home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ВОЗВРАЩЕНИЕ

От клипера, чье серебристое стремительное тело распласталось на сером пространстве посадочной полосы, к зданию космопорта медленно двигалась платформа. Издалека было трудно разобрать и даже посчитать фигурки на ней, но Званцеву казалось, что он узнает Митрошку. Дома не было видно, и это пугало, но Званцев успокаивал себя тем, что Дом - техноморф особенный и на платформе ему делать было просто нечего.

Справа от Званцева расположилась группа телевизионщиков, и комментатор вещал в пространство перед собой:

– Мы с вами наблюдаем посадку клипера, на котором вернулся на Землю экипаж второй звездной. Как вы знаете, этот экипаж состоял из техноморфов, наиболее совершенных машин того времени, логика которых и способность принимать самостоятельные решения приближались к человеческим. Сейчас мы увидим первых обитателей Земли, покоривших межзвездное пространство вблизи. Наша компания надеется, что группе удастся взять интервью у одного из техноморфов, входивших в состав экспедиции…

Платформа приблизилась, и теперь было видно, что на ней находятся три техноморфа, один походил бы на Митрошку, если бы не странный горб на спине.

– А Митрошки не видно, - растерянно сказала Алена. - И Дома не видно.

Платформа опустилась на бетон, и техноморфы сошли с нее. Их сразу же окружили работники космопорта и ученые, встречавшие экспедицию.

– Званцев, ты же можешь пройти? У тебя есть такое право? - спросила жена.

– Подожди, - нетерпеливо дернул плечом Званцев.

Из толпы людей и машин на взлетной полосе выбрался техноморф со странным горбом на спине.

Он оглядел площадки, на которых толпились люди, и двинулся вперед.

Оказавшись перед Званцевым, техноморф остановился.

– Званцев, ты что, не узнаешь? - спросил техноморф. - Я смотрю, с пустыми руками, без плакатов с поздравлениями… Здравствуй, Аленка!

Голос у техноморфа был каким-то дрожащим, плывущим.

Только теперь Званцев увидел то, что не сразу бросалось в глаза. Левая сторона корпуса техноморфа была словно изъедена, сегменты левого верхнего манипулятора оплавлены, а светился всего один зеленоватый глаз.

– Я же говорил, что вернемся, - сказал Митрошка. - Одиннадцать лет туда, одиннадцать - обратно… Только вот в системе немного задержались. Званцев, чего молчишь? Ты разве не рад?

Телевизионщики уважительно наблюдали их встречу со стороны. Званцев не сомневался, что они все снимают.

– Досталось вам там, - сказал он. - Что у тебя с голосом, Митрошка?

– Ерунда, - махнул манипулятором робот. - Помнишь, я в твою честь планету назвать обещался? Так есть там планета Александрия, Званцев. Красивая, только очень уж неприветливая. Понимаешь, там в атмосфере блуждающие плазменные поля. Ну, не убереглись.

– А где Дом? Он что, остался на орбите? - спросил Званцев, не решаясь как-то проявить обуревавшие его чувства. Ему хотелось обнять Митрошку, но он стеснялся окружающих.

– Зачем на орбите? - сказал Митрошка. - Со мной он, со мной. Представляешь, Званцев, почти двенадцать лет его на себе таскаю, - он похлопал себя по нелепому горбу. - Раньше он нас катал, а теперь на мне полностью отыгрался. - И пояснил специально для Званцева: - Понимаешь, корпус уж больно неприглядно выглядел и никакой реставрации не подлежал. А переписать его к себе у меня места не хватало. Да и он воспротивился. Хочу, говорит, хоть малой частью своей домой вернуться. Два дня его мозги демонтировал и еще сутки на себе крепил. А ему понравилось! - он шлепнул себя по горбу и спросил: - Дом, ты признайся, понравилось тебе ездить на мне?

– Привет, Званцев, - сказал Дом. - Здравствуй, Алена. Вы этого придурка не слушайте, он и за двадцать лет ни капельки не изменился. Ты же помнишь, Званцев, как я корпус любил. Я ведь такие трансформации делал, другим и не снилось.

Без динамиков голос Дома казался совсем слабым.

