home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


29

ВОИН И ГРОЗА

— Что случилось с твоим лицом, воин?

— Поранился…

— Тебе идут седые кудри, Рахмани.

— Ты стала еще красивее, Женщина-гроза.

Рахмани танцевал на бесконечной нити маятника. Как никогда, ему хотелось жить. Он танцевал, чтобы успеть перехватить заряд ее любви и ее ненависти. Самая лучшая женщина его страданий посылала ему удары своих улыбок. Рахмани танцевал, неуловимо двигая корпусом, рассыпая фантомов пригоршнями, и отражал ее улыбки глазами. Один лишь смех ее мог ослепить, как осколки разбитого зеркала, поэтому Рахмани держал глаза наполовину прикрытыми.

— Ты отыскал то, что искал, Рахмани?

— Мы ищем одно и то же, Марта.

— Раньше ты охотился за утерянной честью. Саади переместился трижды и трижды оставил вместо себя бестелесных кадавров, чтобы те вместо него ловили горлом возникающие из воздуха кинжалы.

— Честь не утеряна, Марта. Она подобна кристаллу, растущему в раковине. Можно раздробить тысячи кристаллов, но всегда вырастают новые.

— Объясни же мне, я не понимаю, — Марта Ивачич тоже начала медленное вращение. Ее смоляные глаза впивались в серые выцветшие глаза возлюбленного, ее руки ласкали пустоту столь быстро, что обычный человек давно бы уснул от навязчивых повторений ритма. Обычный, но не ловец Тьмы, не ученик Слепых старцев.

— Я жил с дикими венгами, — задумчиво начал Саади. — Венг будет оскорблен, если путник, пришедший из ночного бурана, откажется разделить постель с женой хозяина иглу… Я делил кров и пищу с горцами Пехнаджаба. Эти гордые люди будут преследовать тебя неделю и непременно убьют, если ты осмелишься ударить камчой чужую лошадь… Я плавал за черным жемчугом с пигмеями Плавучих островов. Ты видела их. Меня хотели зарезать за то, что я не женился на одной из дочерей их смешного царька. Эти дочери намазывались жиром хищных рыб и оттягивали себе гирями нижние губы, так им казалось красивее…

Я ходил с караванами через ущелья Дебрека и менял там шишу на женщин. Честь этих людей в черкесках, с завязанными лицами, совсем не такая, как у детей Авесты. Их честь — в обмане, но она тоже вызывает уважение. Для них нет дела праведнее, чем обмануть иноверца… Еще раньше я делал кое-какую работу для князя Василия, русса с Зеленой улыбки. Я увидел, как руссы бросают насущные дела, чтобы посидеть с больным, как они кидают хлеб осужденным в кандалы…

Краем глаза Рахмани следил за разлегшимся на берегу центавром. Он был очень опасен, но ранен и устал. Груда мяса.

— У них тоже своя честь? — со странной улыбкой кивнула Красная волчица. — А я встретила сотню закатов в стране Хин. Там женщины не поднимают глаз, а мужчины больше всего боятся быть смешными. Среди пустынников Карокорума высшим благом считается кормить гостя, пока у него не случится заворот кишок. А в Бухруме мне приходилось крутиться среди заносчивых павлинов, для которых верно разместиться за столом — это такое сложное дело, сложнее многослойного торта, который умеет делать мой муж…

Рахмани и Женщина-гроза рассмеялись вместе. Но не прекратили танцевать.

— Ты сама ответила на вопрос, — сказал ловец. — Мы можем рассуждать о чести бесконечно, но от этого она не превратится в сияющий кристалл.

— Как же тогда быть? — уже без улыбки спросила Красная волчица. — Ты потратишь всю жизнь на поиски верной грани?

Ее голос на долю песчинки дрогнул, вызвав в сердце ловца эхо мертвых надежд. На долю песчинки он увидел все сразу — поросший ковылем просоленный морской обрыв, изъеденный ласточкиными гнездами. Разогретый лучами Короны уютный домик, звенящий от сверчков, ночной сад с оброненными детскими игрушками. И ее губы, пахнущие дикими ягодами и дикими желаниями.

Все это мимо, напомнил себе Рахмани, и дрогнувшее нечто в ее голосе погасло.

