home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 14

Карл оказался на месте происшествия через несколько секунд после того, как все произошло. Он увидел из-за спин размазанного по капоту приятеля и замер. Одна проблема отпала сама собой. Зато тут же появилась вторая: негритянка. Ее придется убирать самому. Ну да черт с ней. Все равно к утру он унесет ноги из этого чертова города, а если повезет, то и из страны. Ну, а если очень повезет, то и с деньгами в кармане. Так. Сейчас он вернется в квартиру этой суки и поищет чек там. Ну, а если не найдет? Тогда остается вариант. с Молли. Наверняка, Сэм замешан в этой истории с чеком, а раз так, он ни за что не допустит, чтобы с Молли что-нибудь случилось.

Карл взглянул на часы:

22:04.

Время еще есть. Он вполне успеет вернуться к одиннадцати.

От Сэма не ускользнул этот мимолетный жест. Он знал, о чем думает Карл, и понял: времени у него в обрез. Он влетел в подъезд и побежал вверх по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки.

Оттоми с подругами, притихшие и молчаливые, сидели на шатком диванчике, ожидая, когда раздастся стук в дверь и…

«Оттоми?» — послышался голос.

— Сэм, ну и чем все это закончилось? «Поторопитесь, нам нужно поехать к Молли. Ей угрожает серьезная опасность. Карл Брюннер — тот парень, который сейчас у тебя в квартире -грозится убить ее. Мне нужна твоя помощь».

— О'кей, Сэм. — Тяжело вздохнула негритянка. — Но учти — это в последний раз.

«Хорошо. Теперь, у тебя есть деньги? Нам нужно взять такси».

— Как? Еще и такси за мой счет?

Молодой итальянец — расхлябанный парень с тоненькими усиками — развязно поинтересовался:

— Ну и куда едем, красотка?

— Пошел ты. — Мгновенно ответила Оттоми, забираясь на заднее сиденье. — Куда скажу, туда и поедем, понял? Давай! Лексингтон-авеню. Двигай!

Желтое допотопное такси отвалилось от обочины и выбралось на среднюю полосу. Итальянцу явно некуда было спешить. Стрелка на спидометре колыхалась у отметки 30 миль в час. Ни Оттоми, ни Сэма такая скорость не устраивала.

«Скажи водителю, пусть поторопится». — Отрывисто сказал Сэм.

— Эй, поддай газу! — Скомандовала ясновидящая. Итальянец, весело оскаблившись, повернулся к ней.

— Быстрее не могу. Все. — Явно издеваясь, произнес он.

В тот же момент какая-то сила вдавила педаль газа в пол до упора.

— Какого черта? — Испуганно заорал итальянец. Машина, взревев, рванулась вперед, и водителю не оставалось ничего, кроме как отчаянно крутить руль, пытаясь избежать столкновения. Такси желтой стрелой мчалось по улицам города, выписывая зигзаги как лыжник, несущийся по слаломной трассе. Оттоми наклонилась к его плечу и сочувственно поинтересовалась:

— Проблемы?


— Карл, это ты?

— Это я — Оттоми. — Прозвучал за дверью голос гадалки.

Молли замерла перед дверью. Опять эта женщина. Какого черта ей надо? Она уже один раз заставила Молли поверить ей. Зачем она пришла? Чтобы снова издеваться над ней? Нет. Молли не впустит ее. Она может говорить все, что угодно и клясться всеми святыми, Молли ни за что не откроет ей дверь.

— Слушай, я знаю, какого ты обо мне мнения, но мы должны поговорить. — Тишина. — Ты в серьезной опасности! Со мной тут Сэм. Ему нужно поговорить с тобой через меня. — Молчание. -Молли? Молли?!!

— Пошла ты к черту! Я звоню в полицию! — Молли прислушалась.

«Хорошо. Скажи, пусть звонит».

— Хорошо. Сэм как раз сам хочет, чтобы ты вызвала полицию, но ты должна нас впустить.

— Нет!

Почему она не уходит? И зачем ей нужно, чтобы Молли вызвала полицию? Может быть, и в самом деле позвонить? А что она им скажет? Что сумасшедшая гадалка разговаривает с ней через дверь? Это не пре ступление. Надо дождаться Карла. Он обещал быть в одиннадцать, значит, минут через пятнадцать должен приехать. При нем эта женщина заговорит подругому. А вместе они найдут способ добиться отнес правды.

