home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

В последний день съемок все с напряжением ждали финальной сцены. Никто не хотел, чтобы она была, но все понимали, что она необходима. Эту дополнительную сцену написал Мел: в ней Билла убивали… на всякий случай. По замыслу между Биллом и Габриэлой происходит ссора, друг Габриэлы стреляет в него, а в конце Сабина получает известие, что ее сын погиб. Сцена получилась сильная, группа наблюдала ее затаив дыхание. Когда раздался возглас «Стоп!», Билл поднялся. Вид у него был мрачный. Он грустно оглядел стоявших в молчании товарищей, будто прощаясь с ними. Слезы на щеках Габи были неподдельными, и даже Сабина на этот раз вела себя сдержанно. Когда Билл покидал площадку, Зак тронул его за руку:

— Эта сцена не пригодится, Билл. Не расстраивайся.

Глаза у Зака были добрые, Билл хотел поблагодарить его, но не мог от волнения говорить. Его обступила вся группа, а Габи невольно его обняла и расплакалась. Для всех этот день был тяжелым — последний день первого сезона съемок, но впереди предстояло около двух месяцев отпуска. Габриэла вытирала слезы. Джейн обняла ее за плечи:

— Успокойся, все закончилось.

Сцена закончилась, но все понимали, что не закончились проблемы Билла. Ему предстояло через девять дней предстать перед судом, которого и он, и Габи боялись. Габи отложила свои летние планы и решила с Биллом дожидаться суда. Пару дней они собирались провести на озере Тахо, а потом должны были вернуться, поскольку перед процессом Билла ожидали еще консультации с адвокатами.

Джейн и Зак по окончании съемок отправлялись в Рим, потом планировали посетить Венецию, провести месяц на французской Ривьере, несколько дней в Париже и еще неделю в Лондоне по пути домой. Сабина улетала в Париж на примерки к Франсуа Браку. Остальные члены группы на ленче, который устроил Мел, тоже только и говорили о своих планах: кто-то собирался в Европу, кто-то в Большой Каньон, кто-то на Восточное побережье, а иные хотели просто побыть дома и отдохнуть перед новыми съемками, которые предстояли в августе.

— Я себя чувствую как в последний день занятий в школе, — сказала Габи. Билл улыбнулся. Она была такой молодой, милой и доброй. Билл был ей бесконечно благодарен, ей и всем остальным. Не было человека, который на прощание не поговорил бы с ним, не пожал бы ему руку, не пожелал всего хорошего. Они теперь были настоящей семьей. Мел тоже счел обязательным сказать Биллу несколько слов.

— Я буду в городе, на случай если адвокатам потребуется, чтобы я за тебя заступился. Мы все на твоей стороне.

Однако Билл не знал, останется ли работать в сериале. Всем остальным вручили перед уходом в отпуск новые контракты, всем, кроме Билла. Но это его теперь мало волновало. Его волновал результат процесса, от которого зависела его дальнейшая жизнь.

— Ты куда-нибудь уезжаешь? — спросил Зак у Габриэлы за ленчем, который происходил прямо в павильоне. Блюда к нему были заказаны в китайском ресторане «Шинуа» и в «Спаго».

— Пока нет.

Зак догадался о причине и печально кивнул, а затем, взглянув на Джейн, сказал:

— Мы сообщим тебе наш маршрут, и ты нам сможешь позвонить, когда… когда суд закончится.

Подошел Билл, положил Габи руки на плечи и ответил за них обоих:

— Мы вам позвоним, Зак… — И добавил:

— Я надеюсь увидеть вас в следующем году… всех вас.

Уходя в тот день из своей артистической, Билл забрал все свои вещи. Габи помогла ему дотащить все до машины: пакеты, чемодан и два цветка в горшках, которые сама ему подарила. Процедура была печальной, но Билл решил освободить артистическую.

— Тебе же придется тащить все это обратно в августе, — говорила Габи. Билл улыбнулся:

— Я хотел бы на это надеяться.

Но такой уверенности у него явно не было, когда, распрощавшись и расцеловавшись со всеми, он и Габи уезжали со стоянки перед студией.

Сериал стал для всех очень важным событием в жизни, и всем хотелось знать, каков будет сюжет в следующем сезоне. Мел произнес небольшую речь, пожелав коллегам хорошего отпуска и намекнув на большие сюрпризы, которые их ожидают.