— Что случилось с твоим лицом, воин? — оттачивая кружево ложных выпадов, повторила Марта. — Я хочу вспомнить твои губы.

— Позже, — повторил Рахмани, переступая с одного камня на другой.

— Порой жадный мясник так долго прячет мясо от людей, что оно достается червям, — мурлыкнула Женщина-гроза.

— Твоя настойчивость в любом случае найдет награду. Если моя душа ненароком покинет тело, ты успеешь поцеловать меня в теплые губы.

— Мне не нравятся твои шутки, воин. — Женщина-гроза несколько раз перепрыгнула с одного мокрого валуна на другой, старательно смещаясь так, чтобы свет Короны оставался у нее за спиной.

Двое танцевали на самой середине реки, на крошечном, прозрачном пятачке, за сто локтей до первого порога. Издалека могло показаться, что двое порхают, как вечерние бабочки в брачный период. Одна бабочка — легкая, гибкая, чем-то похожая на пантеру, с заколотой черной гривой, с кожей цвета густого топленого молока, с лезвиями в рукавах. Другой — чуть выше, худощавый, широкий в кости, но такой же подвижный, с искрами на ладонях, в слишком свободной светлой одежде, настолько свободной, что невозможно угадать, где окажется его тело в следующий момент.

Женщина-гроза краем глаза следила за водомером. Он висел вверх ногами на толстой ветке, прямо над рекой, и не слишком ловко притворялся невинной корягой. Женщина-гроза как-то видела, как взрослый водомер одним стремительным ударом ноги разрезает человека пополам, поэтому не слишком доверяла их слащавой дремоте. Больше всего ее потрясло то, что это был паучок, которого они с Рахмани выкупили в незапамятные времена. В те времена, когда им нечего было делить.

Все сбывалось, и все пути вели к водопаду над Леопардовой рекой…

Совсем недавно Кеа сообщила, что неподалеку прячется еще один, тоже не подарок. Один из самого опасного колена «глаз пустоты». Он мог даже притвориться водой.

— Что с Зораном, Женщина-гроза? В яме он мог подхватить одну из местных лихорадок. Я хотел бы взглянуть на него поближе…

— В нем уршад.

— Не кидайся попусту словами!

Они в сотый раз переместились, пробуя невидимыми клинками воздух, шинкуя его мелкой лапшой вместе со смыслами невысказанных фраз. Мятый, ветреный вечер просыпался над рекой, светляки кружили, как раздувающиеся бальные платья, потерявшие своих красоток, вязкий туман упорно карабкался на заболоченные берега. Далеко внизу, за тройной грядой порогов, светились огоньки в хижинах народа раджпура.

— Твой друг умрет завтра утром, Рахмани. Я говорю правду.

— Тогда зачем ты повезла его с собой? На что ты надеешься?

— На Камень.

— Что-о?!

— Именно так. Отойди с дороги, Рахмани. Я спущусь к Матерям, оживлю Камень и попытаюсь взять Ивачича с собой. Если все это правда… Если на четвертой тверди живут добрые мудрецы, они убьют уршада…

Рахмани пробежал шесть шагов, отталкиваясь от мелких водоворотов, удерживая брата-огня у самых запястий. Он видел Зорана Ивачича две песчинки, но этого хватило, чтобы начать вспоминать поминальные молитвы. Болезнь выжирала крепкого мужчину изнутри, губы Зорана и глаза припорошило белым налетом, он смотрел в небо и хватал пальцами пустоту, словно тянул на себя саван…

— Твои сестры не оживят его. Как не оживили и одиннадцать предыдущих камней, которые закопаны у вас на поляне Посоха.

— Откуда тебе известно?..

— Тебе недостаточно Камня, Женщина-гроза. Тебе нужен глубокий Янтарный канал.

— Я знаю. Я попытаюсь успеть. Поликрит вывезет нас к заброшенному городу Скорпионов, мы нырнем там… — Черная пантера неотрывно следила за глазами противника и метнула кинжал вперед в ту долю песчинки, когда ловец моргнул.

— Там не получится. Чтобы попасть на четвертую твердь, нужен особый канал. Очень глубокий. Можешь поверить Слепым старцам.

