home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Той мебели, что дали Пэрис во временное пользование, вполне хватало для жизни, но без привычных вещей, картин и всяких милых безделушек дом казался безликим и холодным, несмотря на роскошный вид из окон. Единственное, что приходило на ум, – это отправиться в цветочный магазин и накупить цветов.

В субботу, после постирушки и долгого телефонного разговора с Мэг, Пэрис села в машину и отправилась колесить по окрестностям. Завтра вечером приедет Вим с приятелем, и она хотела по мере возможности украсить дом.

Пэрис заранее приметила на Сакраменто несколько симпатичных антикварных лавок, которые намеревалась прочесать, и, пока ехала по Филлмор-стрит, вспоминала разговор с дочерью. Мэг сказала, что в минувшие выходные они с Пирсом решили расстаться. Девушка была огорчена, но не убита горем, и согласилась с матерью, что это не те отношения, о которых стоит горевать, – хотя, скорее всего, причины для разрыва были глубже. Они с Пирсом пришли к заключению, что у них разные интересы и цели в жизни. Но Мэг по-прежнему очень хорошо к нему относилась. И не считала проведенные с ним месяцы пустой тратой времени.

– А что теперь? – осторожно спросила Пэрис. Она любила быть в курсе дочкиных дел. – Кто-то новый уже нарисовался на горизонте?

Мэг рассмеялась:

– Мам, всего неделя, как расстались! Думаешь, я такая неразборчивая?

При том, что роман с Пирсом не занял главного места в ее жизни, Мэг требовалось время, чтобы его оплакать. Он все же был с ней мил, они прекрасно проводили вместе время, что бы о нем ни думала Пэрис.

– Нет, неразборчивой я тебя не считаю. Просто ты у меня такая красивая, мужики должны у тебя под дверью в очереди стоять.

– Все не так просто, как ты себе представляешь. Здесь полно кретинов. Актеры все влюблены в себя. Пирс был не такой, но зато его больше интересовали единоборства и здоровый образ жизни, чем кино; он и сам говорил, что его больше привлекает работа тренером по карате, чем участие в фильмах ужасов. Киношники – вообще особая категория людей. Половина моих знакомых сидят на игле, многие встречаются с малолетками и манекенщицами. Здесь у каждого своя программа. С мужчинами моего возраста мне скучно, они совсем зеленые. А солидные люди, которые мне попадаются, типа адвокатов, биржевых маклеров или бухгалтеров, ужасно-тупые. – Мэг полагала, что нарисовала довольно полную картину своей личной жизни.

– Солнышко, но должен же быть кто-то, кто тебе интересен! В твоей возрастной категории полно неженатых мужчин.

– Мам, а в твоей? Ты вообще собираешься с людьми знакомиться? – Мэг волновалась за мать. Она не хотела, чтобы Пэрис сидела одна в очередном пустом доме и впадала в депрессию в городе, где она никого не знает.

– Я только вчера приехала. Дай мне время. Я обещала психотерапевту, что пойду работать, и я это сделаю. Только не знаю, где искать.

– А преподавание тебя не привлекает? С твоим дипломом ты могла бы читать экономику в школе бизнеса. Или в колледже, а? Может, тебе поискать место в Стэнфорде или Беркли?

Конечно, это вариант, и Пэрис о нем тоже думала, но на такие места всегда большая конкуренция, а она чувствовала себя недостаточно компетентной. Сначала ей самой пришлось бы учиться, а эта перспектива Пэрис не вдохновляла. Кроме того, она не была уверена, что сын придет в восторг, услышав о таких планах.

– Вим меня убьет, если я стану работать в Беркли. Решит, что я за ним слежу. Если куда и идти, то только в Стэнфорд.

В Беркли было тридцать тысяч студентов, но Пэрис уважала новообретенную независимость сына и не собиралась ее нарушать.

– А если пойти работать в офис? Вот где знакомиться то!

– Мэг, я же тебе говорила, мне не нужны мужчины. Я просто хочу общаться с людьми.