— Я надеюсь, что меня не ждет такой же сюрприз, как в свое время в «Печалях», — шепнула Джейн Мелу.

— Это исключено, — ответил тот. Как актрису он ставил Джейн гораздо выше Сабины.

— Ты готов к поездке в горы? — спросила Габи, когда Билл вез ее домой. — Я свои вещи уже собрала.

— Почти готов, — улыбнулся Билл. Печаль расставания с сериалом начинала понемногу рассеиваться. Он с нетерпением ждал нескольких спокойных дней в горах наедине с любимой девушкой. Они обсуждали, куда поехать: в Йосемитский национальный парк, на озеро Тахо или еще куда-нибудь. И в конце концов решили снять полкоттеджа на озере. Билл мечтал о том, чтобы порыбачить, полежать на солнце и побыть с Габи. Им обоим нужен был отдых, особенно учитывая то, что их ожидало. Предугадать нельзя было ничего, и хотя адвокаты были оптимистами, они не давали обещаний.

— Хочешь сегодня переночевать у меня, Габ?

— Очень хочу.

В прихожей ее квартиры уже ожидали собранные сумки и снаряжение: удочка, туристские ботинки, спальный мешок на случай ночевки на природе. Билл, помогая ей загружать все в машину, улыбнулся:

— Экипировка у вас что надо, мисс Смит.

Дебютанткам что, всем положено носить туристские башмаки?

— Да, всегда. Особенно когда они танцуют котильон, — ухмыльнулась в ответ Габи. Она всегда любила загородные вылазки и с радостью узнала, что Билл тоже это любит. Однажды, во время учебы в Йельском университете, ей довелось побывать в трехнедельном походе по штату Вайоминг, и это были самые незабываемые впечатления ее студенческих лет, тем более что тогда их гид сфотографировал медведя. Габи рассказала об этом Биллу по пути к нему домой.

Билл рассмеялся:

— Не жди, что я поступлю так же, деточка. Я буду улепетывать со всех ног, схватив тебя одной рукой, а другой подхватив свои штаны.

Габи хохотала:

— Это было бы очень здорово…

Сама она тоже фотографировала пороги на реке Колорадо двумя годами раньше и мечтала когда-нибудь побывать на Амазонке, в Бразилии.

— Зачем тебе такое? Ты можешь щекотать себе нервы ленчами в поло-клубе и оплатой счетов у «Джорджио», — пошутил Билл, но на самом деле он был рад, что Габи не любит разных легкомысленных атрибутов своей карьеры. Поездка на озеро Тахо с Биллом была для нее гораздо привлекательней, чем любая голливудская вечеринка.

До позднего вечера они упаковывали вещи Билла, а в пять утра тронулись в двенадцатичасовой путь к озеру Тахо. По дороге сделали только остановку на ленч и прибыли на место в четыре тридцать пополудни. Габи радовалась чистому горному воздуху как ребенок. Их коттедж оказался очень удобным и красивым, при нем был даже маленький садик.

Они искупались в озере, потом съездили в ресторан в Траки, который Билл знал и любил, потом перед сном долго гуляли. Для обоих это была настоящая идиллия и разрядка после волнительного прощания с «Манхэттеном».

— Я никогда не была так счастлива, — шептала Габи Биллу, когда они шли домой.

Билл больше молчал, ему все же не давали покоя мысли о предстоящем процессе, о том, что может случиться через пару недель… ведь он мог оказаться в тюрьме, возможно, на годы. Габи хотела, чтобы он обо всем забыл, но это было трудно. Они приняли ванну, затем занимались любовью у камина, но в глазах Билла Габи постоянно видела беспокойство и страх. От этого никуда нельзя было деться, ее саму охватили эти чувства, когда она в ту ночь смотрела на спящего Билла. Встала Габи до рассвета, подогрела булочки с корицей и заварила свежий кофе.

— Пора вставать!

Она нежно поцеловала Билла в ухо. Он отмахнулся, потом открыл один глаз и пробормотал:

— Что ты делаешь в такую рань? На улице было еще темно.

— Я думала, что мы пойдем ловить рыбу на озере…

Накануне вечером они взяли напрокат маленькую лодку. Все снаряжение Габи подготовила — оно аккуратно стояло у двери.

