home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


20

Он завис в воздухе, на высоте нескольких дюймов над лужайкой перед своим собственным домом, затем мягко опустился на траву и взглянул на часы. Было 14.01.30.

В это мгновение он знал, его более раннее воплощение звонило по внутреннему телефону Лайре наверх, в гостиную. Значит, надо было быть очень осторожным. Очень!

Эвинг осторожно обежал вокруг дома и вошел через боковую дверь, которая вела в мастерскую в подвале. У двери он остановился.

Здесь на стене была установлена трубка внутреннего телефона. Он осторожно поднял ее и прислушался. -…все может испортить любая ходьба по комнатам. Поэтому, пожалуйста, оставайтесь там, где вы находитесь в данный момент, пока я не дам сигнала снизу, – услышал он собственный голос.

– Как скажешь, дорогой, только не заставляй нас слишком долго сидеть на одном месте, хорошо? – ответил голос Лайры.

Эвинг взглянул на часы: 14.02.11. Он еще немного подождал. В 14.03.30 он услышал звуки шагов другого Эвинга, ходящего по комнате. Пока все шло по графику. Но вот сейчас он будет производить еще одну развилку во времени.

Эвинг приоткрыл дверь и заглянул в мастерскую. Знакомая фигура сидела спиной к двери. Она склонилась над проектором времени, установленным на столе, настраивая его для прыжка в прошлое на десять минут. На часах было 14.05.15.

Он быстро вошел в комнату, схватил лежавший возле двери лом (он его сам туда положил до начала опыта) и в четыре прыжка пересек комнату. Его двойник, поглощенный работой, ничего не замечал до тех пор, пока Эвинг-1 не положил ему на плечо руку и не приподнял со скамьи. В одно мгновение он взмахнул ломом. Вся основная секция временного проектора оказалась разбитой вдребезги. На пол посыпались исковерканные детали.

– Мне очень не хотелось делать подобное, – виновато проговорил он. – Ведь это был большой труд. Но ты ведь знаешь, почему я так поступил.

– Да… да, – неопределенно произнес двойник. Они встретились взглядами – Бэрд Эвинг с Бэрдом Эвингом. Их отличало только то, что в руке одного из них был лом, готовый к дальнейшему применению. Эвинг-1 молился про себя, чтобы Лайра не услышала грохота. Все может рухнуть, если ей в этот самый момент вздумается нарушить его запрет.

Он спокойно сказал своему двойнику:

– Ты ведь знаешь, кто я, почему и как я здесь появился?

Эвинг-2 уныло посмотрел на обломки проектора и произнес:

– Догадываюсь. Тебе удалось меня опередить? Ты на один шаг впереди меня в потоке абсолютного времени.

Эвинг-1 кивнул:

– Правильно! Только говори потише. Я не хочу, чтобы ты доставил мне лишние хлопоты.

– И ты решительно настроен это сделать?

Эвинг-1 снова кивнул:

– Слушай меня сейчас очень внимательно. Я хочу взять свой, вернее наш, автомобиль и отправиться в Браутон. Там я позвоню премьеру Дэвидсону, затем поеду на космодром, сяду в корабль и улечу. И больше ты никогда ничего обо мне не услышишь. А ты должен оставаться здесь по крайней мере до 14.20. Только тогда позвони Лайре и скажи, что успешно завершил свой эксперимент. Убери обломки и, если у тебя достаточно ума, никогда больше не пытайся сооружать что-либо подобное. Больше не должно быть никаких лишних Бэрдов Эвингов. Ты должен быть единственным! И получше заботься о Лайре и Блейде. Не забывай, что я очень их любил.

– Подожди… – поспешно произнес Эвинг-2. – Это несправедливо, потому что ты идешь…

– По отношению к кому? – перебил его Эвинг-1.

– Да к самому себе, черт побери! Я такой же Бэрд Эвинг, как и ты! И также обязан отправиться на Землю. А у тебя также нет никакого права отказываться от всего, что любишь. Давай хотя бы бросим монету, чтобы определить, кто из нас должен уйти.

Эвинг-1 покачал головой. Тоном, не допускающим возражений, он произнес:

– Нет! Ухожу я. Один раз мы уже бросили жребий. Я сыт этим по горло.

Мне надоело смотреть, как мои многочисленные двойники жертвуют собой для того, чтобы я оставался цел и невредим.

– А разве я меньше насмотрелся?

Эвинг-1 пожал плечами:

– Пусть это будет жестоко по отношению к тебе, но это моя голгофа, и я пройду ее до конца. Ты останешься здесь и можешь успокаивать свою больную совесть, сколько тебе будет угодно. Но смотри не перестарайся. Не забывай, что с тобой остаются Лайра и Блейд.

