home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 6

Карл пришел к ней после работы, вечером. Он оставил свой «мустанг» внизу у подъезда, и Сэм, примостившись на подоконнике, слушал, как они с Молли разговаривают, разбирая вещи, смотрел вниз, безразлично разгля дывая шикарную красную машину.

Карл подвинул к себе следующую коробку и принялся доставать из нее вещи Сэма, демонстрируя их Молли и, в зависимости от ее пожелания, либо кидал их в ящик для мусора, либо откладывал в стоящую отдельно коробку из-под кроссовок с яркой надписью «Рибок» на синем боку.

Молли стояла рядом, но, в отличие от Карла, она не просто БРАЛА вещи, а подолгу разглядывала их, прежде чем положить в одну из коробок.

— Я люблю эту фотографию. — Сказала она, показывая карточку Карлу. Улыбающийся жизнерадостный Сэм и прильнувшая к нему Молли.

— Да, отличная… — легко сказал Карл, извлекая на свет новую вещь — затянутую в коричневую кожу пятидесятистраничную записную книжку.

— Дай посмотреть. — Молли протянула руку и взяла у Карла знакомую вещицу.

— Это вещь Сэма… — тихо сказала она.

— Да, — согласился Карл. — Это его записная книжка. Так, что там дальше? — Он вытащил из коробки плотный прямоугольник моментальной фотографии, перевернул и прочел на обороте: — Тед Ньюжен. 1988 год. НьюПорт. Выбрасывать?

— Нет. — Молли осторожно взяла фотографию. Записная книжка последовала в коробку с надписью «Ри-бок».

«Помнишь, нам так не понравился этот концерт в Нью-Порте?» — Сэм смотрел на Молли. Ничего. Она уложила фотографию поверх записной книжки и взяла новую вещь. Маленький серый кусочек пластыря. Этим пластырем она заклеивала Сэму палец, когда он случайно порезался острым ножом, готовя сандвичи.

— Хочешь оставить? — Удивленно спросил ее Карл, глядя, как Молли аккуратно укладывает пластырь к остальным вещам. -Это же пластырь! Господи, Молли, что ты делаешь?

Она вздрогнула и растерянно взглянула на него. Потом перевела взгляд на серый липкий квадратик пластыря, как будто недоумевая: «Как же он попал в коробку?» и ответила:

— Да, ты прав. Карл. — Она замолчала, а затем каким-то упавшим голосом объяснила. — Я просто сильно скучаю по нему.

— Я тоже… — Карл замолчал, глядя, как Молли, резко повернувшись, ушла в кухню. Он услышал, как полилась вода из крана, вздохнул и начал собирать коробки, предназначенные на выброс, в стопку. Верхней в ней оказалась синяя коробка с изображенным на крышке британским флагом и белой надписью «Рибок» на боку.

— Карл… — Молли догнала его уже почти у самой двери.

Он повернулся к ней, удивленно глядя на ее запыхавшееся мокрое лицо. — Да? — Карл, подожди! — Что такое?

Она выхватила из стопки, которую он нес в руках, синюю картонку. — Оставь эту коробку.

— О… Прости… — Смущенно улыбнулся Карл. — Я случайно. — Да ничего.

Он внимательно посмотрел на Молли. Припухшие веки, красные глаза. Она сдала за последние дни. Сильно сдала. Молли избегала смотреть на него, скрывая свое состояние. Она чувствовала, что усталость достигла пика, нервы напряжены до предела. Еще немного и у нее будет истерика. Жуткая, выматывающая, мощная, как цунами.

— Молли. — Будто почувствовав, что происходит в ее душе, предложил Карл. — Почему бы тебе не выйти на улицу. Вроде лето…

— Да нет, я не хочу… — Она не могла представить себя в спешащей, живой и шумной толпе.

— Да ладно, Молли. Пойдем пройдемся. — Настаивал Карл.

— Нет, не могу. — Он ощутил сопротивление в ее голосе, жесткое как камень, холодное как лед.

— Молли. — Раздельно сказал Карл. — ЕГО БОЛЬШЕ НЕТ.

— Я не могу этого сделать! — Закричала она, выходя из себя.

— ОН УМЕР. — Спокойно отрубил Карл.

БАЦ И!!!

Сэм увидел, как Молли, широко размахнувшись, впечатала ладонь в щеку Карла сильной звонкой оплеухой. Карл пошатнулся, прикрыв глаза, но устоял. Они замерли, глядя друг на друга, а на его щеке багровел, наливаясь, пунцовый отпечаток ее ладони.

