home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

Рождество в семье Гуди на этот раз выдалось более веселым, чем обычно. Там были Гейл и Саманта со своими мужьями и детьми, а также Диана и Энди, которые вернулись в лоно семьи и пришли на этот семейный праздник с Хилари, разумеется. Диана была на девятом месяце и с трудом поворачивалась, пытаясь уследить за Хилари, которая лезла всюду и каждую минуту грозила опрокинуть на себя что-нибудь с кофейного столика.

— Ужасная проказница, вы не находите? — обращалась к родным Диана, не скрывая гордости.

Эта очаровательная малышка, эта улыбающаяся девочка была для Энди и Дианы источником бесконечной радости. Все помнили прошлое неудачное Рождество, когда в их семейной жизни возникла трещина, и они вынуждены были отправиться на Гавайи, чтобы попытаться сохранить семью. За этот год с ними случилось многое — знакомство с Вандой, после которого Диана с Энди расстались, как казалось, навсегда. Но разлука благотворно отразилась на них обоих. А потом неожиданно в их жизнь вошла Хилари, а теперь вот-вот появится их собственный малыш. Все эти события сменялись как в калейдоскопе. Диана никогда прежде не была так счастлива. Беременность протекала нормально, и она чувствовала себя прекрасно.

Она продлила декретный отпуск до июня.

— Ну, как дела? — спросил Джек, подсаживаясь к Диане и Гейл. Сэмми в это время пыталась разрешить жаркий спор между двумя старшими детьми.

— Прекрасно, — улыбнулась Диана, вспоминая тот день, когда Джек сказал ей, что она беременна, и она решила, что он сошел с ума.

— Мне кажется, ты можешь разродиться в любой момент.

— Впереди еще три недели, — сказала она, но Джек профессиональным взглядом окинул ее живот и покачал головой.

— Ты не должна относиться к этому так легкомысленно. По-моему, это случится гораздо раньше, Ди. Смотри, как опустился у тебя живот. Ты давно показывалась своему врачу?

— О, Джек, хватит об этом, — заворчала на него жена, — забудь хотя бы на Рождество, что ты доктор.

— Я только говорю, что она вот-вот должна родить, можешь мне поверить, — серьезно сказал Джек.

— Да, то же самое ты говорил мне, однако это случилось через две с половиной недели.

— Хорошо, — сдаваясь, Джек развел руками. — Я всего лишь простой смертный. — И затем серьезно сказал Диане: — Я не шучу. Ты разродишься в ближайшие дни. Тебе не обходимо сходить к врачу. Так низко живот опускается лишь перед родами.

— А может, я уже рожаю, но сама не знаю об этом? — засмеялась Диана и заверила его, что покажется врачу в понедельник.

— Иногда случаются странные вещи, — сказал Джек и направился к тестю, чтобы пропустить с ним по рюмке и поболтать наедине.

Сестры, как всегда, помогали матери, и, когда пицца была готова, мужчины разрезали ее, и в столовую понесли блюда с едой. Все пребывали в хорошем настроении, дети веселились, но не баловались, не было никаких семейных ссор, все давно уже простили Диану за ее вспышку на День Благодарения год назад. Узнав, что случилось с ней, они все поняли. Даже Гейл, казалось, стала мягче относиться к сестре.

— Ты ничего не ешь, — сказала старшая сестра, посмотрев через стол на Диану.

— Нет аппетита. — Она улыбнулась и затем посмотрела на Энди, который оживленно разговаривал с Сеймусом. Их зять-ирландец всегда рассказывал какие-нибудь удивительные истории. Обычно в них отражалась лишь малая часть правды, но зато они всегда были забавны.

Мать пошла за горячим, и Диана отправилась на кухню, чтобы помочь ей, сославшись на то, что у нее болит спина и она должна встать. Энди показалось, что она выглядит расстроенной, и перехватил пристальный взгляд Джека. Ноющая боль в спине не утихала, и стул показался жестким и неудобным. Саманта тихо шепнула Джеку:

— Посмотри, она не может найти себе места. — Он кивнул, но не последовал за Дианой, а снова включился в общий разговор за столом.

