home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 2

Утро. Обычное деловое утро Уолл-стрит. Толпы клерков разного ранга спешат на службу в конторы, банки и прочие жизненно необходимые Уоллстрит заведения. Солнце только-только заглянуло в нутро этого каменного мешка. Шикарные лимузины соседствовали здесь со своими менее почтенными собратьями. Роскошь снисходительно оглядывала скромность. Большинство служащих добирались просто в подземке. Так поступал и Сэм. Они с Карлом встретились у стоянки служебных машин. Карл приезжал на новеньком темнокрасном «мустанге». Сэм с улыбкой наблюдал, как он парковал машину у тротуара. Карл никогда не ставил машину на общую стоянку. Отчасти из-за того, что ему удобнее парковаться так, чем корячиться на Стоянке, отчасти желая, чтобы все могли оценить его «мустанг», стоящий особняком. Карл подошел к поджидавшему его Сэму и первым протянул ему руку.

— Привет!

— Привет, Карл!

Они направились к зданию, в котором размещался банк.

— Как поживает Роз? — мимоходом спросил Карл. — Она переехала. Теперь живет на 3-й авеню. Мы вчера обедали у нее вместе с Гарри Аденом. — Гарри Алекс — управляющий банком -благоволил к Сэму. Он не скрывал, что ему симпатичен этот молодой, сильный и умный парень. Ален прочил Сэма на пост менеджера их филиала по связям с крупными корпорациями и присматривался к нему, давая иногда поручения, относящиеся к этой должности. — Я же говорил, что старые пенсы приносят удачу. — Улыбнулся Сэм. — Да, эти японцы заставили меня понервничать. — Не смеши меня. — Ответил Карл. «Этому парню явно везет. С людьми сходится легко, словно знает их сто лет».

— Да нет, серьезно. Я иногда не понимаю, врут они или нет: у них на лицах всегда одно и то же выражение — Оба засмеялись.

— Отличный у тебя костюмчик. — Заметил Карл, подходя к дверям банка.

— Спасибо Молли. — Похвастался Сэм. Ему было приятно, что Карл оценил костюм, который они с Молли целый час выбирали в магазине готового платья. Он хотел купить серый в полоску, но Молли настояла на этом.

— Я тоже хочу такой. — Вздохнул Карл. Сэм дружески ткнул его кулаком в бок. — Сначала выплати кредит за свой «мустанг». Они вошли в гулкое фойе здания. Служащие вливались в банк двумя плотными потоками. Эти потоки делились на реки, затем на ручейки, а уж те растекались по всему банку.

Возле лифта Карл с Сэмом задержались. Перед ними стояло несколько человек, подошедших раньше и сейчас терпеливо ожидающих, пока просторная кабина доставит своих пассажиров на нужные этажи и вернется за новой партией живого груза. Огоньки на табло добрались до первого этажа, и дверцы с шипением откатились в стороны, обнажая холодное пустое нутро лифта.

В кабине поднималось человек пятнадцать. Все они стояли довольно плотно. Задние безразлично разглядывали затылки стоящих впереди, ожидая своего этажа и тоскливо думая о том, что произойдет, если в этой машине, набитой людьми, вдруг что-нибудь откажет и она полетит вниз с высоты восьми… девяти… вот теперь уже десяти этажей.

Карл вдруг закашлялся, и Сэм, похлопав его по спине, неожиданно громко и участливо спросил:

— Как самочувствие? Что сказал врач? — Карл среагировал мгновенно, еще не поняв, что за шутку затеял Сэм. Он озабоченно ответил:

— А что они все говорят?.. Сказал, что это заразно.

— О-о-о… — протянул Сэм.

— Сказал еще, что на работу мне лучше не выходить.

— Даже так? — Как бы поражаясь переспросил Сэм и тут же добавил: — А что он думает про сыпь?

