home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 7

Сабина стояла в купальном костюме на своей террасе. Она только что вышла из бассейна и находилась в раздумье. Накануне она была на ленче с Мелом и с тех пор прочла сценарий семь раз. Семь. Если бы она решила сниматься на телевидении, ни о чем лучшем, чем этот сериал, нельзя было бы и мечтать. Мел был прав. Роль Элоизы Мартин была словно специально для нее написана. Они могли бы быть двойняшками: Сабина Куорлс и Элоиза Мартин. По сути дела, между ними не было разницы. И если бы Мел добился своего и Зак Тейлор сыграл главную мужскую роль, сериал получился бы что надо. Она знала, что Мел очень на нее рассчитывает, но достаточно ли этого, чтобы она изменила свое мнение, изменила своим принципам? Утром Сабина созвонилась со своим агентом, и тот сказал, что ей предлагают три миллиона долларов только на первый сезон. Три миллиона. В ее жизни было много проблем, и три миллиона долларов решили бы их все, причем надолго. Правда состояла в том, что она не могла себе позволить отказаться от этого предложения, но самое смешное, что она в общем-то и не хотела от него отказываться. И все же Сабина считала, что должна еще подумать.

Вдруг она рассмеялась, потому что задала себе вопрос, кого пытается обмануть. За три миллиона долларов нечего было думать, надо было соглашаться.

В четыре часа она позвонила Мелу. Тот был на совещании в телекомпании и сам позвонил Сабине в начале седьмого, когда она, только-только приняв душ, нагая, с головой, обернутой махровым полотенцем, лежала на диване и читала журнал.

— Сабина?

— Да.

Ее голос всегда вызывал у него волнительное состояние под ложечкой. «Представляю, какой будет реакция на него мужской аудитории, — думал Мел, — если удастся уговорить ее участвовать в сериале».

— Извини, что меня не было на месте, когда ты звонила.

— Ничего страшного.

Она улыбнулась кошачьей улыбкой, столь подходившей к ее голосу. Все в ней было гармонично, все прекрасно сочеталось, все было на месте.

— С тех пор как мы виделись за ленчем, я кое-что почитала.

— Могу ли я спросить, какой была твоя реакция, или мне следует быть вежливым и подождать, пока ты мне сама это скажешь?

Однако Сабине пришел в голову лучший вариант.

— А почему бы тебе не зайти ко мне? Мы что-нибудь выпьем и поговорим об этом. Как тебе мое предложение?

— Я в восторге. Может, потом съездим поужинать?

Сабина обрадовалась. Ей нравился Мел Векслер и нравилось появляться с ним на людях. «Если я соглашусь на роль, то возможностей для этого будет, — думала она, — очень много».

— С удовольствием. Послушай, а ко мне мы можем заехать потом.

— Отлично. Я заеду за тобой в восемь. Годится?

— Конечно. Тогда до встречи, Мел. Сердце у Мелвина учащенно билось, когда он положил трубку. Он поехал домой переодеться, предварительно поручив секретарше заказать столик в ресторане «Оранжерея». Ровно в восемь он на своем «Мерседесе-600» заехал за Сабиной; за рулем он был сам. Днем у него был водитель, вечерами же Мел предпочитал отпускать его; так он чувствовал себя свободнее, особенно если проводил вечер с дамой.

Ресторан был заполнен, но Мелвин выбрал его сознательно. Здесь собирался весь Голливуд, и, как только они вошли в зал, все головы моментально повернулись к ним. Многие из присутствующих узнали Сабину, но еще больше было тех, кто узнал Мела. Он был одним из самых известных в Голливуде людей, и вместе они смотрелись великолепно. Их встретил старший официант, а пока он ходил проверить, полностью ли готов их столик, посетители имели возможность полюбоваться облегающим бельм атласным платьем Сабины. Мелвин был уверен, что у нее под платьем ничего нет, во всяком случае, оно облегало ее, словно вторая кожа, и вызывало у Мела сильнейшее желание коснуться руками дивной фигуры его спутницы. В ушах у Сабины были длинные бриллиантовые серьги, а на ногах — завлекательные белые атласные босоножки на очень высоких каблуках. Копна светлых волос, темный, по контрасту с белым платьем, загар дополняли все это великолепие, на которое взирал весь зал, пока они пробирались к своему столику.

