home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


21

ГИППАРХ ПОЛИКРИТ

Камень пути умер.

Но до того, как я это обнаружила, и после того произошло столько невероятных событий, что мое горе слегка сгладилось. Я ведь понимала, что он не выдержит долгого пути…

К дворцу наместника нас доставили с таким почетом, что я едва не прослезилась. За ближайшим поворотом дороги ждала квадрига, запряженная в боевую беотийскую колесницу, только со снятыми серпами. Очень давно, до замужества, мне довелось видеть, как две отборные фаланги Аристана разогнали на таких колесницах несколько туменов Синей Орды. Был смутный период, когда Синяя орда пыталась яростно опротестовать решения последнего курултая, взбесившиеся младшие сыновья хана жаждали реальной власти и повели кочевников на приступ Батора. Моголы набрали в свои отряды всякий сброд, начиная от бездельников хунну и заканчивая беглыми склавенами. Как и следовало ожидать, хан Золотой орды запросил помощи у наместника, сатрапа Леонида, а когда сатрапа отрывали от любимой игрушки, он приходил в ярость. Наместник поднял ожиревшие фаланги, но пехота явно не успевала одолеть сотню миль за два дня. Ближайший Янтарный канал не пропускал больше шести человек зараз, да и кроме того, периодически выкидывал фокусы — вместо Батора мог вышвырнуть в Уссурийскую тайгу, в лапы неистовым айнам…

Тогда Леонид вызвал гвардейские серпоносные колесницы. Передовая ила совершила невероятное: они рысью пронеслись до границ империи Хин, не останавливаясь даже для водопоя. Они обливали спины коней из бурдюков, давали им на ходу жевать конскую шишу и мочились с бортов колесниц, тоже на ходу. Колесницами командовал постаревший сейчас, а тогда бодрый и буйный диадарх Аристан. Он перехватил пылящее разрозненное войско Синей орды на краю знойных песков Карокорума. Колесничие рванули, даже не успев выстроиться в боевой порядок, и ворвались в самую гущу неприятеля, нанося жуткие раны закаленными вертящимися серпами.

Я нежилась на шелковых подушках под опахалами нубийцев и кушала виноград из рук сатрапа. Так было нужно, и я изображала самую преданную наложницу, хотя Леонид меня никогда не покупал, а если бы попытался, то немедленно получил бы укол кураре в свой жалкий хвост. Так было нужно для Красных волчиц и для народа раджпура. Я кушала виноград из рук наместника, и благодаря этому ни одна пехотная фаланга не была расквартирована в долине Леопардовой реки.

Иногда мы поступаем не так, как велят чувства, но двум мужчинам моей жизни лучше об этом не знать. Мой пропавший супруг Ивачич в то время грыз невкусную науку на первом курсе прусского университета, а мой суровый любовник Рахмани в очередной раз отправился на поиски истинной чести…

Сатрап пригласил меня с собой, потому что я так захотела, хотя сам он предпочел бы переждать восстание за толстыми стенами одного из гарнизонов, раскиданных по лояльной хинской империи.

Колесницы разрезали пешее войско ордынцев, как теплое масло. Серпы стригли с такой скоростью, что многие раненые продолжали преследовать врага, не замечая, что остались без руки или ноги. Бой за меру песка превратился в бойню, хотя ордынцы перестроились и им даже удалось опрокинуть несколько квадриг.

Дротики летели тучами, ударяли о чешую коней, иногда возничих сбивали выстрелами из акребуз, но огнестрельное оружие у ордынцев было отвратительным, их порох вонял, но не взрывался. Колесницы пронеслись до самой границы глубокого песка, там уцелевшие развернулись и вторым заходом врезались в толпу. Темникам хана удалось навести относительный порядок, пешие войска расступились под прикрытием конницы, но тут Аристан ввел в дело притаившихся огнеметчиков.

