home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


18

30 августа 2000 года, среда. Белогорск.

— Умерили б свои аппетиты, Александр Иванович! — Денисов поднял на собеседника печальный взор, — Стыдно, в самом деле!… То, что вы требуете от СГК — глупость несусветная!… Вот смотрите. Сегодняшняя цена на никель — двенадцать тысяч долларов за тонну. Хорошая цена!… Исходя из этого рассчитывается прибыль, и, соответственно, налоги. К концу следующего года прогнозируется падение цен до восьми-девяти тысяч за тонну. Это означает сокращение денежного оборота «горки» почти на треть. Оборота!… Прибыль же упадет чуть не до нуля… Вы хотите, чтоб ребята вам заплатили завтрашние налоги из расчета сегодняшней прибыли, а потом с протянутой рукой по миру пошли…

— Ничего… Не обеднеют! — процедил сквозь зубы собеседник Денисова.

Денисов кротко вздохнул.

Два губернатора — белогорский и снежнинский — сидели за круглым столом в кабинете белогорца и смотрели друг другу в глаза: Денисов — с выражением всепрощения, Кочет — как обычно, угрюмо.

— Александр Иванович, — снова вздохнул Денисов, — СГК кормит не только край. Ваши требования напрямую угрожают экономической безопасности целого региона: Снежного и Нганасанского округа в целом. Если «горка» выполнит ваши требования и выплатит налоги вперед, у нее начнутся большие проблемы с оборотными средствами. Как только у «горки» начнутся проблемы с оборотными средствами, начнутся проблемы у всех: и в городском и в окружном бюджете появятся дыры, начнутся перебои с зарплатой бюджетникам… А дороги наши кто ремонтировать будет?… А ЖКХ наше каких дотаций требует, не знаете?… А программа строительства жилья в поселках — ее кто, Пушкин финансировать будет? Или, может. Вы деньжат подбросите?… Вы что, хотите иметь социальные проблемы?…

— Это будут ваши проблемы, — ответствовал губернатор, — Вы их и решайте!…

Денисов склонил голову, глянул искоса на коллегу. В глазах загорелись нехорошие зеленые искорки.

— Безусловно, — миролюбиво сказал он, — Свои проблемы сами будем решать. Будем экономить. Программу жилищного строительства — на фиг! Не по карману нам теперь это…

Во взгляде Кочета мелькнула тревога.

— Северный завоз тоже придется сократить. — вслух рассуждал Денисов, — Заодно и поставщиком сменим… Будем искать, где подешевле…

Кочет сердито сопел, но молчал.

— Стало быть, объем наших закупок будет стремиться к нулю… — продолжал Денисов, исподтишка наблюдая за реакцией собеседника, — А семьдесят процентов наших закупок мы производили в крае… Что у нас там?… Стройматериалы… Топливо… Продукты питания… Техника кой-какая, по мелочи… Ерунда, в сущности, да и деньги небольшие… Миллионов пятьсот в год — ерунда на постном масле… Правда, некоторые наши белогорские поставщики только этой ерундой и жили, мы у них были… хе-хе… эксклюзивными потребителями… Теперь же им останется положить зубы на полку и закрыть к чертовой матери свои конторы, потому что работать они не умеют и новых потребителей не найдут…

Денисов говорил правду: закупки округа в крае были своеобразным жестом доброй воли со стороны Снежного. Выгоднее было покупать и стройматериалы, и топливо в других регионах, но сам Кочет два года назад выступил с инициативой связать север и юг края узами экономической дружбы и наладить торговые контакты, которые позволили бы мелким белогорским предприятиям, много лет находившимся в кризисе, худо-бедно развиваться и кормить своих работников. Разрыв торговых отношений Снежного с Белогорском означал для этих предприятий очередную клиническую смерть.

— Да!… — прервал сам себя Денисов, — Слышали новость?…

— Какую? — недоверчиво поглядел на него отставной генерал.

— В Снежном новая фирмочка зарегистрировалась… — взгляд Денисова оставался безмятежным, — Называется — ОАО «Снежнинская горно-металлургическая компания»… Почти как СГК, только одна буковка новая и появилась…

Кочет хранил молчание.

— Говорят, — Денисов перешел на заговорщицкий шепот, — Что в эту фирмочку СГК передаст все свои активы и работы… «Горка» останется в роли подрядчика, выполняющего работы, а основные фонды и контракты поставок будут принадлежать этой самой СГМК. И лицензии на разработку недр перейдут в новую компанию… Уж об этом-то я позабочусь!…

Как бы мало не был осведомлен Кочет в тонкостях бизнеса, суть сказанного была понятна с полуслова. Если лицензии, активы и торговые обязательства СГК передаются новой компании, зарегистрированной не в крае, как нынешняя «горка», а в округе, для него, Кочета, это означает возможность полной потери такого крупного налогоплательщика, как Снежнинская компания. СГМК, зарегистрированная в округе, и налоги будет платить округу, а не Белогорскому краю.