— Ну вот, — тихо произнес Мел, когда они сели, — теперь ты представляешь, как бы реагировала вся Америка, посмотрев тебя в течение года в «Манхэттене»?

Сабина как-то неопределенно улыбнулась, истязая его, играя, как кошка с мышью. Ей эта игра ужасно нравилась. Мелвин заказал шампанское, потом сухой мартини, затем последовал отличнейший ужин. Разговаривали они о чем угодно, только не о сериале. Наконец Мел не выдержал:

— Ты должна признаться, что я вел себя очень примерно. Я ни разу не спросил твоего мнения о сценарии. Но я больше не могу пребывать в неизвестности. Что ты о нем думаешь?

На мгновение Мел стал похож на маленького мальчика. Сабина наклонилась к нему и улыбнулась, глядя ему в глаза:

— Он мне очень понравился. Мелвин ждал продолжения, но Сабина ничего не сказала.

— И все?

Он был явно разочарован.

— Этот сценарий совершенен. Ты оказался прав.

— Но?..

Мел уже решил, что она откажется от его предложения, и был расстроен. Роль была идеальна для нее, но Сабина оказалась слишком близорукой и упрямой, чтобы это увидеть.

— Что «но»?

— Он совершенен, но?..

— Я не сказала никаких «но».

Сабина выглядела абсолютно спокойной.

— Сабина Куорлс…

Мелвин мягко взял ее за запястья и заглянул глубоко в ее зеленые глаза.

— ., пожалуйста, скажите, что вы решили, вы сводите меня с ума.

Сабина запрокинула назад голову и рассмеялась. Она это обожала. Она истязала его сознательно, но не злобно, понимая, что это всего лишь часть прелюдии.

— Вы собираетесь играть в «Манхэттене» или нет?

— Конечно, собираюсь. Надо быть ненормальной, чтобы от него отказаться… неужели ты действительно считаешь меня такой дурой? — ответила Сабина с таким видом, будто с самого начала иначе и быть не могло. ;

Мелвин, казалось, готов был удавить ее, а потом вдруг заключил в объятия и поцеловал. Любопытные взгляды этот жест не преминули отметить, Мел же позвал официанта и собрался заказать шампанское. Однако Сабина остановила его и тихо, чтобы другие не слышали, предложила:

— Почему бы нам не поехать ко мне? Там и отметим.

Мелвин посмотрел на нее, кивнул и попросил у официанта счет, а несколькими минутами позже они уже усаживались в его «Мерседес-600». Мелвин все еще не мог поверить в то, что услышал, он чувствовал себя, как мальчишка, выигравший в лотерею крупный приз. Сабина Куорлс будет исполнять главную роль в «Манхэттене»!

— Знаешь, я все еще не могу в это поверить. Ты великолепна! Ты грандиозна!

— Спасибо, мистер Векслер, то же самое я могу сказать о вашем сценарии. О первых сериях, во всяком случае. Дай Бог, чтобы и продолжение было таким же хорошим.

Но оба знали, что именно так и будет. Мел нанимал только лучших сценаристов, а в данном случае беспокоился о качестве и размахе сериала больше обычного.

Доехали они быстро. Поднялись к Сабине. Мел сел на диван, все еще пребывая в праздничном настроении, а Сабина пошла за бутылкой шампанского — одной из двух, которые она всегда держала в морозилке для особых случаев. Сейчас был именно такой, совсем особый случай. Для нее начиналась абсолютно новая жизнь, и оба это понимали.

Она принесла бутылку и два бокала. Мел стрельнул пробкой в потолок и с улыбкой обратился к Сабине:

— Ты не представляешь, как я рад. Сериал будет потрясающим.

Сабина ответила ему, с улыбкой глядя в глаза:

— Я наверняка полюблю его.

Казалось, она имеет в виду не только сериал, и Мелвина охватило волнение, которое посещало его каждый раз, когда он смотрел на Сабину. С тех пор как погибла его жена, через жизнь Мела прошло много женщин, но из них не было ни одной такой, как Сабина.

