home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 25

Лагерь монахов

– Гудвин, ты спишь? Вечер уже.

– А? Что?!

Я резко выпрямился и чуть не врезался лбом в челюсть Грифа, пытавшегося меня разбудить.

Толстяк опасливо отшатнулся в полумраке.

– Эй, осторожнее, - буркнул он. - Так и убить можно. Вечер уже, говорю. Домой пора собираться.

Гриф сделал небольшую паузу.

– Послушай, Гудвин, - пробормотал он затем, отведя глаза в сторону и нервно теребя жидкую бородку. - Я старался тебе здесь помочь, как мог. И мой компаньон тоже. Понимаешь, мы не хотим угодить в лапы Объединенной полиции. Поможешь?

Та-ак.

Я потер пальцами глаза и нахмурился.

– Я не могу этого обещать, - медленно произнес я. - Вы - преступники. Конечно, вы помогли мне. Но вы помогли и себе тоже. Разве нет?

Толстяк скис.

– Нас осудили пожизненно, - уныло буркнул он. - Без права амнистии. Суд уже состоялся. Нас ожидает ссылка в Синие рудники Веги. Ты работал на руднике и знаешь, что это такое.

Я несколько растерялся.

Такой страшной судьбы никому, даже самым опасным преступникам, пожелать не хотелось. Я так подозревал, кровавые мозоли с моих ладоней от кирки сойдут еще не скоро.

– Послушай, - негромко сказал я. - Отпустить вас я не могу. Но я могу попросить Челия и Совет смягчить приговор. Не факт, что они меня послушают, но шанс есть. Это все, что я могу для вас сделать.

Лицо толстяка сильно сморщилось, став похожим на печеное яблоко.

– Ну что ж, - произнес он задумчиво. - Спасибо и на том. Переодевайся и выходи. Настоятель уже ждет.

Гриф махнул рукой и вылез шатра, оставив меня одного.

Ну, дела.

Честно сказать, ходатайствовать за братьев-Стервятников перед Челием я не очень-то хотел. Даже не смотря на их помощь в побеге. Темные, черные делишки были на их совести. Но, раз уж пообещал, придется поднять о них разговор. Может, работу в рудниках Веги им заменят на что-нибудь другое. Полегче, так сказать.

Ладно.

Я развернул сверток одежды, данный мне во время обеда, и обнаружил там, естественно, желтый балахон. Конечно, не модельный костюмчик, но даже он по возвращении будет смотреться получше моих нынешних вонючих лохмотьев. А ведь хорошая одежда когда-то была!

Я быстро переоделся, не забыв переложить свою книжку заклинаний в карман балахона, и покинул уютный шатер.

Гриф не соврал. Вечерело. Небо привычно багровело яркими закатными красками, раздумывая, темнеть уже, или еще немного повременить. Листва невысоких разлапистых деревьев неизвестной породы, растущих вокруг лагеря монахов, также приобрела сочный багровый оттенок.

Настоятеля Иеронимуса я заметил возле костра. Два монаха рядом с ним что-то сыпали в закопченый котелок. Гриф и его компаньон Скелет стояли чуть в стороне и о чем-то шептались. Наверное, толстяк передавал Скелету содержание нашего недавнего разговора.

Ну что ж.

Пусть обсудят свою судьбу.

Я немного пошевелил плечами, разгоняя кровь по одеревеневшему ноющему телу. Послеобеденный сон снял часть усталости, но вот мышцам он помочь не смог. Процесс восстановления организма (по моему разуменью) грозил затянуться надолго.

Увидев, что я вышел из шатра, Иеронимус перестал рассеянно разглядывать языки пламени и медленным шагом побрел ко мне.

– Выспался? - добродушно проскрипел он.

– Почти, - соврал я. - Спасибо вам за гостеприимство.

– Братья на охоте, - невпопад отозвался он. - Найти пищу и воду здесь довольно трудно. Мир малонаселен и во многих местах непригоден для жизни. Запасы с Земли подходят к концу.

– А почему бы вам не вернуться в Космотаун и не пополнить их? - удивился я. - Вы же можете вернуться, не так ли?

Иеронимус покачал седой головой.

– Я могу вернуться, - пробормотал он. - Но тогда нора Червяка закроется совсем. Я с трудом нащупал ее в астрале. Поддержка норы в открытом состоянии забирает много наших сил. Никто из братии не покинет это место, пока крепость не падет и рудник не будет уничтожен.