Больше сотни бомб, начиненных порохом и железными шипами, были раскручены на пращах и выпущены одновременно в самую гущу вражеских рядов. Второй залп, и почти сразу — взрыв такой силы, что заложило уши, а лошади в испуге присели. Сатрап Леонид засмеялся и захлопал в ладоши. Для управителя тысячемильных территорий он вел себя глуповато, подобно шестилетнему ребенку. По всей видимости, ему доставляло удовольствие зрелище оторванных голов и обрывков кишок.

Я делала вид, что невероятно увлечена дешевым коралловым ожерельем, которое мне этот мешок с соломой подарил с таким видом, словно положил к ногам пару провинций. Я перебирала кораллы и следила за тем, как колесницы затаптывают и режут на части разбегавшихся моголов и хунну. От воя и смрада гудела земля. Наша ставка разместилась на высоком утесе, сверху было прекрасно видно, как преданная Аристану гвардия кружит по большому кругу между сотнями мертвых тел, а в центре круга готовятся защищаться взбунтовавшиеся ханы.

Но защищаться и умереть, как подобает гордым степнякам, им не позволили. Их расстреляли из акребуз, методично и расчетливо, а затем добили ножами. Леонид с высоты утеса кивнул своему диадарху, и верный пес исполнил приказ с похвальным усердием. Он уничтожил не только воинов, он перерезал даже обоз, женщин с кухонь и стариков, сапожников и ткачей…

Корона расплавленным диском погружалась в далекие барханы, и брызги крови на фоне ее лучей вспыхивали адскими радугами. Это было почти красиво, если бы не было так ужасно. Отважный диадарх Аристан подавил бунт, а головы мятежных ханов принес сатрапу на щите. Их швырнули псам, уцелевших моголов разоружили и отправили нижними гребцами на триремы. Я кушала виноград, смотрела, как растет гора трофейного оружия, а на взрыхленное копытами и сапогам и поле мне смотреть не хотелось. Там нищие пелтасты Аристана, шваль и копоть македонских городов, копьями добивали раненых. Волчьи стаи уже кружили поблизости в ожидании щедрого ужина, когда наша колесница спустилась в Янтарный канал.

Я кушала персики из рук сатрапа, он обожал смотреть, как персиковый сок струится у меня по шее и по груди. Я кушала персики, хохотала над солдафонскими шутками и думала, не рановато ли Красные волчицы затеяли смуту среди племен, населявших Соленые горы. Сопротивляться армиям Искандера по-прежнему никто не мог. Я несла эту новость вождям народа раджпура, поскольку Красным волчицам следовало знать все…

…Эти невеселые воспоминания промелькнули в моей мокрой, уставшей голове, когда катафракт в чешуйчатой броне и звенящей бармице, обнимавшей его лицо наподобие женского платка, спешился и помог мне взобраться на колесницу. Туда же затащили полумертвого Тонг-Тонга и корзину с невозмутимым нюхачом. На миг мне почудилась багровая кровь на ободах, на спицах и внутри, на кожаном сиденье, но видение так же быстро пропало. Вполне вероятно, это была одна из тех самых боевых повозок.

— Госпожа… — Тонг-Тонга мутило. Он свесился за борт колесницы, расставаясь с остатками влаги. Центавры равнодушно наблюдали за нами сквозь прорези в шлемах. — Госпожа, я виновен в том, что нас схватили… Я не в силах драться с ними…

— Ты не виноват, мой храбрый Тонг-Тонг! — Я смочила платок и протерла ему лоб. — Мы могли победить десяток диких буйволов, но никто не устоит против сотни бешеных слонов. Я не владею таким волшебством, чтобы усыпить целое войско.

— Но ты… ты могла скрыться… ты могла стать невидимой…

— Женщина-гроза, он умирает, — холодно брякнула Кеа. — И для живых лучше, чтобы он умер не рядом. Мертвые отдают свое эхге… не умею перевести на ваш язык.

— Я знаю, но не могу же я его тут бросить! Или ты предлагаешь его прирезать?

— Госпожа, лучше убей меня сама… — Тонг-Тонг скатился мне под ноги. Его щеки и лоб стали цвета незрелого банана.