Через несколько минут Диана снова села на свое место и, казалось, выглядела хорошо. Она болтала и смеялась, но затем, неожиданно замолкнув, с беспокойством посмотрела на мужа, но Энди ничего не заметил, поглощенный беседой с Гейл. Затем она извинилась и вышла и через пять минут, ничего не говоря, снова вернулась обратно.

После десерта она сказала Саманте, что чувствует себя неважно и пойдет приляжет наверху. Она просила никому не говорить об этом, поскольку, по ее словам, у нее было просто расстройство желудка.

Когда Энди, оглянувшись вокруг, не нашел своей жены, он стал спрашивать, видел ли ее кто-нибудь.

— Ее рвет наверху, — сообщила старшая дочка Гейл, и он поспешил наверх, чтобы узнать, в чем дело.

— Не думаешь ли ты, что тебе тоже надо подняться? — спросила Гейл мужа, но он с иронией возразил:

— Я думал, ты мне скажешь, чтобы я не лез не в свое дело.

— Возможно, я не права.

— Скорее всего она просто много съела. Они позовут меня, если я понадоблюсь. И даже если у нее начинаются роды, надо учесть, что это ее первый ребенок. Мы успеем отправить ее в больницу, у нее еще масса времени.

— Очень смешно. Ты же помнишь, как это было у меня. — Первые два раза Гейл рожала в больнице, а свою третью дочь муж сам принимал у них на кухне.

— У всех это бывает по-своему, — напомнил он ей, и, конечно, случай Дианы, которую считали бесплодной и которой понадобилось два года, чтобы забеременеть, подтверждает это.

Но Энди, спустившись через пять минут, выглядел довольно обеспокоенным.

— Она говорит, что у нее очень болит живот, — тихо сказал он Джеку. — Ее рвало несколько раз, и теперь у нее начались судороги. Я предложил отвезти ее домой, но Диана не хочет никуда ехать. Она думает, что натрудила спину, помогая маме с обедом. — Джек слушал, поднимаясь вверх по ступеням, и зашел к Диане в сопровождении Энди.

— Ну, что, — бодро сказал он, — я слышал, тебе тяжело достался рождественский ужин?

— Я чувствую себя ужасно, — призналась Диана, морщась от боли.

— Где болит? — спросил Джек спокойно, но уже знал ответ и был поражен, когда пощупал ее живот. Он был твердый как камень, и у нее были страшные схватки.

— Меня тошнит, и у меня ужасные судороги… и моя спина… — Она отвернулась и, почувствовав новый приступ боли, вцепилась в постель. — Я думаю, что чем-то отравилась… но не говорите маме… — Диана повернулась к Джеку и увидела, что он улыбается.

— Я так не думаю. Я думаю, что у тебя родовые схватки.

— Сейчас? — Она выглядела удивленной и несколько испуганной. — Но еще не время.

— Поверь мне, что это так.

В эту минуту у нее начались новые схватки. Джек засек время — схватки были сильными, продолжительными, и он удивлялся, как часто они повторялись. Но через две минуты Джек нашел ответ. Он нахмурился, переведя взгляд с нее на Энди.

— Давно у тебя это?

— Я не знаю, — пожала плечами Диана, — какие-то неприятные ощущения почти весь день. Я думала, что что-то съела. — Она выглядела смущенной сейчас, поняв, что не догадывалась о том, что у нее начались роды.

— А у тебя случайно не отходили воды? Оказывается, это продолжалось гораздо дольше, чем он думал, и ее надо было осмотреть, но Джек не знал, позволит ли она ему это сделать.

— Нет, — мрачно ответила Диана. — Только какая-то маленькая струйка вытекла вчера утром, но никакого настоящего потока воды, — сказала она, желая про себя, чтобы он ошибся. В ее памяти всплыло воспоминание о том, через что прошла Джейн, когда рожала Хилари, и Диана внутренне сжалась от страха.

Джек посмотрел на Энди, а потом на Ди и улыбнулся.

— Это были твои воды, дорогая моя. Они и не должны идти потоком. Я думаю, что лучше прямо сейчас доставить тебя в больницу.