У дочери явно были на нее другие виды. Она хотела, чтобы мама нашла себе мужа, который станет о ней заботиться. На худой конец – завела серьезный роман. Ей было невыносимо знать, что ее мать страдает от одиночества, а в том, что это так, Мэг не сомневалась.

– Что ж, мужчины – тоже люди, – рассудительно сказала она.

Пэрис расхохоталась:

– Как сказать… Некоторые, другие – нет.

Питер это убедительно доказал. Конечно, никто не безупречен, у каждого есть свои недостатки и слабости. Но Пэрис не ожидала, что Питер с ней так обойдется. Думала, они всю жизнь будут мужем и женой. Как после этого верить людям?

– Ладно, само как-нибудь сложится. Я тут подумала, не пройти ли тест на профориентацию? Я их вообще-то не очень жалую, но чем черт не шутит… Кажется, это в Стэнфорде делают. Вдруг выяснится, что мне надо пойти в военные медсестры или заняться живописью. Иногда в этих тестах такого понапишут! Может, испытуемым вкалывают сыворотку правды?

– А что? Правда, сходи! Кстати, ты когда собираешься ко мне приехать?

Замечательно, что теперь у них есть возможность видеться, когда хотят. На девяносто процентов именно это и подтолкнуло Пэрис к переезду. Правда, Мэг тут же добавила, что в ближайшие выходные будет занята – работа над фильмом близится к концу, поэтому сейчас у нее самые жаркие денечки. Зато потом можно будет вздохнуть.

Так, размышляя о возможном трудоустройстве, Пэрис доехала до антикварного магазина на Сакраменто и запарковала машину. Она взяла ее напрокат, пока не пришел трейлер с ее собственным автомобилем и прочими крупными вещами.

Пэрис купила прелестную серебряную шкатулку, потом вошла в соседнюю лавку и подобрала пару чудесных серебряных подсвечников. Ходить по магазинам всегда доставляло ей удовольствие. Под конец она набрела на маленький цветочный магазинчик, разместившийся в доме викторианской постройки. В витрине были выставлены три очаровательные весенние композиции. Такой красоты Пэрис еще не видела. Яркие краски, необычный подбор растений, и все это – в серебряных кашпо, которые сами по себе были необычайно элегантны.

Она вошла. Изящно одетая дама принимала заказ по телефону. Закончив разговор, она повернулась к Пэрис; на руке у нее сверкнуло кольцо с крупным бриллиантом. Ничего себе цветочница!

– Чем могу помочь? – любезно осведомилась дама.

– Никогда не видела таких прелестных цветов, – призналась Пэрис, не в силах отвести взгляд от витрины.

– Спасибо. – Дама за столом улыбнулась. – Сегодня нам поручено оформление одного мероприятия. Вазы принес заказчик. Если хотите, мы можем составить вам композицию в ваших собственных вазах и кашпо. Приносите.

– Было бы чудесно, – обрадовалась Пэрис. У нее был антикварный серебряный вазон – между прочим, очень похожий на тот, что стоял посреди витрины. Они с Питером когда-то купили его на антикварной ярмарке в Англии. – Пока мне ничего такого не нужно, по крайней мере – в ближайшее время. Я только недавно переехала с Восточного побережья.

– Ну, тогда принесете, когда будет нужно. И кстати, если надумаете звать гостей, мы вам поможем с фирмой по обслуживанию. – Дама снова улыбнулась. – Вообще-то, это мой основной бизнес. У меня свое агентство по обслуживанию банкетов. А хозяину этого магазина я просто помогаю. Его ассистентке через неделю рожать, а он никак не может найти ей замену.

– Так это все-таки цветочный магазин? – Пэрис с сомнением огляделась. Интерьер был на высшем уровне, а в дальнем конце помещения шла мраморная лестница на второй этаж.

– Начиналось именно с этого, но на самом деле мы предлагаем куда более разнообразные услуги. Хозяин – художник, настоящий гений. Он обслуживает самые шикарные приемы в городе по полной программе. Привозит музыкантов, официантов, поваров, помогает выбрать тему вечера, создать ту атмосферу, какую хочет заказчик. Спектр очень широкий – от ужинов в узком кругу до свадебных банкетов на восемьсот человек. По части приемов он в Сан-Франциско первый. Цветы – это, можно сказать, лишь верхушка айсберга. Нам поступают заказы со всего штата.

