home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2. 16 АВГУСТА 2375. ХИГБИ-5

Мы здесь. На месте.

Мы выскочили из сверхпространства точно по расписанию. Ожидания мои не оправдались, переход обратно оказался вовсе не таким волнующим, как переход туда. Тем временем наше верное корыто легло на орбиту Хигби-5 как только бедная орбита вынесла эту тяжесть? – и с грохотом село. Я немедленно вывалился из люка и сплясал на глазах у почтенной публики танец счастливого шимпанзе – очень уж радовался, что наконец выбрался из клетки.

Хорошенькая была сцена!

На Хигби-5 нет настоящего космопорта. Наш корабль стоял посреди огромного поля, на дальнем краю которого виднелись какие-то здания. Мы просто вышли из корабля – и все. Ни тебе карантина, ни таможни, ни паспортного контроля. Дикое место. И вели мы себя соответственно. Миррик носился вокруг корабля, я продолжал свой танец, прихватив в качестве партнерши Яну Мортенсен, Стин Стин танцевало само с собой, а доктор Хорккк, забыв о своем достоинстве ученого, забрался на ближайшее дерево. И так далее. Даже Келли Вотчмен, чья совершенная нервная система вроде бы не могла пострадать от долгого заточения, явно радовалась, покидая корабль.

Экипаж тихо выгрузился и молча наблюдал за нами, всем своим видом демонстрируя презрение к компании разношерстных недоумков, которых им пришлось тащить на себе через сверхпространство. Не могу осуждать их.

Наверное, зрелище и правда было весьма странным.

А потом мы принялись устраиваться.

Хигби-5 – довольно-таки неприятное местечко. Может быть, миллиард лет назад, когда здесь еще стоял аванпост Высших, планета выглядела приличнее.

Но с тех пор здесь, как и на Марсе, многое изменилось к худшему. И Хигби-5 уже не может претендовать на место в золотом списке планет-курортов.

Диаметр планеты, как у Земли, а масса – как у Меркурия. Отсюда – небольшая сила тяжести и разреженный воздух. Никаких тяжелых элементов. Атмосфера давно улетучилась в космос, океаны испарились и последовали за ней. На Хигби-5 – четыре континента, а между ними – огромные впадины, когда-то заполненные водой. Планета довольно долго жила без атмосферного щита, и все это время на нее сыпались метеориты и прочий мусор. Поверхность изъедена, покрыта кратерами – точь-в-точь, как на Марсе.

Семьдесят лет назад здесь побывали инженеры-землеустроители. Они установили атмосферные генераторы, и теперь на планете есть вполне приличный воздух. Его немного, но вполне достаточно, чтобы обходиться без скафандра. К сожалению, ни одно доброе дело не остается безнаказанным вместе с атмосферой возродились и ветры, о которых на Хигби-5 давно уже и думать забыли. Ветер, проносясь над бесплодными равнинами, срезает дюны и разносит песок по всей планете. Песчаные бури кончатся, когда приживутся растения, но до этого еще далеко. Сейчас инженеры пытаются создать самоподдерживающийся запас воды. Стандартный пароконденсатный цикл помнишь по школе? Вдоль горизонта торчат огромные пилоны гидролизных установок, которые день и ночь превращают пар в жидкость. Результат мелкий дождичек через каждые пять-шесть часов.

На самом деле зря я, археолог, жалуюсь на местную погоду. Если бы не эрозия, вызванная всеми этими дождями и ветрами, мы бы никогда не обнаружили, что здесь некогда стояла база Высших.

Вместе с тем сложно представить себе менее подходящее место для археологических раскопок. Температура почти никогда не поднимается выше нуля, небо неизменно серого цвета, старое и усталое солнце очень редко пробивается сквозь тучи, и большую часть времени мы его вообще не видим.

Никаких городов, ни одного поселения, крупнее и надежнее палаточного лагеря, никаких развлечений, никакой светской жизни-ничего. Нужно быть фанатиком своего дела, чтобы заниматься им здесь.

– Да какая же может быть польза от этой планеты? – поинтересовалась Яна Мортенсен. – Зачем столько возни? Кому нужно это переустройство? Кто, спрашивается, захочет здесь жить или работать? Зачем?