— Прости… — Испуганно выдавила Молли.

— Не извиняйся… — Спокойно ответил Карл. — Все нормально.

— Вот дерьмо… — Она потерла лоб. — Черт… Может быть, ты и прав. — Решительно, словно собравшись с духом, продолжила Молли. — Действительно, я устала. Пойду, пройдусь. — Она подняла глаза. — Извини меня, Карл…

— Да не волнуйся. — Он даже нашел в себе силы улыбнуться.

Она поставила коробку на стол и открыла дверь, пропуская нагруженного Карла вперед.

«Молли! Молли!!!» — Закричал Сэм, бросаясь следом. Но он чуть опоздал. Дверь захлопнулась перед самым его носом. Сухо щелкнул ключ в замке, и Сэм услышал их удаляющиеся шаги. Он по привычке схватился за ручку двери рукой, но пальцы его нащупали лишь пустоту.

«Я не могу ее открыть! Я не могу открыть эту чертову дверь! Господи, что мне делать?»

И в этот момент в его ушах раздался отчетливый скрипучий голос:

«Помогу тебе для начала. Запомни: двери для тебя больше не преграда. Чик-трак — и ты с другой стороны… стороны…» -Эхо прокатилось под сводами комнаты. — Сейчас… сейчас…

Сэм осторожно протянул руку. Там, где его пальцы должны были ощутить твердую шершавую поверхность, он инстинктивно напрягся, готовясь встретить глухую, непроницаемую преграду, но рука свободно прошла сквозь дверь, и Сэм почувствовал, что кисть уже на свободе, с той стороны. Он замер, прислушиваясь к новому ощущению. Ему показалось, что какая-то сила засасывает руку внутрь, плотно сжимая в том месте, где она соприкасалась с поверхностью двери.

Сэм попробовал погрузить руку глубже, и ему это удалось без особого труда.

И тут Сэма охватил панический ужас. С одной стороны, он прекрасно понимал, что раз прошла рука и часть тела, значит, и весь он может спокойно шагнуть сквозь дверь. С другой, накрепко засевший в голове образ чего-то прочного, непроницаемого, что невозможно преодолеть иначе, чем открыв, орал ему в уши:

«Стой, что ты делаешь?! Ты застрянешь прямо посередине и не сможешь выбраться!»

С перепуганным лицом Сэм отгибал назад, голову, пытаясь избежать погружения в плотную поверхность, но она придвигалась все ближе и ближе. Вот в нее вошел подбородок, рот, нос, и Сэм с облегчением заметил, что это совершенно не мешает ему дышать. И тогда, решившись, он сунул голову в дверь. Это было похоже на фильм, в котором рассматриваешь срез дерева под микроскопом. Он отчетливо видел волокна древесины, ссохшиеся и прочные. Они наплывали, возникая из коричневой дымки, и пропадали перед самыми глазами. Сэм разглядел выщербину на стыке двух досок, в том месте, где был сучок, и борозду от стамески на поверхности одной из них, глубокую и ровную. Внезапно Сэм услышал странный оглушающий скрежет. Он не понял, ЧТО это было, но испуганный мозг среагировал однозначно. Сэм отпрянул назад и снова очутился в квартире. Все оказалось очень просто. Громкий пугающий звук на деле был тихим и безобидным. Это не было землетрясением или чем-то подобным. Просто КТО-ТО ПОВОРАЧИВАЛ КЛЮЧ В ЗАМКЕ ВХОДНОЙ ДВЕРИ.

Человек, вышедший, из лифта, огляделся. Все точно, он один. В коридоре тихо и пусто. Из всех квартир в доме были проданы только четыре. И две из них располагались на третьем этаже. Мягкой кошачьей поступью он прошел к нужной двери и, прислонясь к ней ухом, прислушался. Тишина. Никого нет. Он криво усмехнулся и, достав из кармана ключи, вставил один из них,в замочную скважину. Руки его, затянутые черными перчатками, чуть подрагивали. Ключ, тихо щелкнув, повернулся, и человек понял, что цель достигнута, — путь свободен. Он нажал на ручку и, осторожно при открыв дверь, проскользнул внутрь, снова мягко захлопнув ее за собой. Одновременно его правая рука полезла в карман коричневой кожаной куртки и вытянула оттуда пистолет. «Беретту» 25-го калибра.