— Я снова должна тебе верить, хитрец? Мы найдем другой канал, поглубже!

— А если не успеете? — фантомный кинжал вспорол грудь фантомному ловцу. Настоящий ловец Тьмы уже балансировал на соседнем камушке.

— Тогда я сама оборву его мучения.

— Ты собираешься нырнуть в фонтан в компании с центавром и нюхачом?

— А что ты предлагаешь, воин? Не жалей меня, подними платок, и все будет кончено. Я знала, я видела во сне, как мы деремся на этих камнях…

— Все возвращается, и ты вернулась домой, Женщина-гроза. Центавр — хороший попутчик, если у вас одна цель, а я догадываюсь о его целях…

— Он хочет вывести всех фессалийцев на четвертую твердь.

— А насчет второго попутчика я бы трижды подумал.

— Нюхач мне пригодится. Ты так рассуждаешь, будто я уже попала в канал.

— Ты не попадешь в канал, пока не услышишь правду. У центавров те же проблемы, что и у прочих разумных на твердях мира. Нюхач — это совсем другое, хотя пытается притворяться родным и близким… — Ловец вытолкнул из себя сразу два миража, человека и ящера. Пока ящер щелкал пастью перед лицом Марты, мешая ей следить за соперником, Рахмани издалека, несильно, ужалил нюхача огненным шаром. Кеа заверещала.

— Не трогай ее! Да, она служила хинцам, а теперь служит мне, ну и что?! Я обещала ей найти здесь мужа и найду! Как будто ты не знаешь, как ведут себя нюхачи. Они вечно цепляются за человека…

— Марта, нюхачи — это совсем не то, во что все верят! У них нет родни, у них нет никого, кроме пигмеев, которые всего лишь охрана. Выслушай меня, это важно… Они родня уршадам.

— Воин, мне даже нечего возразить, настолько это глупо…

— Глупо? Пусть так… Но спроси свою желтокожую подружку, как ей удалось так ловко втереться к тебе в доверие? Спроси ее, зачем гончары подарили ее тебе? Спроси ее, кто на самом деле командует в Срединном царстве — мандарины императора Чи или покорные, послушные нюхачи?!

— Что ты несешь, Рахмани?

— Так спроси ее сама! Спроси, зачем нюхачам на четвертую твердь? Спроси ее, что она знает про меня! Ведь она наверняка чует, кто я такой!

— Кеа, я жду! — Красная волчица отбила две атаки пылающих шаров, с трудом сдержав стон. Она спросила себя, будет ли завтра лечить ожоги, полученные сегодня, и втайне рассмеялась своим заботам.

— Он не врет, Женщина-гроза… Совсем недавно мы подчинили Срединную империю Хин… Но людям от этого не плохо, госпожа. Люди довольны, они не догадываются. Они счастливы, госпожа, нам ведь немного надо. Нам нужны уход, тепло и условия для наших малюток… — После слов, произнесенных нюхачом, центавр Поликрит еле сдержался, чтобы не сбросить ее в воду.

— Так ты… Ах ты мокрая гусеница! — Домина Ивачич произнесла еще несколько фраз, сразу на нескольких языках. Услышав столь витиеватые ругательства, Кой-Кой даже перестал притворяться корягой. Он потерял нужный цвет и в изумлении выпучил глаза. — Так ты втерлась ко мне в доверие, чтобы пролезть на четвертую твердь?! — Острие невидимого кинжала рисовало вензеля в пальцах волчицы. Еще миг — и желтый ленивец, стоивший десятки тысяч драхм, отправился бы по вечной дороге предков.

— Я помогала тебе, высокая домина!

— Она не врет тебе, Марта, — рассмеялся Рахмани. — Народ императора Чи действительно не страдает. Но нюхачам нужно все больше. Их дальние родственники, уршады, избрали иную тактику, поэтому их все ненавидят. Их убивали и будут убивать повсюду. Нюхачи хитрее, они выбрали любовь…

— А теперь ты спроси воина, Женщина-гроза, отчего от него пахнет сургучом, индиговыми чернилами, сигарами Пале-Рояль, фиалковыми духами и вином Шато? — пролаяла с берега Кеа, на всякий случай укрывшись за спиной лежащего центавра. — Раз он знает так много, пусть расскажет и о себе! Пусть расскажет о тайной когорте Римского прокуратора, где успел заслужить три серебряные бляхи! Пусть расскажет о том, сколько дукатов тратит прокуратура на подкуп морских центавров, чтобы те снизу травили наши Плавучие острова! Пусть расскажет о лаборатории в подвале Кенигсбергского университета, где он препарировал моих сестер!