Стин Стин предположило, что причина всей этой суеты – залежи радиоактивных элементов. Миррик отмел сию глупую мысль, объяснив, что на планете сроду не водилось металлов, тяжелее меди, да и тех, что легче, совсем немного. По мнению Пилазинула, планета имеет какое-то стратегическое значение, возможно, здесь будут заправляться корабли, или же земляне планируют построить на Хигби-5 ретрансляционную станцию, чтобы обеспечить связь между планетами. А Лерой Чанг, который, как всякий выпускник Гарварда, всегда готов сказать пару гадостей о родной планете, заявил, что превращение Хигби-5 в пригодное для жизни место объясняется исключительно жадностью и политическими амбициями землян.

– Мы захватили ее, – сказал Чанг, – чтобы другим не досталась.

Классический империализм. Чистой воды империализм. Идиотский империализм мы уже семьдесят лет тратим ежегодно больше миллиарда кредиток, чтобы удержать планету, лишенную природных ресурсов, неспособную привлечь туристов, вообще ни на что не годную.

Доктор Шейн возмущенно отверг эту версию, и закипела жаркая политическая дискуссия, в которую втянулись все. Кроме меня. Мне никогда не было до этого дела.

Вскоре Миррик заскучал – политика не была его коньком, отполз в сторону и принялся для развлечения разваливать какой-то холм. Он перемолотил клыками несколько тонн земли, но вдруг остановился, обалдело посмотрел на образовавшуюся дыру и дико заорал, созывая остальных. Можно было подумать, что он напоролся на склад инструментов, принадлежащих Высшим.

Кричал Миррик зря. Высшими здесь и не пахло. То, что он откопал, оказалось захоронением туземцев Хигби-5. На глубине около восьмидесяти сантиметров ныне вымершие жители этой планеты аккуратно уложили дюжину своих собратьев. Еще сохранились наконечники копий, ожерелья из костей и длинные нити бус из чего-то, отдаленно напоминающего зубы. Судя по скелетам, туземцы были крепким, коренастым народом с могучими задними ногами и небольшими хрупкими передними лапами и напоминали кенгуру.

– Заройте их, – приказал доктор Шейн.

Миррик запротестовал. Мы торчали здесь уже час, ожидая прибытия военного эскорта, который доставит нас на место работы. Миррику хотелось развлечься, этот курган подвернулся так вовремя. Почему бы не раскопать его? Миррика поддержал любопытный Саул Шахмун. Однако доктор Шейн совершенно правильно заметил, что мы прибыли сюда, чтобы заняться развалинами, оставшимися после Высших, а вовсе не для того, чтобы возиться с мелкими захоронениями незначительных местных цивилизаций. Нам ни в коем случае нельзя трогать этот курган, это вандализм, это варварство, ибо мы отнимем хлеб у наших коллег – специалистов по коренному населению Хигби-5.

Ах, нет еще таких специалистов? Ничего, появятся. Миррик признал правоту начальства и аккуратно вернул земле неожиданную находку.

Один-ноль в пользу доктора Шейна. Я восхищаюсь его профессионализмом.

Наконец появились военные и перевезли нас с посадочной площадки к тому жалкому скопищу прорезиненных лачуг, которое на Хигби-5 считается крупным городом. Там наша группа застряла надолго. Формальности, формальности и еще раз формальности.

Доктор Шейн проверил, поступили ли наши денежки на местный счет – нам нужно будет покупать еду и снаряжение. Все это финансовое безобразие обязан улаживать Галактический Центр, но ни одно существо в здравом уме и твердой памяти не доверит свои дела Галактическому Центру, так как не было еще случая, чтобы там что-нибудь не перепутали, особенно в таком варианте, как наш. Вот доктору Шейну и пришлось взять на себя несвойственные ему обязанности.

В процессе проверки потребовалось подключиться к телепатической линии. Дежурным телепатом оказалась хмурая девица по имени Мардж Хотчкисс.

Если когда-нибудь войдешь с ней в контакт, Лори, намыль ей шею от моего имени или вгони ее в перегрузку. Ладно? Эта Хотчкисс – похожая на репу толстуха с маленькими поросячьими серыми глазками и отчетливо заметной полоской усов. Ей около тридцати пяти. По-моему. За исключением телепатических способностей, никаких достоинств у нее нет. В любом другом месте она жила бы мирной старой девой в каких-нибудь меблированных комнатах, но здесь всего пятьдесят женщин, а мужчин – тысяч шесть, если не ошибаюсь. Так что мисс Мардж получает незаслуженную порцию внимания, отчего, судя по всему, здорово обнаглела. Когда доктор Шейн попросил ее связаться с Центром, она кисло улыбнулась и потребовала у него отпечатки пальцев. Доктор терпеливо объяснил, что не будет оплачивать разговор со своего счета, что это правительственная экспедиция, что он посылает запрос в Центр и что за это вообще не берут денег. Но она все-таки настояла на своем. Получив отпечатки, мисс Мардж потянула время в свое удовольствие.

