home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 22

— Полная тишина!.. Мотор!.. Дубль пять!.. Сабина стояла посредине изысканно обставленной гостиной и с яростью смотрела на Зака. Сверкнув глазами, она влепила ему пощечину. Зак схватил ее за руку:

— Я тебе сказал… больше так не делай!

— А ты держись подальше от моей сестры! Ты работаешь на меня, Адриан!

— Но я не твоя собственность, Элоиза!

— Все вы моя собственность!.. Все!.. Слышишь?!

Ее глаза горели. Оператор сделал наезд на их лица, но в этот момент режиссер махнул рукой:

— Стоп!.. Теперь лучше… Давайте-ка попробуем еще раз.

Все расслабились; Сабина улыбнулась, гример бросился припудрить Заку лицо. Наблюдавшие стали тихо переговариваться, Сабина про себя еще раз повторяла слова.

— Готовы повторить? — спросил режиссер и повернулся к ассистенту:

— Дайте звонок, пожалуйста.

Раздался звонок, предупреждая всех о начале съемок.

— Сцена двадцать пять, дубль шесть! — прозвучало зычно. — Мотор!.. Поехали!

Сабина, сверкая глазами, приблизилась к Заку и снова дала ему пощечину, а он схватил ее за руку и повторил тот же текст. На этот раз сцена удалась еще больше, и наконец режиссер воскликнул:

— Стоп!.. Очень хорошо! Достаточно! Все, улыбаясь, покинули площадку, в том числе и Зак, получивший шесть пощечин. Но ему ничуть не было обидно. Он взглянул на часы, вполголоса сказал что-то Габриэле и поспешил в свою артистическую, а Габи пошла искать Джейн.

Джейн как раз смывала грим. Она в тот день снималась в пяти сценах, одна из которых потребовала шестнадцати дублей. Для всех это был трудный день. Они ежедневно работали по двенадцать часов, с часовым перерывом на обед, и в этот вечер закончили, как всегда, ровно в семь.

— Не хочешь забежать куда-нибудь поесть гамбургеров? — спросила Габриэла обыденным тоном. За минувшие шесть месяцев она сильно повзрослела, более зрелой стала и ее игра. Она продолжала заниматься с педагогом, но и в процессе работы приобретала неоценимый опыт. Коллектив стал к ней терпимее. Как и предсказывал Мел, в конце концов ее тема потеряла для них интерес. Вокруг съемочной площадки было предостаточно других скандальчиков и сплетен. Габи работала профессионально, и за это в группе ее уважали.

— Я сегодня собиралась поужинать с девочками…

Джейн улыбнулась подруге, но вообще вид у нее был грустный. Она чувствовала себя столетней старухой. Джейн никому из группы не сказала, что в этот день ей исполнилось сорок лет. Это был далеко не самый радостный из ее дней рождения.

— Хочешь, пойдем с нами. Мы тоже думали поесть гамбургеров.

— Конечно, хочу. Мне надо переодеться? На Габи были потрепанные джинсы с дырками на коленях. Но Джейн это не смущало. Она сама надела свой старый розовый тренировочный костюм и кроссовки. Наряжаться не имело смысла — в ресторан они не собирались.

Когда они проходили через павильон, где монтировщики разбирали стены шикарной гостиной Элоизы Мартин, Джейн с улыбкой спросила у Габи:

— Как получилась последняя сцена? Ты видела?

— Они отсняли шесть дублей. Получилось вроде неплохо.

— Зака кондрашка не хватил? — рассмеялась Джейн, имея в виду сложность отношений с Сабиной.

— Ничего, жить будет. Он сказал, что у него какая-то встреча, и уехал сразу после съемок, но вид у него был нормальный.

Габи поехала с Джейн к ней домой, в Бел Эйр, где уже ждали девочки. Было почти восемь часов. Алекс предложила отвезти всех в «Хард-Рок-Кафе». Ей недавно исполнилось семнадцать, Джек подарил дочери машину — «Рэббит» с откидным верхом, и она с удовольствием всех всюду возила. Сестры красиво оделись — в чистые слаксы и нарядные топы. Джейн было совестно за свой тренировочный костюм, но она слишком устала, чтобы переодеваться, да и Габи была одета еще хуже.