— Рахмани… — Красная волчица замедлила танец. — Скажи, что она врет!

— Она тоже не врет, Женщина-гроза. Мы вместе наблюдаем случай, когда у каждого из присутствующих своя честь и своя любовь, иными словами — своя система истины…

— Ты резал нюхачей?

— Не только. Я резал уршадов и убедился, что они приходятся дальней родней нюхачам. Но для цивилизации они опасны одинаково…

Бывший гиппарх до этого тихонько перебирал струны кифары и с крепнущим интересом следил за поединком на воде. Он обещал Женщине-грозе не вмешиваться и честно соблюдал обещание. Правда, он дал себе зарок, что вмешается, если у Женщины-грозы начнутся серьезные проблемы, но то, что он наблюдал, меньше всего походило на драку. Бывшего гиппарха не оставляло ощущение, что встретились два давних родственника, очень близких и весьма обиженных друг на друга, накопивших сто тысяч упреков и нашедших, наконец, повод их выплеснуть. После выступления Кеа Поликрит ощутил необходимость немедленно осушить кувшин вина. Все перевернулось дважды в его солдатской голове. Или даже трижды.

— Что же мне делать, воин? — оскалилась Красная волчица. — Убить нюхача?

— Нет… Они не виноваты, они просто другие. Их занесло на Великую степь вместе с семенами уршадов, сотни тысяч лет назад. Их занесло, как споры, из бездны сущего, из бархатных полей, где распускаются кометы и цветут огоньки звезд. Они не способны существовать сами и не способны сами себя обеспечить, поэтому нашли себе пигмеев. Они приспособились, стали размножаться и поняли, что погибнут на маленьких Плавучих островах…

— То есть… Они сами рады, что мы их воруем?

— Да. Им нужна была вся твердь, а теперь им нужны Хибр и Зеленая улыбка.

— А уршады?! Ты врешь мне, воин, ты запутываешь меня! Ведь уршады сами убивают нюхачей! Уршады — это злобные бесы, а эти желтые… они никому не причиняют вреда…

— Он не врет тебе, Женщина-гроза.

Это проскрипела Кеа. Она говорила тихо, но все услышали. Дрожащий Кой-Кой замер на валуне. Снорри едва не свалился с ветки в реку. Центавр попытался взглянуть на нюхача обоими глазами сразу и чуть не вывернул шею. Кеа неловко взобралась Поликриту на спину, хватаясь толстыми клешнями за ремни и веревки, и уселась там, отдуваясь после трудного пути.

— Он не врет тебе, госпожа. Этот человек… Я узнала его по запаху. Он двурушен, но честен, домина. Он служит Слепым старцам и служит императору Зеленой улыбки. Мне давали понюхать воздух из приемной прокуратора. Он пахнет так, домина, этот человек. И он… он влюблен в тебя, домина.

— Ты… Ты… — Марта не находила слов, слезы трепетали на ее ресницах. — Ты выполнял приказы прокураторов? Ты состоишь в тайном сыске Рима?!

— Это так, Женщина-гроза. Слепые старцы послали меня в Рим много лет назад. Император заинтересован в ослаблении монашеских орденов, ему нужны люди вроде меня… Все не так одномерно, волчица, и вчерашние враги становятся попутчиками… Император боится, что доминиканцы и ткачи Августина объединятся в стремлении вернуть инквизицию. Пока в Порте неспокойно, кланы воюют друг с другом, зато на Зеленой улыбке мир среди королей…

— Он не врет тебе, домина, — крикнула со спины центавра Кеа. — Он служит в тайной когорте, мне давали нюхать таких людей. Я отличу их за милю… Он служит в тайной когорте прокуратора, они поддерживают светскую власть и ослабляют церковь…

— Он не врет, как же! — в бессильной злобе передразнила Красная волчица. — А откуда мне знать теперь, что ты не врешь, отродье уршада?!