— Ты не понимаешь, глупец! — Они оба начали меня сердить. Они, кажется, не понимали, что бежать мне на Великой степи было некуда, кроме как домой, вниз по течению Леопардовой, к деревням народа раджпура. Да, если бы я сбежала одна, то нашла бы Красных волчиц быстрее, чем мои неказистые големы. Но месть сатрапа Леонида не заставила бы себя ждать.

Причем я прекрасно представляла подлую тактику македонян. Зная о силе Матерей волчиц, они не пустили бы на верную гибель в чащу своих храбрых гоплитов, а вызвали бы презренных черноногих на летучих ящерах. Именно таким образом шестнадцать лет назад по исчислению Великой степи наместник в Бомбее как раз и расправился с очередным бунтом полуконей гандхарва. Их просто закидали с воздуха голодными личинками гоа-гоа-чи и проклятьями серой проказы. Не прошло и недели, как из Александрии в Бомбей, через Янтарный канал, просочились два полка гоплитов во главе с таксиархом Константином Бешеным. Они растянулись цепями, они несли бутыли с огнем и бутыли с тьмой. Им уже никто не мог оказать сопротивления. В трех деревнях гандхарва еще оставались уцелевшие, их сожгли живьем.

Мне нисколько не хотелось увидеть ящеров над деревнями народа раджпура. Я послала големов за помощью, но вовсе не желала гибели своим родичам…

Естественно, мне пришлось выкопать из-под корней ларец с Камнем и предъявить находку обоим военачальникам. Уже тогда мне показалось странным, что диадах не отнял Камень сразу, а разрешил забрать центавру. Сопротивляться превосходящей силе было просто смешно. Диадарх Аристан поглядел издалека, равнодушно, не слезая с коня, и даже не кивнул. Алый Камень занимал его не больше, чем нелепая драгоценная безделушка, которыми были набиты его походные сундуки. Ему приказал император, и этого было достаточно. Зато, стоило возничему тронуть коней, гиппарх Поликрит подскакал вплотную и навис надо мной тысячей фунтов своих яростных мышц.

— Открой, — холодно приказал он.

Будь мы один на один, за один такой тон я, не колеблясь, убила бы его.

— Открой, — повторил центавр и отстегнул шлем. Он повесил его на боку, зацепив при этом кифару. Инструмент издал мелодичный приятный звук, так не вяжущийся с топотом десятков копыт. Это удивительно, но у Поликрита оказалось почти приятное лицо. Вполне осмысленное выражение, и даже угадывалась некая печать благородства. Впрочем, я насмотрелась на благородных вельмож, привычных к самой низменной лжи, и не сильно обрадовалась.

Начиная от червеобразного кадыка, скрытого гибкими пластинами брони, шея гиппарха была почти полностью свободна от короткой, переливчатой шерсти и имела цвет молодой дубовой коры. Гриву Поликриту заплетали, как и положено начальнику его ранга, в сорок восемь косиц, каждую украшали перевязью с сердоликом и утяжеляли свинцовым грузилом. Обросшая пушком нижняя челюсть заметно выдавалась вперед, на нижней губе красовались две татуировки — изображения солдатского бога Митры и весельчака Диониса. Если не поднимать взгляд выше, то…

Одним словом, его рот отличался дерзкой, опасной красотой, насколько я понимаю толк в мужских ртах. Его громадную голову почти не портили раскосые выпуклые глаза, расположенные по бокам черепа, почти как у настоящей лошади. В остро торчавшем левом ухе при каждом шаге позвякивали серебряные кольца.

Поликрит скомандовал подчиненным, и нас оставили одних. Впереди жестко, упруго вздымались крупы, украшенные цепочками с бахромой, позади тоже пылили, голова к голове, но вокруг колесницы образовался просвет. Кеа помалкивала в корзине, Тонг-Тонг трясся, как студень, и пахло от него все хуже. Мой всадник походил на ящерицу, собравшуюся отбросить хвост.

