщина побежала вперед, схватила осла под уздцы, и упрямое животное наконец-то сдвинулось с места. Колеса заскрипели, повозки медленно тронулись.

Румита задержала дыхание, сделал крохотный шажок в сторону, и тут же замерла: в ребра ей уперся нож.

– Вперед, – услышала она. Лезвие, скрытое от посторонних глаз, пропороло одежду, по телу поползла теплая струйка крови. Норлок шел рядом, держа на одной руке ребенка. Тот, засунув кулачок в рот, с недоумением разглядывал незнакомого мужчину. Сульг искоса взглянул на малыша, первый раз в жизни ему приходилось иметь дело с маленьким ребенком, и норлок совершенно не знал, чего от него ожидать.

Стражник скользнул взглядом по торопливо идущим людям: еще одна фермерская семья, мамаша, отец с ребенком и целый выводок малышни в тележке.

Сульг почувствовал, как напряглась Румита, минуя караульного.

– Иди вперед, – еле слышно сказал норлок сквозь зубы. – И не дури.

Они уже почти миновали ворота, когда сзади раздался крик караульного:

– Погоди-ка, погоди!

Сульг замер. Сзади, торопясь и стуча подкованными сапогами, их нагонял стражник.

– Что в повозке? Ну-ка, отстегни полог! – скомандовал он, направляясь к большой крытой повозке, что ехала перед ними.

Норлок подтолкнул Румиту, они обогнули повозку, возле которой остановился стражник, и прошли под решеткой. Ворота остались позади.

Сульг перевел дух, сердце его колотилось. Для верности он прошел еще немного, потом протянул младенца женщине. Она забрала малыша, вернулась к повозке, возле кото-рой ее поджидал хмурый белобрысый мальчик. Вскоре тележка, запряженная упрямым ослом, покатилась прочь.

Из Озерных ворот по-прежнему выходили люди, не обращая друг на друга никакого внимания.

– Шевелись, – коротко бросил Сульг, и девушка поспешно взялась за ручку тележки.


Румите хотелось обернуться и бросить взгляд на Брер: ей казалось, что она видит город последний раз в жизни. После первой встречи с Великим норлоком гадалке пришлось оставить Доршату. Теперь, год спустя, она покидала Брер.

Оглянуться Румита так и не посмела. Неожиданная встреча на улице с тем, кто долго снился в страшных ночных снах, лишила её мужества. Мысль позвать на помощь караульных на Озерных воротах мелькнула и тут же пропала.

Румита шла, чувствуя на плече чужую тяжелую ладонь, ощущая, как холодит кожу одежда с расплывшимся на ней кровавым пятном, и понимала, что каждый шаг, удаляющий от Брера, приближает смерть. Она украдкой покосилась на норлока: лицо его ничего не выражало, лишь глаза блестели, как лезвие ножа, и губы были крепко сжаты.

Путники отходили от Озерных ворот все дальше, минуя лачуги и хижины пригорода. Сульг напряженно прислушивался, не раздастся ли сзади топот копыт, но слышал лишь обрывки чужих разговоров: женщины озабоченно сетовали на то, что из-за вчерашнего переполоха на базаре не было никакой торговли, да ребенок плаксивым голосом клянчил у матери сладости.

Когда пригород Брера остался позади, норлок убрал руку с плеча Румиты и, прищурив глаза, оглядел местность, расстилающуюся перед ними.

Он вспомнил карту на своем рабочем столе, мысленно развернул ее – желтый дорогой пергамент, исчерченный красными и синими линиями – отыскал Акрим, затем Брер, проследил линии крупных торговых трактов, проведенные синими чернилами. Один из них вел из Кадгара в Акрим, проходя мимо Брера, и разделялся на две дороги: одна устремлялась в Доршату, другая – в Шармиш. От трактов тонкими нитками тянулись менее оживленные пути, и на них, словно бусины на ожерелье, были нанизаны алые точки, которыми отмечались небольшие городки и деревни. Пунктиром проходили заброшенные дороги – ими почти никто не пользовался с той поры, как после войны проложили новые тракты. Сульг попытался представить себе местность, заштрихованную на карте зелеными чернилами. Одна старая дорога начиналась неподалеку от Брера и вела почти до границы с Мглистыми землями. Вдоль дороги не было городов, а деревни постепенно сменялись маленькими поселениями, которые даже не имели названий. Чем ближе к Мглистым землям, тем реже встречались деревни и поселки, а потом они исчезали вовсе. И последнее, что было отмечено на карте – невысокая горная цепь, за которой начинались земли, не принадлежавшие никому.


Когда Румита поравнялась с развилкой, Сульг кивком указал на заросшую травой дорогу: по обе стороны ее тянулись кустарники и купы еще зеленых деревьев. Он оглянулся, проверяя, нет ли погони, разрыл ворох тряпья в тележке, отыскал меч, пристегнул и прикрыл полой плаща.

Румита собралась с духом и робко проговорила:

– Ты обещал отпустить меня, когда пройдем ворота. Я… Мыже…

– Я передумал, – жестко сказал норлок. Он бросил в те-лежку шляпу и тряхнул головой, отбрасывая волосы. – Пойдешь дальше… пока что.

– Передумал? – прошептала девушка. – Но ты же говорил… Дальше? Куда?

– Не твое дело.

Повозка, поскрипывая, подпрыгивала на ухабах, грозя вот-вот развалиться. Румита посмотрела вперед: дорога делала поворот и терялась меж холмов. Кругом не было видно ни души.

– Но эта дорога ведет не в Доршату! – с отчаянием воскликнула девушка.

– Кто тебе сказал, что я иду в Доршату? – поинтересовался норлок.


Глава шестая СКИНХА | Игры невидимок | Глава восьмая ДАЛЬНЯЯ ДОРОГА