По пути Джейн болтала с Габриэлой и время от времени уговаривала Александру не гнать машину. Вдруг у Габи на лице отразилось беспокойство:

— Проклятие… У Зака остался мой сценарий на завтра, а он мне сегодня вечером нужен.

— Я могу тебе дать свой, когда мы вернемся домой. Я занята только в последних двух сценах.

Габи покачала головой:

— У меня там свои пометки. Ты не возражаешь, если мы к нему заедем? И назвала Александре адрес Зака.

— Я только забегу и заберу сценарий… можно, Джейн?

Джейн была против, но не хотела говорить Габриэле, что устала, удручена, голодна и хочет поскорее лечь спать. Дочери не поздравили ее с днем рождения, как видно, забыли.

Спустя пятнадцать минут они подъехали к дому Зака. Габи спросила Джейн, не хочет ли она зайти.

— Ты же говорила, что он куда-то собирался.

— По-моему, он сказал, что уедет в девять.

— Иди… Я подожду здесь. Когда Габи зашла в дом, Алекс повернулась к матери и спросила:

— Мам, а можно мы тоже зайдем посмотреть его хату?

— Он занят, дорогая. Невежливо будет, если мы все к нему завалимся.

— Ну давай… все говорят, что у него там классно.

— Алекс, пожалуйста…

Но та уже выскочила из машины, а за ней и Алиса.

— Алекс! Девочки! Пожалуйста!.. Непослушные девчонки были уже на полпути к входной двери. Джейн вышла из машины, чтобы их вернуть. Она настигла дочерей уже на крыльце, когда те звонили, и только собиралась приказать им вернуться, как дверь открылась и Алекс с Алисой втянули ее внутрь под чьи-то радостные крики. В первый момент Джейн разглядела только комнату, заполненную людьми и воздушными шариками.

— Сюрприз! — закричали две сотни голосов.

— С днем рождения, мамочка!

Джейн сквозь слезы едва видела девочек и Габи, стоявшую рядом с Заком. Это он все организовал, пригласил всех ее знакомых: группу «Манхэттена», некоторых старых друзей — по совету девочек, группу «Печалей», ее агента… всех-всех!

— О Господи!

Джейн то плакала, то смеялась, пока ее передавали из рук в руки, обнимали и целовали. Наконец она подняла глаза на сиявшего улыбкой Зака:

— Что ты наделал?! Господи! — И, смеясь сквозь слезы, добавила:

— Посмотри, как я выгляжу!

В самом деле, она была даже не причесана.

— Ты выглядишь замечательно, ничуть не старше четырнадцати лет!

— Ах, Зак… Зак…

Их взгляды встретились. Джейн поцеловала его в щеку, которую он в этот день шесть раз подставлял Сабине. Она, кстати, тоже присутствовала, одетая в потрясающий белый джерсовый костюм.

— С днем рождения, деточка! — сказала она, мило улыбаясь, и легонько поцеловала Джейн в щеку. Обе не были близкими подругами, но и не враждовали.

Мел также тепло обнял и поздравил Джейн. Пришел и Билл, он смотрел на виновницу торжества и улыбался. Никто не заслуживал больших поздравлений, чем она. Джейн очень хорошо относилась ко всем в группе, даже к дебютантам, и ее все обожали.

— С юбилеем, Джейн!

Зак обнял ее за плечи и повел по громадной гостиной, чтобы она увиделась со всеми приглашенными. Рядом, в столовой, был приготовлен огромный торт, снаружи была оборудована танцплощадка и играл оркестр, в буфете желающие могли отведать две дюжины блюд мексиканской кухни, которую Джейн любила больше всего, Заку это сообщили девочки.