— Покажи мне это, — гиппарх указал на ларец пальцем; его указательный палец был толщиной с мою кисть.

Что мне нравится в фессалийцах, в отличие от их карликовых родственников гандхарва, сыны Диониса всегда идут иноходью. Со стороны это торжественное и весьма яркое зрелище — наблюдать, как в клубах пыли, в сверкании кольчужных попон разворачивается боевая фаланга центавров. В такт постукивают о землю шишаки палиц, рявкают горнисты, обозначая остановку для каждого следующего ряда, напевно подают голос младшие командиры, выравнивая строй. В такт, синхронно, как будто умноженные сотней зеркал, поднимаются левые передние копыта, и на песчинку становятся видны железные подковы, усиленные изогнутыми шипами. Затем так же неторопливо и синхронно поднимаются правые копыта…

— Ты слушаешь меня, Женщина-гроза? — оказывается, гиппарх уже некоторое время пытался привлечь мое внимание и делал это с предельной для него вежливостью.

Я вторично отперла ларец, внутри он совсем не промок. Однако Камень был влажный и как-то сразу мне не понравился. Я потянула ногтем за створку. Камень послушно раскрылся, но… не запел.

— Он умер, — внятно произнесла в своем плетеном домике Кеа.

— Прикажи своему нюхачу, чтобы говорил на цивилизованном языке, а не лаял, как лисица, — загремел гиппарх.

Я отважно потрогала хрустальные выступы и впадинки. Хрустальный глаз потух, он не пел больше песен и не подмигивал мне.

— Он умер, — сказала я и сама не узнала свой голос. — Он наглотался воды. Он стал бесполезной ракушкой.

Я солгала. Влага не коснулась подарка. Он просто устал, как устают даже самые крепкие горы.

— Ты пытаешься меня обмануть, женщина? Ведь есть способы оживить забаву, разве не так? — Центавр протянул громадную ладонь. Сундучок уместился на ней целиком, как на столике.

— Он хитрит, Женщина-гроза. Но не только с тобой… — шепнула Кеа.

И тут до бестолковой Марты Ивачич начало что-то доходить. До меня вдруг дошло, что гиппарх говорит слишком тихо, словно не желает, чтобы нашу беседу подслушали подчиненные. Центавры рысят совсем рядом, плечом к плечу, вдоль обеих обочин, закрывая мне обзор. Они страшно грохочут подкованными копытами по камням, а Поликриту, похоже, это даже нравится. Нашей квадригой правит один из всадников диадарха, он отвернулся и тоже ничего не слышит. Еще до меня доходит, что мы свернули. Мы уже не едем в сторону Соленых гор, в долину, где разлегся Шелковый путь, мы свернули налево. Здесь новая, отличная дорога, шириной примерно в сорок локтей, она облицована черепаховым мрамором, по обочинам вырублен лес и сожжены мелкие кусты. Я слишком долго не появлялась на берегах Леопардовой реки, я позабыла скорость, с которой наместники Искандера возводят каменные чудеса.

— Куда нас везут? — спросила я.

— В новый дворец наместника. В крепость Молг, хотя ее еще недостроили, — охотно отозвался центавр. — И не надейся на своих глиняных кукол, женщина. Я отдал приказ, их перехватили с другого берега реки. Мы перегородили реку сетью, ха-ха-ха!

Я не все разбирала в его растянутом чавкающем македонийском языке, но насмешка одинакова всюду и не требует перевода. В этот миг я готова была плюнуть в него иглой с кураре. Меня остановило то, что у Тонг-Тонга из носа начала хлестать кровь, и пришлось им заняться.

— В крепости мы окажем твоему чернокожему помощь, — добавил гиппарх. — Но не пытайся призывать своих безумных подружек, если не хочешь, чтобы я вызвал летучих ящеров. Они сожгут ваши вшивые деревни, выкорчуют лес и польют почву тьмой, чтобы веками ничего не росло. Низовья Леопардовой реки превратятся в лежбища скорпионов. Ты этого хочешь, женщина? Я перехватил твоих глиняных кукол, не сомневайся…

Я закусила губу. Он словно читал мои мысли, и он был прав. Судя по всему, мне следовало отблагодарить гиппарха за спасение нескольких сотен жизней. Я несла Камень только Матерям волчицам, а пострадали бы невинные малютки.

