home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


КТО, КТО…

– Где Дом? - поинтересовался Званцев.

Робот Митрошка отводил в сторону глаза, на металлическом лице его невозможно было что-либо прочитать. Непроницаемой была физиономия робота и потому казалась загадочной.

– В лесу, - коротко объяснил Митрошка. - Званцев, говорит, без меня обойдется, а есть существа беззащитные, им помощь нужна.

– Что еще за существа? - нахмурился Званцев. - Опять какие-то игры, Митроха?

– А что я? - сказал робот. - Ты о Доме спрашивал? Я и говорю, в лес наш Дом отправился. Тут недалеко, полусотни километров не будет.

– Ну и зачем он туда отправился? - продолжал расспросы человек.

– Слушай, Званцев, ну я-то тут при чем? - взмолился Митрошка. - Я его отговаривал. Я ему втолковывал, что глупость он затеял.

– Та-ак, - с расстановкой подытожил Званцев. - Что за глупость?

– Я не при делах, - ретировался Митрошка. - Это его личное решение. Мне-то что? Можем слетать посмотреть.

Лес и в самом деле оказался не слишком далеко. Десять минут лёту.

– Где он? - спросил Званцев Митрошку.

– Где, где, - с особой интонацией сказал Митрошка. - А то ты сам не видишь!

И в самом деле - не увидеть лежащую на опушке огромную голубую варежку было трудно.

– Это еще что за ерунда? - удивился человек.

– Здорово, Званцев, - глухо сказала варежка. - Ты не волнуйся, я уже заканчиваю. Все-таки странные вы существа, люди, и сказки у вас, мягко говоря, странные.

– Дом, ты о чем? - удивился Званцев.

– Про сказки, - сказал Дом. - Понимаешь, Званцев, для того, чтобы лягушку поймать, пришлось лед на озере вскрывать. Весь в иле перемазался, пока хороший экземпляр добыл. И что же? Дрыхнет и просыпаться не желает. Может, мне ее током ударить?

– Садист, - прошипел Званцев. - Механический садист. Не смей измываться над бедным животным. И кто у тебя там еще кроме лягушки?

– Заяц и волк, - вздохнул Дом. - Заяц все скачет да морковкой хрустит, а волк скулит и в двери скребется. Прикинь, я ему бифштексы синтезировал, так не жрет, гаденыш серый. Зайца ему подавай!

– А медведя у тебя там нет? - поинтересовался Званцев. Дом подозрительно молчал.

– Ну? - настаивал Званцев.

– Званцев, ты не волнуйся только, - отозвался Дом. - Он спокойный, даже не проснулся, когда я его из берлоги вынимал. Я ему логово оборудовал, так веришь, он даже лапу из пасти не вытащил. И слюни пускает, словно у бочки меда сидит. Меня мышка-норушка куда больше достает. Гонял ее, гонял, а все без толку. Даже определить, где она находится, не могу. Весь пластик внутренней облицовки изгрызла, наверное, ход пытается прорыть. Слушай, ну почему у мышей такие острые зубы?

Званцев промолчал. Он зримо представлял волка, изнемогающего при виде зайца, спящего на его любимом диване медведя и неторопливую мышь, прогрызающую ход в недрах Дома.

Вернуть медведя в берлогу, закопать лягушку в ил, выпустить в лес шалого волка, который тут же погнался за одуревшим со страха зайцем, было делом недолгим. Вскоре они уже направлялись в город. В Доме стоял запах псины и свежей земли. Митрошка бродил по Дому и что-то бормотал себе под нос. Видимо, слова эти были не слишком лестными для Дома, тот неумело отругивался.

– Слушай, Дом, - поинтересовался Званцев. - А с чего тебя на сказки потянуло?

– Жалко зверей стало, - признался Дом. - Вон какие морозы стоят. Что по Цельсию, что по Фаренгейту. А жилья своего у них нет. Ну и решил дать им морозы переждать. Ты, Званцев, не волнуйся, я бы обязательно вернулся.

– Сказочник, - съязвил Митрошка. - Доброхот!

– Я все понимаю, - сказал человек. - Одного понять не могу - почему именно теремок?

– Общежитие, - пояснил Дом. - Сожительство разных видов. Хотелось понаблюдать вблизи. Интересно же, Званцев. А в «Теремке» конкретно сказано, кто должен в нем жить.

– Исследователь! - с неопределенной интонацией сказал Митрошка.

– Ты радуйся, - коротко хохотнул Званцев. - Это он сказки по второму тому Афанасьева изучал, там хоть чертей и ведьм нет. Представляешь, он ведь мог и собственным домовым обзавестись. Мог ведь, Дом?

Дом подозрительно молчал.

Они летели над землей, и за прозрачной стеной мелькали ровные квадраты снежных полей, разделенные дорогами и темными лесополосами. Слышно было, как в недрах Дома скребется мышка-норушка, пытаясь найти свои запасы.

– В конце концов, - сказал Дом задумчиво, - что есть домовой? Хранитель жилища. Полезнейшее существо.

– Дом, не смей! - тревожно сказал робот Митрошка. - Званцев, ты ведь разумное существо! По крайней мере относишь себя к таковым. Ну разве можно такими глупыми идеями бросаться?


ЗАРАЗА | Вулканолог Званцев и его техноморфы | НАСТОЯЩИЕ ДРУЗЬЯ