– Да, это впечатляет… – задумчиво произнесла Пэрис. Дама открыла книжный шкаф и достала три массивных альбома в кожаных переплетах. На полках остались еще не меньше десяти таких же.

– Не хотите взглянуть? Тут приемы, которые он организовывал в прошлом году. Весь город только о них и говорил.

Пэрис ради любопытства принялась листать альбом – и была поражена роскошью и элегантным убранством домов, в которых были сделаны фотографии. Загородные имения, сады, ухоженные газоны – все было создано для того, чтобы там веселились люди, одетые так, как Пэрис никогда и в голову бы не пришло. Здесь были снимки изысканных свадебных гуляний, домашних приемов, о которых могла мечтать любая хозяйка. В одном случае, на День Всех Святых, стол украшали расписанные вручную тыквы, в другом – роскошные коричневые орхидеи и крошечные китайские вазочки с пучками декоративных трав, в третьем прием проводился в стиле пятидесятых, и на столе было множество смешных украшений по моде тех лет.

Пэрис улыбнулась и вернула альбом.

– Просто восхитительно!

Она нисколько не кривила душой. Жаль, что у нее не хватило воображения устроить что-то подобное своим друзьям в Гринвиче. Она любила приглашать гостей, и обычно вечера проходили чудесно, но до такого уровня ей было далеко.

– Судя по всему, хозяин этой фирмы и впрямь творческий гений. Кто же он?

– Его зовут Биксби Мейсон. Живописец и скульптор. Еще у него диплом по архитектуре, но мне кажется, в этой сфере он никогда не работал. Он очень творческая личность, с невероятным воображением, и человек очень милый. Сотрудники и клиенты его обожают.

Пэрис подумала, что, вероятно, и стоят его услуги целое состояние. Впрочем, это вполне справедливо: для своих заказчиков он создавал поистине уникальные вещи.

– Однажды кто-то назвал Биксби устроителем свадеб – так он его чуть не убил. Это, конечно, далеко не все, чем он занимается. Хотя свадеб устраивает множество. Я часто для его мероприятий организую стол. С ним хорошо работать – все четко, как часы. Он помешан на пунктуальности. Но иначе нельзя. Поэтому клиенты к нему и возвращаются – что бы он ни делал, всегда выходит превосходно. А хозяевам остается только веселиться с гостями.

– А в завершение, наверное, выписать увесистый чек? – усмехнулась Пэрис. Невооруженным глазом было видно, что такие услуги стоят безумных денег.

– Биксби того стоит, – без малейшего сожаления ответила дама. – Ведь он устраивает им незабываемые мероприятия. Похороны, кстати, тоже. Всегда со вкусом и очень красиво. Никогда не скупится на цветы, угощение, музыку. Музыкантов приглашает отовсюду, когда нужно – даже из Европы.

– Потрясающе!

Теперь Пэрис казалось нелепым притащить сюда свою серебряную вазу под цветы. Тут дело ведется с таким размахом, что любой ее заказ покажется смехотворным. А поскольку она все равно еще ни с кем в Сан-Франциско не знакома, то и гостей звать в ближайшее время не придется.

– Я очень рада, что зашла сюда, – сказала Пэрис. – Но искала я, собственно, цветочный магазин. А гостей звать я в ближайшее время не собираюсь.

Продавщица протянула ей визитную карточку и предложила звонить, когда понадобится их помощь.

– Биксби вам понравится. Он потрясающий. В данный момент он, правда, на ушах стоит. Помощница собралась рожать, а у нас на все выходные – свадьбы. Он уже объявил Джейн, что надеется на ее возвращение недели через две. Мне кажется, он плохо себе представляет, что такое маленький ребенок.

Они посмеялись, и у Пэрис вдруг мелькнула в голове дерзкая мысль. Она даже засомневалась, сумеет ли высказать ее вслух, но, сунув визитку в карман, все же решила попытать счастья.