Но, когда он сказал это, она схватила его руку:

— Нет!.. Нет! Это ничего…-Но схватка была такой сильной, что Диана не могла говорить из-за мучившей ее боли. Не успела она перевести дыхание, как меньше чем через минуту начался новый приступ, и, пытаясь сдержать стоны, она беспомощно повторяла:

— О боже… что это… Энди. ..Джек…

Джек поспешил в ванную мыть руки и вернулся обратно с кучей полотенец, которые он быстро подложил под нее и затем осторожно осмотрел ее. Она не обращала ни на что внимания, потому что кричала от боли, схватив Энди за руку. Она боролась со своей болью и не могла контролировать свои ощущения. Неожиданно Диана почувствовала страшную жгучую боль и чудовищный спазм, казалось, что кто-то пытается разорвать ее внутренности.

— О боже… началось… началось. — Она выглядела страшно испуганной, когда переводила взгляд с мужа на зятя, и Джек кивнул, стараясь ободрить ее взглядом.

— Да, началось, Ди. — Было совершенно ясно, что она рожает. Джек спокойно распорядился: — Энди, набери 911. Попроси «Скорую помощь», скажи им, что рожает женщина и ее нужно госпитализировать. Она чувствует себя нормально, и все идет как нельзя лучше. Правда, возможно, что родовые схватки у нее начались со вчерашнего дня, но она не знала об этом.

— Не оставляй меня! — закричала Диана, когда Энди собрался уходить, но Джек решительно кивнул на дверь.

Как только Энди покинул комнату, она тут же снова почувствовала боль, как будто сквозь нее проехал скоростной поезд. Джек широко расставил ее ноги и уже смог увидеть макушку ребенка.

— Тужься, Ди… давай… выталкивай его.

— Я не могу… это слишком больно… О боже… это никогда не кончится… никогда не кончится. — Она хотела, чтобы все это уже было позади, но схватки продолжались с новой силой.

Вскоре Энди был снова рядом с ней и сказал Джеку, что «Скорая помощь» уже выехала.

— Тужься, Ди, — командовал Джек.

После минутного перерыва, когда она громко и протяжно застонала, Джек, который придерживал ее ноги, увидел, как появилась головка младенца. Это был крупный мальчик с белокурыми волосенками. Джек поднял его над кроватью, и Диана с изумлением посмотрела на сына, не в состоянии поверить, что все испытания позади. Энди смотрел на малыша со счастливым и гордым видом.

Диана снова откинулась на подушку и, улыбаясь мужу, сказала:

— Он такой хорошенький… и похож на тебя. — И затем с лукавой улыбкой посмотрела на Джека: — Я думаю, может быть, ты был прав насчет срока родов… — Все трое с облегчением засмеялись, а младенец закричал, словно вторя их смеху, на руках у своего дяди.

И тут они услышали звук сирены на улице.

— Тебе лучше пойти и объяснить все родным, — сказал Джек Энди, который был еще в шоке от недавних событий.

Они пришли в гости на рождественский обед, а возвращались обратно с ребенком. Никогда ничего не получается так, как загадываешь.

Энди поспешил вниз и сообщил всем, что у них с Дианой только что появился сын, как раз в тот момент, когда его тесть открывал входную дверь врачам «Скорой помощи».

— Она здесь, наверху! — крикнул он, и все посмотрели на него с изумлением.

— Она нормально себя чувствует? — спросил отец, в то время как мать и сестры поспешили наверх.

Джек открыл коробку с инструментами, которую привезла машина «Скорой помощи», и через минуту Диану и ребенка, хорошо укутанных, вынесли на носилках из двери к машине «Скорой помощи», и все бежали за ними и желали им счастливого пути.

Энди поблагодарил Джека, а Диана махала рукой родным, все еще неуспевшим прийти в себя после ощеломляющей новости. Все произошло совсем не так, как она представляла себе. Все произошло та стремительно, и она очень надеялась, что благополучно.

Саманта пообещала присмотреть за Хилари. Она сказала, что возьмет девочку к себе домой до тех пор, пока Диана вернется с ребенком из больницы.

— С вами не соскучишься, — проворчал отец, когда закрыл дверь после их ухода, и, открыв шампанское, разлил его по бокалам.

— За Энди, Диану и их детей! — торжественно произнес он, не стесняясь слез. Он знал, как тяжело им досталось все это, но зато теперь у них было двое очаровательных ребятишек.


Глава 22 | Благословение | * * *



Loading...