home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8. 1 ОКТЯБРЯ 2375. ХИГБИ-5

Несколько очень напряженных недель. Мы работаем день и ночь и очень торопимся. Поэтому я молчал все это время, Лори, просто не успевал делать записи. Теперь постараюсь ввести тебя в курс дела. Приготовься к длинному и скучному монологу.

Самое главное – теперь мы со всеми ключицами, коленными чашечками, душами, потрохами и прочими пустяками полностью посвятили себя осуществлению моего бредового проекта.

К жизни такой мы пришли шаг за шагом – ты же знаешь, катаклизмы всегда долго созревают. Когда встаешь на зыбучие пески, тебя же не втягивает одним шумным глотком. Нет, ты погружаешься медленно, сначала кажется, что зыбучий песок – это просто обыкновенная грязь, что можно выбраться в любую минуту, стоит лишь захотеть, что ты сделаешь это, как только решишь, что не надо идти именно здесь. Внезапно вся эта пакость вокруг начинает подниматься, ты наконец пугаешься, пытаешься двигаться быстрее, как будто это поможет, но только загоняешь себя все глубже. При этом ты сохраняешь хладнокровие и способность мыслить и только после того, как провалишься по бедра, начинаешь понимать, что все попытки выкарабкаться только ухудшают положение и что ты влип окончательно.

Ну вот, я откопал золотой шар. Потом мы всей компанией смотрели замечательные, увлекательные фильмы, особенно ту ленту про робота, астероид и сейф. Затем я, по свойственной мне глупости, предложил отправиться на поиски. Меня поддержал своим авторитетом непогрешимый Пилазинул. В результате мы взялись за дело всерьез и зашли настолько далеко, что заказали те компьютерные имитации, о которых я говорил. Шаг за шагом, сестренка. А потом… потом…

Значит так, первым делом – первым шагом к погибели – мы одолжили на военной базе телепата-оператора, чтобы передать наше информационное хозяйство в обсерваторию. Мы не стали обращаться к мисс Мардж Хотчкисс. Я достаточно понятно объяснил доктору Шейну, почему не надо обращаться к оператору, который нас терпеть не может. Доктор Шейн переговорил с командиром базы, и мы получили в распоряжение одного из их телепатов.

Возможно, ты знаешь его. Рон Сантанжело.

Это бледный молодой человек, лет от силы девятнадцати, с водянистыми голубыми глазами, тонкими, пушистыми соломенного цвета волосами, довольно хрупкий на вид. Похож на поэта. Может быть, действительно пишет стихи.

Когда-то носил на обеих щеках вирангонианскую татуировку, потом убрал ее, но хирург оказался весьма посредственным, и, если присмотреться, можно разглядеть шрамы. Готов спорить на что угодно, он воет от тоски в этой дыре.

Для начала Рону приказали связаться с обсерваторией Луна-Сити и выяснить, могут ли они выполнить необходимые нам расчеты. Мы решили обратиться именно туда после долгих споров и ругани. Приходилось выбирать из полудюжины обсерваторий: Тхххианской, Марсопорта и так далее. Кто-то даже предложил старушку с горы Паломар, но потом все же остановились на самой большой и лучшей. Вызвать Луну по телепатической сети не дороже, чем Марс или гору Паломар, и времени на это уйдет столько же. И, несмотря на страстные шовинистические речи доктора Хорккка, все мы прекрасно знаем, что тхххианские астрономы, а также их компьютеры не идут ни в какое сравнение с учеными и машинами Земли и ее колоний.

Сантанжело послушно вызвал ближайший пункт связи и передал по цепочке наше сообщение для обсерватории Луна-Сити. На это ушло около часа.

Астрономы на другом конце цепочки уже знали про обнаруженный нами шар-видеопроектор (из нашего собственного заявления для прессы) и, конечно же, были просто счастливы получить возможность поучаствовать в охоте за таинственным роботом Высших.

Я не думаю, что они знали, в какую историю столь радостно влезают.

Еще бы, мы сами тогда не знали. Зыбучие пески. Событий быть не может.

Теперь нам предстояло скормить союзной обсерватории все имеющиеся у нас сведения. Проще всего было, конечно, отправить наши записи на Луну ближайшим сверхпространственным кораблем, который завернет на Хигби-5.

Один из межпланетных маршрутников должен был залететь сюда в середине сентября. Трасса у него довольно длинная, и Солнечной системы и, следовательно, Луны он достиг бы через несколько недель после Рождества.

Тогда Луна-Сити, получив материал, обработает его, ответит нам по ТП-связи, и мы получим готовые данные не позже конца января. Примерно.