– Вообще-то… я как раз ищу работу. Я много раз устраивала званые вечера, хотя, конечно, не в таких масштабах. Какого рода помощница ему нужна?

Пэрис сильно сомневалась, что ее услуги могут пригодиться. Никакого опыта в этой сфере у нее не было, если не считать домашних приемов, которые у нее, впрочем, получались весьма удачно.

– Ему нужен энергичный/человек, располагающий временем по вечерам и в выходные дни. Вы замужем?

– Нет, я разведена, – пробормотала Пэрис.

Она никак не могла отучиться произносить это таким тоном, будто признается в совершенном преступлении. Ей все казалось, что развод равносилен краху всей жизни. Им с Анной пока не удавалось этого преодолеть.

– А дети?

– Двое. Дочь живет в Лос-Анджелесе, а сын – студент Беркли.

– Думаю, Биксби это подойдет. Хотите, я с ним поговорю? Он вот-вот должен подъехать. Оставьте свой телефон, я вам перезвоню. Он без Джейн совсем закрутился, а ее муж не хочет, чтобы она продолжала работать, когда появится ребенок. Она и так работала до последнего. В прошлый раз, когда мы обслуживали свадьбу, я боялась, что она родит. У нее такой живот, как будто там тройня. К счастью, ультразвук ничего подобного не показал, но великан родится, это уж точно. Если Бикс не найдет ей замену, даже не знаю, как он выкрутится. К нему уже приходили люди, но он пока всех отверг. Он не терпит халтуры и требователен до беспощадности, но мы его все равно обожаем, ведь он делает такие прекрасные вещи и человек порядочный. – Пэрис слушала все внимательнее. – Что бы вы еще хотели, чтобы я ему передала? Опыт работы? Иностранные языки? Интересы? Связи?

Ничем подобным Пэрис похвастать не могла, тем более в Сан-Франциско. Последние двадцать четыре года она работала женой и матерью. Но она подумала, что, если ей дадут шанс, она справится.

– У меня диплом по деловому администрированию. Если, конечно, это важно. – Она сразу испугалась, что Биксби сочтет ее чересчур образованной и лишенной воображения. – Я немного понимаю в садоводстве и всегда сама составляю букеты. – Она снова бросила взгляд на витрину. – Но, конечно, намного скромнее.

– Не беспокойтесь, для этого у него есть одна японка. Бикс бы так тоже не смог. Зато он умеет окружить себя теми, кто этим искусством владеет. Это его самый большой талант. Он руководит всем мероприятием, как дирижер, а мы играем на разных инструментах. От вас потребуется быть внимательной, не отходить от него ни на шаг, все записывать и делать звонки. Этим как раз занимается Джейн.

– Звонки – это по мне, – улыбнулась Пэрис. – И время у меня есть. Кроме того, я двадцать четыре года вела дом, и очень приличный, между прочим. Не знаю, что еще про себя сказать. В любом случае я бы мечтала с ним познакомиться.

– Если из этого что-нибудь выйдет, я буду очень рада. Поверьте, я вас хорошо понимаю. Я сама была замужем восемнадцать лет, потом брак распался, а у меня – ни работы, ни специальности. Я умела только стирать белье, развозить всех по их делам и готовить детям еду. Тогда Биксби мне помог, так я и оказалась в этом бизнесе. Мне казалось, это единственное, что я умею делать. Потом выяснилось, что я способна на большее. Сейчас у меня отделения в Лос-Анджелесе, Санта-Барбаре, Ньюпорт-Бич. Но с чего-то надо начинать. Может, это ваш шанс?.. Меня зовут Сидни Харрингтон, надеюсь, теперь мы с вами будем чаще видеться. Если не получится – позвоните мне, что-нибудь придумаем.

Из магазина Пэрис не шла, а плыла по воздуху. Даже если с работой ничего не выйдет, она уже с кем-то подружилась! В любом случае это полезное знакомство, а работа на Биксби Мейсона вообще будет фантастикой. Пэрис отдавала себе отчет, что ее могут не взять: ведь у нее совсем нет опыта. Но главное – начать, и она гордилась собой, что решилась поговорить с Сидни о работе. Перед ней открывался целый новый мир!