— Сыпь? — Изумился Карл, но быстро нашелся. — Сыпь тоже заразная. Да. Распространяется мгновенно. От простого прикосновения. Да. — Он снова закашлялся. Заметив, как подались от него попутчики, Карл нагнулся и, словно невзначай, схватил стоящего впереди мужчину за плечо. Тот с выражением ужаса на лице посторонился, пытаясь стряхнуть с плеча ладонь.

— Простите. — Пробормотал Карл, убирая руку и кашляя еще громче.

— Что, — с сочувствием поинтересовался Сэм, — опять в постели заразился?

— Да. Да. Как всегда. — Вздохнул Карл. Он уже видел, что Сэм с трудом сдерживается, чтобы не расплыться.

Лифт замер. И пассажиры, торопясь, стали выбираться из него, явно избегая смотреть на разносчика заразы, словно один взгляд мог подарить им неведомую ужасную болезнь, а заодно, стараясь и не касаться его. Сэм с Карлом вышли из лифта, довольно улыбаясь.

— Я надеюсь, ты не серьезно? — Спросил Сэм.

— Нет, конечно. — Улыбнулся Карл.

В отделе стояла утренняя суета. Клерки считывали с компьютеров сводки с бирж, проценты по кредитам, проверяли счета, отправляли деньги в далекие города и страны и получали их из не менее далеких городов и стран. Ктото носился с бумагами, отдавая какие-то распоряжения, кто-то пил кофе, одновременно отстукивая что-то на клавиатуре. Обычная суета обычного дня. Увидев входящих, девушка-секретарь поднялась из-за стола и пошла в их сторону.

— Привет, Сэм.

— Привет, Сюзен, хорошо выглядишь. — Сэм улыбнулся.

— О, да-да-да-да-да… — весело произнесла Сюзен, но было видно, что слова Сэма ей приятны.

И это вызвало новый укол зависти в сердце Карла. Ему так не улыбались.

— Доброе утро, Сэм. — Поздоровался один из клерков, проходящий мимо.

— Доброе утро. — Улыбнулся ему Сэм. Он повернулся к Сюзен и добавил:

— Слушай, когда придут клиенты, позвони мне, хорошо?

— Они уже здесь. — Сообщила девушка. Карл направился к своему рабочему столу, кивнув Сэму. Тот легко улыбнулся в ответ, как бы говоря: «Извини, старина, дела», — чем вызвал у Карла новый приступ раздражения. Сэм проводил его взглядом и снова повернулся к Сюзен, которая все еще стояла перед ним, ожидая указаний.

— Они слишком рано. — Сказал он. — Ну, ладно. Он направился к своему кабинету, на ходу вынимая записную книжечку, которую постоянно носил с собой. Сэм расставался с ней, только когда ложился спать. Такая любовь объяснялась просто — в этой маленькой невзрачной записной книжечке содержались коды-пароли наиболее крупных счетов банка. Иметь эти коды значило иметь доступ к деньгам самых состоятельных и уважаемых клиентов, перекидывать их со счета на счет, замораживать счета или вовсе закрывать их. Открыв эту книжицу любой человек, имеющий компьютер и обладающий элементарной сообразительностью, смог бы снять со счетов столько денег, что хватило бы обеспечить беззаботную жизнь небольшой стране, вроде Мо нако.

— Еще вот что. — Произнесла за спиной Сюзен.

— Да? — Тут же отозвался он.

— Энди Джонс просил перевести 902 тысячи долларов на его счет в Олбани к десяти утра.

— К десяти утра? — Поразился Сэм, глядя на часы. Было без пятнадцати десять. — Да. «Абсолютно нереально». — Решил он. — «Да еще эти посетители пришли на полчаса раньше, чем обещали. Но нельзя же держать директоров солидной корпорации в ожидании».

Он схватил со стола нужные бумаги и направился к Карлу, который, сидя за компьютером, проверял открытые вчера счета.

— Карл. — Тот оторвался от экрана и, подняв голову, с удивлением уставился на Сэма.

— Что, пожар в банке? Чего это ты такой взвинченный?