Сперва Сэм подумал, что вернулась Молли. Он ожидал увидеть знакомое лицо, только порозовевшее и чуть оживленное после вечерней прогулки. Но вместо Молли в узкую щель протиснулся НЕКТО, и Сэм мгновенно узнал этого человека. Та же паучья фигура, то же угрюмое гориллоподобное лицо, те же волосы, не мытые по меньшей мере, месяц. И пистолет. Тот самый пистолет, пуля которого, пройдя через тело Сэма Вита, убила его. Перед ним стоял его УБИЙЦА! Парень не спеша, огляделся и прошел на середину комнаты. Он остановился, озираясь, выискивая что-то нужное ему. Что-то, из-за чего он рискнул прийти в дом своей жертвы. Сэм понял, что ярость, закипающая в его груди, сейчас разнесет его тело, как треснувший паровой котел. Он повернулся и пошел полукругом, обходя парня сбоку, стараясь не попасть под дуло пистолета. «Что ты здесь делаешь, ублюдок?» Парень неторопливо огляделся и стал подниматься на второй этаж. Перед ним был еще один лестничный пролет, и Сэм, подпрыгнув, заскочил на площадку перед своим убийцей. Он видел тяжелую челюсть, смотрящие из-под густых бровей настороженные глаза, пухлые губы, слышал прерывистое дыхание, вырывающееся из прокуренных легких. Отвращение и ярость плотной пеной быстро поднялись в груди Сэма и ударили в голову. И тогда он, коротко замахнувшись, врезал парню в солнечное сплетение. Еще раз и еще! Руки его месили воздух, проходя сквозь тело убийцы, НЕ ПРИЧИНЯЯ ТОМУ НИ МАЛЕЙШЕГО ВРЕДА. Он даже и не замечал ударов, продолжая спокойно подниматься по ступенькам. Сэм попробовал ударить его ногой в живот, но только подскользнулся и упал на дубовый панельный пол.

«Ты, сукин сын! Что тебе нужно?» — Заорал Сэм. Паукообразный парень не обратил на крик никакого внимания. Он поднялся на второй этаж и остановился, оглядываясь.

Пушистая серая кошка равнодушно покосилась на него и, фыркнув, отвернулась. Ей не было дела до людей. Парень подошел к шкафу и начал выдвигать из него ящик за ящиком, роясь в белье, разыскивая что-то. Вот он увидел бумажник Сэма и быстро спрятал его в карман куртки. Сэм замер в двух шагах от него. Его трясло от собственного бессилия. От ярости, от невозможности что-либо предпринять.

… И в этот момент до них донесся новый звук. Тихий щелчок. Ужас леденящими доспехами сковал Сэма, лишая возможности двигаться. Этот звук — открываемой двери — мог означать только одно! Вернулась Молли. Парень замер, повернув голову, вслушиваясь. Его палец сдвинул рычажок предохранителя, ставя «беретту» на боевой взвод.

«Сейчас этот ублюдок убьет ее!» Мысль была страшной и тяжелой, как пуля, рвущая на куски тело. Сэм ринулся вниз по лестнице, прыгая через ступеньки, торопясь предупредить Молли, что там наверху, замерев в напряжении, стоит УБИЙЦА! «Молли! Молли!!! Уходи! Уходиииии!!!» — орал он.

Этот парень, не задумываясь, убьет ее! Сэм в отчаянии пытался схватить руки Молли, но каждый раз встречал пустоту. ОН НИЧЕМ НЕ МОГ ПОМОЧЬ ЕЙ!

Молли спокойно разувалась и, пройдя через комнату, начала подниматься наверх, в душ. На улице было жарко, но тем не менее прогулка помогла ей отвлечься от тяжелых мыслей о Сэме. Карл явно был в ударе сегодня. Он шутил и смеялся, пытаясь растормошить ее, и в конце концов ему это удалось. Правда, она быстро устала и настояла на том, чтобы они пошли домой, что очень расстроило Карла. Но все равно, прогулка была отличной. У подъезда Карл пытался удержать ее, умоляя пообедать с ним завтра. У него был такой удрученный вид, что Молли не смогла отказать, и они договорились, что он заедет за ней после работы. Молли думала об этом, пока поднималась по дубовой лестнице.

«Нет, Молли, нет! Нет! Пожалуйста, прошу тебя, не ходи туда. У НЕГО ПИСТОЛЕТ!!! Нет, Молли, не надо!!!» На площадке второго этажа она поздоровалась с кошкой и та лениво моргнула в ответ.