Следующие два часа Пэрис провела в магазинах на Сакраменто-стрит. Купила набор салатниц в симпатичной посудной лавке и комплект для вышивания, чтобы коротать долгие вечера. Вернувшись домой, она заварила себе чаю – и тут зазвонил телефон. Это оказалась Сидни Харрингтон с потрясающими новостями:

– Биксби просил вас прийти в понедельник в девять утра. Не хочу зря обнадеживать, понятия не имею, что у него на уме, но я ему сказала, что вы мне очень понравились. А люди ему действительно нужны. Пока что всех, кого направляло агентство по трудоустройству, он отверг. Говорит, тупые и без всякого воображения, а он ценит инициативу. Вам придется на некоторые мероприятия ходить без него: он просто не успевает быть всюду одновременно. Короче, придется много общаться с клиентами самостоятельно, причем так, чтобы ваше присутствие никому не докучало. Он придает этому особое значение. Говорит, ассистент – это часть его самого, его представитель во внешнем мире. С Джейн они работают вместе уже шесть лет. Теперь для него все переменится. Конечно, надо было давно кого-то нанять, чтобы Джейн передала опыт. Думаю, Бикс никак не хотел верить, что она ждет ребенка.

– Она собирается брать декретный отпуск? Впрочем, это было не так важно, Пэрис в любом случае была бы счастлива работать на такого человека, пускай даже несколько недель или месяцев. Это будет бесценный опыт, а сама работа наверняка доставит ей удовольствие.

– Она увольняется насовсем. Бикс устраивал ее свадьбу, а теперь ее муж говорит, что, если так дальше пойдет, он устроит ей развод. За последние пять лет Пол видел ее дома только по ночам. Он хочет, чтобы она наконец занялась семьей, и Джейн согласилась. Бикс, конечно, замечательный человек, но работой нагружает выше головы. Надеюсь, вы к этому готовы?

– Разумеется! – с энтузиазмом воскликнула Пэрис, потом вдруг заволновалась: – А в чем мне пойти? У него есть какие-нибудь пристрастия в одежде? – Она хотела максимально использовать свой шанс и готова была с благодарностью выслушать из уст Сидни любую информацию.

– Будьте естественной. Это он больше всего ценит. Честность, открытость, естественность. И готовность работать по восемнадцать часов в сутки. Ни один человек не пашет так, как Биксби Мейсон, и того же он требует от других.

– Вот и прекрасно. Детей малых у меня нет, мужа тоже, дом небольшой, содержать несложно. Знакомыми я еще не обзавелась. Так что мне совсем нечем себя занять.

– Это ему подойдет. Про ваш диплом я ему тоже сказала. Он, мне кажется, был заинтригован. Ну что ж, удачи!

Сидни от души сочувствовала Пэрис. Она сама побывала в такой ситуации, и Биксби ей тогда очень помог. Сидни была ему по гроб жизни благодарна, а сейчас радовалась возможности выручить из беды другого человека.

– Я позвоню вам в понедельник, расскажете, как все прошло.

– Спасибо вам! – искренне поблагодарила Пэрис.

– И не волнуйтесь, у вас все получится. У меня хорошее предчувствие. Думаю, это был знак судьбы, что вы сегодня заглянули в магазин. Биксби вообще не хотел его сегодня открывать, поскольку людей нет, но я вызвалась посидеть. Так что для вас это счастливое стечение обстоятельств. Судьба. Посмотрим, что из этого выйдет. Если ничего – попробуем что-нибудь другое. Я уверена, что-то мы вам подберем.

Пэрис еще раз поблагодарила, и они попрощались. Она сидела у окна гостиной с улыбкой на лице. Внезапно с ней стали происходить хорошие вещи. Лучше, чем она осмеливалась мечтать. Теперь надо только не ударить в грязь лицом в понедельник, не ляпнуть чего-нибудь лишнего. Ей особо нечем хвастаться, но, если он даст ей шанс, она вложит в работу всю душу и сердце. С ней уже много лет не происходило ничего подобного.


Глава 12 | Игра в свидания | Глава 14



Loading...