– Мы тебе коллекцию камней привезли, - похвастался Митрошка. - Твоя коллекция рядом с ними вообще смотреться не будет. И еще мы привезли фильм о планете. Званцев, ты будешь потрясен! Ты когда-нибудь видел коллоидную лаву? А обратные извержения?

– Я больше вам рад, - возразил человек.

– А тебе, Аленка, мы коллекцию бабочек собрали, - просиял Митрошка.

– Черт с ней, с коллекцией, - воскликнул Званцев. - Как я рад, что вы вернулись, ребята! Если бы вы знали, как я рад!

Митрошка полуобнял Алену за плечи гибким манипулятором.

– Нет, Званцев, сказал он. Больше я с Земли ни ногой, пусть даже не уговаривают. Пойду в пастухи. Помнишь, я все хотел к твоему брату в пастухи наняться? Вот теперь я это окончательно решил. Кстати, как там ихтиозавр поживает? Рыбачки его еще не выловили?

– Он сам кого хочешь выловит, - сказал Званцев. - Вам уже определили программу на ближайшие дни?

– Мы сами ее определили, - поделился Митрошка. - Как-никак герои космоса, покорившие ледяное межзвездное пространство. А программа, Званцев, проста: Дому надо новое тело дать, хватит ему на мне ерзать. Мне ремонтно-восстановительные работы провести надо. Понимаешь, Званцев, у нас техотдел при приземлении накрылся, под плазменный поток попал. А тут еще мне не повезло, узел трансформаций навернулся. Пришлось работать в неудобной конфигурации.

– Не хнычь, звездный герой, - пресек сетования Дом. - Другим еще больше досталось.

– Только не тебе, - парировал Митрошка. - Тебе инвалидность ничего, кроме пользы, не принесла, одиннадцать лет на чужих плечах просидел! Ладно, восстановимся, я на тебе покатаюсь!

– Мы просим прощения, - вмешался молоденький комментатор, - вы бы не могли сказать пару слов нашим зрителям? Мы представляем Первый канал, вас услышат миллионы людей, мы думаем, у вас есть что сказать им!

– Сказать? - Митрошка повернулся к журналисту. - У нас есть, что сказать зрителям, уж в этом можете не сомневаться.

– Митрошка, Митрошка, - предостерегающе пробормотал Званцев.

– Не бойся, Званцев, - успокоил человека робот. - Я пошутил. Дайте флэшку, я вам фильм об Александрии скатаю, зритель может увидеть все своими глазами.

– Какую флэшку, Митрошка? - одернул робота Званцев. - Ты что думаешь, технический прогресс двадцать два года топтался на месте?

– Ну, я не знаю, - протянул Митрошка.

Из горба выдвинулся тонкий голубовато вспыхивающий световод.

– Дайте камеру, - попросил Дом. Ощупал ее световодом, пробормотал: - Ничего особенного, сейчас я вам скачаю, - и подсоединился к одному из входов камеры.

– Слушай, Званцев, - с ноткой тревоги спросил робот. - А мы не устарели? Сам говоришь, что прогресс на месте не стоял!

– Ну как вы можете устареть, - успокоил его человек. - Сам подумай, покоритель межзвездного пространства, это ваши тела могут устареть, так их и поменять недолго. Как существа, обладающие разумом, вы же практически бессмертны.

– А я что говорил? - ободрился Митрошка. - Так вот, Званцев, откладывай все дела на потом. Поможешь нам с Домом в реставрации, а потом - на отдых, в деревню.

– Пару слов для зрителей! - напомнил о своем существовании комментатор.

– А что я могу сказать? - нахально спросил Митрошка. - Конечно, мы рады своему возвращению. Мы вернулись и принесли сообществу людей и техноморфов новые знания о Вселенной. Кстати, первая звездная уже вернулась?

– Нет, - сказал журналист.

– Значит, им не повезло, - сделал вывод Митрошка. - А нам повезло, и мы этому безумно рады. Здравствуй, Земля! - И уже не обращая ни на кого внимания, он приподнял Алену в воздух, изувеченным щупальцем подхватил Званцева под руку и поинтересовался: - А что, Званцев, кафе для техноморфов на Земле уже открыли? Я бы не против пропустить рюмочку-другую за наше относительно благополучное возвращение.


2007 г.

О ДРУЗЬЯХ-ТОВАРИЩАХ | Вулканолог Званцев и его техноморфы |