— Как ты все это устроил? Я совершенно не ожидала…

Джейн была растрогана до слез. Никто никогда не был так добр к ней, как Зак. Она молча обняла его за шею и под радостные возгласы толпы нежно поцеловала в губы. К ним с сердитым видом подошла Сабина:

— Я же велела тебе держаться подальше от моей сестры, Адриан!

Гости захохотали, а Зак сделал жалобное лицо и произнес, приложив руку к щеке:

— Не бей меня больше, пожалуйста… Раздался новый взрыв смеха. Сабина вернулась к Мелу. Всем было очень весело, и никто не заметил, что Билл тихонько улизнул до того, как был подан торт. В двенадцать Джейн отправила девочек домой, к Джеку, который разрешил им отпраздновать день рождения матери. Остальные гости разошлись только к трем часам.

Когда все разъехались, Джейн почувствовала страшную усталость, но хотела еще поговорить с Заком и снова поблагодарить его. Габи около двух часов с кем-то уехала, а Зак пообещал, что сам отвезет именинницу. Впрочем, им некуда было торопиться. Они сидели у края бассейна и пили шампанское.

— Я не знаю, что и сказать… Джейн была счастлива.

— Это было просто чудесно… самая чудная ночь в моей жизни.

Она знала, что сохранит воспоминания о ней на всю жизнь.

— Ты необыкновенная женщина, .. Зак тепло обнял Джейн и заглянул ей в глаза. Он планировал это торжество в течение двух месяцев, с тех пор как Джейн упомянула, что скоро у нее день рождения. Помогали ему Габи, девочки, да и многие другие — ради Джейн никто не отказывался помочь.

— И мне хотелось сделать для тебя что-то необыкновенное.

— Тебе это удалось.

Она отпила из бокала и посмотрела на него. Исповедь Зака ничего не изменила в их отношениях; в последние месяцы они стали, пожалуй, даже еще лучше. Зак несколько раз приглашал Джейн на ужин, и о «том» они вообще не говорили.

— Ты для меня тоже много сделала.

— Ты шутишь? Я ничего для тебя не сделала.

— Сделала, сделала…

Зак не знал, как это выразить словами.

— Благодаря тебе я задумался о многих вещах.

— Ты помог мне в самый трудный период моей жизни. Без тебя, Зак, развод переживался бы еще тяжелее.

— По-моему, никак я тебе не помогал, но если действительно помог, то я рад.

Благодаря Заку Джейн чувствовала себя обновленной. Она подняла на него влажные глаза:

— Никто никогда не был ко мне так добр, как ты…

Зак наклонился и поцеловал ее в губы:

— Значит, они были дураки.

«Да я и сам был дураком, — подумал Зак. — Загнал себя в такую жизнь, которая никогда не была мне по нутру». Но теперь он вдруг решил полностью от нее отрешиться и объявил это своему другу. Бобу, пару недель назад. Тот воспринял это с пониманием. Он желал Заку добра, сам же давно имел другого любовника.

— С днем рождения, Джейн, — прошептал Зак и улыбнулся счастливой улыбкой. — Хочешь поплавать?

Ночь была теплая и звездная, у обоих усталость уже прошла и самочувствие было прекрасное.

— Я не захватила с собой купальник. Зак мягко рассмеялся:

— Я уже это где-то слышал. Сдается мне, мы однажды нашли выход из такого положения. Можем повторить…

На этот раз он без смущения разделся при ней, обнажив свое пышущее энергией, почти юношеское тело. Джейн быстро сняла свой розовый тренировочный костюм, белье и все это аккуратно сложила, испытывая под его восторженным взглядом лишь некоторую застенчивость… Они какое-то время молча плавали рядом, когда же достигли мелкой части бассейна, встали на дно, и Зак обнял ее. Джейн чувствовала его тепло и вскипавшую в нем страсть. Тесно прижавшись друг к другу, они целовались; затем, после короткой передышки, Зак опять принялся целовать ее и нежно ласкать ей грудь, потом уложил ее на ступени, и они слились, омываемые теплой водой, оглашая ночной воздух тихими стонами экстаза.


Глава 21 | Секреты | Глава 23



Loading...