— Почему же диадарх Аристан не забрал у меня подарок уршада? — осмелела я, видя, что гиппарх не склонен нас покинуть. Он скакал рядом, грозно сжимая набалдашник палицы, которую я не оторвала бы от земли и двумя руками. При каждом шаге его роскошная грива колыхалась, и ослепительный свет Короны дробился в ней на мелкие нити. Высоко в изнывающем от зноя небе кружили два стервятника, и мне это совсем не нравилось.

— Таков приказ.

— Почему он доверил камень тебе? Или сатрап Леонид доверяет теперь центаврам больше, чем людям?

— Таков приказ.

— Он боится, Женщина-гроза… — хмыкнула отважная «груша».

— Чего ты боишься, гиппарх? Ты такой сильный…

Сказать центавру, что он трус, — один из легких способов свести счеты с жизнью. Даже если плохо выговариваешь слова. На косоглазом, лошадином лице затрепетал нерв, но Поликрит удержал себя в руках. Кажется, я угодила в больную точку.

— Молчи, женщина, если хочешь доехать до крепости живой!..

И я замолкла.

Следующие два часа мы тряслись и вдыхали пыль. Периодически, надо отдать должное Поликриту, нас любезно обливали из бурдюков теплой водой, отдающей гнилью, но я была рада и таким ваннам. Кеа недовольно лопотала в своей корзине, а Тонг-Тонг тяжело дышал и почти не открывал глаз.

Я пыталась думать, но мысли растекались вяло, как ручейки постного масла из разбитого кувшина. Я спрашивала себя, как же поступить дальше, я призывала на помощь всех духов раджпура и на всякий случай — даже богов склавенов, чьи изваяния расставлены в садах дома Ивачичей. Но ничего не помогало.

Вдохнуть свет в Камень пути могли лишь Матери Красные волчицы, причем не все, а только Мать Айноук и Мать Кесе-Кесе, потому что достигнуть состояния сухого голодного дерева можно лишь к возрасту семидесяти семи лет, и то неизвестно, научишься ли добывать огонь одним напряжением мысли. Каждая Дочь волчица, начиная с семилетнего возраста, учится добывать огонь, но это совсем не то убийственное пламя, который хранит в своих нежных шершавых ладонях Рахмани Саади, и совсем не тот дружелюбный, прирученный жар, что согревает лачуги бедняков и дворцы магарадж. Этот огонь внутренний, прохладный и почти бесшумный, но от этого не менее смертоносный. Он заставляет волосы подниматься дыбом, он неуловимым аспидом бросается с неба и поджигает сухие чащи, он может ужалить так, что отнимаются конечности, а еще…

Еще этот огонь иногда оживляет подарки Тьмы, приносимые на нашу твердь уршадами.

По преданию, кроме Красных волчиц, тайной тихого огня владеют инки, наши далекие родичи, приплывавшие с Западного континента. Но инки слишком далеко, а кроме них и Матерей волчиц, мне мог помочь лишь один человек…

И в его помощи я сегодня нуждалась меньше всего. Или больше всего. Даже если бы дом Саади умел оживлять подарки сахарных голов, я никогда не стала бы припадать к его стопам. Потому что он сразу побежит в пещеры… Седобородый хитрец Рахмани не зря сбежал с Хибра, не зря продался гнусным ярлам и завоевал репутацию лучшего ловца. Он ведь мечтал только об одном — осесть поближе к Тьме, получить право на свободный поиск. Или ему приказали там осесть и превратиться в местного туземца, в закутанного с головы до пят, обросшего сосульками ловца.