Однако всем нам казалось, что это неприлично долго, поэтому наши боссы посовещались и решили, что вся информация пойдет на Луну по телепатической связи. Да-да, они пожелали переслать по ТП-каналам фотографии. Я отсюда вижу, как тебя трясет при одной мысли об этом.

Когда мы объяснили Рону Сантанжело, чего от него, собственно, хотят, он побледнел, хотя я думал, что это невозможно – куда уж ему больше бледнеть. Но, следует отдать ему должное, он не кинулся бежать сломя голову, подальше от этих сумасшедших археологов. Из Рона получился бы неплохой технический советник. Вот что он придумал.

Мы начали с изготовления обыкновенных стереофотографий тех кадров, с которых начинается лента, – галактического пейзажа. С фототехникой и проявителями возилась Яна. Когда она выбралась из темной комнаты, мы получили чудесную картину: три метра в длину, метр в ширину и около полутора метров в глубину благодаря стереоэффекту. Потом мы пересняли стереофото при помощи хитрой камеры, которую нам одолжили на время на военной базе. Она каким-то образом – не спрашивай меня, безграмотного, каким – превращает стереоснимок в обыкновенную, древнюю, как каменный топор, двумерную фотографию. В итоге мы получили толстую пачку снимков, каждый из которых представлял собой плоскую часть объема, словно взяли острый ножик и разрезали трехмерное изображение на тонкие слои.

На все это ушла полная неделя, а кроме того, нам пришлось отобрать у доктора Хорккка лингвистический компьютер и полностью его перепрограммировать. (Сейчас несчастный доктор Хорккк восстанавливает первоначальную программу лингвистического анализа, ругаясь на тхххианском и еще нескольких сотнях галактических языков.) Таким образом нам удалось превратить первый снимок в нечто пригодное для передачи по ТП-каналам.

Бедный Рон.

Он заполз в самый дальний угол лаборатории и стал готовиться к передаче. Рон маркировал каждое фото, разбивая его на десятисантиметровые квадраты. Наконец он принялся по квадратику передавать изображение своему соседу-телепату.

Я никогда особенно не задумывался о способах передачи визуальной информации по телепатическим каналам. По наивности и общему невежеству я воображал, что Рон каким-то образом собирается послать некое описание фотографии. (Ну, примерно такое: «Значит так, наверху, в двух и девяносто пяти сотых сантиметра от левого верхнего угла расположена звезда размером в девять миллиметров. Правая ее сторона, такая непричесанная, торчит во все стороны…») Но, конечно, этот номер не прошел бы. В лучшем случае мы получили бы довольно отдаленные подобия наших оригиналов, а компьютерные расчеты, построенные на ошибочных данных, обычно оказываются еще более ошибочными, нежели первоначальные сведения. Как говорят специалисты по обработке информации, засунь в машину мусор, получишь мусор в квадрате.

У Яны воображение побогаче, и она составила куда более интересную версию того, как Рон отправляет по цепочке изображения. Она сказала:

– Думаю, он пристально вглядывается в каждый маленький квадратик, покуда тот не отпечатывается в его сознании. Потом он высовывает рожки и перебрасывает эту картину следующему оператору сети, а тот – следующему, и картина достигает Луны, не изменившись по дороге.

Конечно, это более разумная идея, нежели мое предположение о том, что Рон переводит образы в слова. Но в Яниной схеме есть один серьезный прокол, и его немедленно обнаружило Стин Стин.

– Но как же, – ехидно спросило оно, – последний телетайп в цепочке переводит принятый им мысленный образ в форму, доступную нетелепатам?

Яна начала говорить, что, наверное, существует какая-то машина, механически переносящая образ на бумагу. Саул Шахмун услышал ее речь и захлопал в ладоши:

– Фотоаппарат для мыслей! Замечательно! Прекрасно! И когда же его изобретут?

– А что, нет ничего такого? – спросила Яна.

– К сожалению, нет, – ответил Саул.

Вскоре выяснилось, что Рон Сантанжело передавал на Луну наши космические фотографии самым прозаичным образом. Он использовал метод, который изобрели триста с лишним лет назад, чтобы примитивные космические спутники и прочие летающие буи могли передавать на Землю фотографии Луны и других ближних планет. Мы устыдились собственного невежества, когда узнали, в чем, собственно, дело. Нужно всего-навсего – ты-то, конечно, знаешь этот способ – по очереди засовывать каждую небольшую фотографию в видеосканер, который переводит черно-белое изображение в последовательность цифр. Потом Рон берет распечатку и отправляет эти цифры по телепатической сети. Он не посылает образы, он не возится – до чего же я тупой! – с устными описаниями, он отстреливает соседу нечто примерно такое:

00000000000000010000000000000


7. 10 СЕНТЯБРЯ 2375. ХИГБИ-5 | Через миллиард лет | 00000000000000111000000000000