Молли прошла в спальню, и Сэм видел, как человек, осторожно вышедший из-за перегородки, наткнулся взглядом на зеркало, висящее на противоположной стене.В этом зеркале отражалась Молли. Не подозревая о стоящем за тонкой фанерной перегородкой УБИЙЦЕ, она, стянув с себя футболку и брюки, направилась в ванную комнату. Гориллоподобное лицо парня оживилось. Он криво усмехнулся, в его глазах заплясал огонек, а язык, высунувшись изо рта, скользнул по пересохшим полным губам. Он с каким-то странным присвистом втягивал в легкие воздух, и, казалось, что его мысли, став материальными, превратились в черное облако, заслонившее свет.

Кошка, сидящая в двух шагах от него, вдруг зашипела, выгнув спину, глядя в пустоту перед собой…

Сэм, глядя прямо ей в глаза, истошно заорал. Кошка, ПЕРЕПУГАВШИСЬ ГРОМКОГО КРИКА, резко прыгнула в сторону стоящей перед ней фигуры убийцы, пытаясь вскочить этому человеку на плечо, но промахнулась. Ее когти полоснули по лицу, выдирая клочья кожи и кусочки плоти. Изогнувшись в воздухе, помогая себе хвостом, она приземлилась на четыре лапы и стремглав бросилась в укрытие — под кресло.

Человек не успел ничего сообразить. Он только заметил, как кошка вдруг вскочила и резко прыгнула прямо на него.

Когти впились ему в лицо, вызвав резкую ослепляющую боль, которая бывает, когда к обнаженному участку кожи приложат раскаленный добела кусочек металла. Кровь, ярко-алыми каплями стекая по подбородку, падала на куртку. — Черт! Дерьмо! -заорал он.

Сэм увидел, как парень, вцепившись рукой в расцарапанную щеку, кинулся вниз, пытаясь достичь входной двери раньше, чем на его крик выйдет Молли. Он бросился следом за убийцей, Молли показалось, что в комнате кто-то закричал.

Она накинула халат и, выйдя из ванной, услышала, как хлопнула в прихожей дверь.

— Эй, здесь есть кто-нибудь? — Крикнула она. — Эй! Тишина. Никого. «Наверное, мне почудилось», — решила Молли и, вернувшись в ванную, с удовольствием забралась под прохладные упругие струи.

У него не было времени. Спешка придала Сэму решимости, и он, не останавливаясь, прыгнул через входную дверь. Это было довольно странное ощущение, словно воздушные плотные ворота втянули его в себя и выбросили с другой стороны. Сэм обернулся. ОН СДЕЛАЛ ЭТО! Он преодолел страх!

Выйдя из подъезда, человек в кожаной куртке огляделся и неторопливым шагом побрел по улице. Со стороны могло показаться, что усталый мужчина возвращается с работы домой. Однако стоило парню свернуть за угол, походка его снова обрела прежнюю упругость, он расслабился и поднял голову, озираясь. Пройдя два квартала, человек спустился в подземку.

Сэм прошел за убийцей через турникет метро. У него возникло огромное искушение вынуть из кармана монетку и опустить в' автомат, но он тут же сообразил, что все это не более чем привычка, оставшаяся в наследство его мозгу от прежней — материальной — жизни. Автомат беспрепятственно пропустил его, и Сэм побежал вниз по ступеням, торопясь догнать человека с паучьей фигурой, который уже ушел вперед и затерялся в толпе.

Сэм нашел его на платформе. Убийца терпеливо ждал поезда, идущего в Бронкс.

Он ехал в Гарлем. Ему не везло в жизни, да, собственно, ему ни в чем не везло. Человек оглядел толпу на платформе и скривился в улыбке. Интересно, как поведут себя все эти люди, если сейчас вынуть пистолет и приказаны им лечь мордами на грязный, покрытый мусором, местами заблеванный бетонный пол? То-то у них вытянутся рожи! Особенно, у того толстяка с портфелем… А девчонка неплоха. Когда он закончит работу и получит свои «бабки», обязательно наведается к ней поразвлечься.

Чертова кошка. Человек провал пальцами по царапинам на щеке. Когда он придет туда еще раз, первым делом выбросит из окна дрянную тварь.