— Слушай, — начал Сэм, — Энди Джонсу нужно 902 тысячи в Олбани к десяти утра. Ты можешь сейчас заняться этим?

— Конечно. — Карл кивнул утвердительно, всем своим видом показывая, что для Сэма он-и в огонь и в воду, только скажи. Ведь они же ДРУЗЬЯ. Разве может быть иначе. — Только вот я кода его не знаю. — Закончил он.

Сэм молча выудил из бумажника свою записную книжечку и, открыв на нужной странице, повернул к Карлу, давая прочесть код.

— Смотри, осторожно. Ничего не перепутай. — Добавил он.

Перепутать в коде хотя бы одну цифру значило остановить работу целого отдела. Система безопасности мгновенно блокировала работу компьютеров, прекращая все финансовые операции, и открыть ее можно было только в присутствии директоров банка и только специальной, известной лишь им троим командой. Эта система была установлена после попытки снять деньги с нескольких счетов одним из клерков. И хотя он уверял, что это ошибка, все равно его через несколько минут вышвырнули на улицу.

Теперь каждый сотрудник знал коды только своих клиентов и, соответственно, операции по переброске денег со счета на счет мог осуществлять только с ними. Это сводило возможность махинации практически к нулю.

И самые крупные клиенты были сосредоточены в руках Сэма Вита. Все их деньги, сила и благополучие содержались, в маленькой записной книжечке, которую Сэм сейчас аккуратно закрыл и спрятал обратно в бумажник.

Карл внимательно наблюдал, как эта Хранительница Тайн исчезает в глубоком внутреннем кармане отличного, дорогого темно-синего костюма. Эта книжица вмещала в себя все, о чем мог мечтать Карл. Деньги, богатство, власть, славу.

В ней были дом, виллы, собственное дело, яхты, самое дорогое шампанское и самые лучшие женщины, лучшие номера в лучших отелях мира. Да мало ли что еще было в этой маленькой пятидесятистраничной записной книжке Сэма Вита. Но, как ни соблазняли эти мысли, Карл не подал вида, он только сказал:

— Не волнуйся, Сэм. Сейчас все будет готово. — И улыбнулся еще шире. Обаятельно и чисто, как научился это делать с детства, очаровывая учителей и знакомых в школе, преподавателей и сокурсников в колледже. Именно эта улыбка когда-то понравилась Сэму Биту — студенту второго курса университета. Он и сейчас не смог не улыбнуться в ответ.

— Отлично, Карл. Спасибо тебе. — Сэм был абсолютно уверен в том, что лучшего друга, чем Карл, у него нет. И все это началось с самой простой вещи на свете — с улыбки.

Он направился к дверям, готовясь к встрече с могущественнейшими клиентами, в полной уверенности, что все будет отлично. Он доверял Карлу как самому себе.

А Карл, оставшись один, снял трубку со стоявшего на столе телефонного аппарата и набрал номер. Человек знающий тут же определил бы, что Карл звонит, куда-то в район Гринвич-Виллидж и поинтересовался бы: зачем молодому преуспевающему бизнесмену понадобилось звонить в такую дыру. Но никто не обратил на это внимания. Мало ли, куда может звонить клерк, не правда ли?

На другом конце провода мужчина с приятным мягким голосом снял трубку и сказал:

— Алло?

— Алло, Эдди? — Волнуясь выдавил из себя Карл. — Это Карл Брюннер.

Мужчину звали не Эдди. Его вполне могли бы звать Джон, или Брюс, или еще как-нибудь. Это не играло никакой роли. Важно было, не кому звонят, а КТО звонит. Звонка Карла явно ждали, и поэтому голос человека на том конце провода оживился.

— Привет, Карл. Что новенького? — У меня все готово. Что нужно сделать?.. Человека, беседующего с Карлом, звали Джереми Стоун, и он был подручным Боба Бастера — главы одной из самых сильных Нью-Йоркских семей. В этой среде его знали под кличкой Джереми-"Банкир".


Глава 1 | Привидение | Глава 3