Мелвин налил ей шампанского и поднял бокал:

— За тебя, Сабина… и за Элоизу Мартин! Сабина отпила из бокала и добрым, ласковым взглядом посмотрела на своего гостя. Она испытывала сильное влечение к этому мужчине и чувствовала с его стороны взаимность. Для Сабины участие в сериале представлялось интересным по ряду причин. Не только из-за роли… но и из-за Мела…

Он напомнил ей, что примерно через месяц она отправится в Париж на примерки к Франсуа Браку. Сабина радостно улыбнулась. Перед ней вдруг открылись широкие перспективы.

— А ты до этого бывала в Париже?

— Однажды. Очень давно. На натурных съемках. А мы будем снимать там какие-нибудь эпизоды?

— Не думаю. Хотя, может, во второй сезон…

В этом жанре для всего найдется место, мы всегда открыты для предложений.

Сабине нравилось все, что он ей говорил. Более того, ей нравилось и то, как он на нее смотрел — внимательно и нежно. Никто так на Сабину не смотрел много лет. Ее это тронуло, она коснулась его руки:

— Я благодарна тебе, Мел. Я знаю, это звучит банально, но я…

Слова не вязались с ее имиджем гордой кинозвезды, но Сабина знала, какая это удача — в ее возрасте получить такую роль. И Мел был прав. Такая роль в таком сериале могла сделать ее американской звездой первой величины, что было бы огромным достижением — все-таки ей было сорок пять лет, как бы ни был искусен ее пластический хирург или в какой бы хорошей форме она ни была. Ей, без сомнения, страшно повезло. Сабина сознавала, что произошло это благодаря Мелу, и хотела выразить ему свою признательность.

— Не благодари меня, Сабина. Я не был бы здесь, если бы так не ценил тебя. Ты просто находка для сериала.

Но оба знали, что дело не только в этом, и, прежде чем Мел смог сказать еще что-либо, Сабина наклонилась и поцеловала его. Поначалу это был легкий поцелуй, но, подогретый ее страстью и сильными объятиями, он стал затяжным и крепким, и Сабина, когда наконец отстранилась, едва смогла перевести дух. Она ничего не сказала, но взгляд ее был красноречив. Мелвин снова поцеловал ее, а потом с виноватым видом встал. Он знал свои границы. «Еще один такой поцелуй, — думал он, — и я сорву с нее это платье, чего мне, однако, делать не следует».

— Знаешь, мне пора, — сказал он с улыбкой, от которой у Сабины сделалось тепло на душе.

— Какие-то серьезные причины? Мел тихо рассмеялся:

— Одна, но очень веская. Вы меня сводите с ума, мисс Куорлс, и мне лучше уйти, пока я не набросился на звезду моего нового сериала.

Сабина по-кошачьи улыбнулась, повергнув его в полное смятение:

— Я думала, что мы отметим…

— Я подумал, что мы уже отметили…

— Но, по-моему, мы только начали… Она ласково снова усадила его рядом с собой. Мел рассмеялся:

— Я не хочу, чтобы меня обвиняли в злоупотреблении служебным положением. Я, Сабина Куорлс, хочу знать, что вы уже согласились сниматься, а это всего лишь празднование нашей встречи.

— Договорились, мистер Векслер.

— Ну, тогда ладно.

Он снова поцеловал ее, и на этот раз жар его страсти был так силен, что Сабина словно растаяла в его объятиях. Мел пальцами почувствовал, как с ее тела соскальзывает атлас платья, и в следующее мгновение она предстала перед ним, совершенная, как статуэтка, в своей наготе, которую во всех ракурсах отражали две зеркальные стены гостиной. Сабина взяла Мела за руку и повела в спальню. Это был первый и последний раз, когда в ту ночь ей пришлось указывать путь. Как только они достигли ее постели, инициатива перешла к Мелу, который позволил Сабине подняться на давно забытые ею высоты. Это была ночь страсти, достойная двух самых важных в сериале «Манхэттен» людей: постановщика и исполнительницы главной роли.


Глава 6 | Секреты | Глава 8



Loading...