Словно прочитав ее мысли, Оттоми прокричала из-за двери:

— Ну как же ты не понимаешь? Сэм не просто напоролся на бандитов, его намеренно убили. Он выяснил, что Карл занимается денежными махинациями в банке. Этот тип очень опасен, поверь мне! Он пытался УБИТЬ меня! Он и ТЕБЯ может убить! Ты в очень, ОЧЕНЬ опасном положении! — Она прислушалась.

Карл? Как она смеет так говорить про него? Она, у которой совести ни на грош! А откуда она знает про банк? Ах, ну да! Она же сегодня была там и, скорее всего, видела Карла, но даже если и нет, то что ей стоит узнать о нем. Раз уж она смогла выяснить столько о Сэме! Но от нее — от Молли-то — что ей нужно? Зачем она приходит сюда? Деньги? Ерунда, у нее нет денег, ради которых стоило бы так стараться! Разве что работы, они в последнее время очень поднялись в цене. Но она — эта женщина — чтобы добыть эти сведения, должна была поработать не один месяц. Тогда что же? Кто поможет ей? Господи, если бы Сэм был рядом! Или Карл. Они знали бы, как поступить…

— Зачем ты делаешь это со мной? — За дверью тихо. — Ты слышишь меня? Зачем ты это делаешь? Я НЕ МОГУ больше!

Сэм легко прошел сквозь дверь, очутившись внутри квартиры.

«Оттоми, скажи ей, что она сейчас одета в рубашку, на которую я пролил коктейль „Маргарита“. На ней серьги, которые я подарил ей к рождеству».

— Молли! — Снова закричала через дверь Оттоми. — Сэм говорит, что ты сейчас в рубашке, на которую он пролил «Маргариту» и в серьгах, подаренных им к рождеству! Ну неужели ты не веришь мне, неужели не видишь, что я не вру тебе?

Можно поехать и узнать, где они БЫЛИ. Наверняка можно узнать о свитере в шкафу. И о том, что Сэм хотел написать на майке ее имя. Но можно ли узнать о том, что происходит СЕЙЧАС за закрытой дверью? Если только не предположить, что эта гадалка видит сквозь стены, то откуда тогда она все это знает? А если она все может видеть сквозь запертые двери, то может быть, она действительно, может слышать Сэма? И так, и так выходит, что она говорит ПРАВДУ. Так, значит, нужно впустить ее! Рука Молли потянулась к замку, но остановилась. А досье в полиции? Разве этот лейтенант не доказал Молли, что эта женщина — мошенница?

Сэм видел, что Молли колеблется. Нужно было ЧТО-ТО, что могло бы убедить ее окончательно. ЧТО-ТО такое, что она смогла бы увидеть сама и удостовериться в правоте Оттоми. Скорее!

«Оттоми, у тебя есть монетка?»

— Зачем тебе? — Заинтересованно донеслось из-за двери.

«Подсунь ее под дверь. Быстро!»

— Ну вот еще! — Возмутилась Оттоми. — Зачем это, черт возьми?

«Делай, как тебе говорят!»

Оттоми стало безумно интересно, что же такое придумал Сэм. Она выудила из карманов джинсов десятицентовик и, положив его на пол, щелчком переправила по ту сторону двери.

Монетка проскочила под дверью и скользнула к ногам Молли. Несколько секунд Молли недоуменно смотрела на нее, не понимая, зачем женщине понадобилось швырять монету. И вдруг монетка… дрогнула и медленно поползла обратно. Неожиданно она плавно поднялась в воздух и прилепилась к двери. Как это происходит? Десятицентовик полз все выше и выше, пока не замер на уровне груди.

Сэм, поддерживая монету пальцами, осторожно наклонил ее так, что она мягко легла на подушечку указательного пальца, и, стараясь не делать резких движений, понес ее к руке Молли.

Блестящий никель плыл по воздуху, серебрясь в свете лампы. Новенькая монетка достоинством десять центов.

Она мягко скользнула в ладошку Молли.

«Это к удаче…» — Ласково сказал голос.

— Сэм говорит, что это к удаче. — Повторила за дверью Оттоми.

Щелкнул, поворачиваясь, замок, и дверь открылась. Молли, улыбаясь, со слезами на глазах смотрела на сияющее лицо ясновидящей.