«Новость» эта Кочету была известна месяц назад и, признаться честно, уже добавила седины в вороной шевелюре генерала. «Росинтер» не особенно скрывал подготовку к реструктуризации снежнинских активов, более того — делал это почти публично, демонстрируя полную серьезность намерений. Тем не менее, Кочет на слова Денисова отреагировал сдержанно:

— Это еще вилами по воде писано, — заявил он мрачно, — Переведут туда активы, не переведут… В нашей стране проверяльщиков хватит, чтоб года два законность сделок выяснять… Замаетесь!

— Это точно, — охотно поддержал тему Денисов, — Проверяльщиков у нас хватает… Кстати, о проверках… Не выясняли еще, что там за ажиотаж такой вокруг Цыпина поднялся?

Денисов попал в цель: глаза отставного генерала неожиданно остро и зло сверкнули из-под надбровных дуг.

— Это дело суда… — сказал Кочет — чуть громче, чем полагалось бы говорить человеку невозмутимому и к теме равнодушному.

— Оно конечно, — согласился Денисов, — Но интересно все-таки… Новый свидетель нашелся… Новые показания… Неужто этот Змеющенко сам надумал за Цыпу вступиться?… — Денисов подождал, не скажет ли чего Кочет, — Вряд ли сам… Кишка у него тонка… Помог, наверное, кто-то, подобрал, обогрел, пообещал защиту…

Генерал ответил неразборчивым хриплым рыком, но остановить Денисова ему не удалось.

— Вы б справочки навели, Александр Иванович, — не унимался он, — Змеющенко — это еще цветочки… А вдруг новый какой свидетель найдется? Вдруг расскажет что-нибудь вообще непотребное?… Например, о сговоре Апельсина с краевыми властями и о личном участие губернатора Кочета в операции «Подставь Цыпу»…

— Ссссука! — выдохнул, наконец, Кочет, и, неожиданно легко подскочив, попытался было через стол ухватить Денисова за лацканы, но тот спасся, отъехав вместе с креслом на безопасное расстояние, — Ах ты, щенок!…

— Ты совсем еще щенок, говорит суровый волк с инеем на холке… — процитировал задумчиво Денисов, — Да сядь ты!… — прикрикнул он, видя метания Кочета по ту сторону стола.

Кочет не сел, а вышел из кабинета — в ту дверь, что вела в комнату отдыха. Появился спустя минут пять — багровый, все еще злой, но уже без той гримасы слепой ненависти, которая на миг до неузнаваемости исказила лицо и, признаться, произвела на Денисова изрядное впечатление.

— Я в курсе, — сказал Денисов — уже без всякого издевательского миролюбия, — Я в курсе твоей договоренности с Фрайманом. Я знаю, что тебе нужна байкальская энергия. Но еще не факт, что, если ты выполнишь требования Фраймана и попытаешься загнобить «горку», ты получишь энергию. Далеко не факт!…

Повисла пауза, прервал которую Кочет — голосом глухим и нездоровым:

— Для меня тут вариантов нет. Больше мне энергию по таким ценам купить негде. И я свои обязательства выполню.

— А ведь это тоже вилами по воде писано… — теперь Денисов говорил жестко, — Даже если предположить, что у Фраймана нет планов тебя кинуть, его собственные возможности пока что очень ограничены. Будет или нет у него контроль над «Байкалэнерго», зависит от того, как кончатся выборы в Байкальске. А там случится может всякое. У Терских, который Фрайману обещал последний пакет «Байкалэнерго», шансы есть, но есть и конкурент достойный. И если этот конкурент при нашей горячей поддержке обскачет старика Терских — кирдык настанет и фраймановским планам, и твоим, соответственно.

Кочет молчал.

— Я тебе предлагаю сделку простую и ясную, — продолжал Денисов, — От Фраймана, или от кого-то еще, ты свое дешевое электричество получишь. Но если ты останешься с Фрайманом и продолжишь свои наезды на СГК, ты получишь в комплекте еще и большой геморрой в виде вывода «горки» в округ и всего прочего, о чем я тебе тут два часа рассказывал… Суть проста: ты оставляешь в покое Корпорацию, а Корпорация решает твою проблему с энергией…

Кочет продолжал молчать, глядя в стену.

— Пойду я, — Денисов поднялся, — Засиделся что-то… Ты, Кочет, думай. Но недолго. Завтра буду звонить.

Он пошел к выходу, и уже у самых дверей его окликнули:

— Можешь не звонить. Я согласен…


предыдущая глава | Корпорация | cледующая глава