Никто не смеет охотиться во владениях империи без бумаги, скрепленной печатями короля Георга и папского нунция. Никто не смеет водить караваны гостей и ученых за границу вечной Тьмы, а венгов, насколько мне известно, поощряют изгонять всякого чужака, путешествующего без сопровождения и гербовой бумаги. Чужих травят собаками, на них спускают обученных полярных сов с отращенными когтями, их преследуют рыцари Плаща, за деньги готовые на все ради своего ярла…

Настырный Саади долго крался к границам Тьмы, он проник ко двору ютландского короля и получил полные права на охоту во льдах.

Он добрался до нее, мой сумрачный любовник. И благодаря способностям вынимать душу из колдунов, он сколотил себе на Зеленой улыбке темную, но крепкую репутацию, как выразился бы высокий лама Урлук. Но Рахмани и на толщину волоса не приблизился к разгадке. Я слышала, что однажды ему повезло… Он поделился радостью с моим пропавшим мужем, Зораном. Рахмани сказочно повезло, а может, и нет. Может быть, ему только почудилось, будто он достиг призрачного берега четвертой тверди. Несколько песчинок в его руках билось живое сердце Камня, но продлить биение сердца ученик Слепцов не сумел.

Вероятно, это умеют Слепые старцы, если они вообще существуют. О них я слышала многое, но не встречала еще человека, который бы на лезвии ножа присягнул, что видел их лично. Я слышала, что они способны дотянуться до любого человека, на какой бы тверди он ни находился, и способны вытащить из него душу через любое отверстие его тела. Через горло, нос, чресла, уши или глаза, в зависимости от того, что у человека защищено хуже всего, и после этого человек становится куклой, хуже голема. Только никто этого не замечает.

Матери волчицы болтают, что серая паутина, на которой старцы пишут свои желания, растет из пупка тверди, из самых глубин, где дремлют людские пороки, а старцы сматывают пороки неродившихся людей в клубок, и никто уверенно не скажет, хорошо это или плохо, и что выйдет из утроб матерей, ибо неизвестно, хорош ли младенец…

Говорят также, что лабиринты Слепых старцев спрятаны под храмовым городом огнепоклонников, но их не нашли завоеватели древности, их не нашли султаны Горного Хибра, вход в катакомбы заперт даже для младших жрецов. Старцы умеют высекать жизнь из подарков Тьмы. Когда-то дети Авесты, как называет себя клан, в котором был рожден ловец Саади, владели несколькими подарками уршадов и умели ими управлять. Они держали в страхе окрестные народы, а наследные Слепцы оживляли подарки руками…

Что удивительно — сам Рахмани никогда не подтверждает и не опровергает слухов. Вероятно также, что эти ужасные сплетни разносят специально, дабы такие любопытные обезьянки, как я, не вздумали отправиться на поиски пещер…

…Из дремы меня вывел скрипучий тенор Кеа.

— Много людей впереди, самцы той же породы, что управляет нашими лошадьми… а еще женщины из страны Вед и женщины айна, и женщины, незнакомые мне… еще нюхач-самец.

— Что они там делают, впереди? — Я приподнялась, но ничего не могла разглядеть из-за задниц центавров. Нас влекло внутрь замкнутой коробки, состоящей из трех рядов вооруженных полуконей.

— Они рубят пальмы, рубят кедры и кипарисы. Они забивают сваи и роют колодец. Пахнет мясом, жарят молодого буйвола. Пахнет сушеными цветами.

Но задолго до того, как я почуяла запах жареного мяса, наша колесница проехала под аркой высоких деревянных ворот. Из наскоро сбитых, стянутых скобами, башенок на меня пялились молодые стриженые парни в одинаковых серых рубищах, подпоясанных веревками, вооруженные секирами. Стены новой крепости росли буквально на глазах. Несколько сотен туркмен ногами разминали раствор, его тут же заливали в подготовленные ямы и сверху вбивали опорные бревна. Другие рабочие тащили поперечины, укладывали крестовины угловых башен, втягивали через блоки тяжелые носилки. За возводимыми стенами десятки топоров врубались в джунгли; я слышала, как с кряхтеньем валились тысячелетние исполины, увлекая за собой юную поросль, как в ужасе гомонили птицы и ленивцы, прятавшиеся в верхних ветвях.