– Однако…

Эвинг-1 угрожающе поднял лом:

– Поверь, мне очень не хотелось бы ломать тебе кости, приятель. Прими свое поражение с достоинством.

Он взглянул на часы: 14.10. Подошел к двери, обернулся и сказал:

– Машина останется на стоянке возле космодрома. Тебе придется придумать какое-нибудь объяснение, почему она там оказалась.

Он повернулся и вышел из мастерской.

Машина была в гараже. Он прижал палец к идентификационной пластинке, которая управляла воротами гаража, и стал ждать. Внутри механизма несколько раз что-то щелкнуло, потом ворота открылись, и из них выкатилась машина. Он сел в нее, задал программу движения и выехал через заднюю дорогу, чтобы никто в доме не мог его видеть.

Как только он оказался на достаточном расстоянии от собственного дома, он включил радиотелефон и назвал оператору номер для вызова.

После небольшой паузы послышался голос премьера Дэвидсона:

– Привет, Бэрд! Что это вы задумали?

– Помните ту любезность, которую вы мне задолжали? Я просил у вас полной свободы действий после той шутки с клодами.

Дэвидсон усмехнулся:

– Я не забыл об этом, Бэрд. Так чего же вы хотите?

– Я хотел бы взять космический корабль, – спокойно сказал Эвинг. – Одноместный. Такого же типа, как тот, на котором я путешествовал на Землю несколько лет назад.

– Космический корабль? – Премьер, казалось, не поверил собственным ушам. – Для чего вам понадобился космический корабль?

– Этого вам не надо бы знать. Скажем, для одного из моих экспериментов. В свое время я просил вас об одной любезности и вы обещали, что окажете ее. Теперь вы берете свои слова назад?

– Нет, нет и еще раз нет! Ни в коем случае, Бэрд. Но…

– Мне нужен звездолет. Сейчас я держу путь к космодрому Браутон. Вы позвоните туда и прикажете приготовить для меня одну из принадлежащих военным одноместных посудин. Да или нет?


Было около пятнадцати часов, когда он добрался до космодрома. Оставив машину на специальной стоянке, он пешком отправился в небольшое аккуратное здание, в котором разместилась военная комендатура. Его принял дежурный офицер. Это был полковник с кислой физиономией.

– Вы, наверное, Эвинг?

– Так точно. Премьер Дэвидсон звонил вам, сэр?

Полковник кивнул:

– Он приказал мне выделить вам один из наших одноместных кораблей. Я полагаю, мне не нужно спрашивать, умеете ли вы им управлять, не правда ли?

Эвинг улыбнулся:

– Думаю, не нужно.

– Сейчас корабль находится в секторе "В", где его готовят к старту.

Он, разумеется, будет полностью заправлен топливом. Сколько времени вы намерены провести наверху?

Пожав плечами, Эвинг ответил:

– Я еще не решил, сколько времени я проведу в открытом космосе, полковник. Все зависит от обстоятельств. Но я обязательно предупрежу вас, когда буду производить посадку.

– Хорошо.

– Да… еще вот что. Корабль должен быть оборудован системой замораживания.

Полковник нахмурился:

– Все наши корабли оборудованы подобными установками. Но почему вы спрашиваете об этом? Вы собираетесь осуществить столь длительный полет?

– Нет, конечно, нет! – поспешил разуверить его Эвинг. – Я просто хотел проверить еще раз, как действует это оборудование.

Полковник дал сигнал, и один из курсантов повел Эвинга через взлетно-посадочную полосу к кораблю. Это был близнец того звездолета, который когда-то доставил его на Землю. Он вскарабкался на борт, проверил органы управления и передал в диспетчерскую, что стартует с Корвина через одиннадцать минут.

По памяти он ввел в автопилот координаты цели своего полета, затем включил его и расположился в холодильном отсеке.

"Фирник считает, что я мертв, – думал он. – Он будет удивлен, когда на Земле объявится призрак и возглавит подпольную борьбу против сириан.

Мне нужно будет самым подробным образом объяснить все Майраку, как только я окажусь на Земле, – если я смогу его найти. Моему двойнику, там, на Корвине, придется хорошенько поломать себе голову, чтобы объяснить все, что произошло: куда девался корабль, который ему дали, как его машина оказалась возле космодрома в то время, как сам он оставался в мастерской своего дома. Ему придется попотеть, заговаривая зубы властям. Но он обязательно как-нибудь выкрутится".

Эвинг послал мысленный прощальный привет жене и сыну, которые никогда не узнают о том, что он их покинул. Потом он вытянул вперед ногу и нажал на педаль аппарата гибернации. Температура стала быстро падать, и он погрузился во тьму.


предыдущая глава | Пасынки Земли | cледующая глава