Карл выскочил из дома номер 301 по Плейс-проспект. Ничего не скажешь. Эта стерва здорово припрятала чек. Ну, ладно. Злоба переполняла его как пар переполняет испорченный котел. Он был готов на все. Абсолютно на все. Лучше будет, если удастся обойтись без крови, но, если придется убрать этих двух дур, он сделает это без колебаний. Они сами довели его. Они не оставили ему выхода, приперли к стенке, ВЫНУЖДАЯ делать это. Пусть пеняют на себя. Он буквально ввалился в «мустанг», яростно тыча ключом в замок зажигания. Или они считают, что это сойдет им с рук? Небось надеются, что у него не хватит смелости нажать на курок? Хрена, мать их так! Все эти бредни о нежной дружбе! Плевать он хотел на дружбу, когда речь идет о его жизни. Если этот ублюдок Сэм, — мотор взревел, и «мустанг» понесся по улице, — думает, что он не посмеет тронуть эту чертову дуру Молли, то глубоко ошибается. Пусть только не принесут чек! Он изуродует этих шлюх, как бог черепаху. Пусть только попробуют не вернуть ему ЕГО чек!

— … Да, это серое здание через дорогу от почты. -Пояснила Молли полицейскому. — Да, спасибо сержант. И, пожалуйста, торопитесь. Мы ждем. — Она опустила трубку на рычаг и присела на краешек дивана, положив руки на колени. — А что теперь делать? — Спросила она Оттоми, стоящую у окна и задумчиво оглядывающую темную улицу.

— Ну что-что? — Та неопределенно пожала плечами. -Сидеть. Ждать.

— Сэм здесь? — Вдруг спросила Молли. В голосе ее четко слышалась дрожь, и Оттоми даже стало жаль ее.

— Сэм, ты здесь? — Спросила она, прислушиваясь к тихим звукам, раздающимся в комнате.

«Я сижу рядом с ней…» — Тихо ответил его голос со стороны дивана.

— Он сидит рядом с тобой. — Улыбнулась Оттоми. Слегка. Самыми уголками губ.

Молли повернула голову и посмотрела в пространство рядом с собой, словно стараясь увидеть его, угадать где он. Остановив взгляд в какой-то точке, она спросила:

— Ты чувствуешь меня, Сэм?

Сэм вздрогнул. Молли смотрела прямо ему в глаза. Словно видела его.

«Всем сердцем».

Слова отозвались в груди болью. Ну вот. Она знает, что он здесь. Он даже может протянуть руку и дотронуться до нее, но ему НИКОГДА не почувствовать тепло ее руки на своей щеке. Молли НИКОГДА не сможет коснуться, обнять, поцеловать его. В чем смысл такого знания? Наверное, он хочет слишком многого. Следует благодарить бога, что он все еще здесь и видит ее. А много ли это стоит? Много. Это стоит жизни двух человек -Молли и Оттоми. Таких дорогих ему людей.

— Он говорит: всем сердцем.

«Я бы все отдал, чтобы только коснуться тебя еще раз». -Он хотел бы быть живым и прикоснуться к тебе. — Я тоже. -Тяжелый вздох вырвался из груди Молли. Как жаль, что все сложилось так. Как безумно жаль. Это несправедливо, господи.

Оттоми почувствовала, как какая-то теплая волна подступила к горлу. Что это еще, черт возьми? Она что, плачет? Ну вот еще новости. Стараясь не показать слез, Оттоми бодрым уверенным шагом прошла через комнату и опустилась в черное кожаное кресло.

— Ну, ладно, уговорил. — Буркнула она вроде как никому, но слова се прозвучали отчетливо в ночной тишине. — Можешь располагать мной.

«Располагать тобой?» — Удивленно переспросил Сэм, еще не совсем понимая, что именно хочет сказать гадалка.

— Да. Используй мое тело. — Пояснила она.

«Использовать тело…» — Сэм даже замер. Он оценил поступок Оттоми. Процедура, насколько он понял, была крайне неприятной и довольно болезненной для человека, в которого вселяется дух.

— Ну, да. И быстрее, пока я не передумала. — Сварливо пробормотала ясновидящая.

Сэм подошел к ней и осторожно опустился в кресло, чувствуя как погружается в чужое тело. Растворяется в нем, как капля чернил растворяется в ведре воды.

Словно порыв ветра коснулся Оттоми, пошевелил волосы, приподнял рубашку-"гавайку". Молли, широко раскрыв глаза, наблюдала, как начало меняться лицо Оттоми.

Резко очертились скулы, лицо стало уже, решительнее. Ощущение было такое, словно скульптор, взяв в руки еще сырую, не успевшую просохнуть маску, сдавил ее осторожно, придавая ей новые черты. Лицо Оттоми изменилось не сразу. Оно как бы текло, переливалось в новую форму, знакомую и уже почти узнаваемую. Нос стал тоньше. Лоб вытянулся. Плавно изменился разрез глаз.