Кроме наемников-туркмен, я успела рассмотреть лоснящуюся вереницу банту с тюками на головах, что поднимались медленной змейкой на вершину недостроенной башни, а также бадайя, с их дурацкими белыми татуировками и черными зубами. От бадайя, как от строителей, мало толку, но зато их мужчины неплохо плетут канаты. Взад-вперед, поднимая клубы пыли, носились центавры, ревели рога, передавая команды, визжали вороты, вращаемые жующими буйволами, пахло кухней, дымом и потом.

— Женщина-гроза, уж не открылся ли тут Янтарный канал? — скрипнула Кеа. — Когда торопятся поднять забор, тогда имеют что скрывать за забором…

— Выходите, живо! — Меня буквально вытолкнули с жесткой лавки колесницы.

Тонг-Тонга, впрочем, довольно бережно уложили на носилки и унесли, содрав с него все, что могло сойти за оружие. Я даже не успела спросить, несут его добивать или к врачу, но Поликрит пояснил с ухмылкой:

— Если лекари диадарха спасут твоего чернокожего, он станет пожизненным рабом Искандера. Выбирай, женщина.

— Ему наденут кольцо на шею?

— Кольцо и печать на щеке.

— Я могла бы излечить его сама…

— Ты полагаешь, я настолько глуп, чтобы позволить тебе колдовать? — расхохотался центавр. — Его просто бросят вместе с тобой в яму, пока канал не заработает на вход…

Канал. Кеа снова угодила в яблочко. Они нагнали строителей и рабов, чтобы замкнуть Янтарный канал в недрах крепости, чтобы он оставался собственностью империи!..

— Но Тонг-Тонг — раб дома Ивачичей, кроме того, он вообще с другой тверди, с Хибра, — сделала я попытку возразить. — Вы посягаете на чужую собственность, не объявив войну…

— У меня есть приказ, женщина, — отрубил центавр. — Сатрап Леонид считает тебя опасным врагом империи. До Александрии дошли слухи, что племена раджпура готовили мятеж. Поэтому радуйся, что тебя не зарубили сразу…

Мне уже ясно, что Тонг-Тонга ждет рабство. Но у него есть шанс выжить. Еще мне ясно, что вокруг шеи Марты Ивачич тоже очень скоро может сжаться раскаленное стальное кольцо.

— Гиппарх, отчего бы тебе не вернуть мне Камень? Он все равно бесполезен…

С Кеа меня не разлучили, в обнимку с корзиной я очутилась в прохладном погребе. Точнее — в выгребной яме, в свежевырытой яме, не используемой пока по назначению. Небо захлопнулось, упали толстые жерди, перевязанные лианами, в неровных дырах заплясали пылинки и обрывки паутины.

— Ма… Марта…

Трудно сразу приучить глаза к мраку, особенно когда сверху сыплются комья сырой земли, вперемешку с червями, гниющими листьями и куколками земляных пауков.

Я обернулась и плюхнулась на задницу, зацепившись лодыжкой за торчащие корни.

— Это мужчина… — заквакал нюхач.

Но я уже рассмотрела его, я уже не нуждалась в помощи Кеа. Громадная яма была разделена надвое частой вертикальной решеткой из толстых кольев железного дерева. Об это дерево тупятся топоры и сгибаются гвозди, так что на зубы и ногти надеяться было глупо.

За решеткой, на ворохе соломы, позвякивая ножными кандалами, восседал мой пропавший супруг, глава дома Ивачичей, командор флотилии охотников за Плавучими островами, самый удачливый торговец рабами и нюхачами, лучший студент факультета философии… мой Зоран.

Марта Ивачич попалась.


20 ШЕСТНАДЦАТЫЙ ОГОНЬ | Мир уршада | 22 СЛЕПЫЕ СТАРЦЫ