– Линия перегружена, – заявила она.

Вот это уж точно полная чушь. Вранье беззастенчивое. Телепатия потому и служит единственным практичным способом межзвездной связи, что не может быть никакой перегрузки линии. Не помеха телепатам ни временная дистанция (смотри «Теорию относительности»), ни статическое электричество. Никаких отсрочек, никаких недоразумений. А какую головную боль доставляли нам нормальные средства связи! (Извини, я не то хотел сказать. Я имел в виду «механические». Сотри предыдущее прилагательное).

Мардж Хотчкисс нужно было только высунуть рожки, окликнуть соседнюю ТП-станцию и послать наш запрос по цепочке с грифом «срочно – для Галактического Центра». Ей просто нравилось заставлять нас ждать, она упивалась ощущением власти. Наконец она соизволила выполнить наш заказ и сообщила, что экспедиционные счета в порядке.

Доктор Шейн, доктор Хорккк, профессор Пилазинул пошли сдавать отпечатки пальцев, щупалец и так далее, чтобы выудить деньги с нашего банковского счета. Саул Шахмун получил задание добыть у местных властей разрешение на раскопки. Остальные остались без дела, и от полного отчаяния я попытался завязать светскую беседу с омерзительным существом, именуемым Хотчкисс.

– Моя сестра тоже работает в ТП-сети, – сказал я.

– Да?

– Ее зовут Лори Райс. Она передает с Земли.

– Да?

– Я подумал, что вы можете случайно знать ее. Вы, телепаты, обычно хорошо знаете друг друга. Ведь для вас не существует расстояний. Рано или поздно люди, работающие в сети, должны встретиться.

– Я не знаю ее.

– Лори Райс, – повторил я. – Она очень интересный человек, любознательный, собирает сведения по всей Галактике. Видите ли, ей хочется знать все обо всем. Это, конечно, невозможно, но Лори прикована к постели, не может путешествовать, ей даже на улицу выйти трудно, и телепатическая сеть – ее глаза и уши. Лори видит всю Вселенную глазами других людей, своих друзей-телепатов. Если вы хоть раз сталкивались с ней, вы должны это запомнить, потому что…

– Слушай, я занята, вали отсюда.

– Откуда столько злости? Чем я обидел вас? Мне просто хотелось поговорить с вами. Вы знаете, я очень скучаю по своей сестренке и просто спросил, не знакомы ли вы с ней случайно. Вы телепат, она телепат, я просто…

Она отшила меня, закатив глаза так, что виднелись только белки (совершенно гнусное зрелище), давая мне понять таким хитрым способом, что ее вызвали на связь. Будто бы я не знаю, как это происходит на самом деле.

– Чтоб твои зенки обратно не развернулись, – пробормотал я и отвернулся.

Тут только я заметил, что все время рядом со мной стояла Яна Мортенсен.

– А я и не знала, что твоя сестра телепат-связист. Это, наверно, так здорово.

– Для таких, как она, это просто счастье, – сказал я и объяснил ей, что ты парализована и на всю жизнь прикована к больничной койке.

Яна смутилась и огорчилась, а потом спросила, нельзя ли придумать какой-нибудь трансплантат по типу шиламакианских и пересадить твой мозг в искусственное тело, чтобы ты могла ходить. Мне всегда задают этот вопрос решение уж слишком очевидное. Я рассказал ей, что мы давным-давно провели необходимые исследования и выяснили, что в твоем случае это слишком опасно.

– И давно это с ней? – поинтересовалась Яна.

– С рождения. Сначала думали, что хирургическое вмешательство может помочь, но…

Потом ей захотелось узнать, сколько тебе лет, и я сказал, что мы близнецы. Яна густо покраснела и с опаской посмотрела на меня.

– Твоя сестра – телепат, вы – близнецы, значит, ты тоже телепат. Ты можешь читать мои мысли!

Я набрал полные легкие воздуха и пустился в объяснения. Во-первых, сказал я, мы, конечно, близнецы, но не однояйцевые, не двойняшки, уж это очевидно: Лори – женщина, а я – мужчина. Во-вторых, даже двойняшки далеко не всегда оба становятся телепатами. В-третьих, Лори, то есть ты, единственный телепат в нашей семье. И, в-четвертых, всеобщее убеждение, что телепаты могут читать мысли нетелепатов, совершенно ни на чем не основано.

