home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 32

Они позвонили Мелу из вестибюля, и Габи сквозь слезы сообщила ему радостную новость. Билл все еще был слишком потрясен, чтобы с кем-либо разговаривать, Габи за него извинилась. Мел поздравил их обоих и попросил передать, чтобы Билл позвонил ему, когда придет в себя. Мелвин вешал трубку тоже со слезами на глазах. Сообщение о вердикте было гораздо лаконичнее рассказа об аресте Билла, но принесло Мелвину громадное облегчение. Вечером того же дня Габи и Билл позвонили Заку с Джейн, Джейн тоже расплакалась от радости. Сабина узнала новость от Мела — он звонил ей в Париж.

Мало-помалу Билл стал возвращаться к нормальному существованию после этого самого ужасного в своей жизни испытания. Ему словно снова было позволено пользоваться земными радостями: бегать трусцой с собакой в Малибу, делать покупки в супермаркете, поливать садик, ездить с Габи на гамбургеры к «Майку». Билл теперь мог даже подумать о меблировке своего жилища, поскольку тюрьма ему больше не грозила. Были и более важные вещи, о которых тоже надо было подумать, например, его работа и их будущее.

— Как ты теперь смотришь на то, чтобы отправиться со мной на Восточное побережье? Я думаю, нам обоим это необходимо, — предложила Габи, и они обоюдно решили, что прежде, в течение недели или двух, надо перевести дух. Билл помог Габриэле привезти из ее квартиры два огромных чемодана ее вещей. Никаких формальных шагов не предпринималось, просто он хотел, чтобы она переехала к нему. Они вместе столько пережили, Биллу казалось, что брак уже состоялся, но он не хотел торопить Габриэлу ни в каком вопросе. Ей и так было над чем подумать: она играла в большом сериале, ее карьера была на взлете, и она многое вместе с ним испытала. Вполне могло случиться, что после всего Габи не захотела бы его видеть. Однако она не проявляла таких намерений. Напротив, она перевезла из своей квартиры к нему все комнатные растения, ежедневно расчесывала Берни, помогала Биллу приводить в порядок его жилище, стараясь создать в нем уют. Едва закончив вторую перестановку мебели, она мягко спросила у Билла:

— Послушай, когда ты будешь звонить?

Габи не хотела понукать Билла, но ему надо было бы выяснить отношения с Мелвином. С момента объявления вердикта прошла неделя, а Билл делал все что угодно, только чтобы не звонить ему.

— Кому звонить, дорогая? — Билл нахмурил брови, делая вид, что не понимает. — Знаешь, мне больше нравится, как диван стоял минуту назад. Кстати, вчера я в центре видел классные светильники. Думаю, мы завтра могли бы за ними съездить.

— Не надо мне говорить про светильники, — погрозила пальцем Габи. — Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду. Ты должен был позвонить Мелу. И не спрашивай меня, какому Мелу. Мелу Векслеру.

Билл застенчиво улыбнулся:

— Я лучше поеду с тобой за светильниками. Однако во второй половине дня Габи все же заставила его позвонить. Секретарша сказала, что Мел на совещании у руководства телекомпании и появится в офисе теперь только в понедельник. Билл доложил это Габриэле. Та рассмеялась:

— Ну ладно, значит, ты получил отсрочку. Они замечательно провели уик-энд: отдыхали, лежали у бассейна, один раз ужинали «У Майка», а в субботу поехали в «Ма Мэйсон», чтобы отметить победу. В понедельник утром Мел позвонил сам, но ничего по телефону не сказал, а попросил Билла зайти во второй половине дня. Тот обещал заехать и еще раз поблагодарил Мела за явку в суд.

— Что он сказал? — спросила Габи.

— Что утраивает мою зарплату, вас всех выгоняет, а я буду звездой в моем персональном сериале, съемки которого начнутся в этом сезоне.

Габи засмеялась. У Билла в последнее время было очень хорошее настроение. С его плеч свалился тысячефунтовый груз, и он был счастлив, он мог продолжать жить.

— Я серьезно, что сказал Мел?

— Он просил зайти около трех часов. В это время он особенно любит увольнять людей.

— Ты невыносим. А можно мне с тобой?

— Нет. Одно дело наблюдать, как меня тянут в тюрьму… но терять работу я могу в одиночку. И потом, он тебя не приглашал.

— О'кей. Мне все равно надо сделать кое-какие покупки.

— Что, новые туристские ботинки?

— Нет. Ты можешь не поверить, но мне для поездки в Ньюпорт нужно кое-что из одежды. Думаю заскочить в «Джорджио».

— Ты? И к «Джорджио»?

— Только никому не говори.

— Твой секрет будет в сохранности, принцесса.

Билл сгреб ее в охапку и швырнул, хохочущую, на диван. Он не ощущал подавленности, которая могла бы присутствовать ввиду предстоящей потери работы. Он не потерял свободу, а это было гораздо важнее. Год работы в сериале все равно не пропал даром. Билл не мог в чем-то винить Мелвина, наоборот, он понимал, что сам нарушил договоренности.