— Марта, она не уршад, — Рахмани незаметно завел руку с ножом за спину, чтобы при необходимости одним движением перерезать завязки своего платка. Он с тревогой чувствовал, как улыбка, та самая улыбка пустынника, подбирается изнутри, вдоль трахеи, собираясь выплеснуться в мир. — Марта, она лишь родственник уршада. Те так же любят паразитировать, но равно опасны для всех… Да, я служу в тайной когорте прокуратора. А как иначе я добился бы своего места ловца? Мне нужны были связи, связи на самом верху, в Риме! Мне нужно было спокойно искать подарки Тьмы и передавать их детям Авесты, для этого пришлось продать свои умения.

Если хочешь знать, я продался всем сразу! Да, я выполнил немало темных дел для ткачей, для монахов Августина и папских кардиналов… Я воровал колдуний, я нанимался к ярлам, чтобы снять сглаз и отвратить дурные наветы, я возвращал нунциям мощи их господа, похищенные неверными… Римские прелаты до вчерашнего дня считали меня своим агентом, а прокураторы верили, что я служу только империи и готов лично зарезать всех епископов и кардиналов, лишь бы не допустить новый крестовый поход…

— Что же случилось вчера, воин? — Красная волчица плясала на самом краю водопада, окружив себя семицветными прозрачными кавалерами. Радуги смеялись и обнимали ее неугомонные колени.

— Вчера я предал тех и других — ради главного.

— И что же главное, воин? — затаила дыхание Красная волчица.

— Главное у меня на ладони, Женщина-гроза. Это шестнадцатый огонь, который позволит оживить твой Камень.

— Кой-Кой, я тебе говорил, вонючий хамелеон! — завопил Снорри, с риском для жизни раскачивая ветку. — Я говорил тебе, что у дома Саади всегда найдется козырь!!

— Шестнадцатый огонь? — Центавр вскочил на ноги, отчего Кеа едва не улетела в кусты. — Я слышал об этом, Женщина-гроза! Но это сказки, смешные легенды огнепоклонников…

— А что потом? — отмахнулась от центавра Марта. — Что потом, Рахмани?

— Потом я пробью новый канал. Прямо здесь, под струями водопада. Нам нужна глубина, большая глубина. Мы уйдем все вместе. Мы вместе уйдем на четвертую твердь. Мы вместе будем искать лекаря для Зорана.

— А разве ты желаешь ему выздоровления? — Ее глаза окутывали ловца тягучим медом. Красная волчица перешла на лающий прусский диалект, чтобы их замершие в вечернем сумраке попутчики слышали только звуки. То, что скрывалось за взглядами дерущихся на воде, принадлежало только им.

— А разве я могу желать тебе горя, Женщина-гроза? — Ловец тоже ответил на языке университета.

— Чем ты поклянешься?

— Своей любовью к тебе.

Впервые за сотни малых и длительных схваток Женщина-гроза потеряла равновесие. Она едва не свалилась в любимую реку своего детства.

— Почему ты не показываешь свое лицо, воин? Ты не хочешь убивать меня?

— Моя улыбка не убьет тебя. Вы все неверно понимаете сущность продавцов улыбок. Они продают не смерть, а желание. Если я улыбнусь тебе, ты…

— Я влюблюсь в тебя до изнеможения, как школьница? — Красная волчица впервые позволила себе смех. Рахмани услышал, как убийственные лезвия ее кинжалов с шуршанием возвращаются в ножны.

— Именно так, домина… — Рахмани отпустил фантомов и остался один. Он больше не прятался, он застыл на плоском валуне посреди говорливого потока.

— Теперь я верю тебе, воин… — Нежные пальцы пробрались под платок и ощупали его сухие губы. — Мы прыгнем в твой водопад вместе! И…

— Что «и»? Эй, что значит «и»? — уже в спину Марте простонал ловец.

— Это значит, что ты такой же дурак, как другие мужчины.


28 ВЕЛИКАЯ СТЕПЬ | Мир уршада | 30 НА ПУТИ В РАЙ