— Который сейчас час?

— Четверть шестого. Она улыбнулась.

— Я подумала, что ты захочешь начать рыбалку пораньше.

Билл рассмеялся и сел в кровати.

— О да, конечно… Почему ты не разбудила меня в три? Тогда мы могли бы поймать несколько бедных, ничего не подозревающих и мирно спящих в своих кроватках рыбешек. Габ, неужели ты так серьезно к этому относишься?

— Конечно. В Вайоминге мы каждый день вставали в четыре, чтобы наловить рыбу к завтраку.

Билл скривился. Габи поднесла ему горячую булочку и чашку дымящегося кофе. На ней были джинсы и ночная рубашка. Джинсы она надела, когда встала, потому что ногам стало холодно.

— Мне нравится твой прикид… очень нравится. Это Франсуа Брак?

— Нет, — улыбнулась она. — Габи Смит. Как тебе кофе?

— Классный. Я могу нанять тебя в качестве ежедневной кофеварщицы. Если меня не посадят, у меня будет вакансия.

Билл хотел предложить ей поселиться у него, когда переехал, но сдержался из опасения начинать что-то, что может потом причинить боль обоим. Предстоящий процесс бросал тень на все. Так продолжалось не один месяц, как бы они ни пытались делать вид, что никакой угрозы не предвидится. Даже теперь они пробовали в два дня уместить программу трехнедельного отпуска. Габриэле не стоило особого труда вытащить Билла на раннюю рыбалку, на которой он, к своему удивлению, очень хорошо отдохнул. Габи поймала три рыбины, он одну, они устроили пикник на берегу озера, после которого опять плавали. Вечером Габи приготовила ужин, на следующее утро опять состоялась рыбалка, потом они вернулись домой, съели ленч, занимались любовью и стали собираться в обратный путь.

— Не хочу уезжать.

Габи с тоской огляделась, словно собиралась запомнить это место на всю жизнь.

— Я тоже. Может, у нас получится вернуться сюда через пару недель?

Габи думала несколько о другом.

— А ты не хотел бы вместо этого отправиться со мной на Восточное побережье?

Прежде Габи не задавала ему этого вопроса, но теперь он показался ей уместным, поскольку означал для Билла определенную перспективу и подтверждал ее веру в благополучное будущее.

— Чтобы познакомиться с твоими стариками?

Габи кивнула. Ее предложение тронуло Билла.

— Знаешь, давай еще немного подождем думать об этом.

— Они хотят, чтобы я приехала в Ньюпорт, я сказала, что постараюсь. Но мне хочется поехать в Мэйн. Там у меня есть друзья, которые каждое лето сдают мне домик на несколько недель. Он неказистый и стоит на маленьком острове. Но я его просто обожаю.

— Ах ты, мое дитя природы!

Билл прежде не предполагал, что она так любит жизнь на природе. Это было так не похоже на Сэнди с ее пагубными привычками.

— Откуда в тебе это?..

— Я думаю, это отклонение. Мои родители считают, что я сумасшедшая.

— Я так не считаю.

Он потянул ее на кровать, расстегнул ей джинсы, и перед отъездом они опять занимались любовью.

В машине на обратном пути длинные волосы Габи развевал ветер, а Билл выглядел отдохнувшим как никогда. Габи оказалась права. Поездка на озеро Тахо оказалась именно тем, что им было нужно.

К дому Билла они подъехали после полуночи с таким чувством, словно отсутствовали целую вечность. Габи решила провести ночь у него.

— Я могу подбросить тебя домой завтра, когда буду ехать к адвокатам, — предложил с грустным видом Билл.

Габриэла вопросительно посмотрела на него.

— А мне можно с тобой?

— К адвокатам?

Билл, похоже, удивился.

— Я бы очень хотела… Я хочу быть там с тобой.

— Это не особенно занятно.

Габи подошла, обняла его за шею и сказала:

— Так уж получилось, мистер Уорвик, что я люблю вас… и хочу делить с вами и радости, и горести.

Билл не сказал ей ни слова, но когда целовал ее, то не мог сдержать слез. Он ненавидел себя за то, что втянул ее в эту историю, но чувствовал, что нуждается в ней больше, чем она могла сама предположить… больше, чем он когда-либо нуждался в Сэнди.


Глава 29 | Секреты | Глава 31



Loading...