Тем не менее в понедельник в офис Векслера Билл входил с тяжелым чувством. Однако Мел был, как всегда, дружелюбен, сердечен. Он усадил Билла по другую сторону своего письменного стола и сказал:

— Ты уже лучше выглядишь.

— У меня сейчас гораздо лучше самочувствие, чем когда ты меня видел в последний раз, — улыбнулся Билл. — Я хочу тебя поблагодарить за все… за то, что ты явился в суд… и…

Он чувствовал, что глаза его увлажнились, несмотря на все попытки воспрепятствовать этому.

— Ты так много для меня сделал… Работать в сериале было очень здорово. Слова застряли у Билла в горле.

— Я буду скучать по вас.

— А куда ты собрался?

Мела, похоже, озадачила его речь. Билл смутился:

— На Восток с Габи на пару недель, но я имел в виду…

Мел вдруг понял:

— Что ты выдумал? Я пригласил тебя сегодня, чтобы вручить новый контракт на следующий сезон.

— Правда?

Билл широко раскрыл глаза.

— Да. Хотя я думаю, что мы сохраним ту финальную сцену, просто на всякий случай, если у тебя возникнет что-нибудь в этом роде.

— Не возникнет. Ты не шутишь? Ты хочешь сказать, что в следующем сезоне я остаюсь на работе?

Билл с недоверием глядел на него.

— Ну да. Ты бы видел, как все получилось после монтажа и озвучания! Сериал смотрится здорово, зрителям он понравится, и ты тоже понравишься! Америку будет не оторвать от «Манхэттена». Ты же не захочешь остаться от этого в стороне, правда?

— Черт подери, конечно, нет, — ухмыльнулся Билл. Снова фортуна оказалась к нему благосклонна.

Мел вручил ему толстый конверт.

— Покажи это своему агенту и своим адвокатам и верни мне на следующей неделе. Я скоро собираюсь в Европу и хотел бы до отъезда знать, что он подписан.

— Так я могу подписать прямо сейчас. Мел жестом остановил его.

— Не спеши. Посоветуйся со своими юристами, может, они захотят внести какие-нибудь изменения. Пункты насчет морального облика остались те же самые.

Он улыбнулся.

— Главное, постарайся не попадать под арест.

Там ничего не говорилось о том, что он должен быть холостяком, и это было очень хорошо, поскольку Билл собирался сделать Габи предложение. Но он хотел подождать до конца лета, посмотреть, как пройдет знакомство с ее родителями, не возникнет ли с ней самой серьезных ссор.

— Мел… спасибо тебе большое. Я тебе так благодарен.

Его глаза досказали остальное. Мел проводил его до двери, по-отечески обняв за плечи.

— Благодарности ни к чему. Ты же замечательный актер. Вот погоди, увидишь, что зрители скажут через два месяца!

Билл покидал офис Векслера окрыленным. Он прыгнул в свою машину и поехал к магазину «Джорджио», на улицу Родео-драйв.

Вбежав в магазин, витрины которого прикрывали характерные желто-белые полосатые тенты, Билл огляделся, но Габи нигде не было. Он спросил одну из продавщиц, та пошла узнать и, вернувшись, сказала, что Габи в одной из примерочных. Она указала на кабину, Билл на цыпочках подошел к двери и осторожно приоткрыл ее. Габриэла стояла в красном шелковом платье, пытаясь решить, нравится оно ей или нет.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она с радостным удивлением.

Билл одобрительно оглядел ее.

— Это платье будет классно смотреться с твоими туристскими башмаками.

— Что он сказал? — последовал нетерпеливый вопрос.

— Кто?

— Билл, прекрати!

— Он сказал, что не может выгнать меня, потому что не может оставить тебя без партнера на следующий сезон, — ухмыльнулся Билл.

Габи бросилась ему в объятия.

— Ты серьезно?

— Да. Контракт лежит в машине.

— Фантастика!

Она сняла платье и осталась в белье. В этот момент вошла продавщица, улыбнулась. Подобные сцены у «Джорджио» были обычны.

— Вам понравилось платье? — любезно спросила она.

— Оно нам страшно понравилось, — улыбнулся Билл.

Он заплатил за него и еще за пять других, и они поехали домой, где затем у бассейна предавались любви.

— Ты бы умерил свой пыл, раз уж едешь со мной в Ньюпорт, — посоветовала Габи, когда позже они, нагие, лежали и грелись на солнце.

— О нет! — простонал Билл. — А я там тебя хоть видеть-то смогу?

— Ни в коем случае. Я не могу лишить моих родителей удовольствия общения с тобой.

Она усмехнулась и перевернулась на живот. Пес, лежавший рядом, зевнул, потянулся и прыгнул в бассейн, обдав их брызгами.


Глава 31 | Секреты | Глава 33



Loading...