– Только люди с положительной ТП-реакцией способны выходить на связь.

И только друг с другом, – утверждал я. – Лори не способна читать мои мысли, а я не могу заглянуть в твои, да и вообще ни в чьи. А вот жирная Мардж там, за столом, может прочесть мысли Лори, если Лори ей позволит.

– Мне жаль твою сестру, – вздохнула Яна. – Как это должно быть обидно – не иметь возможности установить контакт с собственным братом-близнецом.

А ведь ей, запертой в четырех стенах, наверное, так интересно все, что происходит за пределами ее комнаты.

– Она храбрая девушка, – ответил я (и это чистая правда). – Она справляется. И для этого ей вовсе не нужен я. У нее тысячи друзей-телепатов во всех концах Галактики. Восемь часов в день Лори работает в коммерческой ТП-сети, передает сообщения, а оставшиеся шестнадцать тратит в свое удовольствие: сплетничает обо всем на свете, раньше всех узнает новости. По-моему, она вообще не спит, то есть я этого не видел. Конечно, судьба жестоко обошлась с моей сестрой, но у Лори есть и кое-какие преимущества.

Яна очень заинтересовалась, она хотела знать о тебе как можно больше, и я начал рассказывать всякие мелочи, подробности. Не буду их повторять ты наверняка тоже их прекрасно помнишь. Судя по всему, я недооценивал Яну, и за последние несколько дней начал понимать, что сложившийся у меня образ красивой дуры – результат актерских способностей Мортенсен, защитная оболочка, за которой скрывается умный и чуткий, но очень застенчивый человек. Не знаю, с чего я взял, что все привлекательные девушки должны быть тупицами. Нет, Яна далеко не гений, ей никогда не подняться до уровня доктора Шейна, но у нее за душой есть кое-что, помимо сногсшибательных форм и улыбки на десять киловатт.

Да, возвращаюсь к событиям дня. Наши боссы закончили проверку и регистрацию, но мы не могли сдвинуться с места без Саула. Еще полчаса мы стояли в холле и ждали, пока он вернется с разрешением на ведение раскопок. Доктор Шейн нервничал, ходил кругами и никак не мог понять, куда подевался Саул. Он боялся, что наш хронолог попал в какую-нибудь бюрократическую пробку или, что еще хуже, местные власти и не собираются позволять нам копаться на их территории. Это предположение так огорчило Пилазинула, что он в беспамятстве открутил себе правую руку до локтя.

Наконец Саул вернулся. С разрешением. Нет, у него не было никаких хлопот. Бумагу выдали сразу и без вопросов. Эти сорок пять минут он проторчал в местном почтовом отделении, подбирая марки Хигби-5 для своей коллекции.

Мы загрузили все наши пожитки в краулер и отправились к месту раскопок.

На планету опускалась темная и холодная ночь. У Хигби-5 нет луны, и вблизи экватора, где мы находились, темнота наступает мгновенно, как будто свет выключается. Щелк! – и ни зги не видно. Господнее благоволение или ловкость шофера уберегли нас от падения вместе с машиной в один из многочисленных кратеров, и через час мы прибыли на место.

Доктор Шейн, который был здесь в прошлом году, когда и откопали первые находки, еще тогда распорядился поставить три надувных домика один под лабораторию и два под жилье. А еще он приказал закрыть пластиковым щитом ту часть склона холма, где обнаружили следы Высших.

Но как только мы стали располагаться на ночлег, появились морально-этические сложности. Думаю, тебя развлечет вся эта чепуха.

Неприятности начались, когда мы обнаружили, что внутри наших надувных резиновых жилищ нет перегородок, а значит, и никакой возможности уединения. В нашей экспедиции две юные незамужние землянки. Согласно идиотским старинным, поросшим мхом племенным обычаям, они ни в коем случае не должны спать в одной комнате с мужчинами – это недостойно и неприлично. (То, что Келли даже понятия не имеет о приличиях, к делу не относится.

Андроиды добились полного равенства по отношению к людям, следовательно, обязаны соответственно и разделять наши неврозы. Келли пользуется всеми правами взрослой женщины-землянки и относиться к ней иначе – подвергать ее расовой дискриминации. Не так ли?) Доктор Шейн вполне разумно предложил поселить всех мужчин: его самого, Лероя Чанга, Саула Шахмуна и Томаса Райса (меня) в одном домике, а Яну с Келли – в другом. О кей, таким образом мы решаем проблему скромности, не подвергая дискриминации нашего андроида. Но…

Получается, что Яна с Келли будут жить в одном довольно-таки тесном помещении с несколькими инопланетянами, между прочим, самцами. (Стин Стин и 408б не в счет. Стин – гермафродит, а у 408б, похоже, вообще нет пола).