Из кресла на Молли смотрел Сэм Вит. Даже тело Оттоми изменилось. Оно стало выше и крепче. Это было так страшно, что Молли чуть не закричала. Она закрыла глаза, свыкаясь с ощущениями.

Теплые шершавые пальцы коснулись ее руки сначала робко, затем смелее и смелее. Они наползали на ее ладони, как прибой наползает на мокрый песок. Теплые, знакомые пальцы Сэма. Чуть слышно щелкнул «джук-бокс», пластинка мягко скользнула на место. Великий Пресли запел о любви, подхватив их на волны музыки.

Сэм отвык от тела. Ему с большим трудом удавалось управлять им, но все же он сжал ее в объятиях и повел в легком, почти невесомом танце, дарованном ему милостью судьбы и Оттоми Браун. В последнем танце своей жизни. Музыка покачивала их, обволакивая теплой пеленой, и несла, несла… Они забыли обо всем. О Карле, о Вилли, о грозящей опасности. Обо всем. Время отсчитывало песчинки мгновений-тактов только для них. Больше никого не было на земле. Только они. Чистая, светлая мелодия обвивалась вокруг их тел, лаская своими нежными прикосновениями…

— МОЛЛИ!!! — Яростный рев разрушил созданный ими иллюзорный мир.

Молли услышала звук хлопка, и Сэм пропал. Растворился в чертах ясновидящей, как незадолго перед этим ее черты растворились в нем.

Сэм почувствовал, как какая-то неведомая сила скрутила его, сжав до размера бейсбольного мяча, и вытолкнула из тела, швырнув на ковер. Ужасная боль в правой руке пронзила его мозг, заставив скорчиться на полу почти у самой входной двери. Он вдруг понял, что все его силы кудато пропали, лопнули как мыльный пузырь.

— МОЛЛИ, ТЫ ДОМА? — Карл метался за дверью, еще не понимая, что происходит.

Сейчас он встанет. Он должен встать. Ему необходимо встать. Сэм поднялся на колени, пытаясь выпрямиться, но какая-то тяжесть пригнула его к полу.

— Это Карл! — Вскрикнула Молли. Он все-таки успел. Успел. Что же теперь делать?

— МОЛЛИИИИИИ!!! — Удар потряс комнату. Оттоми имела больше опыта на случай подобных ситуаций. Она быстро подбежала к окну и, подняв раму, выглянула на улицу.

— Пожарная лестница! — Оттоми подскочила к Молли и потянула ее наружу.

Сэм оперся о стену и, пошатываясь, поднялся на ноги. Слабость сковала все его тело, лишая способности двигаться.

«Что случилось со мной?..» — Прохрипел он.

— МОЛЛИ!!! МОЛЛИИИИИИ!!!!…— Удар выбил замок, и дверь, распахнувшись настежь, грохнула о стену, издав звук, подобный пушечному выстрелу. Карл ворвался в квартиру, злобно оглядываясь по сторонам. Где они? Где эти суки?!!! Куда они спрятались? Окно! Они вылезли в окно!!! Безумная улыбка исказила его лицо. Эти дуры думают убежать от него?! Трахнутые суки!!! Гребаные, трахнутые суки!!! Он убьет их обоих.

Сэм ударил его. Он вложил в этот удар остаток всех своих сил. И проиграл. Его рука прошла через плоть, не причинив ей вреда, и Сэм, потеряв равновесие, рухнул на пол и так и остался лежать. Бесчувственный и неподвижный.

Они успели подняться на два этажа, когда в окне квартиры появилась голова Карла.

— МОЛЛИИИИИИИ!!!

Оттоми рывком подняла раму окна. В квартире шел ремонт. Темно и пыльно. Никого.

— Давай! — Скомандовала она, и Молли не заставила себя просить дважды. Она влетела в пустую квартиру и затравленно огляделась. Высокие металлические леса стояли посреди заваленного штукатуркой зала. Бочки у стены и подъемник, с длинной стрелы которого свисает тяжелый крюк. Ничего, что могло бы послужить оружием. В дальнем углу деревянная лестница, по которой можно забраться на перекрытие второго этажа. Самого этажа как такового еще и не было, но деревянные брусья уже успели закрепить. Спастись там, конечно, не удастся, но они могут выиграть время, пока не прибудет полиция. Это их единственный шанс на спасение.

— Смотри! — Крикнула она кряхтящей, влезающей в окно Оттоми. — Смотри!! — Ее палец ткнулся в спасительную лестницу. — Туда!!!

Они бегом пересекли комнату, и, вскарабкавшись на балки перекрытия, начали подтягивать к себе лестницу. Она оказалась гораздо тяжелее, чем могли предположить женщины.