О-о!

Вот как!

Наскоро обдумав слова настоятеля, я решил промолчать и никак не комментировать их. Хоть Иеронимус мне и нравился, однако ж он был главой секты Спасения. Я не предполагал, конечно, что он внезапно переменит свое решение и отменит наше отправление на Землю во благо и на пользу братства. Но все равно лучше держаться подальше от братских убеждений.

На всякий случай.

– Я не обнаружил в этом мире магических потоков, - постарался я сменить тему разговора. - Откуда вы черпаете энергию для заклинаний?

– Прорастили семена Древа жизни, - прошамкал рассеянно Иеронимус. - Видишь, деревья вокруг лагеря? Это они питают нас. - Настоятель к чему-то прислушался и уверенно проскрипел: - Ну все. Зелье готово, нора Червяка уже открылась. Вам пора.

Он шевельнул сухой ручкой.

Монахи, колдующие вокруг исходящего дымом котелка, зачерпнули кружкой часть его содержимого и что-то буркнули братьям-Стервятникам. Гриф кивнул. После этого все четверо подошли к нам.

– Пейте!

Один из монахов сунул кружку мне в руки. Я принюхался. Пахло непривычно, но не противно.

Ну что ж. Делать нечего, попробуем. Помнится, от Друидова пойла я не умер. Может, и сейчас повезет.

Я глотнул.

Кроме легкого травяного привкуса и странного запаха напиток особыми качествами не отличался. Гриф и Скелет отхлебнули отвар вслед за мной и выжидающе уставились на настоятеля.

– Готовы? - Иеронимус мягко улыбнулся, отчего морщинки густой паутиной разбежались по его лицу. - Тогда полезайте в котел. По очереди. И, Гудвин, не забудь передать Челию от меня привет.

– Что-что? - переспросил я, чуть приподняв бровь. - Куда залезать?

– В котел, - заулыбавшись беззубым ртом еще сильнее, произнес Иеронимус. - Мы ближе подходить не будем, может затянуть.

Ого. В котел, значит. Очень интересно. Никогда не думал, что нора Червяка открывается в котле. Более того, я даже и предположить не мог такое.

Но раз Иеронимус говорит…

Смахнув со лба выступившие мелкие капельки пота, я медленным шагом пересек полянку, подошел к котелку с остатками дымящегося отвара и осторожно заглянул внутрь.

Что за чудо!

Дна в котелке не было. Собственно, котелка как такового уже не было тоже. То, что я увидел, можно было назвать скорее железной извилистой трубой, чем приспособлением для варки супа. Какая-то зыбкая полупрозрачная субстанция, покрытая легкой рябью, начиналась почти сразу у закопченного края железной посудины и уходила глубоко внутрь.

– Ныряй, не бойся! - услышал я сзади надтреснутый голос настоятеля Иеронимуса. - Смелее!

Ладно.

Нырять так нырять.

Я набрал побольше воздуха и, выставив руки вперед, сунул голову в прозрачную субстанцию. Края железной трубы сразу же охватили меня со всех сторон, стиснув плечи жестким обручем. Я нервно дернулся, пытаясь освободиться от неприятного захвата. И это получилось. Правда, потом я обнаружил, что никакой прозрачной субстанции вокруг уже нет, а есть крупные коричневые и черные зерна, чуть влажные и пахнущие перепрелой травой.

Раздвигая их всем телом, ставшим вдруг удивительно гибким, я упрямо полез вперед к светлому пятну, проглядывающему между зернами.

Может, это и есть конец норы?

Проверить я не успел. Зерна неожиданно стали плоскими и жесткими, а затем…

– Уважаемый монах, хватит елозить по полу! - услышал я строгий женский голос над своей головой. - Встаньте и ждите своей очереди! Вас скоро выслушают!

– …?

Я испуганно вскочил на ноги… и обнаружил перед собой симпатичную молодую девушку, смотрящую на меня недовольным взглядом, одетую в идеально выглаженную зеленоватую форму. А еще на плече девушки сиял начищенный до блеска металлический герб Объединенной полиции, увидев который я чуть сознание от радости не потерял.


Глава 24 Спасение | Волшебник необыкновенного города | Глава 1 Земля обетованная