Мне кажется, многие стыдливые души на Земле были бы возмущены, узнай они, что Келли и Яне придется одеваться и раздеваться в присутствии мужчин, пусть даже эти мужчины трижды инопланетяне. (Во всяком случае, их очень обеспокоила бы судьба Яны, к андроидам такие личности относятся куда менее трепетно.) Однако доктора Шейна беспокоило нечто иное. Ему было прекрасно известно, что Келли начисто лишена предрассудков и что Яна, соблюдающая все положенные табу в присутствии мужчин-землян, совершенно не боится, что Пилазинул, доктор Хорккк или Миррик покусятся на ее девичью честь. Доктор Шейн боялся оскорбить наших инопланетных коллег. Если Яна будет соблюдать земные приличия по отношению к нам и нарушать их в присутствии мужчин-инопланетян, не подумают ли они, что мы считаем их второсортными, не заслуживающими внимания формами жизни? Не выкажем ли мы этим пренебрежения к уважаемым собратьям по профессии? Возможно, девушка должна соблюдать приличия вне зависимости от того, с кем она имеет дело… или не соблюдать их вовсе. Все разумные расы Галактики равны, но что из этого следует в нашей ситуации?

Я прямо слышу, как ты фыркаешь от возмущения, сестренка, и уже готова обрушить на меня волну исполненных здравого смысла замечаний. Конечно, ты скажешь, что большинство инопланетян – и уж наверняка все чужаки в этой экспедиции – не носят одежды, не понимают значения слова «скромность» и совершенно не представляют себе, за каким чертом землянам требуется обязательно, несмотря на погоду, закрывать тканью определенные части тела.

Ты можешь также заметить, что галактическое равенство, провозглашаемое нами на всех перекрестках, не имеет никакого отношения к проблемам пола, с коими и связаны все наши предубеждения, касающиеся одежды, и что порядочная девушка никого не оскорбит, если не будет относиться к самцам другого вида как к потенциальным партнерам. Но, Лори, этой Вселенной управляет вовсе не здравый смысл.

Доктор Шейн очень долго шептался о чем-то с Яной, потом отправился советоваться с Саулом Шахмуном и Лероем Чангом и, наконец, довольно сбивчиво и нервно изложил суть дела доктору Хорккку. Последнему все это показалось настолько смешным, что он буквально завязался в узел. Я не шучу, мы его потом распутывали. Видишь ли, таким способом обитатели Тххха выражают крайнюю степень веселья. Придя в чувство, доктор Хорккк заявил, что ни одного из ученых-негуманоидов не оскорбит «неподобающее» поведение земных девушек.

На том и порешили. Как здорово мы, земляне, умеем делать из мухи слона.

Наша четверка вынуждена была разделить кров с экспедиционным бульдозером, то бишь Мирриком – в соседнем домике ему просто не хватило бы места. Яна и Келли поселились вместе с доктором Хорккком, Пилазинулом, Стин Стином и 408б. Насколько мне известно, всю ночь они учиняли гнусную оргию.

Спал я плохо. Причиной тому были не столько храп высокоученого Миррика, к которому (храпу) я надеюсь приспособиться со временем, сколько всеобщее возбуждение. Спать, когда в какой-то сотне метров от тебя лежат сокровища Высших, здания, построенные миллиард лет назад, предметы, принадлежащие самой могучей, самой мудрой цивилизации, какую только знала Вселенная. Это выше моих сил. Какие чудеса откроются нам в глубине этого холма?

Скоро, скоро я узнаю. Уже утро. Из-за горизонта пробиваются первые блеклые рассветные лучи. В нашем домике я проснулся первым, но когда вышел, обнаружил, что доктор Хорккк делает утреннюю гимнастику на площадке перед входом, а рядом сидит Пилазинул, снявший с себя все, кроме торса и правой руки, и полирующий ею остальные детали. Потом я заметил 408б, по всей видимости погруженного в медитацию.

Эти инопланетяне удивительно мало спят.

Через час отправимся копать базу. Я расскажу тебе, что вышло.


1. 11 АВГУСТА 2375. СВЕРХПРОСТРАНСТВО | Через миллиард лет | 3. КАЖЕТСЯ, 23 АВГУСТА 2375. ХИГБИ-5