В пыльном стекле окна появился черный силуэт.

— МОЛЛИ!!! — Карл ловко забрался внутрь и рванулся к поднимающейся наверх лестнице. Он подпрыгнул, пытаясь схватить последнюю ступеньку. Отчаянным рывком Молли удалось втянуть лестницу наверх как раз в тот момент, когда Карл почти достал ее. Пальцы его схватили пустоту, и он приземлился на пол, потеряв равновесие. Его качнуло, но Карл успел вце питься в стену и удержался на ногах. Он задрал голову и посмотрел наверх.Молли и Оттоми стояли на перекрытии в трех метрах от его головы.

— Молли! — Заорал он.

— Уходи, Карл! — Крикнула Молли в ответ. — Оставь нас в покое!

Ей было страшно. Очень страшно. Снизу на нее смотрел получеловекполузверь. Глаза Карла светились безумным огнем. Но самым страшным была ухмылка. Дикая злобная ухмылка сумасшедшего. Маньяк! Убийца!

— Молли!

— Ты — лжец! Лжец!!! Осторожно, стараясь не оступиться, Оттоми и Молли пошли по балкам второго этажа. Внизу бесновался Карл. Наверное, вот так выглядит волк, попавший в охотничью западню.

— Эта женщина! — Карл указал пальцем на Оттоми. — Ты даже не знаешь, кто она! Она грабитель, Молли!

— Держись от нас подальше, Карл! — Крикнула Молли, понимая, что он уже перешел ту грань, когда людям, ослепленным яростью, становится плевать на все. — Я вызвала полицию!

— Черт! Дерьмо!!! — Карл подпрыгнул, его пальцы скользнули по бревенчатой балке, но ему не хватило нескольких сантиметров.

Молли затравленно оглянулась. Рано или поздно Карл сообразит, что, встав на бочки, он запросто сможет влезть на те же перекрытия. Надо убираться от сюда. В этот момент ее глаза разглядели скобы. Обычные железные скобы, вбитые в стену. Они поднимались вверх до самой крыши. Если им удастся добраться до этого спасательного пути. Карл не сможет так просто схватить их. По крайней мере, они будут в состоянии оказать реальное сопротивление, и если уж дойдет до этого, спихнуть его вниз.

Молли одними глазами указала Оттоми в сторону скоб и быстро пошла по балкам в их сторону. Не дай бог оступиться! Так и свалимся вниз. Прямо в объятия этого человека-зверя.

— Зачем ты это делаешь? — Крикнула она Карлу, не давая ему сосредоточиться и сообразить, что его «лестница» стоит у стены.

Эти две проклятые суки надеются удрать от него! Ха! Глупые, пустоголовые шлюхи! Сейчас он покажет им! Они сейчас узнают, как становиться у него на дороге! Эта дура, наверное, думает, что он слепой и не заметил этих гребаных скоб в стене!

— Эта женщина — воровка! — Крикнул он. — Воровка!

Молли дотронулась до первой скобы и уверенно встала на лестницу, протягивая руку Оттоми. Но она забыла, что на ясновидящей были туфли на кожаной подошве. Ее нога соскользнула с отполированной сотнями ладоней металлической скобы, и в ту же секунду Карл прыгнул.

Приученный замечать мелочи, он УВИДЕЛ эту малозначительную для НИХ деталь. Увидел и отметил как исключительно важную, повышающую его шансы на успех. Его разум работал, как аналитическая машина, принимая во внимание массу различных факторов. И он ждал этого мгновения. А когда этот момент настал, натянутое как струна тело рванулось вверх. Скрюченные пальцы поймали ногу Оттоми, сжав ее стальным прочным кольцом. Никакая сила в мире не заставила бы его ослабить хватку. Вес его тела рванул Оттоми вниз.

Ни она, ни Молли не ожидали этого. Пальцы Оттоми разжались, и они вместе с Карлом рухнули вниз.

Удар был таким сильным, что у Оттоми потемнело в глазах. Она не была готова к такому повороту событий и растерялась.

Карл с легкостью вскочил на ноги, словно и не падал с трехметровой высоты. Ухватив женщину за волосы, он перевернул ее лицом вверх и заорал, глядя в испуганные темные глаза: -Чек! Давай сюда чек!!!

Если бы Оттоми могла говорить, то она попыталась бы объяснить, что чека у нее давно уже нет. Что она избавилась от него, через десять минут после того, как покинула банк, но запрокинутая голова мешала воздуху выходить из напряженного горла. Оттоми даже услышала, как захрустели ее шейные позвонки. Она поняла: если сейчас не сказать что-нибудь, этот человек убьет ее.