Сияя фонарями, подошел поезд, и человек шагнул в вагон. Он не сел, хотя были свободные места, из-за опасения, что пистолет может ненароком вылететь из кармана. Оружие всегда было под рукой после того, как однажды вечером несколько подростков лет пятнадцати, напав на него возле подъезда, перебили обрезком водопроводной трубы гортань. Теперь он сипел.

И при разговоре голос его, скрипучий как ржавая дверь, отталкивал людей.

Пистолет здорово помог ему с тем парнем. Если бы он не выстрелил, этот ублюдок мог бы запросто скрутить его. Но, слава богу, все обошлось. Парень в земле, а девчонка… Надо будет навестить ее перед отъездом:

Сэм стоял, скрестив руки на груди, и наблюдал. Вот парень криво усмехнулся, вспомнив о чем-то веселом, затем сморщился, коснувшись рукой шеи. Потер ее. Глаза его потемнели и стали совсем дикими. В них вспыхнула безумная злоба, а рука в кармане напряглась, сжимая рукоять пистолета. Сэм ухмыльнулся. «Тоже не сладко пришлось, подонок?» — подумал он. Внимание Сэма было поглощено убийцей, и поэтому он не заметил, как сидящий в дальнем углу вагона мужчина лет сорока вдруг вскочил и с искаженным бешенством лицом быстрыми шагами направился прямо к Сэму. У него был высокий, с редкими волосами череп, мешковатые щеки и опущенные вниз, словно в вечной печали, уголки губ. Разрез глаз так же был необычным. Широкие, непропорциональные, с тяжелыми верхними веками, сильно опущенными со стороны висков, глаза.

— А ну, убирайся отсюда! — Заревел мужчина, подходя к Сэму. — Убирайся отсюда, это мой поезд!

И длинными узловатыми пальцами он толкнул Сэма в грудь. Не ожидавший такого поворота Сэм потерял равновесие и, упав на затоптанный пол, покатился к двери вагона. Нападающий тут же оседлал его и начал выталкивать наружу, явно намереваясь прогнать чужака, вторгшегося на его территорию, силой. «Что ты делаешь? Что ты делаешь!!!» — заорал Сэм, чувствуя, как цепкие сильные пальцы выпихивают его наружу.

Сначала голова, а вскоре и плечи Сэма висели в воздухе, за дверьми. Он поднял руки и, нащупав тело напавшего на него духа, вцепился что есть силы в эту опору, стараясь удержаться в мчавшемся с огромной скоростью, подпрыгивающем на стыках поезде.

«Уходи отсюда!» — ревел дух, пихая его, выталкивая, отрывая от себя вцепившиеся мертвой хваткой в его одежду пальцы Сэма.

И тут Сэм увидел, как из-за поворота появились яркие огни встречного состава. Скорее всего, ничего бы не произошло, но паника, охватившая его, была настолько велика, что каким-то невероятным усилием Сэм втянул себя на ставший вдруг таким родным грязный пол.

Мужчина вскочил и, выпучив бешеные глаза, схватил его за шиворот и просто швырнул вдоль вагона. От толчка Сэм заскользил по полу, как по льду, и вылетел через дверь, ведущую в тамбур.

Скольжение замедлилось, и он остановился, причем тело его покоилось в тамбуре, а ноги все еще оставались в вагоне.

И тут произошло нечто странное. Воинственный дух, подскочив к двери с криком: «Это мой поезд! Убирайся!!», -влепил кулаком в стекло. И… СТЕКЛО ЛОПНУЛО!

Осколки брызнули в разные стороны, осыпаясь на железную подножку переливающимся в свете ламп острым дождем. «Это мой поезд!!!»

Парень обернулся на звон лопнувшего стекла. Странно. Он хмуро оглядел пассажиров. Кто-то из этих слюнтяев, скорее всего, плохо закрыл дверь. Усмешка скривила его губы, он вспомнил, как пацаном швырнул камнем в витрину бакалейной лавки. Просто так, чтобы доказать самому себе свою смелость. Хозяин догнал его и чуть не оторвал ему уши. Старый козел. Через два дня, ночью, лавку кто-то поджег. Виноватого так и не нашли, зато хозяин долго убивался, проклиная «тупоголовых копов». Парень засмеялся сипловатым смехом. Сидящая рядом старушка подняла на него глаза. Поезд подошел к нужной станции, и он вышел, украдкой оглянувшись. Нет. Никого. Эти придурки будут долго искать убийцу. Но им все равно не найти его. Кто из этих умников догадается связать умершего банкира и отребье из Гарлема? Двух совершенно незнакомых людей. Они слишком глупы. Он снова засмеялся, поднимаясь вверх по ступеням.

