home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


История мистера Скотта

«Паук» схватил добычу и потащил ее вверх. На этот раз Гинзбург попросил поднимать его возможно медленнее. Телеоко он решил оставить на дне. Если бочонок упадет, то вертикально – на то же место. И Гинзбург внимательно следил за экраном. Но на нем мелькали только рыбы, гнавшиеся друг за другом, да воздушные медузы. Наконец Гинзбург с облегчением услышал:

– Есть! Бочонок перевалил за борт.

Три пары глаз оторвались от экранов: капитан следил в своей каюте, Гинзбург – на палубе в специальной камере, Миша – в штабе.

Миша волновался. Это он первым заметил бочонок. Что же в бочонке? Миша присел на постели и попросил Гинзбурга, чтобы никто не заслонял бочонок от объектива приемного аппарата.

– А-а-ах! – вдруг донесся чей-то, как показалось всем, женский голос с моря. Все повернули головы.

Пока поднимали бочонок, «Урания» успела все-таки обогнуть траулер, – не зря она была быстроходным судном. Скотт увидел бочонок и... Что сталось с этим холодным самоуверенным человеком, который так умел владеть собой! Он закричал, как истеричка, уронил бинокль в воду и упал на палубу, словно сраженный пулей.

Гинзбург и капитан переглянулись. Скотт обнаружил свою тайну. Так вот что, он искал, бочонок! В этом бочонке хранится, конечно, не тухлая солонина...

Один матрос поднял бочонок и снова положил.

– Ого, тяжеленькую добычу поймал наш «паук», – пошутил он. – Дайте скорее топор!

Через несколько минут обручи были сбиты, бочонок открыт. Он был полон золотых слитков.

– Что, что там, в бочонке? – крикнул Миша так громко, что отец прибежал из столовой.

– Что случилось? – спросил он.

– Золото, золото, золото! – прозвенел голос Гинзбурга. – Этого достаточно, чтобы вся экспедиция окупилась!

И Борин-отец увидел Гинзбурга, который держал высоко в руке сверкающий слиток золота.

– Пусть полюбуется мистер Скотт, – хохотали матросы.

А мистер Скотт уже пришел в себя. Из-за борта появились сначала его руки со скрюченными пальцами, потом перекошенное от злобы лицо.

– Бандиты! Разбойники! Будьте вы прокляты! – ревел он хриплым голосом и вновь сполз за борт.

Смех матросов был ответом на этот истерический выкрик человека, потерявшего самообладание.

Скотта подняли и перенесли в каюту. Он прогнал всех и выпил целую бутылку рома. «Ром успокаивает нервы, как виски – приступы малярии», – так полагал Скотт.

– Бочонок... Мой бочонок... Золото... его вторично крадут у меня... О, проклятый Вильямс, проклятые большевики!.. – И Скотт потерял сознание.

Ему чудились бесплодные пустыни, мулы, мешки с провизией, палящее солнце, проводники-индейцы, ножи, костры, прерии, горы... И Вильямс, толстый Вильямс... На привале он своей тушей придавил Скотта, и Скотт задыхается от тяжести тучного тела. Вильямс закрывает своим телом вход в пещеру, и Скотт задыхается. Вильямс хватает мешки с золотом и удирает на мулах, а Скотт бежит за ним по плоскогорью, безлюдному, как поверхность Луны, горячему, как раскаленная плита, и кричит: «Стой, стой, предатель!»

Эти крики разносились по пароходу. Матросы покачивали головами и говорили:

– Совсем свихнулся.

– Золото в голову шибануло, – заметил старый матрос. – Оно крепче спирта обжигает.

Через несколько часов Скотт приподнялся, облил голову холодной водой, посмотрел в иллюминатор, откуда был виден траулер, и процедил сквозь зубы:

– Однако не все еще потеряно, и... мы потягаемся, черт побери!


На пароходах советской экспедиции и в Москве, в штабе, радовались.

– Найдено золото! Но это лишь случайный подарок океана, – сказал Барковский. – Стократ краше и дороже золота то, что тайна Хургеса, очевидно, неведома Скотту и неизвестна никому за границей, кроме Кара и Азореса. А открытие Хургеса – ценнее золота.

– Пригодится и золото, – сказал Миша. Ведь это он, сидя в московской квартире, нашел на дне Атлантического океана бочонок.

– Ну, теперь мистер Скотт, наверное, снимется с якоря и уйдет, с чем пришел. Он больше не будет мешать, – сказал Барковский.

Но он ошибся. Скотт продолжал поиски.

– Неужели на дне океана схоронен не один бочонок с золотом? – удивлялись на траулере. – Кто-то вез порядочное богатство на «Левиафане». Если бы золото принадлежало какой-либо стране, то, конечно, его искали бы не мистеры Скотты.

– Скотт, видимо, не уйдет до тех пор, пока не уйдем мы, – высказал предположение Маковский. – Если он сомневался в том, что мы сидим здесь ради подводного города, то теперь он и подавно не верит в это. Если бы мы взяли все, что интересует Скотта и что берег океан, то, поверьте, Скотт потерял бы всякий интерес к нашей экспедиции и не задерживался бы здесь ни одного лишнего дня. Ведь ему, наверное, не дешево стоит фрахт такого судна.


Следами авантюриста | Чудесное око | Азорес подает весточку