— Несет… — прохрипела она.

— ДАВАЙ СЮДА ЧЕК! — Орал Карл. — Ты все равно не уйдешь! Давай сюда мой чек!!!! Где он?!! Где он, черт побери?!!!!

Молли соскользнула со скоб на перекрытия. Ей было видно все, что происходит внизу, и, зная Карла, она поняла: он не остановится ни перед чем. Сначала она еще надеялась, что у Карла осталось хотя бы толика благоразумия, но теперь четко осознала: если не помочь Оттоми, он свернет ей шею.

Молли уцепилась за перекрытие руками и спрыгнула вниз.

— Ну, черная сука… — Прохрипел Карл. — Где МОЙ ЧЕК?!!!

— Его больше нет. — Оттоми приготовилась к смерти. Сейчас этот парень нажмет на курок и все будет кончено.

— НЕ ВРИ! НЕ СМЕЙ МНЕ ВРАТЬ!!! — Орал Карл, тыча пистолетом ей в лицо.

Молли бросилась ему на спину. Надо, во что бы то ни стало, заставить его выпустить Оттоми. Вдвоем им может быть, удастся что-нибудь сделать.

Он словно и не заметил ее. Просто взмахнул рукой, будто отмахиваясь от приставучего комара, и Молли отлетела в угол, сшибая стоящую у стены пирамиду из бочек. Строение рухнуло с грохотом, и бочки раскатились по полу, звеня пустыми боками. -ЧЕК! ОТДАЙ ЧЕК!!!

Его палец потянул спусковой крючок. Оттоми зажмурилась, чтобы не видеть пламени, вырывающегося из дула.

Чьи-то сильные руки сгребли Карла в охапку и отшвырнули.в сторону, как мяч боулинга отшвыривает на транспортер кегли. Оттоми помотала головой, отходя после свидания со смертью. Хотя… Ей ли говорить о смерти рядом с Привидением. Она вскочила и опрометью бросилась к сидящей у стены Молли.

Опять он здесь! Этот выродок Сэм снова лезет в его дела' Даже мертвый он никак не успокоится! Ну ладно, тем хуже для него!

Карл поднял пистолет и нажал на спуск, поворачивая при каждом выстреле пистолет в другую сторону. БАНГ! БАНГ! БАНГ! БАНГ! Сизый дымок поплыл по комнате, разнося запах пороховой гари.

Попал? Или нет? Можно ли вообще убить то, чего нет? БАЦ!

Сэм ударил его в солнечное сплетение. Он хотел добиться того, чтобы Карл ушел. Ушел и оставил в покое Молли и Оттоми. Или чтобы приехала полиция. В сущности, это все равно. Даже если Карлу удастся унести ноги, скрыться от полицейских, киллеры отыщут его, где бы он ни был.

Карл отступил на шаг, ловя воздух широко открытым ртом. БАЦ! — Ноги его подкосились и он растянулся на полу.

Значит он жив! Жив! Надо заставить его вернуть чек во что бы то ни стало! Стоп! Он, кажется, пообещал Сэму убить Молли! Вот его слабое место! Вот оно — его САМОЕ СЛАБОЕ МЕСТО. Но как это сделать? Знать бы, где стоит этот ублюдок… Ладно. О'кей. Сейчас.

Карл подтянул ноги под себя и резко вскочил. Одним гигантским прыжком он покрыл расстояние между собой и женщинами. Сэм оторопел. Он не ожидал, что Карл отважится предпринять еще какую-нибудь попытку на падения.

Карл схватил Молли за руку и дернул к себе, одновременно приставив ствол «беретты» к ее виску. Что-что, а голова у него работала. Быстрым движением он отскочил к стене. Она надежно защищала его сзади, в то время как Молли лишала Сэма возможности подойти спереди.

Ну, что ты на это скажешь, Сэм? Сдрейфил небось? Наложил в штаны? Ты думаешь, ТЫ будешь смеяться надо мной? Нет. Это Я буду смеяться над вами. Посмотрим, что ты запоешь, когда я прострелю башку твоей дуре!