Сэму оставалось только поблагодарить бога за то, что «дух» вовсе не выбросил его из поезда. Из соседнего вагона он наблюдал за человеком в куртке и, поняв, что тот выходит, поспешил следом. Убийца не мог увидеть его, но привычка — от нее ведь никуда не деться — заставила Сэма идти в десяти шагах позади.

Они долго петляли захламленными вонючими подворотнями, в которых если кто и чистил тротуар, то только ливень.

Мусорные ящики, со всех сторон заваленные отходами, источали такое «благоухание», что Сэму захотелось заткнуть нос и стремглав броситься прочь из этого забытого богом района. Парень иногда резко оборачивался, проверяя, не следят ли за ним, но не замечая ничего подозрительного, продолжал свой путь. Так они шли минут двадцать, то замедляя, то снова ускоряя шаг, пока не вышли на довольно широкую — метров десять — улицу со странным названием Плейс-проспект. Мимо, громко обсуждая последние спортивные новости, прошли два крупных негра, и Сэм подумал, что, если бы он мог рассказать им все, они втроем запросто «спеленали» бы этого парня, отобрали бы пистолет и отволокли бы его в ближайший полицейский участок, но…

Они прошли под метромостом и вскоре оказались у невысокого пятиэтажного дома. Строение выглядело настолько ветхим, что Сэм удивился, как оно все еще стоит. Казалось, стоит подуть самому слабенькому ветерку, и все это сооружение рассыплется как карточный домик. «Плейс-проспект, 303», значилось на табличке.

Парень подошел к подъезду и, открыв дверь, еще раз посмотрел по сторонам.

«Он чересчур нервничает, — подумал Сэм. — Слишком. Хотя стоит ли удивляться. Ведь он — убийца».

Парень исчез в темной пасти подъезда.

— Черт, темнотища, хоть глаз выколи. — Он подошел к двери квартиры и долго ковырялся ключом, пытаясь нащупать замок. — Дерьмо! — Громко сказал он.

Ключ наконец вошел в скважину и дверь открылась. Он шагнула квартиру, прошел в комнату, цапнул с грязного, заваленного разным хламом стола подсохший кусок бутерброда и заработал челюстями.

Сэм, стоя посередине комнаты, если только этот свинарник можно было назвать комнатой, служившей, судя по всему, и столовой, и спальней, и гостиной одновременно, наблюдал, как парень вынул из кармана пистолет и засунул его под подушку на широкой, стоящей у стены кровати. Стянув ботинки, он повалился на нее и скрестил ноги.

Устроившись поудобнее, достал из кармана украденный бумажник и, откинувшись на подушку, стал разглядывать вставленную под пластик фотографию Молли. Некоторое время парень предавался этому занятию, а потом взял со столика телефон и, водрузив его себе на грудь, набрал номер.

Видимо, звонка ждали, потому что он тут же заговорил своим скрипучим глухим голосом:

— Это я. — Парень зажал трубку плечом и, сморщившись, провел пальцем по располосованной щеке. — Нет. Не смог. Она вернулась!

— ЧТО??? — Может быть, через пару дней повторю.

Сэм вдруг понял, что этот человек ЗНАЛ, куда шел. Он пришел не грабить, ему ЧТО-ТО нужно! И он не один. Кто-то, сидящий на том конце провода, нанял его! ЗАПЛАТИЛ ему!

— Расслабься, я сделаю это. — Парень бросил трубку на рычаг и поставил телефон на место. Сэму стало страшно. Безумно страшно. «Ты что? — дрожащим голосом спросил он. — Кто ты? Что ты хочешь от нас?»

Убийца, глядя на фотографию, зловеще, оскалился и облизнул губы.

«Нет, держись от нее подальше! Ты слышишь? Держись от нее подальше!!!»

Он обязательно вернется и развлечется с этой куколкой. Но это потом. Когда заплатят «бабки».

У него есть два дня. Не больше. Только два дня. За это время он должен что-то придумать. ДОЛЖЕН!

«Господи, помоги мне! Великий боже, прошу тебя, помоги мне!»

Выходя Сэм посмотрел на номер квартиры: 4-Д, а спустившись вниз, взглянул на список жильцов. Возле номера 4-Д крупными корявыми буквами было выведено имя: ВИЛЛИ ЛОПЕС.


Глава 5 | Привидение | Глава 7