home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


8.

Власовское движение нельзя рассматривать как попытку создания антисталинского сопротивления.

Вся «власовская верхушка» – это люди, изменившие присяге и предавшие Родину.

Историк А.К. Александров называет измену нестандартным и непривычным поведением человека в экстремальной ситуации. Возможно. И тем не менее.

Из попавших в плен 80 генералов и комбригов Красной армии только 12 активно сотрудничали с немцами. 5 бежали из плена, 23 погибли в плену. Разве это не показатель мужества и стойкости?!.

Сколько раз немцы, да и власовцы, пытались перетянуть на свою сторону бывшего командующего 19-й армией генерал-лейтенанта М.Ф. Лукина, но он без ноги и с недействующей рукой неоднократно отказывался от сотрудничества, а ведь ему, инвалиду, было еще тяжелее, чем другим.

Тот же Трухин на суде показал:

«С Михаилом Федоровичем Лукиным я знаком примерно с 1925 года. Мне пришлось служить вместе с ним в Украинском округе. Затем Лукин был переведен на службу в другой округ. Находясь в лагере Вустрау в качестве руководителя курсов восточного министерства, я узнал, что Лукин находится в Пинтенхорсте, и выехал к нему. При встрече Лукин произвел на меня впечатление сильно истощенного и исстрадавшегося человека. Я сообщил ему, что освобожден из плена и состою на службе у немцев. Лукин в ответ высказал свое враждебное отношение к немцам и уверенность в победе Красной Армии.

Позднее, когда я уже служил у Власова, мне стало известно, что Лукин за отказ перейти на сторону немцев переведен по французский лагерь военнопленных и содержится там на общих основаниях.

Договорившись с немецкой администрацией о размещении Лукина в Дабендорфе, я с офицером-«добровольцем» послал Лукину письмо, в котором приглашал его приехать в Дабендорф. Лукин ответа мне не написал, но в устной форме через офицера передал, что предпочитает оставаться в лагере военнопленных».

Лукин дожил до победы, вернулся на Родину, где был восстановлен в правах.

По данным А.К. Александрова, весной 1945 г. в Вооруженных силах КОНР проходили службу: 1 кадровый генерал-лейтенант РККА, 5 генерал-майоров, 2 комбрига, 29 полковников, 1 бригадный комиссар, 16 подполковников, 41 майор, 5 военинженеров 2-го ранга, 6 военинженеров 3-го ранга, 1 военврач 3-го ранга, а также 1 капитан 1-го ранга ВМФ и 3 старших лейтенанта ГБ.

То есть 9 генералов и комбригов и 95 старших офицеров от майора и ему равных до полковника и ему равных (военинженер 3-го ранга и военврач 3-го ранга приравнивался к капитану).

Однако в годы войны погибло, умерло от ран, пропало без вести и попало в плен: генералов и адмиралов – 421, полковников – 2502, подполковников – 4887, майоров – 19 404.

Сравните эти цифры!

Советский Союз в 1930 г. присоединился к Женевской конвенции об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях, но так как Гитлер считал Советский Союз смертельным врагом Германии и национал-социализма, пленные солдаты и офицеры Красной армии были лишены права на соответствующее обращение. Более того, отношение к советским военнопленным выходило из общей политики истребления народов СССР.

Только с провалом блицкрига и появлением необходимости в дополнительной рабочей силе для немецкой военной промышленности отношение к военнопленным несколько изменилось. Именно тогда встал вопрос о сохранении жизни части военнопленных.

Однако принятые меры не смогли предотвратить высокую смертность. Она по-прежнему оставалась высокой, так как произвол и насилие, бесчеловечное отношение варваров к советским людям остановить было уже невозможно…

Благодаря проведенной репатриации Советскому Союзу удалось задержать максимальное число предателей и изменников, а самое главное – их идейных руководителей из числа власовцев и давних врагов советской власти – казачьих генералов белой эмиграции.

За последние десять лет у нас появилось множество материалов о выдаче казаков и власовцев «на муки и смерть» Советам…

До сих пор льются горькие слезы о насильственно выданных и отправленных в лагеря и убиенных.

Но ведь речь идет не просто о людях, русских людях, случайно оказавшихся на стороне противника. Речь идет об активных участниках боевых действий на стороне фашистов против своих соотечественников, против своей исторической Родины.

В результате проведенных широкомасштабных мероприятий советских органов госбезопасности и военной разведки, а также благодаря соглашениям и договорам советского правительства с англо-американскими союзниками «пятая колонна» русских на стороне Германии была нейтрализована. Но самое главное, что ей не удалось уйти от возмездия и сохранить свою боеспособность.

На сегодняшний день имеют хождение разные цифры русских добровольцев на стороне Германии. Официально комиссией по реабилитации жертв политических репрессий при Президенте РФ около 300 тыс. советских граждан признаны служившими в полиции и Вооруженных силах Германии в 1941 – 1945 гг.

Немецкий историк И. Хоффманн на май 1943 г. называл от 400 000 до 600 000 бывших советских военнопленных. С. Стеенберг на май 1945 г. – 700 тыс. человек.

А.К. Александров говорит о более чем миллионе советских граждан…

1 836 тыс. человек вернулось из плена после окончания войны.