Сэм быстро соображал. Четыре выстрела Карл сделал здесь. Двумя Вилли взломал дверь в квартиру Оттоми. Двумя -дверь подъезда. Или тремя?… В «беретте» девять патронов. Если считать, что Вилли три раза выстрелил в подъезде, значит, пистолет пустой и бояться нечего. А если два? Тогда этот ублюдок вполне может убить ее… Что же делать? Если бы удалось заставить его убрать пистолет от головы Молли… Но как это сделать? Можно, конечно, бросить что-нибудь на пол. 11о велика вероятность того, что у Карла не выдержат нервы и он спустит курок. Если просто ударить?.. То же самое. Так есть ли вообще какой-нибудь выход? Ну, а если…

— СЭЭЭМ! Отдай чек, Сэм! — Карл внимательно оглядывал пространство перед собой, надеясь, что Сэм обнаружит себя. Нет. Тихо. — Обещаю, я отпущу ее, если ты вернешь чек! — Тишина. А если он ушел вообще?

Да нет же! Сэм не бросит Молли!

— Послушай, — снова крикнул он, — только отдай мне чек, хорошо? И я обещаю, что сразу же отпущу ее! — Нет ответа. Похоже, он и правда, смылся. Господи, а если он ошибся и чек вовсе не у этой черномазой суки? Если он у Сэма?.. Мысль была такой отчаянной, что Карл забылся. — Сэм!!! СЭЭЭМ!!!!

Всего лишь на мгновение он отпустил руку с пистолетом. На одно крохотное мгновение. И этого было достаточно.

Сэм очень хотел надеяться, что его замысел удастся. Он стоял возле Карла так близко, что запросто мог бы, сделав еще один маленький шажок, пройти сквозь него. Рано или поздно, но он отведет пистолет. Ему не простоять долго в таком положении. И когда, наконец, это произошло, Сэм был готов. Он резко повернулся и ударил ребром ладони по черному, отливающему недобрым блеском стволу.

КЛАЦ! — «Беретта», отлетев к окну, приземлилась на цементный пол. Отлично!

Карл понял, что проиграл. Он резко выпустил Молли и, развернувшись, рванул щеколду двери.

Сэм прошел сквозь стену, оказавшись на лестничной площадке…

Карл распахнул дверь и ринулся наружу. Он успел сделать один шаг, когда невидимый кулак с хрустом врезался в его лицо. Карл рухнул на пол, но тут же вскочил, спотыкаясь и оскальзываясь на грязном, усыпанном крошкой полу.

БАЦ! — Словно копыта лошади вонзились ему под ребра.

БАЦ! — Удар приподнял его в воздух, и Карлу показалось, что в голове у него что-то лопнуло. Он проехал по полу несколько метров, но снова нашел в себе силы подняться.

Сэм подошел к «лесам» и, ухватившись за нижнюю перекладину, опрокинул стальную конструкцию на шатающееся согнутое тело.

Что-то заскрипело, словно здание начало раскалываться пополам. Карл поднял глаза и увидел… валящиеся на него тяжелые арматурины. Собрав в себе остаток сил, он изогнулся, успев избежать удара, и отпрыгнул в сторону.

Сэм пошел на него, проходя сквозь прутья, будто их и не было вовсе. Гнев, ослепляющий и страшный, ударил ему в голову. Надо выпустить пар. Иначе он может просто искалечить Карла. Сэм подцепил мыском ноги камень и отшвырнул его в сторону.

Вот ты где! Вот ты где, ублюдок! Оставь меня! Оставь меня в покое!!!

Карл подхватил рукой свисающий со стрелы над самой его головой тяжелый стальной крюк и швырнул его в том направлении, где, по его мнению, находился Сэм. Крюк качнулся, описывая широкую дугу, дошел до крайней точки и быстро полетел назад. Карл уклонился, и крюк врезался в стекло. Мелкие осколки посыпались на пол.

Окно! Он же может вылезти в окно! Карл кинулся к окну, пригибаясь, готовясь нырнуть под поднятую раму.

Крюк описал еще одну дугу и снова закончил ее в оконном проеме.

Карл, уже наполовину выбравшийся наружу, повернул голову вверх и увидел стремительно надвигающийся на него сверкающий в свете луны скол.

— Неееееееееет!!! — Отчаянный крик вырвался из легких. Все произошло за долю секунды. Стеклянная «гильотина» пробила ему грудь, прошла сквозь тело, разрубив пополам сердце и с хрустом пробив подоконник, лопнула надвое по всей длине.

Карл еще успел почувствовать страшную боль в груди, прежде чем все закружилось в его глазах и наступила вечная, холодная темнота…

Сперва ему показалось, что он слышит звуки. Они доносились до его ушей, словно прорываясь сквозь обитую ватой преграду. Он попробовал встать, и, к большому изумлению, ему это удалось без труда. Его даже не удивило то, что он жив. Наоборот, это казалось совершенно естественным. Карл открыл глаза, и первым, кого он увидел был… Сэм. Стоящий посреди комнаты, засунув руки в карманы, живой и невредимый.

— Сэм? — Растерянно выдавил он.

— О, Карл… — покачал головой тот.

— Что случилось? — Карл обернулся. На подоконнике застыло тело. Мертвое тело. Острый осколок торчал из груди трупа, упираясь краями в боковые перекладины рамы. Кровь пропитала рубашку и медленно скатывалась на подоконник, собираясь в маленькую вязкую лужицу.

Сэм увидел удивленное лицо Карла. Он понимал его, помня ужас, который сам пережил после смерти.

Тени на полу вздрогнули, издавая глухое рычание. Все повторилось, как и в случае с Вилли.

Быстрой жутко. Горящие красные глаза, черные полупрозрачные балахоны и когтистые лапы. Страшный хоровод потащил орущего, дергающегося Карла к стене и растаял вместе со своей жертвой. Сэм еще слышал злобное рычание, но потом все исчезло. И настала тишина.


— С вами все в порядке? — Спросил он, поворачиваясь к замершим, перепуганным женщинам. И вдруг Молли встрепенулась.

— Сэм?

— Молли? — Удивленно спросил он. — Я слышу тебя! Я слышу твой голос!!! — Молли смотрела на Сэма, и глаза ее наполнялись слезами.

Голубой яркий свет разлился по комнате, и Молли увидела слабый светящийся силуэт Сэма. Он обретал очертания, становясь плотным и все более различимым.

Оттоми, выпучив глаза от удивления, смотрела, как окутанный туманным облаком силуэт шагнул к ним. Странно, но он не похож на фотографию. Совсем другой. Или это ей кажется? Сэм повернулся к ней и, улыбаясь, кивнул.

Молли шагнула вперед и протянула к нему руки. Он коснулся их нежно и осторожно, еще сомневаясь, могут ли они чувствовать друг друга.

Теплая волна разлилась по ее телу. Молли ощутила его руки на своих ладонях. Шершавые родные руки.

А за его спиной в ярком, льющемся из ниоткуда свете возникли силуэты миллионов людей. Таких же невесомых, светлых и чистых, как и Сэм. Они ждали его. От этого теплого сияния исходило спокойствие и любовь. Там, где были эти люди, царило добро. Там не было зла, зависти и горя.

Молли наклонилась к Сэму, лицо ее, озаренное голубым светом, потянулось к нему и их губы встретились.

— Сэм, тебя ждут там… — Оттоми указала в центр яркого сияния.

Он шагнул к Молли, и Оттоми опять поразилась, как он не похож на фотографию.

— Мне будет не хватать тебя, — сказал он тихо. — Я горжусь тобой.

Оттоми моргнула, стряхивая слезинку, повисшую в уголке глаза.

— Мне тоже будет не хватать тебя. — Улыбнулась она.

— Ты молодец. Пока, Оттоми. — Он махнул ей рукой.

— Пока, Сэм.

Сэм повернулся к Молли. Она не плакала. Ей было хорошо и спокойно. Наверное, скоро все исчезнет, закончится и тогда она заплачет, а пока…

Он несколько секунд смотрел на нее, замерев, не шевелясь, не проронив ни слова. И Молли почувствовала его, словно в этот момент они слились, становясь единым целым. Вся его любовь, нежность и отчаяние от невоз можности остаться наполнили ее.

— Я люблю тебя, Молли. — Сказал он. Те самые слова, которые не успел произнести перед смертью. — Я всегда любил тебя.

Ей захотелось что-нибудь сделать — обнять его, сказать что-то важное, но вместо этого она слабо улыбнулась и прошептала: — Здорово…

— Это замечательно, Молли, когда любовь есть. Когда она есть с тобой.

Сэм еще несколько минут смотрел на нее, а затем повернулся и шагнул в центр сияющего облака. Он шел вперед, все более растворяясь в нем.

Но на пороге, за которым он вольется в тот мир, Сэм обернулся и, взмахнув рукой, сказал:

— Увидимся…

Он уходил все дальше и дальше, превращаясь в голубой силуэт, и этот мир добра и спокойствия принял его.

Он будет там, когда они встретятся. В той стране, в которой нет места злу, ненависти и зависти. В ней нет боли и слез. В ней Сэм будет ждать их.

Сияние заклубилось и исчезло. Осталась только пустая комната, заляпанная грязью и мусором. На улице взвыли полицейские сирены. Молли и Оттоми пошли вниз.

Оттоми слышала два слова, которые шепнула Молли за секунду до того, как Сэм растворился в сияющей пелене. «ДО ВСТРЕЧИ».


Глава 13 | Привидение |