На 1 января 1945 г. общее число советских военнопленных в Германии достигало 1 680 287 (по немецким и советским учетным данным), в том числе в лагерях Верховного командования вермахта – 930 287 и на работах в военной экономике Германии (концентрационные лагеря).

При простом математическом вычитании 1 836 тыс. – 1 680 287 получаем 155 713 советских военнопленных, вероятнее всего находившихся на немецкой службе в различных формированиях. Всего к концу войны на стороне Германии продолжали действовать отдельно:

туркестанские и кавказские батальоны (40 – 50 тыс. человек);

дивизия СС «Галичина» (10 тыс. человек);

националистические охранные и карательные части (40 – 45 тыс. человек);

другие части, не входившие в упомянутые выше формирования и действовавшие на территории Югославии, Италии, Франции и других западных стран (20 – 25 тыс. человек);

служащие во вспомогательных частях немецкой армии и некоторых других формированиях СС (20 – 25 тыс. человек); казачьи части 15 кав. дивизии, казачьего стана и отдельные подразделения (около 80 тыс. человек);

Русская Освободительная армия (до 60 тыс. человек).

Всего: около 300 тыс. человек (в том числе 155 713 советских военнопленных).

До конца 1944 г. речь шла в основном о добровольных помощниках-«хиви», которые набирались из лагерей военнопленных в оперативной полосе фронта, на оккупированных территориях, из оставшихся в тылу и разбежавшихся по окрестностям окруженцев. Немцы использовали добровольцев в качестве шоферов, ремонтников, конюхов, саперов и охранников. К 1943 г. на Восточном фронте насчитывалось 38 рабочих, охранных и учебных подразделений численностью до роты. Вместе с тем параллельно шло формирование пехотных, кавалерийских и артиллерийских подразделений добровольцев для использования против партизан в ближнем тылу групп армий. В начале 1943 г. таких батальонов числилось до 176.

По немецким данным, летом 1943 г. добровольных помощников насчитывалось около 220 000 и 60 000 составляли «добровольцы» охранных подразделений.

Таким образом, в конце Второй мировой войны на службе Германии находилось около 300 тыс. бывших советских военнопленных и гражданских лиц. При этом в период с 1941 по 1945 г. через эту службу, в том числе полицию, вспомогательные службы, охранные и боевые части могли пройти более 400 тыс. советских военнопленных и гражданских лиц. Но среднестатистической цифрой следует считать 300 000. Проверить эту цифру можно и другими расчетами. С конца июля до ноября 1941 г. из лагерей военнопленных было освобождено 318 770 человек (немцев Поволжья, прибалтов, украинцев – 277 761 и белорусов).

С 1942 по 1 мая 1944 г. немцы освободили 823 230 военнопленных, в основном вступающих в добровольческие, охранные и другие формирования. Всего – 1 100 991 человек бывших военнослужащих Красной армии (в том числе военнообязанные и гражданские лица).

160 тыс. военнопленных отказались вернуться на Родину. Таким образом, оставшиеся около 140 тыс. военнопленных (в том числе гражданские лица, белоэмигранты, их потомки – минимальный процент) – солдат и офицеров, находившихся на немецкой службе, были возвращены на Родину по репатриации.

Возмездие Советского государства предателям и изменникам своего народа было неотвратимым и правомерным… Безусловно, были и перегибы, тем не менее большинство людей из этого числа получили вполне заслуженные наказания.

Парадокс заключается в том, что Указом Президиума Верховного Совета СССР «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.» от 17 сентября 1955 г. из мест заключения освобождались лица, осужденные на срок до 10 лет лишения свободы включительно за совершенные в период войны пособничество врагу и другие преступления. Наполовину сокращались сроки свыше 10 лет за те же преступления и освобождались из мест заключения независимо от срока наказания лица, осужденные за службу в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях. Освобождались от ответственности советские граждане, находящиеся за границей, которые в период войны сдались в плен врагу или служили в немецкой армии, полиции и специальных немецких формированиях.

Однако только 29 июня 1956 г., почти через год, ЦК КПСС и Совет министров СССР приняли постановление «об устранении последствий грубых нарушений законности в отношении бывших военнопленных и членов их семей».

В нем говорилось: «Наряду с разоблачением некоторого числа лиц, действительно совершивших преступления, в результате применения при проверке во многих случаях незаконных провокационных методов следствия было необоснованно репрессировано большое количество военнослужащих, честно выполнявших свой воинский долг и ничем не запятнавших себя в плену».

С 1945 г. все освобожденные и репатриированные военнопленные сводились в батальоны и направлялись для постоянной работы на предприятия угольной и лесной промышленности в отдаленные районы. Таким было наказание даже для тех, на кого не было компрометирующих данных.

После войны военнопленных продолжали привлекать к уголовной ответственности, причем большинство из них совершенно незаконно. Бывшие военнопленные и их родственники ограничивались в правах.

Вот это действительно можно назвать трагедией, ведь большинство из 1 млн 866 тыс. военнопленных, вернувшихся на Родину, ни в чем себя не запятнавших, стали изгоями и долго жили «вне общества»…


* * * | «Пятая колонна» Гитлера. От Кутепова до Власова | ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